Домашнее насилие: грех ли в православии, отношение церкви и мнение священников

Домашнее насилие: грех ли в православии, отношение церкви и мнение священников

  • Отдел
    • О Синодальном ОРОиК
    • Святейший Патриарх
    • Председатель отдела
    • Структура отдела
      • Сектор православного образования
      • Сектор приходского просвещения
      • Сектор основ православной культуры
      • Канцелярия
      • Сектор мероприятий и конкурсов
      • Научно-методический кабинет
      • Юридическая служба
      • Экспертный совет
    • Пресс-служба
    • Контакты
    • Задать вопрос специалистам Синодального ОРОиК
  • Рождественские чтения
    • Международный этап в Москве
    • Новости регионального этапа
    • Документы
  • Документы
  • Направления
    • Основы православной культуры (ОПК)
    • Дошкольное образование
    • Начальное, основное, среднее общее образование
    • Оглашение и катехизация
    • Воскресные школы (для детей)
    • Центры подготовки приходских специалистов
    • Экспертиза
    • Проекты
      • Образовательная Концепция Русской Православной Церкви
      • Создание Учебно-методического комплекта для воскресных школ к курсу «Закон Божий»
    • Комиссия Межсоборного Присутствия по вопросам церковного просвещения и диаконии
    • Межведомственные комиссии
      • Группа по созданию образовательных центров
      • Группа по теологии
  • Конкурсы
    • Конкурс «За нравственный подвиг учителя»
    • Международный конкурс детского творчества «Красота Божьего мира»
    • Конкурс сочинений, посвященный святому благоверному князю Александру Невскому
    • Архив конкурсов
      • Конкурс «Учитель и ученик»
      • Конкурс «Наследие святого благоверного князя Александра Невского»
      • Конкурс «Путешествие к истокам»
      • Региональный Конкурс «Наследие святого благоверного князя Александра Невского»
      • Олимпиада «Зарисовка из жизни последних Романовых»
  • Журнал
  • Задать вопрос
  • Отдел
    • О Синодальном ОРОиК
    • Святейший Патриарх
    • Председатель отдела
    • Структура отдела
      • Сектор православного образования
      • Сектор приходского просвещения
      • Сектор основ православной культуры
      • Канцелярия
      • Сектор мероприятий и конкурсов
      • Научно-методический кабинет
      • Юридическая служба
      • Экспертный совет
    • Пресс-служба
    • Контакты
    • Задать вопрос специалистам Синодального ОРОиК
  • Рождественские чтения
    • Международный этап в Москве
    • Новости регионального этапа
    • Документы
  • Документы
  • Направления
    • Основы православной культуры (ОПК)
    • Дошкольное образование
    • Начальное, основное, среднее общее образование
    • Оглашение и катехизация
    • Воскресные школы (для детей)
    • Центры подготовки приходских специалистов
    • Экспертиза
    • Проекты
      • Образовательная Концепция Русской Православной Церкви
      • Создание Учебно-методического комплекта для воскресных школ к курсу «Закон Божий»
    • Комиссия Межсоборного Присутствия по вопросам церковного просвещения и диаконии
    • Межведомственные комиссии
      • Группа по созданию образовательных центров
      • Группа по теологии
  • Конкурсы
    • Конкурс «За нравственный подвиг учителя»
    • Международный конкурс детского творчества «Красота Божьего мира»
    • Конкурс сочинений, посвященный святому благоверному князю Александру Невскому
    • Архив конкурсов
      • Конкурс «Учитель и ученик»
      • Конкурс «Наследие святого благоверного князя Александра Невского»
      • Конкурс «Путешествие к истокам»
      • Региональный Конкурс «Наследие святого благоверного князя Александра Невского»
      • Олимпиада «Зарисовка из жизни последних Романовых»
  • Журнал
  • Задать вопрос

Насилие в семье: кто виноват и что делать? Точка зрения священника

О главных причинах семейного насилия и возможных путях решения этой сложной проблемы мы побеседовали с протоиереем Андреем Лоргусом, клириком храма Святителя Николая на Трех Горах, практикующим психологом, ректором Института христианской психологии.

— Отец Андрей, в последнее время в СМИ очень часто поднимается тема насилия в семье. Приводится такая статистика: ежегодно около 15 тысяч женщин погибают от рук супругов или сожителей. Насколько часто к Вам как священнику и психологу обращаются с такой проблемой? Актуальна ли эта проблема для православных семей?

— Статистика действительно существует, она опубликована, и она страшная. Чем больше мы в эту статистику по- гружаемся, тем больше видим, что преступлений совершается слишком много, чтобы мы могли оставаться спокойными. Больше всего от преступлений в семье страдают женщины и дети. В православных семьях, конечно, насилия меньше, но этот вопрос никто не исследовал: статистика МВД не включает в себя опрос по поводу мировоззрения или религии. Как психолог и священник я могу сказать, что по поводу насилия действительно обращаются и женщины, и дети, и даже мужчины.

— В чем главная причина семейного насилия? Отчего мужчина и женщина, которые при заключении своего брака, надо полагать, надеялись на долгие годы счастья, любви, мира и согласия, вдруг доходят до ситуации рукоприкладства?

— Любое насилие – это признак семейного кризиса, проявление острого дисфункционального расстройства отношений. Насилие не возникает вдруг. Это всегда признак того, что семейная пара уже давно живет в кризисе.

Почему этот кризис происходит? Потому что люди в браке ожидают противоположного. Иными словами, они не получают в браке того, чего бы хотели, ради чего они его заключали. Ведь в брак людей толкают очень разные мотивации, и когда эти мотивации не реализуются, то начинается напряжение. Напряжение ведет семью к кризису, и в момент кризиса может начаться насилие.

Только не надо думать, что насилие – это исключительно избиение, крики, ссоры и т.д. Насилие может быть очень разным. Да, бывает физическое, силовое насилие: это и угроза физической расправы (даже если она никогда не осуществляется в реальности, это все равно форма насилия), и сама расправа, например избиение или заточение. К примеру, мужчина запирает жену дома, причем в одной комнате, так что она не может ни поесть, ни попить воды, ни сходить в туалет. Другой пример: мужчина разбивает все находящиеся дома телефоны, смартфоны и компьютеры. И в том, и в другом случае мужчина пытается лишить женщину связи с внешним миром. Это тоже физическое насилие, потому что в данном случае применяется сила.

Однако существует и другой вид насилия – аффективное, эмоциональное, а именно: истерики, крики, слезы, побег, угрозы побега («я от тебя уйду»). Чаще всего это практикуют женщины, причем регулярно.

«Я думаю, что самый главный христианский посыл, который может давать Церковь, – это идея о том, что брак должен быть основан на взаимной любви».

Протоиерей Андрей Лоргус

— Это означает, что у этой женщины истерическая структура личности?

— Необязательно, просто истерические способы поведения стали сейчас привычными, нормальными. Подобная реакция также может быть результатом кризисного состояния женщины. Иногда так поступают дети, и они тоже обучаются этому истерическому поведению. У кого? Конечно, у матери. Хотя и у отца тоже, потому что пьяный дебош и драка могут быть просто-напросто истерикой, которую устраивает отец.

Кроме того, бывает еще и психологическое насилие, которое происходит без шума, драк и угроз. Это манипуляции самого разного рода, например словесное давление, к которому в равной степени прибегают и женщины, и мужчины, хотя женщины все же чаще. Женщина обвиняет мужчину: «Ты мало зарабатываешь, не приносишь деньги, а вот другие зарабатывают больше…» Или: «Ты неудачник, только и можешь, что на диване лежать, а толку от тебя никакого». Мужчина может обесценивать женщину: «А ты вообще кто такая? Я тебя с улицы взял». Подобная словесная перебранка отражает кризис и говорит о том, что члены семьи не получают того, что они ожидали. А бывает, что таким образом маскируются потребности, например: ожидание денег маскирует нехватку любви.

Насилие может осуществляться в форме унижения. Мужчины чаще всего применяют унижение в форме грубых слов, обзывая жену неприличными словами. А женщины унижают мужчин прежде всего неуважением, наклеивая ярлыки: ты неумеха, ты неудачник, ты лузер, ты алкоголик, ты сын алкоголика. Это тоже форма психологического насилия.

Еще одной такой формой является шантаж. Женщина говорит: «Если ты не будешь зарабатывать столько-то, то я от тебя уйду». Мужчина говорит: «Если ты хочешь со мной развестись, я отберу у тебя детей. Или перепишу дом на себя, и ты вообще ничего не получишь». Видов шантажа очень много. Один из самых частых и жестоких случаев – шантаж посредством «любви»: «Если ты меня любишь, ты должен купить мне сапоги». И это, несомненно, психологическое насилие.

Читайте также:
Детям о православном кресте: детские лекции и рассказы о кресте и нательном крестике

Наконец, бывает семейно-родовое насилие, когда члены семьи вступают в коалицию против кого-то одного: например, жена с мамой против мужа, жена с детьми против мужа или муж со своей мамой против жены. Варианты коалиций могут быть разными, но эффект у них одинаковый – это борьба против одного из членов семьи, как правило, одного из супругов. Все это семейное насилие, которое всегда выражает острый дисфункциональный конфликт. Термин «дисфункциональный» в данном случае означает, что семья не выполняет свои функции.

