Богадельня: определение и значение в православии, отличие от дома престарелых

Богадельня – прежде всего Бог

Сегодня во многих российских монастырях, как и до революции, явно проявляются дела христианского милосердия. В них создаются богадельни, детские приюты. Сестры женских обителей, братия мужских монастырей опекают одиноких беспомощных стариков, растят и духовно воспитывают оставшихся без родителей ребятишек. У каждого такого приюта, у каждой богадельни своя история.

История богадельни при Воскресенском Новодевичьем женском монастыре в Санкт-Петербурге корнями уходит в конец XIX века. Одна из ее ярких страниц связана с именем преподобного Серафима Вырицкого. Будучи еще купцом, весьма крупным мехоторговцем, он являлся ктитором богадельни. Василий Николаевич Муравьев вместе с супругой Ольгой Ивановной постоянно вносили пожертвования на ее содержание. Кроме того, сострадательные к чужому горю, они посещали дома призрения, находили слова утешения для их обитателей, раздавали гостинцы и духовные книги. К слову сказать, здесь, в Новодевичьей обители, Ольга Ивановна, спустя годы, приняла монашество с наречением ей имени Христина (в схиме Серафима).

На кресте могилы схимонахини Серафимы прикреплено четверостишие, которое написал преподобный Серафим Вырицкий:

Не зарастет тропа народная травой
К твоей могилке, матушка родная.
Ты всех любила сердцем и душой,
Не пропадет твоя любовь святая.

Такую же любовь и заботу получают и нынешние обитатели богадельни этой святой обители. Две из них, послушницы Зоя и Степанида, не поднимаются с кровати многие годы: одна вот уже 19 лет как парализована, вторая – 16. Впрочем, утверждение «не поднимаются с кровати» не совсем точное. Мы вошли в комнату послушниц как раз в тот момент, когда самоотверженная опытная сиделка надевала на бабушку Зою корсет с металлоконструкциями, чтобы закрепить пояснично-крестцовый отдел в вертикальном положении. Затем корсет был прикреплен к подъемнику, и на наших глазах управляемый сиделкой подъемник поднял лежачую больную на определенную высоту и переместил ее на стул.

Монахиня Мария (Лихачева), старшая по богадельне, рассказала:

– Этот подъемник нам пожертвовала больница имени Володарского. Конечно, он старого образца, как мы говорим, «древний», но, слава Богу, что хотя бы такой есть. У бабушки Зои, к примеру, рассеянный склероз: ручки-ножки скрючены. И так как она годами лежит в горизонтальном положении, то врачи посоветовали часа на полтора – причем ежедневно! – сажать ее на стул, ставить перед нею обед на тумбочку. Хоть как-то мышцы будут задействованы!

Мы не могли не поинтересоваться, как заботятся о призреваемых в плане духовном. И услышали, что священнослужители еженедельно и по праздничным дням причащают их Святых Христовых Таин. А сестры посещают бабушек во время ежедневного крестного хода с мироточивой Казанской иконой Божией Матери. Еще мы узнали, что парализованная раба Божия Зоя, которая улыбнулась нам после успешного перемещения с кровати на стул, поминает усопших во время блокады Ленинграда. Это – ее послушание. Вообще все бабушки, по словам монахини Марии, несут постоянное послушание: ежедневно читают Евангелие, Апостол, Святых Отцов (в богадельне имеется полное собраний издания «Жития святых»), вместе дружно поют акафисты.

В коридоре нам встретилась интеллигентная пожилая женщина, которая, держась за ходунки для людей с ограниченным движением, шла уверенно. Затем, оставив ходунки и отказавшись от тросточки, без всякой посторонней помощи она сделала несколько шажков в свою комнату. И нас к себе пригласила.

– Недавно мы отмечали девяностолетие Натальи Феодосьевны, – улыбнулась монахиня Мария, кивнув в сторону хозяйки комнаты.

А ректором Духовной академии и семинарии в городе на Неве в те годы, когда Наталья Феодосьевна там работала, был будущий Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. И в богадельню при Воскресенском Новодевичьем монастыре она попала после бесед со Святейшим Патриархом Кириллом. Как-то в разговоре с ним Наталья Феодосьевна посетовала, что тяжеловато ей стало совершать покупки, готовить еду, убирать квартиру. На что Патриарх ответил, что рядом с ней есть богадельня при монастыре – там за ней будут хорошо ухаживать. Однако, как многие пожилые люди, она к переменам не была готова, хотя ходить самостоятельно уже не могла. Его Святейшество несколько раз звонил ей по телефону и чуть ли не по часу ее уговаривал. Потом игумения и пять сестер провели «спецоперацию»: общались с ней в обители, пили чай, и все это продолжалось почти пять часов. Когда же перешли к «решительным действиям», Наталья Феодосьевна категорически отвергла предложение переночевать в монастыре и велела везти ее домой. Лишь потом Святейший Патриарх Кирилл нашел какие-то слова, которые убедили ее в необходимости перебраться в монастырь. И сегодня она об этом не жалеет.

– Здесь тихо, спокойно, такая благодать! – сказала старейшая насельница богадельни. – Священники к нам приходят, сестры внимательные и заботливые. Врачи тоже внимательные. Все хорошо!

А в этом месяце, как мы узнали из новостей официального сайта Воскресенского Новодевичьего монастыря, у Натальи Феодосьевны Устименко был настоящий праздник, на котором присутствовали настоятельница обители игумения София (Силина), духовенство монастыря и сестры, с которыми она живет. Старейшую насельницу богадельни посетил визитом и передал награду и грамоту от Святейшего Патриарха Кирилла епископ Царскосельский Маркелл (Ветров), викарий Санкт-Петербургской епархии. Наталье Феодосьевне было приятно услышать от Владыки, что ее труды чтут и помнят профессора, преподаватели, сотрудники Духовной академии. И с большим волнением она приняла награду за свое служение Святой Церкви – орден Святой Равноапостольной Княгини Ольги II степени.

В одном из номеров Санкт-Петербургского журнала «Пчела» была публикация, посвященная богадельне при Воскресенской Новодевичьей обители. В ней есть такие емкие точные слова: «Многие неправильно понимают, что такое богадельня. Думают, что здесь просто кормят людей, следят за ними. Но богадельня – это прежде всего Бог. Это Господь. И в этом кроется глубочайшее ее отличие от социальных учреждений по уходу за престарелыми. Оно уже в самом названии».

…Рядом с комнатой, где лежат парализованные послушницы, расположена другая уютная комната, полностью подготовленная к приему новых насельниц богадельни. Кто ее займет в скором будущем? Самое главное – это будут люди, чьи физические немощи не свели на нет их молитвенную жизнь. Люди, не мыслящие ни дня без богообщения.

Нина Ставицкая
Фотограф: Владимир Ходаков

Что такое богадельня и как она устроена?

Старинное слово богадельня совсем не вызывает у людей положительных эмоций. Эти негативные ощущения от такого, в общем-то, хорошего слова, вызваны тем, что в современной литературе его использовали для обозначения глубокой нищеты, обездоленности и заброшенности. Может быть, в дореволюционной России так и было, а в советский период о богадельнях речь не шла. Это было в разрез с коммунистической моралью – называть место дожития для одиноких людей хоть чем-то близким к Богу.

  1. Суть богадельни
  2. Чем отличается от дома престарелых?
  3. Цель создания богаделен
  4. Кто работает в этом заведении?
  5. Как попасть в богадельню для проживания?
  6. Современные российские богадельни
  7. Свято-Спиридоньевская богадельня
  8. Екатеринбургская богадельня
  9. Стационарное учреждение «Покровская обитель», Ленинградская область.
Читайте также:
Духовный кризис: что такое, как выйти и вновь обрести веру

Суть богадельни

В целом, богадельня и есть дом престарелых и отличается от него не столько организационно, сколько по внутреннему содержанию. Современные богадельни стремятся стать обителью христианского духа, местом, где царит любовь в том понятии, как ее завещал нам Спаситель.

Именно здесь, под конец своих дней, люди стремятся к тому, на что у них всю жизнь не было времени – подумать о своей душе, обеспечить ей вечную жизнь и спасение. Поздно это или рано, людям знать не дано. На все есть высший суд, который и решит, кто достоин спасения. Но именно в богадельне для этого созданы все условия.

Обычно это заведение создается при храме и располагается в непосредственной близости от него – вот и второе отличие от дома престарелых.

И формальные отличия также наблюдаются – здесь престарелых называют насельницами, матушками. Комнаты – кельи, столовая – трапезная.

Но главный, кто живет в богадельне – это не ее заведующий, и не насельницы, а Святой Христианский дух, который помогает всем живущим и работающим в этом заведении рано или поздно осознать, что такое христианские отношения, что такое истинная любовь к Богу.

Чем отличается от дома престарелых?

Как же сразу отличить церковное заведение от светского? Внешние отличия, конечно, есть – в богадельне всюду встречаются иконы, часто можно встретить священников и послушниц или монахинь. Но они – не обязательный ее атрибут.

Нельзя сказать, что в богадельне всегда хорошо, а в заведении социальной защиты всегда плохо. И светские дома престарелых могут обеспечить своим клиентам хороший уход, вежливое, корректное отношение и замечательные бытовые условия. Если близких людей нет, или они не могут дать комфорт и уход старикам, то эту функцию берет на себя социальное учреждение. Но в нем все равно главным является материальная часть жизни – питание, чистое белье, медицинский уход.