— Какие же функции должна выполнять семья?

— Функции семьи – это, прежде всего, поддержание целостности, то есть границ семьи. Это обеспечение независимости и самостоятельности семьи, что означает, что решения принимаются внутри семьи, семья может функционировать самостоятельно, без внешней поддержки, и никто не может вторгнуться внутрь семьи, в ее решения.

Также это означает, что из семьи не выносится внутренняя информация («сор из избы»), а подробности семейной жизни известны только супругам, больше никому. Простейший пример нарушения границ семьи: муж по телефону рассказывает маме подробности супружеской жизни – не интимной, а повседневной: что они поели, как жена стирает белье и т.п. Или женщина рассказывает подружкам о том, как у них дома плохо, что муж мало зарабатывает. Это – нарушение границ. Сохранение границ семьи – это именно мужская функция. Если мужчина эту функцию не исполняет, то накапливается напряжение, снижается доверие друг к другу.

Вторая функция – хозяйственная. Сюда входит все, что касается дома, быта, достатка и т.п.

Третья функция – это эмоциональное тепло. Почти все люди, создавая семью, как правило, надеются, что в семье они будут получать эмоциональную поддержку, близость, сопереживание. Когда они этого не получают, они начинают обвинять друг друга – может быть, непрямо, скрытно. И тогда они либо начинают добиваться любви физически – и это физическое насилие, либо устраивать истерики, либо отдаляются друг от друга в поисках эмоциональной поддержки в других местах. Например, женщина находит эмоциональную поддержку в любви детей или близких отношениях с мамой. Муж может найти эмоциональную поддержку в отношениях с мамой, а жена с дочерью от него будут более далекими.

Кроме того, у семьи есть функция развития, духовного единства, передачи традиций. А как можно передавать традиции, если супруги друг с другом договориться не могут? Например, муж православный, а жена неверующая, или жена православная, а муж неверующий. Тут предпосылки для острого кризиса, и он, конечно, может выражаться в какой-то форме насилия.

Но все-таки чаще насилие – это проявление супружеского дисбаланса, когда оба не могут выполнять свои функции. Например, мужчина призван сохранять целостность, границы, единство семьи, а его жена при этом постоянно апеллирует к маме. Тогда он ставит ультиматум: «Либо я, либо мама». Жена отвечает: «Ну конечно, мама». Все, налицо полная дисфункция: мужчина не может поддерживать границы, жена, по сути дела, семью развалила. Причем формально семья выглядит здоровой, а в действительности она развалена.

Мы должны понимать, что домашнее насилие – это совершенно особый, не уголовный мир преступлений, к которому мы должны совершенно иначе относиться. И в Церкви, и в обществе, и в юриспруденции. Протоиерей Андрей Лоргус

Тогда женщина приходит в церковь, жалуется батюшке, потом приводит туда мужа и жалуется на мужа: «Вот, он меня обижает, оскорбляет мою маму, поднимает на меня руку». Внешне все очень правильно: батюшка на стороне жены, психолог, если он неграмотный, тоже на стороне жены. А насилие на самом деле как раз со стороны жены. И именно она разваливает семью, а не муж. Он пытается отчаянно, неумело сопротивляться силой, поскольку у него нет другого способа, он не умеет обесценивать, шантажировать и манипулировать женой. Он умеет ударить ее по щеке или учинить истерику в виде пьяного скандала – вот и все, что он умеет. А в результате все против мужчины, хотя на самом деле источник конфликта может быть совершенно иным.

Здесь надо иметь в виду очень важную вещь. Насилие – это преступление. Но это преступление, в котором и жертва, и преступник любят друг друга. Они оба – члены семьи и связаны очень глубокими узами. Это не преступление на улице, в подворотне или на дороге – к уголовному преступлению семейное насилие приравнять нельзя. Потому что участники связаны любовью, и они не заинтересованы в том, чтобы преступления были раскрыты, а преступники наказаны, за исключением крайних случаев. Поэтому огромное количество случаев домашнего насилия скрыто от правосудия, от общества, и об этом знают, может быть, только батюшки на исповеди, и то не всегда.

Очень часты случаи, когда, например, муж побил жену, жена пошла в полицию, написала заявление, потом пошла к врачу, засвидетельствовала побои, но полиция медлит с расследованием. Через две недели приходит жена и говорит: «Я хочу забрать заявление». Так бывает сплошь и рядом. И промедление полиции в этом смысле оправдано уже имеющимся опытом: они знают, что такие случаи в 90% ничем не кончаются, то есть жертвы забирают заявление.

Важно учитывать двоякость ситуации семейного насилия. Если мы накажем преступника, то мы нанесем ущерб всей семье. Если мы не накажем преступника, то мы тоже нанесем ущерб всей семье. И не только семье, но еще и Церкви, и обществу, потому что ненаказанный преступник продолжает творить насилие не только в семье, но и вокруг себя: на улицах, в армии, на производстве и т.д. Но это же семья! Вторгаясь в семью, мы нарушаем ее единство и лишаем членов семьи возможности защищать это единство. Получается, что когда мы юридически, административно боремся с семейным насилием, мы семье пользы почти не приносим.

— Не является ли сам факт насилия констатацией того, что семья не просто в кризисе, а фактически уже на грани распада?

— Нет, не является. Семья может оставаться вполне жизнеспособной.

Мы должны понимать, что домашнее насилие – это совершенно особый, не уголовный мир преступлений, к которому мы должны совершенно иначе относиться. И в Церкви, и в обществе, и в юриспруденции. Кроме того, мы должны понимать, что, чем больше мы привлекаем в семью силу суда, полиции, опеки, тем больше мы семью разваливаем. Мы нарушаем ее границы, ее целостность, мы лишаем ее функциональности.

— Именно с этим связана позиция Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, предлагающая запретить употребление термина «семейное насилие»?

— Мотивация выступлений некоторых священнослужителей и представителей православной общественности, очевидно, объясняется опасениями, что простое применение уголовного права, не сопровождаемое целой системой поддерживающих социальных мер, направленных на то, чтобы, в первую очередь, постараться сохранить семью и помочь ей решить ее проблемы, может привести к разрушению семьи. Поэтому надо очень деликатно и выборочно применять наказания и основной упор делать на оздоровление отношений в кризисной семье. А как именно – это уже надо анализировать и рассматривать различные формы и варианты. Необходимо остановить рост семейного насилия, но сделать это мы должны так, чтобы по возможности не нарушить целостность семьи.

Читайте также:
Всенощное бдение: определение и значение в православии, время и пояснения, история возникновения и структура

— Как лучше воспитывать своих детей, чтобы во взрослой жизни они не стали ни насильниками, ни жертвами?

— Самым малым и самым важным условием является любовь в семье, где дети никогда не видели насилия – ни психологического, ни физического. Опыт показывает, как правило, одно и то же: люди, выросшие в семье, где они не были жертвами или свидетелями насилия, сами насильниками не становятся.

Церковь за побои? Или почему РПЦ против принятия закона «о домашнем насилии»

В заявлении Патриаршей комиссии, среди прочего, было упомянуто, что положения законопроекта «противоречат общепризнанным правовым принципам разумности, справедливости и равенства», а также имеют «коррупциогенный характер», применение же закона «приведет к грубому и массовому нарушению прав граждан и семей» и создаст «условия для проявления коррупции». Кроме того, данные о количестве жертв насилия представители церкви назвали «ложью». Действительно, информация о 14 000 женщинах, каждый год умирающих в России от побоев, не соответствует действительности, что было выявлено в результате исследования ГИАЦ МВД (его попросила провести глава Совета Федерации Валентина Матвиенко для понимания ситуации при разработке законопроекта). Тем не менее невозможно закрыть глаза на цифры, приводимые реальной статистикой. По данным исследования ООН, во всем мире за 2017 год от насилия погибло около 50 000 женщин, поэтому цифры в 14 000 убитых мужьями женщин в России и смотрятся фантастически. А вот количество пострадавших от насилия в семье за 2015 год в нашей стране составило 140 670. Это почти равно половине населения Мурманска (292 000 чел. на 2019 год).

Так почему же РПЦ так противится принятию закона, общественная важность которого очевидна? Мы задали один и тот же вопрос трем экспертам разных областей, специализирующихся на проблемах православия: ученого-социолога, психолога и специалиста по связям с общественностью.

Роман Лункин — руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН

— Я думаю, главной претензией церкви является произвольная трактовка положений данного законопроекта, расплывчатость определений, которые в нем содержатся. В итоге может получиться так, что подать жалобу, не имея на то реальной причины, может один супруг, а в итоге другого, невинного, суд лишит возможности общаться с детьми и даже приближаться к бывшим членам семьи.

Церковь, естественно, против насилия. Проблема в том, что понимать под насилием. Закон дает очень широкую трактовку, под которую можно подогнать очень многое. «Насилие» может подразумевать также не физическое, а психологическое, и как отдельно трактовать «психологическое насилие» в таком случае — вопрос. Это же касается и положения о воспитании детей. Например, ребенок живет в семье, в которой супруги имеют разное религиозное мировоззрение: один — атеист, другой — христианин. И если один из родителей будет считать, что ребенок должен поститься, то другой может подать жалобу в полицию. Органы опеки, в свою очередь, также могут воспринимать это как психологическое насилие, но является ли оно насилием на самом деле в данном случае? РПЦ скорее понимает этот закон именно с этих позиций: неизвестно, каким образом светская власть должна будет трактовать некоторые религиозные нормы.

— Почему в XXI веке государство до сих пор должно выслушивать мнение церкви перед тем, как принять закон? (Имеется в виду призыв Валентины Матвиенко общественным организациям к внесению предложений и поправок. Отдельно она отметила, что мнение Русской православной церкви ее очень интересует — прим. ред.)

— Это личное мнение главы Совета Федерации, которое, прямо скажем, не отвечает положениям Конституции: Россия все-таки светское государство. Но, с другой стороны, совсем не прислушиваться к мнению РПЦ не получится, так как это важный и сильный общественный институт, имеющий большое влияние в нашей стране.

Людмила Федоровна Ермакова — православный психолог

— РПЦ выступает против, потому что в собственных целях, например, для того, чтобы отобрать квартиру у собственника, под этот закон можно подвести все что угодно. В предлагаемом законе нет объективных критериев так называемого «психологического давления». В любой семье, особенно в молодой, неизбежны мелкие ссоры, скандалы, случаи наказания детей (поощрение и наказание – это основные принципы воспитания), невыполнение супругами своих обязанностей: от поддержания квартиры в чистоте и содержания семьи до личных отношений мужа и жены. Этот закон сделан по образцу западных стран, где как раз за любую жалобу без реальной на то причины семью могут лишить ребенка, отца, матери.

Думаю, что работать со случаями физического насилия надо в рамках существующего уголовного и административного кодексов. У нас достаточно законов, которые могут защитить человека, подвергшегося издевательствам, побоям. Новые законы только затрудняют понимание старых.

— По данным исследований СПбГУ, 75% подвергавшихся насилию в семье — женщины. Как закон поможет им?

— Как психолог, могу отметить, что все чаще насилию, особенно психологическому, также подвергаются мужчины. Только вчера ко мне обратился мужчина, которого бьют жена и сын. Сейчас все перевернулось с ног на голову. К сожалению, современные женщины стали жестче, агрессивнее мужчин, и зачастую именно они провоцируют мужчину на скандал, психологически давят на него, и в какой-то момент он может сорваться.

Строительство семьи всегда было и остается женским делом. Здесь не обойтись без женской мудрости, деликатности, терпения. Чтобы быть счастливой, женщина должна быть дипломатом, а не полицейским.

Александр Дягилев — председатель Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Санкт-Петербургской епархии, руководитель Санкт-Петербургского епархиального центра православного объединения «Супружеские встречи»

— РПЦ закон не понравился, скорее всего, из-за того, что его можно слишком широко трактовать. Действительно, получается, что обратиться в полицию в качестве жертвы, в том числе с корыстными целями, может каждый. А пострадать потом могут невинные. Кроме того, вызывает опасение возможность вмешательства в семейные отношения третьих лиц.

Проблема в том, что закон не доработан, он вышел слишком поспешно, без должного общественного обсуждения. Все формулировки и определения в нем должны быть четко прописаны. Церковь осуждает насилие как грех и признает, что закон необходим, но он должен быть принят обязательно в доработанном виде, когда не будет нечетких формулировок, допускающих слишком вольное толкование. Причем нужен он всем: и женщинам, и мужчинам, и детям.

Протоиерей Андрей Лоргус. Нет традиции, которая оправдывает насилие против детей и женщин

25 ноября – Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. В отличие от средневековья, семейно-бытовое насилие наших дней в большинстве случаев — выражение неуправляемого поведения одного из членов семьи, а не осознанная система жестоких телесных наказаний за провинность жертвы. О причинах и разнице этих явлений, о пастырском сопровождении дисфункциональной семьи рассказывает ректор Института христианской психологии протоиерей Андрей Лоргус.

Исповедь неудобного человека

Меня зовут Марина (имя по просьбе девушки изменено), до двадцати лет я жила в маленьком провинциальном городке с отцом, матерью и младшей сестрой. Ссориться родители начали еще до моего рождения. Отец был против рождения детей, мать же хотела нас и вскоре после свадьбы забеременела. Тогда же отец впервые избил ее. Пока я была маленькой, отец бил мать, а как немного повзрослела, побои перешли на меня. Раз в неделю-две обязательно случался скандал с насилием: я стояла на прокуренной кухне, отец подыскивал повод для издевательств. Оценки, помощь по дому, игры с друзьями — всё могло стать причиной его истерики. Шестилетней он посадил меня за изучение вузовского учебника, я должна была подготовить пересказ главы. Или «армейские» издевательства: простоишь 20 минут, «укрепляя спину», — молодец, не простоишь — «угадай, что будет». Побои были не частые, не только кулаками, но и ремнем. Контроль отца был жестким. Под предлогом заботы меня никуда, кроме школы, из дома не выпускали. Бабушка и мама участия в моей судьбе не принимали.

Читайте также:
Обязанности мужа и жены в православии: отношения супругов в семье, основы и частые ошибки

Каждый день я боялась прихода отца с работы, поворот ключа в замке вызывал панику. Я научилась вести себя тихо и незаметно, в его присутствии не говорила лишний раз, не смеялась, не улыбалась даже, потому что любое действие могло спровоцировать многочасовое, а иногда и многодневное «вынимание из меня жил».

В 1990-е годы отец пришел к вере, в храм, отговорил маму от аборта — так родилась моя сестра. К сожалению, веры в нем было мало, сплошное обрядоверие и философские разговоры со священниками на догматические темы. В 13 лет меня впервые повели к исповеди, но я ничего толком не поняла, да и никто ничего не объяснил. Осознанно я пришла в храм в 15 лет. Начала причащаться. Сначала раз в месяц, потом раз в неделю. Моя вера стала искренной и захватывающей, младшая сестра потянулась за мной в храм, и мы ходили на службы вместе. Это была отдушина. Господь стал для меня другом, Отцом. Однако родители не обрадовались, а озадачились, ведь они не могли меня контролировать, пока я была в храме. Решение поступать в Свято-Тихоновский богословский институт встретило еще большее сопротивление, подать документы не удалось, но посещать храм еще какое-то время удавалось, это дало возможность втянуться в жизнь прихода.

Через год воцерковления, в 16 лет, я впервые встретила отца Алексия. Ему было 30 лет — молодой, активный, интересный. Он вел воскресную школу, собирал вокруг себя молодежь. Все вместе мы ездили в паломнические поездки, пели под гитару песни, пили чай. Какое это произвело впечатление на меня: оказывается, вера может быть и такой, яркой, занимательной!

Через год в храме стали проводиться «Евангельские чтения». Я писала стихи, работала с текстами, с друзьями ставили постановки на темы притч. Вокруг отца Алексия сложился молодой коллектив, всем было очень интересно. Батюшка стал первым человеком в моей жизни, с которым я чувствовала безопасность и уверенность в его поддержке. Именно поэтому я решила поделиться с ним не только грехами, которые приносила на исповедь, но и рассказать обо всем кошмаре, который мне пришлось пережить в родной семье. Однако, батюшка стал сторониться этой беседы, посчитав, как мне потом передали друзья, что я «требую лишнего внимания» и попросту «выпендриваюсь», а после и вовсе стал избегать меня, так ни разу и не объяснив, почему он не хочет ответить вниманием на мою просьбу.

Так я встретила совершеннолетие. Папа продолжал придирки по поводу посещения храма, а я понимала, что могу жить отдельно от родителей. Не выдержав очередного скандала, собрала вещи и уехала жить к подруге. Терять жертву отец не хотел, он устроил в храме скандал: обвинял общину в сектантстве, в совращении дочери и, наконец, в моем уходе из родительского дома. Затем пригрозил благочинному, что, если дочь не вернут, он дойдет до высшего церковного и городского начальства с самыми худшими жалобами. Отец в то время работал в администрации города на небольшой должности, однако знал всех руководителей. Результат оказался ошеломляющим. Благочинный отругал отца Алексия, а тот отлучил меня от причастия «до возвращения домой». Причастие было моей единственной в жизни поддержкой! Я была безголосая, измотанная, совершенно одинокая и потерянная. Что мне было делать? Сейчас бы пошла в другой храм и рассказала всё другому священнику, но тогда у меня совсем не было сил и не хватало опыта. И это было еще не всё. По требованию духовника я должна была полностью уладить отношения в семье. На вопрос «как?» он не ответил, аргумент же его был такой: «Тебя же не насилуют (сексуально), нужно смириться и терпеть». Что было делать? Выяснять отношения с приходом, оправдываясь и отвечая на многочисленные вопросы, не хотелось. Подумав немного, я вернулась домой. Через неделю меня допустили к причастию. А позже, успокоившись и придя в себя от этого стресса, я поняла, что меня обманули. Обманул священник, для которого причастие должно быть главной святыней, шантажируя ей! Обманул духовник, которому я открывала душу, не поддержав меня, а предав в заведомо опасные для меня условия. Но я продолжала посещать свой храм.