То есть перед уходом в мир иной люди снова думают не о том. Они обсуждают не то, как у них спокойно и легко на душе, а то, какая была каша на завтрак, да скоро ли им пододеяльники поменяют… Не о вечном думают, а о бренном. И помочь направить им мысли в нужное русло некому, вот пустота и заполняется суетой, которая завтра уже никому не будет нужна. Вот главное отличие, и оно в корне меняет представление о том, как нужно провести последние годы своей жизни.

Цель создания богаделен

Отсюда понятна цель – создать такие условия, когда старички могут прийти к глубокой, непоколебимой вере и в ней подготовиться к вечности. Обдумать, вспомнить то, что мешает им стать перед Судом, не склоняя скорбно голову под тяжестью грехов. Успеть покаяться, потрудиться на благо своей души. Духовые труды никак не легче физических, а порой и много тяжелее.

Но забота о душе не может быть отделена от заботы о теле. Чистота, сытость, постоянная ухоженность – вот то, что является неотъемлемой частью богадельни. Ведь тело – это вместилище души и за ним также нужно следить, хранить его, но не забывать при этом, что оно вторично.

Кто работает в этом заведении?

Разумеется, контингент в богоугодном заведении самый разный. Все люди приходят сюда с определенным багажом жизненных привычек, опыта и своими сформировавшимися характерами. Но те, кто работает здесь, обращаются друг к Другу «матушка, сестра, батюшка», определяя тем самым круг этой Христовой семьи.

Главное качество, поэтому, для работников, персонала богадельни – это терпение. Истинное христианское терпение, которое Господь определил, как испытание истинной веры. Работающим в этом заведении приходится трудно. Ведь не всегда финансовое благополучие позволяет делать все так, как хотелось бы. Приходится ущемлять себя во многих вещах, кажется порой, что упираешься в стену. Но если перетерпеть, то потом вдруг все разрешается само собой, по Воле Божьей. Это приходит вознаграждение за то, что испытание выдержано.

Нелегко мириться и с неблагодарностью, непримиримостью тех, кто начинает жизнь в богадельне. Не все насельники сразу становятся кроткими и богобоязненными, как по мановению волшебной палочки. Они себя перевоспитывают, отрываясь от корнями проросших грехов, но процесс это длительный и, даже не у всех успевающий завершиться.

Как попасть в богадельню для проживания?

Человек, который стремится закончить свои дни в духе православной веры и под сенью храма, может найти для себя такое заведение неподалеку от своего места жительства. Для этого лучше всего обратиться за помощью в ближайший храм, а там уже помогут определиться с направлением поисков. При богадельне есть специальный сотрудник, который занимается отбором, заселением новых членов семьи. Он же поможет оформить все документы, помочь с переездом и устройством. У многих богаделен есть свой сайт, поэтому с помощью знакомых или самостоятельно можно найти такое заведение.

Современные российские богадельни

Следует рассказать о нескольких заведениях, которые существуют в наше время.

Свято-Спиридоньевская богадельня

Изначально представляла собой маленький приют, состоящий всего из двух квартир в жилом доме. Сейчас богадельня располагается уже в новом, отдельном здании на набережной реки Яузы. Здесь уход за жильцами ведут монашенки Свято-Дмитриевского сестричества. Многие из насельников с тяжелыми заболеваниями. Дело в том, что этому сестричеству лицензированы медицинские сестринские услуги, поэтому они могут лечить болезни. Но главное, что лечение тел они ведут одновременно с лечением душ. Они помогают морально, разговаривают с людьми, искренне интересуются их душевным состоянием, разделяют с ними их боли, сопереживая их немощам и укрепляя насельников, способствуют им в исцелении.

Екатеринбургская богадельня

Подобная богадельня в обычном жилом доме есть и в Екатеринбурге. Она носит имя Великой княгини Елизаветы Федоровны. В ней работают немного сотрудников, а медицинское обслуживание ведется через местную поликлинику, а также добровольцами.

Стационарное учреждение «Покровская обитель», Ленинградская область.

Это большое частное некоммерческое учреждение на 40 человек. Оно расположено при храме, является полностью церковным учреждением. Но и здесь лицензированы медицинские услуги и насельники получают качественную помощь. Здесь есть свое подсобное хозяйство, возможность бывать на свежем воздухе и трудиться тем, кто может это делать. А главное – храм, который является частью заведения.

Что такое церковная богадельня и ее значение в современном мире

К сожалению, многие пожилые люди в конце своей жизни остаются обделенными вниманием родных и близких, а некоторые просто не имеют родственников. Что делать старому человеку, если он не может жить один? Многие уходят жить в дома престарелых. Конечно же, наша Православная Церковь не могла пройти мимо проблемы одинокой старости. Для помощи престарелым людям в духе христианской любви к ближнему и создаются церковные богадельни.

Читайте также:
Правила поведения в храме: важные моменты и нормы посещения для взрослых, особенности внешнего вида

Что такое богадельня?

По своей форме, богадельня мало чем отличается от обыкновенного дома престарелых. Это такое место, где могут найти приют и уход одинокие старики. Но вот отличий внутренних очень много.

Важно! Главное, чем отличается богадельня от любого другого пункта социальной помощи — это духом жизни во Христе.

Формально это выражается в том, что живут в богадельне насельники, как называют проживающих в монастыре. Комнаты принято называть келиями, а столовую — трапезной. Чаще всего богадельни располагаются недалеко от храмов, поскольку участие проживающих в богослужениях обязательно, а далеко ездить старым людям тяжело.

Но конечно же, главные различия не в формальных названиях, а во внутреннем устроении и организацией жизни стариков. Не стоит противопоставлять государственные учреждения и церковные — и там, и там может быть хорошо и комфортно человеку в возрасте. К сожалению, и там, и там могут попадаться не очень хорошие и добрые люди. Но в церковных приютах сама атмосфера такова, что вытесняет людей со злыми помыслами.

Главное отличие церковной богадельни от общественной или государственной организации — цель работы. Если обычный, даже самый хороший, дом престарелых ставит целью максимально комфортные условия проживания, то в богадельне упор делается на духовную жизнь, воцерковление.

Говоря о преклонных годах, часто используют фразу «пришло время думать о душе». На самом деле, верующий человек должен думать о своей душе ежедневно, вне зависимости от возраста. Но все же чем солиднее возраст, тем заботы о душе должны становиться важнее.

Вне церкви забота о стариках сводится к тому, чтобы обеспечить их всем необходимым для комфортной земной жизни. Это и жилье, и еда, и медицинский уход, и многое другое. Это, безусловно, очень важно в конце жизни, но это все земное, временное. Ничто из сегодняшней комфортной жизни человек не сможет унести с собой в Вечность, к Богу.

Поэтому очень важно, чтобы в конце своих дней у человека была возможность оставить все земные попечения и направить свой ум исключительно к Господу. Именно к этому стремятся все насельники богаделен. Поэтому и не имеет смысла «сдавать» пожилого человека в такое заведение насильно — если нет желания посвятить остаток жизни Богу, то заставить человека не удастся.

О жизни в богадельне

Человеку в возрасте, который имеет желание закончить свою жизнь в богоугодном месте, необходимо найти такую организацию в приходе своего храма или какого-либо монастыря. Как правило, в богадельне есть специальный человек, который занимается приемом новых жильцов, организацией переезда.

Конечно же, если человек находится в силах, ему будет дано какое-либо трудовое послушание. Праздная жизнь совершенно противоречит православной вере, и пока человек может — он должен трудиться на благо себя и своих ближних.

Организационно жизнь в церковном приюте похожа на жизнь большой семьи. Все насельники стараются по мере сил помогать друг другу как физически, так и духовно. Много времени уделяется молитве, чтению Священного Писания, творений святых отцов.

Важно! В каждой богадельне обязательно будет священник, который окормляет свою пожилую паству. Важнейшей частью жизни в таком заведении является участие в богослужениях, регулярная исповедь и причастие.

Читайте о важности Таинств:

Среди насельников церковных приютов можно найти поистине удивительных людей. Многие из них еще помнят войну, годы гонений на Церковь, многие прошли тяжелый путь от неверия к познанию Бога. Живя бок о бок с такими людьми, можно почерпнуть много полезного для своей души.

С другой стороны, жизнь пожилого человека практически всегда сопряжена с болезнями, немощами, тяготами. Поэтому даже глубоко верующие люди в конце своих дней могут впадать в уныние, у них портится характер, могут появляться необоснованные претензии и требования к окружающим.

Персонал богадельни должен с особой деликатностью работать с такими сложностями стариков. Это требует огромного терпения, выдержки и любви к ближнему. Конечно же, больше всего этих качеств у людей верующих, церковных. В обычных государственных домах престарелых очень сложно ухаживать за большим количеством стариков, не имея в душе христианских ценностей.

Для многих верующих стариков уход в богадельню — это не вынужденная мера, а духовное стремление быть ближе к Богу. Замечательно, если удастся найти хорошее заведение с настоящим духом любви Христовой. В таком месте человеческая душа исцеляется, а телесные недуги облегчаются.

История становления

Первые богоугодные заведения появились с самым началом распространения христианской веры. Как правило, они организовывались при больницах, или даже в составе больниц. Например, в Польше издавна богадельни именовались «приходскими госпиталями», и лишь к середине ХІХ века сформировались как отдельные благотворительные организации. Примечательно, что до сих пор открыты и функционируют старинные польские дома престарелых, а ведь некоторым из них уже более V столетий.

Россия переняла опыт организации богаделен у Византии, и в церковном уставе было прописано попечение о немощных и стариках. Царская казна щедро одаривала такие заведения помощью, что привело к тому, что в богадельнях стали жить не только настоящие нищие, но и те, кто покупал там места за деньги.

Для наведения порядка и истребления мошенничества Стоглавый собор принял решение о переписи всех страждущих и реформировании всех столичных богаделен с разделением на мужские и женские.

Самое большое количество богаделен было в Петербурге и крупных городах России. Приходы, которые опекали эти заведения, получали значительные суммы как из государственной казны, так и от частных благотворителей и меценатов.

Богадельни современного мира

Сегодня, как и в былые времена, церковные приходы продолжают ухаживать за одинокими и немощными стариками. Рассмотрим деятельность таких организаций на конкретных примерах.

Свято-Спиридоньевская богадельня

Это небольшой приют в Москве, который организован в обыкновенном жилом доме в 1999 году. Для размещения насельников имеется две квартиры по 4 комнаты каждая. Богадельня может вместить 10-12 человек, за которыми ухаживают сестры Свято-Димитриевского сестричества. Важно, что данное сестричество имеет разрешение проводить медицинские манипуляции, что позволяет выхаживать насельников с серьезными заболеваниями.

Очень большое значение сестры придают качеству ухода за больными. В богадельне нельзя работать механически и просто выполнять какие-либо действия по уходу за человеком. Необходимо помогать морально и духовно, разделять с человеком его боль и немощь. Это очень облегчает последние дни жизни пожилого человека.

Большим плюсом этого приюта является домашняя атмосфера, отсутствие больничных стен. Для проживающих тут все, как дома. К тому же такие домашние небольшие организации в меньшей степени подвергаются проверкам контролирующих органов. Духовное окормление совершает священник сестричетва, который постоянно приезжает и совершает Таинства исповеди и причастия.

Богадельня при приходе во имя святой княгини Елизаветы Федоровны

Данная организация работает в Екатеринбурге с 2007 года, занимая первый этаж двухэтажного жилого дома. Очень удобно, что в этом же помещении функционирует домовая церковь. Возраст насельников самый разный — от молодых студентов до стариков. В этом месте может найти приют любой человек, попавший в трудную жизненную ситуацию.

Читайте также:
Мощи святого Гавриила Ургебадзе: где находятся и как проехать, история и чудеса, о чем просить и чем помогают

Медицинской лицензией этот приют не обладает, может оказывать только лишь уход, без лечения. Но сестры наладили тесный контакт с местной поликлиникой, откуда по вызову приходят все необходимые специалисты. Кроме того, ухаживать за насельниками помогают несколько десятков волонтеров. Даже небольшая помощь или просто слова утешения для немощных стариков — это уже много.

Несмотря на то, что приют организован при храме, попасть в него может любой человек, вне зависимости от вероисповедания. Но атмосфера пребывания и общения ориентирована на христианское мировоззрение. Все насельники регулярно принимают участие в храмовых богослужениях, лежачих больных привозят прямо на кроватях.

Важно! Рассматривая каждую конкретную богадельню, можно найти множество отличий организационного и внешнего характера. Однако объединяет эти все организации единый дух христианской веры, милосердия и любви к ближнему.

Что такое богадельня и чем она отличается от дома престарелых

Приблизительное время чтения: 14 мин.

– Что такое богадельня и чем она отличается от дома престарелых?

– Ничем не отличается, но мы надеемся, что это будет богоугодное заведение, то есть обитель христианского духа.

Так ответил священник, настоятель храма при котором такая богадельня существует. А как думаете вы, должна ли быть какая-то разница? И в чем именно проявляется богоугодность этого заведения?

Богадельня, учрежденная осенью 1994 года православным братством святителя Филарета Московского и общиной храма Всех святых, что в Красном Селе, имеет вполне светское официальное наименование – центр социальной защиты. Да и внешне она выглядит совсем обычно – пятиэтажное кирпичное здание в центральной части Москвы. Внутри тоже ничего необыкновенного не обнаруживается – все чистенько и просто. На каждого человека – жилая комната и полный санузел. В комнате столик, кровать, стул, полочка для книг. Работают здесь сестры, повара, есть директор, комендант.

В общем, так вполне мог бы выглядеть нормальный дом престарелых. Хотя, если быть точным, различия все-таки есть: живущие здесь бабушки именуются насельницами, матушками, комнаты – кельями, повсюду иконы, а до храма – от силы сотня шагов. Но многое ли меняется от того, что столовую назовут трапезной?

Конечно, все эти названия – только форма, но форма, выражающая реальное и очень глубокое отличие богадельни от любого другого подобного заведения типа дома инвалидов или престарелых. Именно подобного. Потому что дело не в противопоставлении: здесь хорошо, там плохо; здесь персонал добрый и внимательный, там – все бессердечные хапуги; здесь покормят, помоют и поговорят, там – разве что оборут бесплатно. Есть масса замечательных государственных и частных заведений. И все-таки.

Любой самый лучший дом престарелых ставит задачу обеспечить своим жильцам нормальное существование, достойную старость, окружить их заботой, которую, быть может, отказались взять на себя их родные. И поэтому так или иначе, во главе угла оказывается материальное благополучие, комфорт, возможность как можно дольше радоваться жизни, быть кому-то нужным, сохраняя активность и независимость.

А для человека, ограничившего себя только этими ценностями, старость – жестокое время. Ведь в этом списке нет ничего такого, чего нельзя было бы потерять! Легко можно лишиться всего, а взамен. Впрочем, в доме престарелых и не обещают вечного, того, что остается с человеком навсегда, того, что невозможно отнять.

При создании богадельни цель ставилась иная. Настоятель храма Всех святых отец Артемий Владимиров сформулировал ее так: “Дать возможность православным старичкам подготовиться к вечности под сенью Храма Божия, что для большинства пожилых людей в наше время является несбыточной мечтой”. На первый взгляд такие слова могут даже слегка шокировать, но посмотрите, как это выглядит на деле.

Выражение “пора о душе подумать” не на пустом месте родилось. И хотя “думать о душе” надо всегда, наступает в жизни человека момент, когда это становится просто-таки жизненной необходимостью. Нужно разорвать этот круг постоянных потерь и почувствовать впереди жизнь вечную.

Кроме того, забота о душе вовсе не исключает заботы о теле. Просто как-то само собой разумеется, что в богадельне должно быть чисто, уютно, что насельницы должны быть сытно накормлены, ухожены, что в разговоре нет грубости и хамства. По-другому и быть не может. А высокая духовная цель формирует духовные отношения между людьми и не дает “опускать планку”.

И поэтому в богадельню никто никого не “сдает”. Старушки сами сюда стремятся. И поэтому приходят сюда работать сестрами и выкладываются на все сто [женщины]. Не за зарплату (200-250 рублей), не оттого, что больше некуда пойти. Спрашивают: “Нужна ли я? Что надо делать?”, проверить себя хотят. Поэтому внутри этого пока небольшого мира все ощущают себя одной семьей. Так и обращаются друг к другу: матушка, сестра, батюшка.

ТЕРПЕНИЕ КАК ИНСТРУМЕНТ ТРУДА

Елена Александровна, директор богадельни:

“Рано еще о нас писать. Если посмотреть беспристрастно, то организационно и финансово мы находимся в тяжелой ситуации. На одном порыве далеко не уйдешь, ситуация часто складывается так, что ничего не удается, и так в течение долгого времени. Чувствуешь, что доходишь до точки. Иногда хочется все бросить, забыть. Но если сможешь пережить этот рубеж, то наступает облегчение. Как будто все разрешается само собой. А ведь в нашей работе терпение является самым необходимым инструментом труда. Если не научишься прощать и мириться со старческими немощами – данностью, и от которой никуда не денешься, то не сможешь здесь работать.

Никогда не думала, что мне придется работать в богадельне. А вообще сначала пришел сюда муж. Он -военный. Закончил службу. Мы услышали отца Артемия по радио и очень захотелось его увидеть. Муж пришел и просто стал помогать восстанавливать храм. А потом и сын с дочкой сюда стали ходить в церковноприходскую школу. Потом уже и мои знания понадобились. По специальности я техник-организатор гостиничного хозяйства. Начинала здесь как начальница патронажной службы, организовывала уход на дому. Там, на патронаже мы чаще всего и узнаем наших будущих насельниц. Мы берем тех, кто нисколько не может жить самостоятельно, кому просто помочь некому, ни родственников, никого.”

Елизавета Васильевна, возглавляет патронажную службу:

“Прежде всего это старые и немощные люди. Чтобы вы поняли, о чем идет речь, расскажу такой случай. Ухаживали мы за одной бабушкой, которая жила в коммунальной квартире одна, совсем больная. Однажды приходим к ней, а дверь никто не открывает. Прошло несколько часов. Чувствуем, надо взламывать. А сразу ломать не будешь, так как могут обидеться, да и врываться как-то неудобно. Мы ведь люди новые. Когда мы все же взломали дверь, то увидели старушку, беспомощно лежавшую на середине комнаты. Должно быть, она пошла открывать, но потеряла сознание и упала. Мы подняли ее, помыли, уложили в постель. “

Читайте также:
Прощение в православии: значение и формула прощения, принципы и особенности, мнение и советы священников

В богадельне проживают пока тринадцать женщин и лишь один мужчина – престарелый монах о.Алексий.

Елена Александровна, директор:

“Самой первой в богадельню попала Анастасия Михайловна. Она узнала через других людей, что сюда можно устроиться. Тогда все только строилось. Ей сначала помогали на дому. Ведь она, слепая, ходила с палочкой в Ильинский храм на Преображенке. Как она ходила – смотреть было страшно. Каждый день, пока могла утром и обязательно вечером. Я не знаю, как машина ее не задавила. Она же не видела, где идет. Но постоянно с ней находиться никто не мог и провожать ее каждый день в церковь не было никакой возможности. А у нее настолько крепкое желание было попасть в богадельню, что она каждый день спрашивала: “Ну что там? Что там еще сделали? Окна застеклили? Я буду там жить! Навесили двери?” Настал наконец такой день, когда она это узнала, (она из меня это выпытала) собрала свои вещи в узелок. Мы ехали даже не на машине, мы “ехали на себе”, просто на трамвае приехали.”