Через полтора года тяжело заболела мать, отец переживал и скандалил всё чаще. В один из вечеров он толкнул меня в спину, и я впервые дала ему сдачи. Так я опять ушла из дома. На этот раз к родной тете. Родственники сразу нашли работу, можно было оставаться у них, но из больницы домой вернулась мать, она умирала, нужно было ухаживать. Я вернулась. Терпела психологическое и физическое насилие от отца и окормлялась у отца Алексия. Все мои силы и внимание были направлены на больную мать. На мой уход из дома и на возвращение батюшка внимания не обратил и поддержки не выразил. Вскоре его перевели в другой храм. Среди своих прихожан в новом храме он меня видеть не захотел. Я исповедовалась у разных священников, причащалась. Проводив маму ко Христу, я переехала в Санкт-Петербург, где живу и сейчас. Отца Алексия я с тех пор не видела. Лишь однажды он внезапно позвонил мне, вспоминал, «какое хорошее было время», когда мы все вместе, с общиной пили чай, пели песни, ездили в поездки.

В Санкт-Петербурге моя церковная жизнь не сложилась. Приехав, я пришла в ближайший к снятой квартире храм, попросила меня исповедовать, но священник мне отказал, не объяснив причины. На исповедь, конечно, я в итоге попала, но эта история стала для меня последней каплей. С тех пор в Церковь к таинствам не хожу. Вернуться в храм? Но ведь никто не понес ответственности за беззакония, отвратившие меня от Церкви. Всем всё кажется нормальным. Помню, я сказала отцу Алексию, что за подобное «отлучение» от причастия получают «по шапке», а он ответил: «Ну хотите, идите еще и пожалуйтесь!» Я поняла, что справедливости не добиться, ведь все — и благочинный, и священники храма — были в курсе этой истории. Может быть, я вернусь в храм со временем, когда боль от пережитого хотя бы немного утихнет.

Нет традиции, которая оправдывает насилие против детей и женщин

— Отец Андрей, расскажите, что, на ваш взгляд пастыря и психолога, случилось в жизни Марины?

— В этой истории есть несколько тем: отношения с отцом, с отцом Алексием и с Церковью.

Читайте также:
Святость: чины и лики, символы, типы и виды, понятие

Отношения супругов явно носят конфликтный характер. Агрессия и насилие отца к Марине — его реактивная агрессия на жену, мать девушки. Это называется «канализация агрессии», она направлена в сторону слабого члена системы. В народе это называется «найти виноватого». Насилие в истории Марины — аффективная реакция отца, к причинам которой дочь не имеет отношения. Подобные ситуации встречаются в половине семей, к сожалению. С христианской точки зрения, это преступление, нравственное и уголовное, и подлежит суду как церковному, так и светскому.

Отношения Марины с духовником типичны для нашего времени: молодой священник-неофит, мечтающий о сплоченной общине, берет на себя отцовские обязанности над девушкой. Подмена отца — типичный несчастный случай. Марина с отцовским антисценарием, мечтающая найти принимающего, понимающего, теплого, заботливого отца; молодой священник, желающий всем своим «чадам» стать отцом родным. Это происходит легко и быстро. Ситуация Церкви 1990-х этому способствовала, историй таких тысячи, сам проходил. Но, поскольку цели такого родства разные, начинаются противоречия и конфликты: священнику нужна дружная, работящая, сплоченная община, без склок и проблем; девушке нужен заботливый отец и лидер. Как только девушка становится проблемой в общине — священник ее отвергает; для девушки это предательство, уподобление страшному отцу.

Для Марины священник важнее Церкви, как часто бывает в неофитстве. Когда он внимателен — она любит Церковь, когда он отвергает чадо — она уходит из нее.

— Как нужно было поступить Марине, когда она столкнулась с отлучением от причастия? Пойти пожаловаться в другой храм? Но город маленький, все друг друга знают — священники и паства. Она была в трудной ситуации.

— Если запрещение совершилось, нужно его выполнять. Но возвращаться домой или нет, это ее решение. Конечно, девушке трудно стать вдруг самостоятельной, тем более что она инфантильна. Ее возврат в семью не просто покорность, но и согласие на насилие. Так часто бывает: жертва соглашается на насилие, лишь бы не отделяться от семьи. Самостоятельность и независимость пугают инфантильную личность больше, чем насилие.

— Стоило ли священнику отлучением возвращать Марину в семью?

— У священника выбор не велик — в семейных конфликтах у него нет авторитета и средств воздействовать на членов семьи. Запрещение причащения — единственное средство, впрочем крайнее, которым он может подействовать на церковное чадо. Но это приемлемо только для тех, на кого может произвести впечатление. На отца, судя по словам Марины, отлучение бы не подействовало. Значит, остается воздействовать на девушку. Цинично, ложно, бессмысленно, жестоко, но именно так дело выглядит в этой истории. Вполне возможно, что на самом деле всё было не так или не совсем так.

— Девушка сетует на отсутствие душевной поддержки со стороны духовника. Иногда священник и в самом деле не может поддержать — устал, нет времени или желания. Что вы посоветуете молодому пастырю, когда внимания к чаду и сопровождение его в трудных жизненных обстоятельствах не хватает? Отцу Алексию было тогда всего 30 лет.

— Всем священникам нужен психологический ликбез, чтобы они не попадались в сети зависимости. Молодым из них лучше всего духовного окормления вообще не поручать.

Проблема семейно-бытового насилия пока только начинает осознаваться в церковном пастырском труде. Многие священнослужители, сталкиваясь с ней, пытаются помогать людям решать ее своими силами.

— Отчего родители порой так жестоко обращаются с детьми?

— Проблема насилия заключается в том, что в большинстве случаев мы наблюдаем не просто жестокое отношение, а именно аффективную реакцию родителей на стрессовые ситуации. Например, ко мне обратилась многодетная мать, которая под гнетом трудностей с детьми отчаялась успешно их воспитывать. Сталкиваясь с неуправляемым поведением детей, она их бьет. Эта жестокость обусловлена не ее отношением к телесным наказаниям, а агрессией, которая возникает в результате ее беспомощности. Старший брат прищемил пальцы младшей сестре, за этот проступок мать его жестоко избила, а на следующий день в слезах раскаяния она прибежала в храм и спрашивала совета, как ей быть. Она чувствует себя беспомощной. В этой ситуации часто родители жестоко бьют детей.

Мы говорим не о насилии со стороны асоциальных типов — невменяемых алкоголиков или наркоманов, а о воцерковленных людях. В проблеме насилия нельзя выделить некоего агрессора-негодяя. Нормальные якобы люди издеваются над своими детьми. И причина их жуткого поведения именно психологическая, а не греховная, потому что эти родители не хотят бить детей, но не могут собой управлять.

Сам факт этого насилия греховен, это преступление. Однако к «Домострою», который велел «сечь детей перед баней», эти истории не имеют отношения.

— «Домострой» — часть нашей истории. В нем описано традиционное восприятие семьи и быта средневековой Руси. В том числе и странные для современника советы: «Наказывать жену легкой плеткой либо тонким прутом», и более жесткое «не жалей, младенца бия: если жезлом накажешь его, не умрет, но здоровее будет». Что мы вынесли для себя из родовой истории? Допускает ли традиция русской православной семьи жестокость и насилие?

— Традиции, которая бы оправдывала применение насилия против детей и женщин, нет, как вообще нет в русском православии разработанной системы семейных ценностей. Скорее мы должны говорить о некоторых подразумеваемых ценностях, которые передавались из рода в род и были родительскими моделями семейных отношений. В этом «предании» насилие существовало, но никогда не приобретало принципиальный характер, а скорее допускалось в некоторых минимальных пределах и понималось как нечто само собой разумеющееся, что имеет педагогический смысл. Для огромного числа русских православных людей применение телесных мер является допустимым, многие молодые люди удивляются: как это детей не наказывать? Но, безусловно, всегда осуждались и не являлись ценностью меры, наносящие физический ущерб.

Давайте посмотрим на еще один аспект: а было ли насилие реальностью для семьи? Оно было, есть и долгое время еще будет таковым. Насилие не связано ни с какой традицией, ни с моралью, ни с религиозностью, ни с философией или идеологией — это семейно-родовой симптом, следствие дисфункциональной патологической страсти, симптом разрушения семейных отношений. Этот вид насилия на сейчас с психологической точки зрения хорошо изучен. Есть представление о том, каковы его корни — они многообразны: социальные, психологические, семейно-родовые, ситуационные, личностные.

Семейное насилие часто оправдывается архаическими остатками былой традиционности. Никто сейчас «Домострой» не почитает для себя законом, но, как только нужно оправдать безобразные действия против детей или женщин, он тут же используется в оправдание. «Домострой» является замечательным литературным памятником ХVII века, но именно памятником, а не нормативно-правовым документом в сфере народной жизни. Для Церкви документом он никогда не был. Описание общего климата семейной жизни Москвы на его страницах выглядело мягким и либеральным в средневековье, хотя, с точки зрения нашего современника, «Домострой» читается как жесткий традиционалистский документ.