Лена, сестра:

“Меня зовут Лена, по профессии я медсестра. Работаю здесь недавно, год. Приехала из Тверской области. Мне очень нравится моя профессия, а у нас там безработица, поэтому пришлось уехать в Москву. И один знакомый, он здесь при храме работает, привел меня сюда. Мне понравилось. Я работала дежурной сестрой и еще медсестрой подрабатывала.

Есть у нас матушка Серафима, она монахиня, ей 97 лет. У нее болезни, я бы сказала, совсем не легкие, но она их так мужественно переносит и благодарит Бога за все. (И Он дает ей силы, поддерживает.) Она работает еще, вместе с помощниками составляет “толстенький” православный календарь. С помощниками, ведь она сама писать уже не может, ничего не видит, плохо слышит, но голова у нее светлая.

Она два института закончила: медицинский и литературный, была членом Пушкинского общества. К ней народ все время ходит за советом, за поддержкой. Вот я, например, очень хотела поступить в медицинский институт, но думала, что это нереально. А она меня просто заставила сдавать экзамены и я ей благодарна за это, потому что все получилось.

Матушка Серафима всегда веселая, жизнерадостная. С ней, может быть, физически работать тяжело, она практически неподвижная, но она духовно как-то поддерживает, разговором, шуткой. Говорить с ней легко, а физический труд – его и не замечаешь.

Некоторые старушки погружены в свои болезни. И вот они себя накручивают: и то у меня болит, и это -получается, что болезнь еще обостряется. И когда заходишь к таким людям, чувствуешь, что и тебе как-то тяжело становится от их болезней. И надо с ними поговорить, выслушать все, даже если они повторяют это по десять, может быть, раз за день. Спокойно надо все это воспринимать и как-то все-таки им помогать. Они поговорят и им становится лучше, они даже про болезни свои забывают.”

Анна Кузьминична, насельница:

“Я сразу предупредила, что буду работать, поскольку силы есть. Александр Федорович, староста, поручил мне распределять гуманитарную помощь.

Раньше я работала лаборанткой на деревообрабатывающем заводе, что через забор от храма. После смены в храм заходила. Потом у меня супруг заболел. Мы были с Игорем не венчаны, и отец Артемий приехал к нам и на дому нас венчал. Первый раз Игорь причастился, говорит: “Мне так хорошо, не могу сказать как”. Встал на ноги.

Потом у Игоря случился инсульт. Он умер. У меня осталась двухкомнатная квартира, я отдала ее храму. А сама – в богадельню, только я просила, чтобы дали самую большую комнату, а то у меня будут гости.

Я никогда не представляла, как должна богадельня выглядеть. Когда сюда пришла, увидела помощь и чисто человеческую, душевную, и телесную. Не знаю, как дальше будет.

Конечно, у всех характеры разные.

Есть у нас больная старушка Елена Ивановна. Она причитает: “Зачем я здесь появилась? Лучше бы я сюда не приезжала”. Она недовольна, как за ней ухаживают.

Или N.N. С ней бывает трудно сестрам, она сейчас разбаловалась. Она старая, у нее моча не держится. Как-то раза два я к ней в комнату заходила, удивилась, какая у нее белоснежная постель. Каждый день ее меняют. И хотя ей предлагали взрослые памперсы, она отказалась от них. “Зачем мне памперсы – это же синтетика? Вам все равно делать нечего. Постираете”.

Но вообще-то она очень добрый человек. [Эта женщина потеряла в финскую войну мужа, а в Отечественную – двух детей. Осталась одна. Несмотря на слабое здоровье, почти каждый день ездила из пригорода в храм.]

Получается парадокс. Ведь, казалось бы, у нас, старых, должно быть больше любви. А у нас ее нет. И больше любви как раз у молодых сестричек, что за нами ухаживают.

Надо ухаживать за бабушками, которые капризные, которые хотят только себе внимания. И если спокойно, с любовью будешь с ними обращаться, эти бабули меняются. Наша Елена Ивановна меняется. Сегодня она уже говорит: “Слава Богу. Благодарю Господа, что сюда попала. Как здесь хорошо!”- она ест и сама с собой разговаривает.”

ЧЕМУ УЧАТ БАБУШКИ

Татьяна, сестра:

“Насельниц у нас не так много, поэтому не так много физической работы. Гораздо больше уходит душевных сил. Однажды моя приятельница меня пожалела. Раньше она работала в доме престарелых. По ее словам, там они проще обходились с бабушками и ставили их сразу “на место”. Здесь такого обхождения себе не позволишь, нужно действовать с любовью и вниманием. Ради этого дела люди бросили свою прежнюю работу, хотя она их одевала, обувала, кормила. Ведь те, кто только приходит в храм, очень хотят быть полезными, делать какое-нибудь конкретное дело.

Я сама все время спрашивала отца Артемия о том, что я могу делать. Теперь я работаю в богадельне. Бабушки здесь, как дети, требуют особого внимания. Но к ним сильно привязываешься. И у них есть свои привязанности. Например, они любят, чтобы их мыла совершенно определенная сестра. У нее выходит по-матерински, с заботой. А они это ценят. Бабушки с трудом изменяют свои привычки.”

Елена Александровна, директор:

“Сестры работают сутки через трое. И ночь, и день. Дают лекарства, измеряют давление, ставят клизмы. Всем, кто здесь работает, очень достается. Сил много надо. Терпения много надо. Кто общается со старенькими людьми, тот знает, как тяжело с ними. Надо лавировать, чтобы чувствовать, что человек не обижается, а это очень сложно. Нужно этому учиться. И бабушки нас учат. Мы с них пример берем, и не только в этом. Главное, у них удивительная сила духа. Вот чему поучиться!

Читайте также:
Пути Господни Неисповедимы: смысл и значение фразы,трактовка, история и происхождение

Это не просто работа, это – служение. У меня ощущение бывает, что это проверка себя. Бабушка мне какая-то неприятна, а смогу ли я себя пересилить? Вот я стою в храме, слушаю проповедь, а смогу ли я жить так, как мне говорят? Сам себя познаешь, душа работать начинает. Многие за этим приходят. Не отработать, нет, душа просит отдать. Не брать – отдавать. Потребность отдавать любовь. Вот так, чтобы приходили за зарплату, такого не было.”

Лидия Павловна, сестра:

“Я лично с работой обычного дома престарелых не сталкивалась, но по рассказам могу представить. Там тяжело. Вот у меня сейчас 5 человек – и это уже какие сложности. А там все тяжелобольные, и их там человек 80 на одного дежурного. Там намного тяжелее. И поэтому нет возможности столько внимания каждому уделять. А здесь все налажено. Белья хватает, две прачки работают. Мы, сестры, обед старушкам носим, обихаживаем их, моем. Они у нас ухоженные.

Главная проблема, с которой я сталкиваюсь в работе, – это не физическое, а их душевное состояние. Многие находятся в глубоком унынии. Кто-то от семьи оторвался, кто-то, как говорится, уже вообще старенький, дряхленький. И вот это “унынное” состояние действует не только на них, но и на нас. Мы вечером буквально выжатые – не физически, а морально. Но у нас-то, конечно, есть выход, мы здоровы, идем в храм, ко Христу, к чудотворным иконам, – вот этим и спасаемся. А как спасти наших бабушек от уныния – это проблема.

Это не у всех, конечно. Вот есть у нас матушка Лаврентия и матушка Серафима. Они монахини, всегда с молитвой. К ним настолько приятно войти, они всегда веселые, всегда приветливые. Несмотря на то, что они совершенно больные, очень старенькие. Матушка Лаврентия, когда разболеется, всегда приговаривает: “Притворенная я старуха”, что значит: “Я только притворяюсь”.”

ДУША НЕ РАБОТАЕТ

Монахиня Лаврентия, насельница:

Лет мне немножко, только 83 года. Родилась в Рязани. Потом я переехала в Жуковский под Москву. Там вышла замуж. Я никогда не думала быть монахиней. Я была от мала до велика: пионерка, комсомолка, коммунистка. В 40 лет я сильно заболела – к Богу пришла, потому что болезнь душу пробудила. С мужем мы прожили 24 года. У нас был сын, но во время эвакуации в войну он умер. Мужу меня хороший был: не пил, не курил. Когда стала звать его венчаться, он не пошел. А потом подал на развод. Был суд. Одна женщина выскочила и крикнула: “Мужа сменяла на Бога!” А муж правильно сказал: “Я ей буду только мешать”.

Жила в Мытищах одна. С 1962 года я уже на II группе инвалидности. Из райсобеса ко мне стали ходить, два раза в неделю приходили. Но кто меня там в церковь отведет, а осенью скользко – я совсем не могу ходить. Здесь же все рядом: встала – пошла. Тут кормят, обслуживают меня, убирают в комнате. Все хорошо, одно плохо: нет скорбей. У меня нет скорбей – душа не работает.”

ИЗ СМЕРТИ В ЖИЗНЬ

Елена Александровна, директор:

“Батюшка Алексий, наш насельник, говорит, что в этих стенах молитва должна быть постоянной. Это защищает, объединяет, шероховатости между людьми сглаживает.