Каноническое право Церкви, которое включало в себя наказания за проступки членов семьи и подразумевало жестокие наказания, сегодня не имеет никакого права на существование. Ни биение камнями, ни отлучения от Церкви, ни смертная казнь уже не являются наказанием за многие грехи и преступления, которые в русском средневековье почитались достойным смерти или физических истязаний. На Руси XVII века часто случалось, поили мужа ядом, что вне зависимости от исхода наказывалось смертью для женщины. Разумеется, сейчас вряд ли это возможно. Колдовство, ворожба, магия наказывались смертью — сегодня даже в тюрьму не посадят. За аборт — отлучение от причастия на 20 лет, оно до сих пор прописано в наших Требниках, но этого никто не использует. Мы должны понимать, что многие правовые церковные канонические нормы, которые были приняты на Руси в средневековье, сейчас не применимы. Это же необходимо отнести и к любым формам телесных наказаний. Когда мы говорим о телесных наказаниях, надо подразумевать процедуру, запланированное действие, судилище, после которого назначается наказание, и оно исполняется.

Читайте также:
Духовный кризис: что такое, как выйти и вновь обрести веру

Семейное насилие относится к разряду аффективных реакций. Говоря о телесных наказаниях, мы не говорим об аффективной реакции родителей, когда они шлепают детей, раздают подзатыльники, бьют их по щеке или по губам. Это не наказание, а именно аффективная реакция. Я не встречал семью, где существуют регулярные телесные наказания, где они вообще бы продумывались. Зато семей с аффективными реакциями, использующих избиение друг друга до семейного насилия, сейчас огромное количество.

Почему в католической церкви распространены сексуальные преступления против детей? Как Ватикан с этим борется?

Сегодня поговорим на тему, которая очень табуирована в православной среде, о которой не принято и стыдно говорить, которая замалчивается и скрывается — о насилии в православной семье. К сожалению, реалии нашей жизни таковы, что даже в семьях, которые считают себя верующими и православными, встречаются случаи насилия.

Ужасный, вопиющий и, кажется, просто невозможный пример — убийство в 2020 году священником Николо-Угрешского монастыря Дионисием Горовым собственной супруги. Об этом сложно и больно не только говорить, но даже думать. Тем не менее, необходимо такие темы освещать, чтобы подобные беды не повторялись.

Что такое насилие в семье

Насилие, или абьюз — это широкий термин, который используется для обозначения любых действий, которые наносят вред другому человеку. От семейного насилия, чаще всего, страдают более слабые члены семьи — женщины, дети старики.

При этом далеко не всегда речь идет именно о физическом воздействии — побоях, нанесению увечий и травм. Не менее тяжело переносится и психологическое или эмоциональное насилие, которое, к тому же, может выражаться более скрытно и незаметно, поэтому жертве бывает крайне трудно объяснить посторонним людям, что не так.


Большое количество случаев домашнего насилия скрыто от общества

Если с физическим насилием все относительно понятно — это телесное воздействие, побои, то с эмоциональным или психологическим приходится разбираться. К такому виду насилия можно отнести следующие действия:

  • постоянное унижение, обесценивание чувств, действий и решений жертвы: «Ты ни на что не способна», «Ты не можешь справится с элементарным», «Ты, как всегда, оказалась неправа» и тому подобное;
  • запрет на личную жизнь и личное пространство: контроль средств связи (телефон, электронная почта, страницы в социальных сетях), невозможность иметь собственные увлечения, отсутствие личного времени;
  • контроль сферы общения: невозможность общаться только со своими друзьями, постоянный строгий отчет о месте пребывания;
  • ничем не обоснованная ревность;
  • использование текстов Священного Писания, творений святых отцов в угоду абьюзера, вырывание фраз из контекста: «Написано, что жена должна бояться мужа — ну вот и бойся, а то покажу!», «Муж — глава семьи, а ты молчи в углу»» и тому подобное;
  • также возможна такая извращенная форма подобия христианской жизни, как насильное приобщение к храму — когда жену или детей силой заставляют ходить в церковь, принимать участие в Таинствах, молиться, совершенно не интересуясь их внутренней духовной потребностью в этом и желании. Любой протест сразу подавляется и поясняется «бесовскими кознями»;
  • постоянные манипуляции чувством вины, укоры за недостаточную религиозность. Этот пункт особенно губителен для тех, кто действительно старается жить христианской жизнью. Такие люди начинают думать, что и правда очень далеки от своих христианских идеалов, что заставляет их не противиться насилию, а напротив — верить и потакать ему, якобы для собственного духовного блага;
  • совершенно никчемное отношение к собственному мнению жертвы и преувеличенная важность мнения абьюзера. В настоящей любящей христианской семье всегда есть место разговору, компромиссу, уважению к взглядам всех членов семьи;
  • требования от жертвы следования высоким христианским идеалам, когда сам абьюзер их не придерживается — «Постись одна в Великий пост, а я мужчина, мне нужно мясо!»;
  • наказания в виде полного игнорирования жертвы, отсутствия контакта с ней, не реагирования на ее слова.

Как видим, список получается довольно внушительный, и его можно продолжать дальше. Картина вырисовывается крайне неприглядная, и даже не верится, что такие вещи могут происходить в семьях, которые считают себя православными. Но, к сожалению, такое встречается и в 9 случаях из 10 жертвой подобного отношения становится женщина.


Церковь всегда относилась к семейному насилию как к преступлению

Усугубляет ситуацию то, что в православной среде очень не принято говорить о семейных проблемах. Считается, что женщина своим терпением, смирением и любовью может покрыть любые недостатки мужа, который рано или поздно увидит, какими духовными сокровищами обладает его супруга, прозреет и покается.

Да, в жизни некоторых святых такое случалось, но любовь и смирение вовсе не предполагают вседозволенности и унижения. И личный подвиг святого, который действительно имел такую благодать, которая смогла покрыть зверство насильника, никак нельзя считать общим правилом поведения для любой семьи.

К примеру, святой Серафим Саровский совершенно не противился напавшим на него злодеям, хотя имел прекрасную физическую форму и недюжую силу. Он для себя посчитал, что готов перетерпеть подобное для того, чтобы возрасти духовно.

Означает ли, что так должен поступать каждый из нас и никогда не защищаться? Вовсе нет. Хотя при этом подвиг Серафима Саровского не перестает быть таковым. Это очень тонкая духовная грань, где не может быть одинаковых решений для двух разных людей.

Собрались… а слова нет

Три часа, шесть докладов, описание приютов для пострадавших, методических пособий для социальных работников, видеоролики и психологические рассуждения. Множество людей в Церкви профессионально занимаются профилактикой домашнего (семейного) насилия и помощью пострадавшим, ищут средства для работы горячих линий, учатся преодолевать хозяйственные и юридические сложности при организации приютов и убежищ… Оказалось, что не все участники секции в курсе, что Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства (ее представители в работе секции не участвовали) считает нежелательным какое-либо использование этого термина (и аналогичных ему терминов «семейное насилии», «семейно-бытовое насилие», «домашнее насилие» и т.п.) в нормативных правовых актах любого уровня». Напомним, что отдельные законы о домашнем насилии действуют в Украине, Казахстане, Молдове, Литве, Израиле, Австрии, Великобритании, Испании и многих других странах — кроме России, где такого понятия пока нет даже в уголовном кодексе. Что же обсуждали на конференции более чем три часа?

Реабилитация агрессоров и незрелых

Директор благотворительного фонда «Диакония» Елена Рыдалевская

(Санкт-Петербург) рассказала об опыте реабилитации нарко- и алкоголезависимых. Матери и жены зависимых людей, алкоголиков и наркоманов, очень часто жалуются на их агрессию.

— Надо помочь зависимым ребятам стать ответственными. Одна из причин насилия – то, что мужчина не занимает в семье настоящей позиции, которую желательно, чтобы он занимал. Нужно сформировать у молодого человека потребность отвечать не только за себя, но и за свою семью и будущих детей. Наши подопечные начали употребление наркотиков или алкоголя в возрасте 15-19 лет и остались внутри, несмотря на брутальность, детьми – в них явно проступают черты незрелой личности, либо недолюбленной, либо наоборот избалованной. Нужно помочь им созреть, стать более взрослыми, — говорит Елена Рыдалевская.

Читайте также:
Реинкарнация в христианстве: есть ли в православии или нет, отношение РПЦ история и суть, доказательства

Черты зрелой и незрелой личности можно записать в две колонки, как дебет и кредит. Незрелая личность пытается приспособить других людей к себе, особенно всех ближайших женщин (жен, мам) – попросту чтобы давали деньги и можно было за их счет удобно устроиться. Он должен понять: это я сам сделал свою жизнь безобразной, я когда-то сделал этот выбор, но значит, я же могу развернуться и пойти другим путем, в более созидательном плане. Незрелая личность пытается изменить обстоятельства – а зрелая старается приспособиться к ним, не ходит в чужой монастырь со своим уставом.

Зрелая личность устраивает дела и тем самым приобретает независимость. А незрелая личность пытается устроить личную жизнь, забрасывая дела, и попадает в зависимость. У незрелой личности огромные потребности, и созависимые люди готовы эти потребности поддерживать (мама готова покупать сыну роскошные вещи по капризу – а надо, чтобы он был доволен тем, что имеет, а его потребности вытекали из его конкретных успехов и дел). Незрелый человек манипулирует другими, чтобы они удовлетворили его потребности, сами не осознав этого. А зрелый человек управляет собой, а не другими, и потребности свои удовлетворяет сам. В итоге он может позволить себе быть самим собой, конкретно и без обиняков формулировать свои запросы.

Зрелый человек меньше переживает о том, как он выглядит, и больше делает, чем пытается привлечь к себе внимание. Незрелый человек сначала принимает решение, потом подгоняет факты под это решение. Зрелый собирает факты и на их основе принимает решение. Незрелый хочет занять положение и пользоваться правами, не занимаясь личным ростом; зрелый занят личным ростом, а положение приходит следом. Незрелость личности приводит к тому, что человек не может самоутвердиться в семье иначе, чем насилием.

— Важно, чтобы реабилитант учился принимать решения, чтобы постепенно его свобода и ответственность возрастала, — говорит Елена Рыдалевская. — Например, если он решил покинуть центр до окончания срока реабилитации, он подгоняет причины под это решение: надо проведать дом, зайти в банк или еще куда-то. Его можно попросить на листок выписать факты: что случится, если он прервет сейчас реабилитацию и уедет в город, а что будет, если останется. Нужно, чтобы он сознательно остался, как независимый человек. Ведь если переключить зависимость реабилитанта на себя, как бывает в сектантских центрах, чтобы он нуждался не в наркотике, а в нас – это смена шила на мыло.

За год через в Санкт-Петербурге прошли 124 человека. Елена Рыдалевская показывает видеозаписи: молодые мужчины, прошедшие реабилитацию, создали семьи и родили детей, и перед нами — семьи без зависимости и насилия. Ведь готовность к родительству включает представление о себе как о зрелом ответственном человеке, принимающем самостоятельные решения и управляющем своей жизнью.

Нужна поддержка вместо карательных мер

Психотерапевт Сергей Борзов считает, что главный дефицит в области помощи семье — нехватка поддерживающих услуг. Он привел историю: мама с тремя детьми и выпивающим папой почувствовала, что не справляется, и пришла в соцслужбы, но ей не помогли. Тогда она пришла в церковь, батюшка сказал ей: это за твои грехи, молись, ты в этом всем виновата. С батюшкой ей не повезло, но она об этом не знает — она-то думает, что он выражает мнение всей Церкви. Женщина пошла к психологу, а он ей объяснил про ее низкую родительскую компетентность и неспособность удовлетворять потребности детей (которых она воспитывает одна, а их трое). Она чуть не покончила с собой, потому что была уже выжата, а ей сказали, что добилась она лишь того, что она никто и звать ее никак. Героиня этого рассказа в конце концов попала к хорошему психотерапевту, который ей помог.

— Ни у батюшек, ни у психологов часто нет навыка разделять поведение человека (насилие) и его желание (любить). Каждый специалист начинает решать проблему по-своему, и эффективных случаев поддержки оказывается мало. Священник или социальный работник – не Бог, он не может сделать всё, ему необходимы ресурсы. Выход – во взаимодействии и объединении ресурсов и усилий всех заинтересованных сторон, — уверен Сергей Борзов.

Съемная трёшка — тайное убежище

Елена Зенкевич,

исполнительный секретарь Союза сестричеств милосердия Белорусской Православной Церкви, описала опыт организации горячей линии для жертв домашнего насилия и убежища для пострадавших в небольшом (около ста тысяч жителей) белорусском городе Лида. Приют открылся в 2009 году, в 2010 году в бегущей строке Лидского телевидения постоянно шла реклама «Социальная помощь жертвам домашнего насилия – у нас можно переночевать» и телефоны. В 2010 году 96 женщин попросили приюта вместе со своими детьми, в 2011 году на время приютили 126 женщин и 59 детей. С июля 2012 года по ноябрь 2014 в приюте были размещены 204 женщины и 110 детей, в среднем каждый жил по 6-7 дней, итого получилось 2448 дней; на горячую линию поступило 494 звонка.

Попутно сестричество в честь преподобной Евфросинии Полоцкой г. Лида проводит просветительские семинары, информирует людей о проблемах домашнего насилия и способах его профилактики, оказывает экстренную социальную помощь, перенаправляет жертв насилия к медикам, психологам и государственным социальным работникам, готовит специалистов для церковных социальных служб. Сестры издали целый учебный модуль для сотрудников социальных служб «Мир дому» и создали сайт, записали диск с огромным количеством статей, методических материалов и видеозаписей.

Проект волонтерский, полностью заняты в нем, строго говоря, три человека, да и весь приют — это съемная трехкомнатная квартира в центре города. Приходится, конечно, покупать белье и продукты, ведь, убегая из дома, женщина, скорее всего, не сможет захватить с собой необходимое. Причем если беда случится ночью, пострадавшую заберут на машине и отвезут в приют.

— Церковные организации должны участвовать в помощи пострадавшим, потому что многие люди не доверяют ни государству, ни общественникам, и только через Церковь могут прийти за помощью. У нас можно не называть себя, можно назваться вымышленным именем — никто не будет ничего проверять. А в государственных службах нужно еще и прописку предъявить, — поясняет Елена Зенкевич. — Адрес приюта нигде не опубликован, мы берем с женщин обещание о неразглашении, и пока ни один разгневанный муж не появился под дверями этой неохраняемой квартиры, хотя на горячую линию звонят часто — агрессивно требуют выдать им их женщин. Правда, как раз тех самых женщин чаще всего у нас в приюте в этот момент нет.

По словам Елены Зенкевич, большинство женщин из убежища возвращаются обратно в свою семью. Поскольку помощь оказывается анонимно, часто невозможно выяснить, что происходит в их жизни дальше. Многие поступают повторно: например, одна женщина раз в месяц стабильно появляется вся синяя от побоев, дня три-четыре отлеживается, а потом радуется, что муж «позвонил и попросил прощения» или даже «купил шубу», и возвращается к нему.

Читайте также:
Православие и секта: отношение православной церкви, сравнение религий, главные отличия и сходства

Лишь некоторые (по прикидкам — менее 5%), взяв в приюте тайм-аут и посмотрев на ситуацию как бы со стороны, радикально меняют свою жизнь. Конечно, часто «радикальная смена жизни» означает развод. Но некоторым удается прекратить насилие (по крайней мере физическое), сохранив семью. Иногда муж, поняв, что женщине есть, куда пойти, что она не безраздельно в его власти, изменяет поведение; иногда женщины после консультации с психологом умудряются так поговорить с мужчиной, что побои прекращаются.

Если насилие уже стало цикличным, обычно не в силах волонтеров, даже психологов, его остановить. Насилие — это всегда вопрос самоутверждения, власти и контроля: тот же муж, который дома бросается с кулаками на зависимую жену, в офисе — прекрасный коллега и исполнительный подчиненный, отмечает Елена Зенкевич. Агрессор просит прощения, но это вовсе не значит, что он готов меняться, даже с помощью специалистов. Скорее всего, за примирением последует «медовый месяц», а затем новый срыв. Оказанию помощи жертвам также мешают стереотипы типа «бьет значит любит» и «нельзя выносить сор из избы».


Елена Зенкевич

— По крайней мере, мы даем женщине возможность выжить, спастись от тяжелых травм и больниц, или хотя бы отключиться от ситуации, отдышаться. Много обращений под длинные выходные, когда мужчина неизбежно выпьет — женщины готовы набиться к нам и спать хоть на полу, лишь бы не на вокзале. Жертвы психологического насилия к нам также обращаются, хотя чаще им достаточно консультации по телефону. Но однажды в приют попросилась прекрасно одетая женщина. На ней не было ни царапины – но не было и лица, ее приняли, ночь она проплакала и пролежала лицом к стене, а днем ушла, — вспоминает Елена Зенкевич. — В каждой ситуации помощь оказывают индивидуально, большинство проводит у нас в приюте несколько дней, но можем продержать и несколько месяцев, если женщине некуда пойти. Через 2-3 недели пребывания в убежище проводится консилиум специалистов, составляется индивидуальный план реабилитации, через полтора месяца подводятся промежуточные итоги пребывания в убежище.

Женщинам помогают при необходимости восстановить документы, оформить льготы, получить регистрацию, найти жилье и работу. Сестричество преподобной Евфросинии Полоцкой нередко упрекают, что они подталкивают женщину к разводу из-за банального конфликта.

— Ничего подобного, просто нужна просветительская работа, чтобы люди знали, чем отличаются конфликты – неизбежная часть развития семьи — от насилия. В конфликте две стороны равны, конфликт — это эпизод, он может быть конструктивным. В ситуации насилия один человек зависит от другого, — поясняет Елена Зенкевич. — У нас идет эскалация насилия из поколения в поколение: ребенок, даже если он только наблюдает, как бьют мать, получает травму и впитывает неправильную модель поведения. Но даже если женщина хочет что-то радикально поменять, мы не предлагаем ей готовых решений — выбор она должна делать сама.

Проблему различения семейного конфликта и домашнего насилия поднимала и Ирина Матвиенко

из национального центра по предотвращению насилия «Анна»:

— Ссоры и конфликты существуют в любой семье, но насилие – не в любой. У конфликта всегда есть конкретная причина, а у насилия – стремление подчинять и контролировать. Чтобы понять грань между конфликтом и насилием в каждом конкретном случае – нужен специалист. В случае конфликтов должен работать семейный терапевт. При возникновении насилия семейная терапия противопоказана: может стать только хуже, женщина попадет в больницу с тяжелыми травмами. В случае насилия женщину и мужчину нужно консультировать только отдельно.