Есть стремление жить церковной жизнью. Можно ведь и дома за нашими старичками ухаживать, но если человек живет церковной жизнью, то ему надо сходить в храм хотя бы раз в неделю. Москва – не деревенька какая-то с храмиком, куда они могли бы до последнего ходить! И вот такая бабушка где-нибудь на 15-м этаже обитает, даже до лифта дойти не может. А здесь человек, можно сказать, живет в храме.

Сейчас они уже в том возрасте, когда готовятся к смерти. Ведь не только живут по-христиански, но и умирают тоже. Сегодня культура этого уже потеряна. Раньше человек перед смертью причащался, исповедовался, словом, проходил все необходимые этапы. Он очень спокойно встречал смерть, не боялся смерти, ждал этого момента. Здесь стараются поддержать человека, чтобы не было, как сейчас хотят иногда, сделайте мне укол – и все. Это сложно, но есть у нас несколько человек, которые ждут смерти как освобождения, как встречи с Богом, не боятся. А остальные пытаются им подражать, тянутся за ними. Они как такой критерий.”

Елена Александровна:

“Поскольку патронажные сестры работают в больницах, в коммунальных квартирах, приходится сталкиваться с людьми неверующими. Представьте ситуацию. Живет в коммунальной квартире бабушка. Соседи ждут ее скорой смерти, намереваясь занять ее комнату. Когда мы там появляемся, они встречают нас буквально как своих врагов. Но в дальнейшем отношение изменяется. Некоторые даже сами начинают заботиться о своей пожилой соседке и помогать ей.

Или еще другой случай. Лежала одна наша монахиня в больнице, в отделении гнойной хирургии. Часто там в полном одиночестве умирают забытые всеми тяжело больные. А к нашей пациентке приходили, ухаживали за ней, принесли иконы, молились вместе с ней. Сначала соседям это казалось диким, странным. Через некоторое время привыкли. В большинстве своем это люди пожилые, неверующие. Здесь же для них приоткрылось совершенно иное жизненное измерение. Так порой наш уход за одними людьми превращается для других в открытие новой жизни.”

СТАТЬ БЕРЕЗОЙ В РОЩЕ.

Марина, сестра:

“Богадельня – это прежде всего семья. Здесь действительно нужно становиться сестрой. Скажем, в больнице чувство локтя несомненно есть, но главное -профессионально делать свою работу. Здесь же решается совсем не легкая проблема, как говорил один мой друг, – стать не сосной над обрывом, а березой в роще.”

Что такое богадельня: от истории становления до современности

Значение слова «богадельня»

Даль составлял свой словарь тогда, когда русская речь значительно отличалась от современной. Поэтому определение, данное им, сегодня довольно странно звучит. Итак, что означает слово «богадельня» по Далю? Заведение для призора увечных, дряхлых, неисцелимых, нищих. Синонимы – божий дом, приют. Всем известна народная мудрость, согласно которой, от сумы и от тюрьмы не стоит зарекаться. Это упрощенный вариант. В оригинале фразеологизм звучит несколько иначе: «за тюрьму, суму, богадельню не ручись».

В происхождении слова легко разобраться. Что такое «богадельня»? Существительное, которого когда-то образовалось от «бог» и «дел». То есть для Бога сделано. Еще одно понятие, близкое по значению – «дом престарелых» – звучит менее милосердно. Православные верили и верят в то, что доброе дело приближает к Богу. Отсюда и происхождение слова, значение которого мы рассматриваем.

Кто работает в этом заведении?

Фото: Miloserdie.ru
Разумеется, контингент в богоугодном заведении самый разный. Все люди приходят сюда с определенным багажом жизненных привычек, опыта и своими сформировавшимися характерами. Но те, кто работает здесь, обращаются друг к Другу «матушка, сестра, батюшка», определяя тем самым круг этой Христовой семьи.

Читайте также:
Православие и депрессия: отношение церкви и мнение священников, лечение и борьба с унынием

Главное качество, поэтому, для работников, персонала богадельни – это терпение. Истинное христианское терпение, которое Господь определил, как испытание истинной веры. Работающим в этом заведении приходится трудно. Ведь не всегда финансовое благополучие позволяет делать все так, как хотелось бы. Приходится ущемлять себя во многих вещах, кажется порой, что упираешься в стену. Но если перетерпеть, то потом вдруг все разрешается само собой, по Воле Божьей. Это приходит вознаграждение за то, что испытание выдержано.

Нелегко мириться и с неблагодарностью, непримиримостью тех, кто начинает жизнь в богадельне. Не все насельники сразу становятся кроткими и богобоязненными, как по мановению волшебной палочки. Они себя перевоспитывают, отрываясь от корнями проросших грехов, но процесс это длительный и, даже не у всех успевающий завершиться.

Первые приюты в России

Что такое богадельня? Это прежде всего архаизм. Сегодня это слово используется в иронической или грубой форме. Богадельни в России появились давно — с принятием христианства. Долгое время подобные заведения курировала церковь. Богадельня при монастыре была обычным явлением. Церковь покровительствовала всякому без разбора.

В приютах проживали не только немощные и престарелые. Нередко здесь обитали и относительно здоровые люди, не имеющие крова. Встречались и мошенники. Правда, со временем один из русских царей заподозрил, что в домах призрения содержатся не только нищие. Здесь жили люди, оплачивающие помещения приказчикам. Определить, кто из обитателей богадельни является настоящим нищим или немощным, а кто лишь выдает себя за такового, должны были опять же церковнослужители.

Богадельни существовали за счет частной милостыни, кроме того, цари поддерживали такие заведения за счет казны. Во второй половине XVII столетия в столице существовало около семи богаделен. Самой известной была Моисеевская, рассчитанная на сто человек. Были также богадельни Боровицкая, Покровская, Петровское, Кулиженская.

О приютах до конца XVII столетия в России правительство все же слабо заботилось. До тех пор, пока Федор Алексеевич не приказал организовать подобные заведения по европейскому образцу. Приюты были открыты в Китай-городе, на Гранатном дворе, за Никитскими воротами. Как сказано было в одном из официальных документов, «впредь по улицам лежащих и бродячих нищих не было».

Всё началось с Петра

Милосердие и благотворительность поощрялись, а порой и инициировались российской властью. Пётр I в 1701 г. повелел учредить 60 богаделен у приходских церквей, а в 1718 г. царь запретил подавать милостыню в руки, требуя распределять помощь через богадельни.

История одной коммуны: чем знаменит Дом Наркомфина Для незаконнорождённых и беспризорных детей существовали специальные приюты. Один из них — воспитательный дом (Москворецкая наб., 5/9) ➊, построенный на берегу Москвы-реки
Карлом Бланком во второй половине XVIII в., был крупнейшим в Европе. Он предназначался для сирот, подкидышей и беспризорников. Екатерина II сама внесла 100 тыс. руб. и ежегодно добавляла по 50 тыс. Но мудрая императрица ухитрилась так организовать «соревнование» между своими приближёнными, что лидером по пожерт­вованиям стал Прокофий Демидов (200 тыс. руб. личных денег), даже на парадном портрете Д. Левицкого изображённый на фоне воспитательного дома. Не сильно отстал от Демидова личный секретарь Екатерины Иван Бецкой (раздал больше 160 тыс. руб.). Известно, как в дни оккупации Москвы Наполеоном главный смотритель дома Иван Тутолмин ухитрился разместить во вверенном ему заведении французских раненых, благодаря чему 13 французских жандармов охраняли дом от пожара. Во всей округе уцелел только он один.

Памятник любви графа и крепостной актрисы. Как создавался «Склиф» Граф Николай Шереметев в память об умершей жене, знаменитой
Прасковье Ковалёвой-Жемчуговой (об их романе «АиФ» рассказывал в № 26 за 2011 г., см. «Смертельное Останкино»), построил странноприимный дом (Б. Сухаревская пл., 3) ➋ для облегчения участи страждущих. На этот проект граф потратил немыслимую сумму — 3 млн руб. Кров и заботу в величественном особняке, возведённом по проекту друга и единомышленника Шереметева архитектора Джакомо Кваренги, обрели 140 человек. За сто лет на существование странноприимного дома было израсходовано 6 млн руб., а благо­деяниями воспользовалось свыше двух миллионов человек. Сегодня бывшая Шереметевская больница превратилась в Склиф — Институт скорой помощи им. Склифосовского, одно из ведущих медицинских учреждений страны.
Уже в XIX в. жена Александра II Мария Александровна основала Общество попечитель­ства о раненых и больных воинах. Почин монархов подхватили вначале знатные дворянские семьи, а позже и купеческие.

Для престарелых ветеранов войн, лишённых всякого пособия от казны, на средства почётного гражданина Фёдора Горшкова выстроили Николаевскую богадельню, позже переименованную в Измайловский инвалидный дом (Измайловский пр., 4) ➌.

А на Страстном бульваре долгое время пустует с риском для своего физического существования памятник классицизма и московской благотворительно­сти — здание Ново-Екатеринин­ской больницы (Страстной бул., 15/29)➍. Первоначально она была предназначена для арестантов и чернорабочих, а после перехода больницы в ведение города стала принимать всех желающих.

При Петре I

Великий Реформатор запретил не только нищенство, но и всякую частную благотворительность. В 1712 году царь велел в каждой губернии открыть дополнительные приюты для увечных и престарелых, то есть людей, неспособных к работе. Богадельни основаны были, как всегда, на территории монастырей. Однако церковных средств оказалось недостаточно.

Стоит сказать, что и последователи Петра издавали заказы о преследовании нищенства и открытии новых домов призрения. Но людей, лишенных крова и неспособных к работе, почему-то не становилось меньше. В конце XVIII века, согласно новому закону, в богадельнях содержались не только старики и инвалиды, но и преступники, которых следовало сослать в Сибирь, в том случае, если по состоянию они не могли туда следовать.