Алена Садикова,

директор женского кризисного центра на подворье Новоспасского монастыря (работа центра началась летом 2013 года), также упомянула о возвращении пострадавших женщин в семью:

— У нас нет задачи разрушать семьи. Максимум пребывания в нашем центре – шесть месяцев. Потом мы обзваниваем наших подопечных – выясняется, что большинство остались в семьях. Когда мужчина понимает, что женщине есть, где получить помощь, обе стороны корректируют свое поведение, и больше половины тех, кто обращался к нам за помощью, остались вместе.

Правила церемонии венчания в Православной Церкви

Данный священный обряд благословляет супругов на долгий и счастливый семейный союз и рождение детей . В современном мире огромное количество пар решаются на этот довольно серьезный шаг. Из нашего материала Вы узнаете о том, какие существуют правила венчания в Православной Церкви, что нужно соблюсти до и во время такой красивой и трогательной церемонии.

Смысл сакрального обряда

Православные христиане считают, что именно венчальный брак является единственным настоящим. Ведь именно благословение Бога способно помочь влюбленным прожить долгую и счастливую супружескую жизнь в любви и верности.

Люди верят в то, что их союз будет заключен не только на земле, но и на небесах, поэтому после смерти в Царствие Небесном они тоже останутся вместе. Во время такого сакрального ритуала семья соединяется священными узами, дав друг другу клятвы вечной любви. После обряда супруги оберегаются Всевышним.

Издавна на Руси признавали лишь венчанные пары. Теперь же все немного иначе, Таинство проходит после официальной росписи в органах ЗАГСа. Так что без соответствующего свидетельства, Вас навряд ли обвенчают.

Для кого запрещен обряд

Одна из главных основ, которую нужно знать, это, конечно, кому откажут в процедуре. Ведь есть несколько ограничений, препятствующих такому браку. Батюшка не сможет провести церемонию, если:

  • Вы кровные или духовные родственники;
  • кто-то из Вас менял пол;
  • жениху и невесте меньше 18-ти лет;
  • женщине больше 60-ти, а мужчине – 70-ти;

Для остальных же двери храма открыты и им ничто не помешает оформить отношения перед Богом. Многие интересуются можно ли венчаться беременным, на это любой священнослужитель ответит, что даже нужно. Ведь по христианским понятиям, ребенок должен рождаться исключительно в духовном браке.

Как выбрать дату

Чаще всего официальная регистрация не совпадает с датой сакрального обряда. На это есть ряд причин, во-первых, большинство влюбленных предпочитают проверить свои отношения годами, а уже позже закрепить их перед Богом. Во-вторых, дни, когда Вас смогут обвенчать, редко совпадают с работой органов ЗАГСа. Так например, торжественная роспись почти всегда происходит в субботу, а вот Таинство в этот день запрещено. Также, согласно православным правилам, не проводят по вторникам и четвергам, в недели Пасхи и Масленицы, престольные и церковные празднества, в большие посты, Святки и ночное время суток.

А вот благоприятными датами, по мнению самих священнослужителей является:

  • первый день воскресенья после Рождества Христова или же по-другому «Красная Горка»;
  • дни Казанской и Иверской икон Божьей Матери;
  • день Николая Чудотворца.

Лучше всего обратиться к венчальному календарю, который составляется специально на каждый год, исходя из определенных дат. Также Вы можете посоветоваться с батюшкой, насчет желаемого числа и месяца.

Основные правила

Список необходимых вещей на обряд

  1. Документ о регистрации брака. Если же ранее были женаты или замужем, то и свидетельство о разводе.
  2. Освещенные кольца. В древности существовала традиция, согласно которой мужчина приносил в храм золотое украшение, что символизировало солнце и Бога, а девушка – серебряное, оно обозначало луну и церковь. После троекратного обмена у невесты оставалось изделие из золота, а у жениха – из серебра. В современном мире священники разрешают не следовать таким канонам и выбирать аксессуары на свой вкус, главное, чтобы это была не бижутерия. Рекомендуется подбирать более скромные модели, без огромных камней яркого цвета и другого бросающегося в глаза декора. Ведь венчальные кольца супруги должны воспринимать не как красивые побрякушки, а как символ своей любви. Идеальным решением станут: парные, гладкие, с гравировкой в виде имен, даты свадьбы или молитв, с небольшим бриллиантом или перстни. Разрешается использовать и свои обручальные колечки, если, конечно, они соответствуют перечисленным правилам.
  3. Православные иконы – Христа и Божьей Матери, которые нужны для благословения Вас. После Таинства их обязательно храните, ведь они предназначены оберегать Вашу семейную жизнь.

Что нужно сделать до Таинства

Для духовного очищения за три дня до сакрального обряда необходимо воздержаться от молочных, мясных и рыбных продуктов, а также яиц, алкогольных напитков и сигарет. Иными словами – соблюсти пост.

По правилам, накануне венчания мужу и жене нужно будет и исповедаться. Происходит это очень просто: приходите в собор и рассказываете обо всех своих грехах священнику. Он же, в свою очередь, выступает как посредник между Вами и Всевышним. Постарайтесь не стесняться данной процедуры и ничего не утаивать. Ведь только если Вы будете по-настоящему честны и искренни, то Бог услышит Вас и простит все деяния. Таким образом, в духовный брак Вы вступите безгрешными и обновленными.

В ночь перед церемонией, после 12-ти, придется отказать себе в еде. Так как утром, до Таинства, предстоит посетить литургию и там причаститься. Батюшка даст Вам ложечку вина и кусочек церковного хлеба.

Внешний вид

Невесте и присутствующим в православном храме девушкам нужно обязательно быть с покрытой головой. В случае новобрачной – это может быть фата, капюшон от накидки или болеро, палантин и многое другое. Гостьям же уместно надеть платки.

Всем женщинам стоит прикрыть: плечи, спину, зону декольте и колени. Брачующейся необходимо подобрать максимально целомудренный наряд. Подвенечное платье не должно быть слишком откровенным, обтягивающим, мини длины, пафосным, с большим количеством декора.

Также откажитесь от черных, коричневых и остальных темных расцветок. Ведь в стенах собора это обычно расценивается, как траур. Подойдет любой спокойный светлый оттенок:

  • айвори;
  • нежно-розовый;
  • небесный;
  • персиковый;
  • чайной розы;
  • бежевый;
  • кремовый;
  • медовый;
  • бледно-желтый и так далее.

Яркий макияж невесте также не рекомендуется делать. Идеальным решением станет скромный нюд и блеск для губ. Украшений должно быть по минимуму, а на руки лучше, вообще, ничего не надевать. В этот день главным пусть станет Ваше венчальное кольцо.

Обувь следует выбрать удобную как молодым, так и их гостям. Ведь Таинство длится примерно час и все это время необходимо будет стоять.

Для жениха и приглашенных мужчин правила намного проще, нежели для девушек. Главное, заходить в собор без головных уборов. Для брачующегося вполне подойдет классический костюм или рубашка и брюки. Главное, чтобы цвет ткани не был кричащим, а фасон – нестандартным.

Как вести себя в храме

  • нельзя опаздывать на обряд, лучше придите немного раньше;
  • православные христиане крестятся обязательно правой рукой, не забывайте об этом правиле;
  • по левую сторону становятся женщины, по правую – мужчины. Стоит предупредить об этом своих гостей, чтобы они до начала Таинства заняли верные места, ведь в течение процедуры ходить будет нельзя;
  • сотовые телефоны на венчании в обязательном порядке нужно отключить и не отвлекаться на них;
  • к иконостасу вставайте лицом;
  • насчет фото и видеосъемки заранее договоритесь со священником.

Свидетели

В первую очередь, это люди, помогающие брачующимся на самой церемонии. Они держат венцы над головами пары, сопровождают ее во время троекратного шествия, расстилают рушник перед аналоем под ноги молодоженам, подают кольца и собирают подаренные цветы, после завершения Таинства.

В большинстве случаев в свидетели супруги выбирают или родных или близких друзей. Согласившиеся на такую роль, становятся духовными родственниками, которые после уже не смогут в дальнейшем обвенчаться между собой. Для пары же они являются, как наставники. Именно поэтому, к выбору подходите со всей ответственностью.

Не рекомендуется брать:

  • родителей;
  • людей, которые живут в незарегистрированном браке. Это объясняется тем, что церковь не приветствует такие союзы;
  • разведенных, ведь те, кто не смог сохранить собственное счастье вряд ли способны быть кому-либо советчиками.

Если в Вашем окружении нет подходящих кандидатов, то лучше обойтись и вовсе без свидетелей на венчании. Главное, сообщите об этом заблаговременно батюшке, который будет проводить ритуал.

Стоимость

Что касается цены, то ее как таковой нет, ведь расценок не существует. Но хорошей традицией является добровольное пожертвование храму, в знак благодарности за обряд. Сумма варьируется от места проведения, обычно, в больших соборах Москвы и Санкт-Петербурга принято оставлять от 5000 тысяч рублей, в маленьких же городах чаще всего от 500.

Приметы

Хоть Православная Церковь и не одобряет суеверия, считая их грехом, но люди все равно придумывают различные приметы. На пустом ли они месте или же стоит в них верить – решать исключительно Вам.

  1. Счастье семье принесет искреннее благословение со стороны родителей молодоженов.
  2. В собор нужно заходить с правой ноги.
  3. Огарочки от свечей после венчания хранят, а зажигают, когда сильно заболели дети.
  4. К счастью – попасть после обряда под снег или дождь.
  5. К неспокойной жизни в браке – слышать потрескивание свечек.
  6. Если вдруг с головы одного из супругов спал венец, то он может овдоветь.
  7. Тот, у кого внезапно погаснет свеча – покинет этот мир первым.
  8. Для безоблачных отношений – не смотрите друг другу в глаза, во время сакрального ритуала.
  9. Чтобы в случае беды к Вам пришли на помощь друзья или родственники – возьмите в долг какую-то часть наряда невесты. Это может быть брошка, поясок, платок и так далее.
  10. Сломанный каблук или подвернутая нога сулит хромую семейную жизнь. Поэтому выбирайте удобную и комфортную обувь.
  11. К удаче – посмотреть после Таинства вместе в одно зеркало.
  12. Ровные гладенькие кольца – к такому же спокойному браку. А вот камушки, шероховатости и другой декор – к проблемам и трудностям.
  13. Не давайте никому мерить свой подвенечный наряд или же колечки, тем самым Вы дадите примерить свое счастье.
  14. Хорошей приметой считается услышать после церемонии звон колоколов.
  15. Не нужно, чтобы жених видел возлюбленную в праздничном платье, совместный выбор и покупка так же запрещены.

Дышу Православием

О православии с любовью… Миссионерский портал. Здесь вы найдете множество ответов на самые разные вопросы о православии

ПОПУЛЯРНОЕ

  • Зачем перечитывать Библию?
  • Совесть и стыд — в чем разница и как отличить одно от другого?
  • Преображение Господне — духовный смысл праздника
  • Василий Великий. Житие
  • Авраамий Смоленский, преподобный. Житие
  • Самоуважение — христианское самоуважение
  • Агния (Анна) Римская, мученица
  • Любовь и справедливость
  • Смирение — 20 советов для смирения
  • Агапия, Ирина и Хиония. Мученицы. Житие
  • Болезнь — Бог не требует от больных телесных подвигов
  • Молитва — почему молитва бывает «не услышана» ?
  • Богослужение и дети — с какого возраста приучать к церковной службе?
  • Адам и Ева — почему за грех Адама и Евы расплачиваемся мы?
  • 10 советов постигающим веру
  • Православное воспитание детей. Тайна воспитания
  • 50 советов от Феофана Затворника
  • Анатолий Баданов — Чтение молитвенного правила по Феофану Затворнику
  • Пасочница — как делать пасху
  • Уныние — что такое уныние и как с унынием бороться?
  • Адриан Пошехонский, священномученик. Житие
  • Православный взгляд на болезнь — почему мы болеем?
  • Свобода — что такое христианская свобода?
  • Суббота — как Церковь относится к субботе?
  • Анатолий Баданов — О Воскресении из мертвых

Наши друзья

Венчание — что означают венцы ?

Венчание — что означают венцы ?

Православное венчание глубоко символично. Венцы брачные – напоминающие по форме царскую корону венцы (один с образом Спасителя, другой – Божией Матери), возлагаемые на главы жениха и невесты при совершении Таинства Брака.

Они напоминают о чистоте и царском достоинстве первосозданной человеческой четы – Адама и Евы, и знаменуют собою венцы, уготованные супругам в Царстве Небесном по окончании их совместного многотрудного пути ко спасению.

Венцы, которыми мы венчаемся, которые держат над главами молодоженов свидетели – это и венцы домашнегоцарства и это же мученические венцы, ведь супружеский союз предполагает жертву своими собственными привычками и пристрастиями ради счастья любимого человека. Именно поэтому, когда священник ведет молодых вокруг аналоя, хор поет песнопение: «Святые мученики, славно подвизавшиеся и увенчавшиеся, молитесь ко Господу о помиловании душ наших».

Венцы положено надевать, но Церковь разрешает держать их на весу, так как некоторые невесты делают такую прическу, что надеть венец невозможно =)

Венец — ещё в древности был символом победы. Поэтому возложение венцов на главы жениха и невесты служит для них как бы наградой за их целомудренную жизнь до брака.

«Венцы, — говорит Свт. Иоанн Златоуст, — полагаются на главах брачующихся в знамение победы, для того, чтобы показать, что они, непобедимые страстию до брака, таковыми приступают и к брачному ложу, т.е. в состоянии победителей похоти плотской. А если кто будет уловлен сладострастием, отдал себя блудницам, то для чего ему, побеждённому, иметь и венец на главе своей?».

Те же, кто не сумел сохранить до брака целомудрия, должны чувствовать себя недостойными венцов, и в этом глубоком сознании собственного недостоинства пусть примут они твёрдое намерение изгладить свои прежние грехопадения покаянием и богоугодными делами. В этом случае венец да будет им напоминанием, что они должны благочестивой жизнью выкупить его драгоценность, что ныне дан он им как бы в заём, а надо приобрести его в полную собственность.

И никак нельзя позволить себе осквернять его нарушением супружеской верности.
Венец — образ солнца, от которого и тепло, и свет. Наше же Солнце — Христос. По венчании снимаются венцы с увенчанных, но невидимо они должны остаться: не снимается царское достоинство, не удаляется святое церковное благословение.

Кто могут быть свидетелями на венчании и можно ли обойтись без них, обязанности

Таинство венчания — это заключение брака в православной церкви. Молодые получают от священника благословение на дальнейшую семейную жизнь. Венчаться могут только крещенные и верующие люди.

Для начала необходимо подготовиться к такому событию духовно. И подойти к этому осознанно. Ведь молодые будут отвечать перед Богом за свои дела и помыслы. Не стоит делать это, потому что соседи так сделали.

После венчания люди не смогут расторгнуть свой брак. Об это тоже необходимо подумать заранее.

Венчание — это одно из семи таинств русской православной церкви

Данный обряд проводится в присутствии свидетелей и гостей. Но многие задаются вопросом, а можно ли венчаться без свидетелей? Попробуем в этом разобраться.

Роль свидетелей на венчании — это скорее дань давней традиции

Раньше когда брак заключался только в венчании, роль свидетелей была очень важна. Люди расписывались в приходской книге в церкви, что могут вступить в брак по обоюдному согласию.

А сейчас скорее роль свидетелей на венчании не так уж и важна. Если у молодых нет того, кого они могли бы пригласить в свидетели, то обряд проходит без них. Необходимо заранее предупредить священника в той церкви, где молодые собрались обвенчаться.

Молодые могут пригласить на таинство венчания — гостей.

Случались такие случаи, когда жених и невеста хотели тайно венчаться, чтобы никто не знал. На самом деле это неправильно. Необходимо получить благословение родителей, а затем уже разрешение священника.

Так же многие задают вопросы, а как правильно выбрать свидетелей, кем они должны быть? Кого можно брать в свидетели, а кого нет? На все эти вопросы также есть свои ответы.

Правила венчального этикета

Гостям, приглашенным на таинство венчания (ограничений относительно их присутствия обычно не бывает, однако этот момент также лучше заранее обсудить со священником), следует знать элементарные правила поведения в церкви. Совершенно нельзя:

  1. Опаздывать и ходить по храму, если обряд уже начался. Родственники и близкие, приглашенные на венчание, обязаны приехать заранее, заняв свое место согласно традиции: гости со стороны жениха располагаются справа от входа в церковь, гости со стороны невесты – слева.
  2. Громко разговаривать и смеяться. Входя в храм, стоит также выключить мобильные телефоны: несвоевременным телефонным звонком можно оскорбить не только церковь в лице ее служителей, но и молодоженов.
  3. Стоять, повернувшись спиной к иконостасу и образам.
  • Молиться о чем-то ином, кроме как о женихе и невесте или «за воспитавших родителей». Находясь в храме во время венчания, родные и близкие молодоженов на всем протяжении ритуаладолжны горячо и искренне возносить молитвы, повторяя в мыслях слова священника: «Господи, Боже наш! Славою и честью венчай их!» и тем самым усиливая его молитву.
  • Демонстрировать невоздержанность в алкоголе и не только. Покинув церковь и отправившись на свадебную трапезу, стоит также соблюдать элементарные правила приличия: венчание – не повод для обильных возлияний, диких танцев, нескромных речей и песен. Так, 53-е правило Лаодикийского Собора гласит: «Не подобает на браки ходящим скакати или плясати, но скромно вечеряти и обедати, как прилично христианам».
  • Важно помнить: венчание – не представление ради развлечения, это таинство, от которого может зависеть вся последующая супружеская жизнь молодых. Потому вместо того чтобы, как говориться, гневить Бога, стоит искренне и смиренно попросить у Всевышнего благословения новой семьи и ее потомства.


    Свидетели на венчании — верующие и ответственные люди

    Свидетели — наставники духовной пары молодоженов.

    Свидетели держат венцы над головами венчающихся

    Кто может быть свидетелем на венчании:

    • человек верующий и ответственный;
    • серьезно воспринимающий брак и венчание.

    Кого нужно брать в свидетели — это вы должны решить сами. Это может быть женатая пара, неженатые друзья