В странах Европы

Во Франции и в настоящее время приюты для престарелых, немощных и увечных составляют вместе с больницами одно ведомство госпиталей; существуют и учреждения, где содержатся постояльцы обоих разрядов.

Всего в 1884 году во Франции было 1654 госпиталя; в них к 1 января этого года призревалось 49 000 престарелых, немощных и увечных и около 48 000 больных: расход равнялся 113 600 462 франков, а доход — 125 080 522 франков. Всякая община обязана принимать в свои богадельни

своих членов, ставших нетрудоспособными; для таких общин, которые не располагают особыми богадельнями, генеральный совет департамента назначает известное число богаделен, привлекая эти общины к участию в издержках по содержанию таких учреждений.

В конце XIX века в департаменте Эндр был предпринят альтернативный опыт выдачи престарелым беднякам взамен содержания в богадельне ежегодного пенсиона в размере около 100 франков; такая замена допускалась лишь под тем условием, чтобы община или частные благотворители участвовали в 2/5 расхода. В 1887 году таким образом призревалось 100 человек. В 1888 году директор ведомства общественного содержания предложил всем департаментам последовать этому примеру. В Англии после реформы 1834 года богадельни являются отделениями работных домов, положенных в основу английской системы общественного содержания.

Читайте также:
Как пишут иконы: как правильно и кто рисует для церкви, кому можно писать иконы

XIX век

Итак, состояние в приютах в России находилось в плачевном состоянии, несмотря на всяческие усилия властей. В XIX столетии земские собрания заботились о помещении в дома призрения только беспомощных нищих, при этом настаивали на отмене содержания в таких заведениях обычных бродяг. В то же время рассматривался вопрос о заботе над сиротами. Значительные преобразования были проведены в Санкт-Петербурге. В остальных городах все так же часто можно было видеть на улицах «бродячих или лежащих» нищих.

Что такое богадельня, мы выяснили. Как уже было сказано, слово это больше не употребляется, по крайней мере в официальных документах. За исключением одного из благотворительных проектов, основанных не так давно.

Дом престарелых

Богадельня – заведение, существовавшее в дореволюционной России. В советское время подобные дома называли иначе – домами престарелых. В таких заведениях содержатся, конечно, не только люди, не имеющие жилья. В доме престарелых пожилой человек освобождается от необходимости готовить себе пищу, совершать уборку. Здесь находятся те, у кого нет родственников. Либо дети и внуки имеются, но не выражают желания позаботиться о своем близком.

Дома престарелых бывают как государственными, так и частными. Пожилые люди, содержащиеся в заведениях первой категории, не всегда получают должное внимание и качественное медицинское обслуживание. Здесь находятся не только старики, но и молодые люди с ограниченными возможностями, проведшие детство в специальных интернатах. Для того чтобы получить представление об отечественных в домах престарелых, стоит прочитать книгу Рубена Гальего «Черное на белом». Согласно рассказам автора этого автобиографического произведения, подростки и молодые люди, не имеющие физической возможности обслуживать себя, находились в таких заведениях в ужасных условиях.

Что такое богадельня и чем она отличается от дома престарелых

– Что такое богадельня и чем она отличается от дома престарелых?

– Ничем не отличается, но мы надеемся, что это будет богоугодное заведение, то есть обитель христианского духа.

Так ответил священник, настоятель храма при котором такая богадельня существует. А как думаете вы, должна ли быть какая-то разница? И в чем именно проявляется богоугодность этого заведения?

Богадельня, учрежденная осенью 1994 года православным братством святителя Филарета Московского и общиной храма Всех святых, что в Красном Селе, имеет вполне светское официальное наименование -центр социальной защиты. Да и внешне она выглядит совсем обычно – пятиэтажное кирпичное здание в центральной части Москвы. Внутри тоже ничего необыкновенного не обнаруживается – все чистенько и просто. На каждого человека – жилая комната и полный санузел. В комнате столик, кровать, стул, полочка для книг. Работают здесь сестры, повара, есть директор, комендант.

В общем, так вполне мог бы выглядеть нормальный дом престарелых. Хотя, если быть точным, различия все-таки есть: живущие здесь бабушки именуются насельницами, матушками, комнаты – кельями, повсюду иконы, а до храма – от силы сотня шагов. Но многое ли меняется от того, что столовую назовут трапезной?

Конечно, все эти названия – только форма, но форма, выражающая реальное и очень глубокое отличие богадельни от любого другого подобного заведения типа дома инвалидов или престарелых. Именно подобного. Потому что дело не в противопоставлении: здесь хорошо, там плохо; здесь персонал добрый и внимательный, там – все бессердечные хапуги; здесь покормят, помоют и поговорят, там – разве что оборут бесплатно. Есть масса замечательных государственных и частных заведений. И все-таки.

Любой самый лучший дом престарелых ставит задачу обеспечить своим жильцам нормальное существование, достойную старость, окружить их заботой, которую, быть может, отказались взять на себя их родные. И поэтому так или иначе, во главе угла оказывается материальное благополучие, комфорт, возможность как можно дольше радоваться жизни, быть кому-то нужным, сохраняя активность и независимость.

А для человека, ограничившего себя только этими ценностями, старость – жестокое время. Ведь в этом списке нет ничего такого, чего нельзя было бы потерять! Легко можно лишиться всего, а взамен. Впрочем, в доме престарелых и не обещают вечного, того, что остается с человеком навсегда, того, что невозможно отнять.

При создании богадельни цель ставилась иная. Настоятель храма Всех святых отец Артемий Владимиров сформулировал ее так: “Дать возможность православным старичкам подготовиться к вечности под сенью Храма Божия, что для большинства пожилых людей в наше время является несбыточной мечтой”. На первый взгляд такие слова могут даже слегка шокировать, но посмотрите, как это выглядит на деле.

Выражение “пора о душе подумать” не на пустом месте родилось. И хотя “думать о душе” надо всегда, наступает в жизни человека момент, когда это становится просто-таки жизненной необходимостью. Нужно разорвать этот круг постоянных потерь и почувствовать впереди жизнь вечную.

Кроме того, забота о душе вовсе не исключает заботы о теле. Просто как-то само собой разумеется, что в богадельне должно быть чисто, уютно, что насельницы должны быть сытно накормлены, ухожены, что в разговоре нет грубости и хамства. По-другому и быть не может. А высокая духовная цель формирует духовные отношения между людьми и не дает “опускать планку”.

И поэтому в богадельню никто никого не “сдает”. Старушки сами сюда стремятся. И поэтому приходят сюда работать сестрами и выкладываются на все сто [женщины]. Не за зарплату (200-250 рублей), не оттого, что больше некуда пойти. Спрашивают: “Нужна ли я? Что надо делать?”, проверить себя хотят. Поэтому внутри этого пока небольшого мира все ощущают себя одной семьей. Так и обращаются друг к другу: матушка, сестра, батюшка.

ТЕРПЕНИЕ КАК ИНСТРУМЕНТ ТРУДА

Елена Александровна, директор богадельни:

“Рано еще о нас писать. Если посмотреть беспристрастно, то организационно и финансово мы находимся в тяжелой ситуации. На одном порыве далеко не уйдешь, ситуация часто складывается так, что ничего не удается, и так в течение долгого времени. Чувствуешь, что доходишь до точки. Иногда хочется все бросить, забыть. Но если сможешь пережить этот рубеж, то наступает облегчение. Как будто все разрешается само собой. А ведь в нашей работе терпение является самым необходимым инструментом труда. Если не научишься прощать и мириться со старческими немощами – данностью, и от которой никуда не денешься, то не сможешь здесь работать.

Никогда не думала, что мне придется работать в богадельне. А вообще сначала пришел сюда муж. Он -военный. Закончил службу. Мы услышали отца Артемия по радио и очень захотелось его увидеть. Муж пришел и просто стал помогать восстанавливать храм. А потом и сын с дочкой сюда стали ходить в церковноприходскую школу. Потом уже и мои знания понадобились. По специальности я техник-организатор гостиничного хозяйства. Начинала здесь как начальница патронажной службы, организовывала уход на дому. Там, на патронаже мы чаще всего и узнаем наших будущих насельниц. Мы берем тех, кто нисколько не может жить самостоятельно, кому просто помочь некому, ни родственников, никого.”

Читайте также:
Святые места Москвы и Подмосковья: популярные источники и священные места, описания и истории, рекомендации

Елизавета Васильевна, возглавляет патронажную службу:

“Прежде всего это старые и немощные люди. Чтобы вы поняли, о чем идет речь, расскажу такой случай. Ухаживали мы за одной бабушкой, которая жила в коммунальной квартире одна, совсем больная. Однажды приходим к ней, а дверь никто не открывает. Прошло несколько часов. Чувствуем, надо взламывать. А сразу ломать не будешь, так как могут обидеться, да и врываться как-то неудобно. Мы ведь люди новые. Когда мы все же взломали дверь, то увидели старушку, беспомощно лежавшую на середине комнаты. Должно быть, она пошла открывать, но потеряла сознание и упала. Мы подняли ее, помыли, уложили в постель. “

В богадельне проживают пока тринадцать женщин и лишь один мужчина – престарелый монах о.Алексий.

Елена Александровна, директор:

“Самой первой в богадельню попала Анастасия Михайловна. Она узнала через других людей, что сюда можно устроиться. Тогда все только строилось. Ей сначала помогали на дому. Ведь она, слепая, ходила с палочкой в Ильинский храм на Преображенке. Как она ходила – смотреть было страшно. Каждый день, пока могла утром и обязательно вечером. Я не знаю, как машина ее не задавила. Она же не видела, где идет. Но постоянно с ней находиться никто не мог и провожать ее каждый день в церковь не было никакой возможности. А у нее настолько крепкое желание было попасть в богадельню, что она каждый день спрашивала: “Ну что там? Что там еще сделали? Окна застеклили? Я буду там жить! Навесили двери?” Настал наконец такой день, когда она это узнала, (она из меня это выпытала) собрала свои вещи в узелок. Мы ехали даже не на машине, мы “ехали на себе”, просто на трамвае приехали.”

“Меня зовут Лена, по профессии я медсестра. Работаю здесь недавно, год. Приехала из Тверской области. Мне очень нравится моя профессия, а у нас там безработица, поэтому пришлось уехать в Москву. И один знакомый, он здесь при храме работает, привел меня сюда. Мне понравилось. Я работала дежурной сестрой и еще медсестрой подрабатывала.

Есть у нас матушка Серафима, она монахиня, ей 97 лет. У нее болезни, я бы сказала, совсем не легкие, но она их так мужественно переносит и благодарит Бога за все. (И Он дает ей силы, поддерживает.) Она работает еще, вместе с помощниками составляет “толстенький” православный календарь. С помощниками, ведь она сама писать уже не может, ничего не видит, плохо слышит, но голова у нее светлая.

Она два института закончила: медицинский и литературный, была членом Пушкинского общества. К ней народ все время ходит за советом, за поддержкой. Вот я, например, очень хотела поступить в медицинский институт, но думала, что это нереально. А она меня просто заставила сдавать экзамены и я ей благодарна за это, потому что все получилось.

Матушка Серафима всегда веселая, жизнерадостная. С ней, может быть, физически работать тяжело, она практически неподвижная, но она духовно как-то поддерживает, разговором, шуткой. Говорить с ней легко, а физический труд – его и не замечаешь.

Некоторые старушки погружены в свои болезни. И вот они себя накручивают: и то у меня болит, и это -получается, что болезнь еще обостряется. И когда заходишь к таким людям, чувствуешь, что и тебе как-то тяжело становится от их болезней. И надо с ними поговорить, выслушать все, даже если они повторяют это по десять, может быть, раз за день. Спокойно надо все это воспринимать и как-то все-таки им помогать. Они поговорят и им становится лучше, они даже про болезни свои забывают.”

Анна Кузьминична, насельница:

“Я сразу предупредила, что буду работать, поскольку силы есть. Александр Федорович, староста, поручил мне распределять гуманитарную помощь.

Раньше я работала лаборанткой на деревообрабатывающем заводе, что через забор от храма. После смены в храм заходила. Потом у меня супруг заболел. Мы были с Игорем не венчаны, и отец Артемий приехал к нам и на дому нас венчал. Первый раз Игорь причастился, говорит: “Мне так хорошо, не могу сказать как”. Встал на ноги.

Потом у Игоря случился инсульт. Он умер. У меня осталась двухкомнатная квартира, я отдала ее храму. А сама – в богадельню, только я просила, чтобы дали самую большую комнату, а то у меня будут гости.

Я никогда не представляла, как должна богадельня выглядеть. Когда сюда пришла, увидела помощь и чисто человеческую, душевную, и телесную. Не знаю, как дальше будет.

Конечно, у всех характеры разные.

Есть у нас больная старушка Елена Ивановна. Она причитает: “Зачем я здесь появилась? Лучше бы я сюда не приезжала”. Она недовольна, как за ней ухаживают.

Или N.N. С ней бывает трудно сестрам, она сейчас разбаловалась. Она старая, у нее моча не держится. Как-то раза два я к ней в комнату заходила, удивилась, какая у нее белоснежная постель. Каждый день ее меняют. И хотя ей предлагали взрослые памперсы, она отказалась от них. “Зачем мне памперсы – это же синтетика? Вам все равно делать нечего. Постираете”.

Но вообще-то она очень добрый человек. [Эта женщина потеряла в финскую войну мужа, а в Отечественную – двух детей. Осталась одна. Несмотря на слабое здоровье, почти каждый день ездила из пригорода в храм.]

Получается парадокс. Ведь, казалось бы, у нас, старых, должно быть больше любви. А у нас ее нет. И больше любви как раз у молодых сестричек, что за нами ухаживают.

Надо ухаживать за бабушками, которые капризные, которые хотят только себе внимания. И если спокойно, с любовью будешь с ними обращаться, эти бабули меняются. Наша Елена Ивановна меняется. Сегодня она уже говорит: “Слава Богу. Благодарю Господа, что сюда попала. Как здесь хорошо!”- она ест и сама с собой разговаривает.”

ЧЕМУ УЧАТ БАБУШКИ

Татьяна, сестра:

“Насельниц у нас не так много, поэтому не так много физической работы. Гораздо больше уходит душевных сил. Однажды моя приятельница меня пожалела. Раньше она работала в доме престарелых. По ее словам, там они проще обходились с бабушками и ставили их сразу “на место”. Здесь такого обхождения себе не позволишь, нужно действовать с любовью и вниманием. Ради этого дела люди бросили свою прежнюю работу, хотя она их одевала, обувала, кормила. Ведь те, кто только приходит в храм, очень хотят быть полезными, делать какое-нибудь конкретное дело.

Читайте также:
Домодедовское кладбище: адрес и часы работы, схема, как доехать и добраться, списки похороненных

Я сама все время спрашивала отца Артемия о том, что я могу делать. Теперь я работаю в богадельне. Бабушки здесь, как дети, требуют особого внимания. Но к ним сильно привязываешься. И у них есть свои привязанности. Например, они любят, чтобы их мыла совершенно определенная сестра. У нее выходит по-матерински, с заботой. А они это ценят. Бабушки с трудом изменяют свои привычки.”

Елена Александровна, директор:

“Сестры работают сутки через трое. И ночь, и день. Дают лекарства, измеряют давление, ставят клизмы. Всем, кто здесь работает, очень достается. Сил много надо. Терпения много надо. Кто общается со старенькими людьми, тот знает, как тяжело с ними. Надо лавировать, чтобы чувствовать, что человек не обижается, а это очень сложно. Нужно этому учиться. И бабушки нас учат. Мы с них пример берем, и не только в этом. Главное, у них удивительная сила духа. Вот чему поучиться!

Это не просто работа, это – служение. У меня ощущение бывает, что это проверка себя. Бабушка мне какая-то неприятна, а смогу ли я себя пересилить? Вот я стою в храме, слушаю проповедь, а смогу ли я жить так, как мне говорят? Сам себя познаешь, душа работать начинает. Многие за этим приходят. Не отработать, нет, душа просит отдать. Не брать – отдавать. Потребность отдавать любовь. Вот так, чтобы приходили за зарплату, такого не было.”

Лидия Павловна, сестра:

“Я лично с работой обычного дома престарелых не сталкивалась, но по рассказам могу представить. Там тяжело. Вот у меня сейчас 5 человек – и это уже какие сложности. А там все тяжелобольные, и их там человек 80 на одного дежурного. Там намного тяжелее. И поэтому нет возможности столько внимания каждому уделять. А здесь все налажено. Белья хватает, две прачки работают. Мы, сестры, обед старушкам носим, обихаживаем их, моем. Они у нас ухоженные.

Главная проблема, с которой я сталкиваюсь в работе, – это не физическое, а их душевное состояние. Многие находятся в глубоком унынии. Кто-то от семьи оторвался, кто-то, как говорится, уже вообще старенький, дряхленький. И вот это “унынное” состояние действует не только на них, но и на нас. Мы вечером буквально выжатые – не физически, а морально. Но у нас-то, конечно, есть выход, мы здоровы, идем в храм, ко Христу, к чудотворным иконам, – вот этим и спасаемся. А как спасти наших бабушек от уныния – это проблема.

Это не у всех, конечно. Вот есть у нас матушка Лаврентия и матушка Серафима. Они монахини, всегда с молитвой. К ним настолько приятно войти, они всегда веселые, всегда приветливые. Несмотря на то, что они совершенно больные, очень старенькие. Матушка Лаврентия, когда разболеется, всегда приговаривает: “Притворенная я старуха”, что значит: “Я только притворяюсь”.”

ДУША НЕ РАБОТАЕТ

Монахиня Лаврентия, насельница:

Лет мне немножко, только 83 года. Родилась в Рязани. Потом я переехала в Жуковский под Москву. Там вышла замуж. Я никогда не думала быть монахиней. Я была от мала до велика: пионерка, комсомолка, коммунистка. В 40 лет я сильно заболела – к Богу пришла, потому что болезнь душу пробудила. С мужем мы прожили 24 года. У нас был сын, но во время эвакуации в войну он умер. Мужу меня хороший был: не пил, не курил. Когда стала звать его венчаться, он не пошел. А потом подал на развод. Был суд. Одна женщина выскочила и крикнула: “Мужа сменяла на Бога!” А муж правильно сказал: “Я ей буду только мешать”.

Жила в Мытищах одна. С 1962 года я уже на II группе инвалидности. Из райсобеса ко мне стали ходить, два раза в неделю приходили. Но кто меня там в церковь отведет, а осенью скользко – я совсем не могу ходить. Здесь же все рядом: встала – пошла. Тут кормят, обслуживают меня, убирают в комнате. Все хорошо, одно плохо: нет скорбей. У меня нет скорбей – душа не работает.”

ИЗ СМЕРТИ В ЖИЗНЬ

Елена Александровна, директор:

“Батюшка Алексий, наш насельник, говорит, что в этих стенах молитва должна быть постоянной. Это защищает, объединяет, шероховатости между людьми сглаживает.

Есть стремление жить церковной жизнью. Можно ведь и дома за нашими старичками ухаживать, но если человек живет церковной жизнью, то ему надо сходить в храм хотя бы раз в неделю. Москва – не деревенька какая-то с храмиком, куда они могли бы до последнего ходить! И вот такая бабушка где-нибудь на 15-м этаже обитает, даже до лифта дойти не может. А здесь человек, можно сказать, живет в храме.

Сейчас они уже в том возрасте, когда готовятся к смерти. Ведь не только живут по-христиански, но и умирают тоже. Сегодня культура этого уже потеряна. Раньше человек перед смертью причащался, исповедовался, словом, проходил все необходимые этапы. Он очень спокойно встречал смерть, не боялся смерти, ждал этого момента. Здесь стараются поддержать человека, чтобы не было, как сейчас хотят иногда, сделайте мне укол – и все. Это сложно, но есть у нас несколько человек, которые ждут смерти как освобождения, как встречи с Богом, не боятся. А остальные пытаются им подражать, тянутся за ними. Они как такой критерий.”

Елена Александровна:

“Поскольку патронажные сестры работают в больницах, в коммунальных квартирах, приходится сталкиваться с людьми неверующими. Представьте ситуацию. Живет в коммунальной квартире бабушка. Соседи ждут ее скорой смерти, намереваясь занять ее комнату. Когда мы там появляемся, они встречают нас буквально как своих врагов. Но в дальнейшем отношение изменяется. Некоторые даже сами начинают заботиться о своей пожилой соседке и помогать ей.

Или еще другой случай. Лежала одна наша монахиня в больнице, в отделении гнойной хирургии. Часто там в полном одиночестве умирают забытые всеми тяжело больные. А к нашей пациентке приходили, ухаживали за ней, принесли иконы, молились вместе с ней. Сначала соседям это казалось диким, странным. Через некоторое время привыкли. В большинстве своем это люди пожилые, неверующие. Здесь же для них приоткрылось совершенно иное жизненное измерение. Так порой наш уход за одними людьми превращается для других в открытие новой жизни.”

СТАТЬ БЕРЕЗОЙ В РОЩЕ.

Марина, сестра:

“Богадельня – это прежде всего семья. Здесь действительно нужно становиться сестрой. Скажем, в больнице чувство локтя несомненно есть, но главное -профессионально делать свою работу. Здесь же решается совсем не легкая проблема, как говорил один мой друг, – стать не сосной над обрывом, а березой в роще.”

Читайте также:
Поминки 9 дней после смерти: что значит, правила и особенности проведения, как и где поминать, что происходит с душой

Что такое богадельня: от истории становления до современности

Что такое богадельня

По назначению богадельня практически ничем не отличается от аналогичного государственного учреждения – сюда так же приходят престарелые люди, чтобы дожить земной век. Однако внутреннее устройство здесь совершенно другое.

Учреждение для недееспособных людей

Главное отличие божьего дома – акцент на духовной жизни согласно православной вере.Живущих в христианском приюте называют насельниками, палаты – кельями, а комнату приема пищи – трапезной.

Как правило, здания строят неподалеку от церкви или монастыря, чтобы старики могли посещать богослужения. Так как целью богадельни является воцерковление, это условие обязательно. Здесь точно так же обеспечивают круглосуточный уход, медицинское обслуживание и питание. Однако значимый акцент делается на сближение с Господом. Поэтому не следует отдавать своих престарелых родственников сюда без их согласия. Желание посвятить остаток жизни служению Всевышнему должно быть добровольным.

Значение слова «богадельня»

Почему же духовное учреждение для немощных называется именно так? В. И. Даль в своем толковом словаре трактует необычный архаизм, как приют для тяжелобольных, убогих, нищих, старых людей. Если разобрать существительное по частям, мы увидим два корня: «бог» и «дело», что значит «сделанное для Бога». Православная вера призывает творить добро, тем самым сближаясь с Господом. Отсюда и следует общепринятое значение этого слова.

Видео «Свято-Спиридоньевская богадельня»

В этом видеосюжете рассказывается об устройстве и жизни в специальном учреждении.

О жизни в богадельне

Стать насельником может любой желающий, обратившись к сотруднику божьего дома, который организовывает прием жильцов. Трудоспособные граждане, как правило, занимаются какой-нибудь несложной физической работой, помогая лежачим, а также поддерживая порядок в приюте. Большую часть времени они проводят за молитвами или чтением православной литературы. Обязательным является посещение богослужений с прохождением Таинства Исповеди и Причастия.

Престарелые насельники, живущие в богадельне, становятся одной семьей. Здесь можно встретить ветеранов войны, бывших атеистов, ученых или просто высокообразованных людей со своими удивительными историями. Персонал божьего дома очень деликатный, относится к своим подопечным с любовью и терпением, ведь большинство стариков склонны к унынию, частым жалобам или капризам.

История становления

Первые духовные приюты для престарелых появились в ранние христианские времена. Сначала их открывали при лазаретах, однако потом они стали строиться, как часть церковного прихода или обители.

В России

На Руси божьи дома появились практически сразу после Крещения с приходом христианской веры из Византии.

До XVIII века

Первое время богадельни открывались при каждом приходе, собирая всех желающих. Из-за отсутствия специальной проверки насельниками становились не только нищие, но также люди с достатком. Последние платили приюту, который удерживался за счет государства, из своего кармана, занимая места действительно нуждающихся. Чтобы исправить ситуацию, царь издал указ о переписи обнищавших, прокаженных, состарившихся. После было организовано два божьих дома: мужской и женский, к ним приставлены священнослужители, а денежное содержание стало зависеть от собранных пожертвований.

Несмотря на изданный указ, в Москве и других городах России некоторые богадельни продолжали финансировать из государственной казны.

Во второй половине XVII столетия царь Федор Алексеевич постановил создать два новых приюта, которые перешли бы под контроль Знаменской обители и Архангельского епископа. Таким образом правитель практически полностью очистил улицы Москвы от нищих.

XVIII век

Петр Великий продолжил искоренение нищенства, однако сделал упор на недееспособные воинские чины. На их содержание он не выделял средств из казны, а повелевал церкви обеспечивать божьи дома за счет милостыни, собранной у прихожан. Однако денег у храмов постоянно не хватало, а потому затея царя с треском провалилась.

К концу XVIII столетия была совершена попытка реформировать богадельни. Теперь, кроме военных чинов, туда следовало помещать тяжелобольных, стариков, нищих, нетрудоспособных ссыльных, преступников и попрошаек.

XIX век

Реформа, о которой речь шла выше, меньше чем через полстолетия привела все божьи дома России в упадок. Чтобы улучшить состояние дел, было постановлено принимать насельниками только беспомощных нищих. Выгнав ранее собираемый сброд, приюты значительно улучшили свое состояние. Больше всего преуспел Санкт-Петербург. К концу XIX столетия там осталось всего 80 заведений, которые подразделялись на сословные и несословные. Последние были устроены для верующих любых сословий, а первые предназначались для воинских чинов, знати, духовников, привилегированных лиц.

Современность

Сегодня богадельни России по-прежнему работают для престарелых граждан, которые не могут сами за собой ухаживать. Известным божьим домом является московский Свято-Спиридоньевский приют. Он размещен в двух четырехкомнатных квартирах и вмещает до 12 насельников.

Присмотр за жильцами осуществляют члены Свято-Димитриевского сестричества. Сестры, которым дано позволение проводить медицинские манипуляции, могут ухаживать даже за тяжелобольными лежачими стариками. Они помогают не только с повседневным уходом, а еще дают духовную поддержку, что очень важно для умирающих.

Присмотр за жильцами осуществляют члены Свято-Димитриевского сестричества

Атмосфера в богадельне не имеет схожести с больницей. За счет небольших размеров насельники чувствуют себя, как дома, будучи одной семьей. К ним регулярно приходит священник, чтобы дать возможность исповедаться и причаститься.

Еще один знаменитый божий дом находится в Екатеринбурге, при храме во имя княгини Елизаветы Федоровны. Кельи расположены на первом этаже жилого здания, где также действует домовой приход. Насельниками могут оформиться не только престарелые люди, но также молодежь, которая переживает тяжелый период своей жизни.

В отличие от столичной организации, здесь медицинские услуги не предоставляют, однако существует возможность вызвать врача из расположенной поблизости больницы. Вместе с работниками богадельни присмотр за жильцами осуществляют волонтеры, которые обеспечивают необходимый уход и духовную поддержку.

В странах Европы

Самые известные европейские божьи дома имеют древнюю историю. В Польше многие из них сохранились еще с XIV столетия:

  • Люблинский;
  • Святого Духа и Девы Марии (Варшава);
  • Радомский;
  • в Скерневицах.

Французские богадельни часто строились при госпиталях и финансировались за счет местных общин. При этом некоторые организации давали своим насельникам по 100 франков в качестве пенсии.

Улучшало заботу о престарелых и Британское Королевство. Так, к концу XIX столетия Великобритания передала приюты под ведомство дисциплинарных домов. Это стало началом реформы, вследствие которой образовалась английская система общественного содержания.

Учреждение аглийской системы общественного содержания

Сегодня богадельни существуют во всех христианских странах, выполняя одинаковую функцию – предоставляя уход и духовную поддержку бедным, немощным старикам. Последнее крайне важно, ведь престарелые люди, ставшие насельниками, хотят посвятить свои последние мирские дни Богу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: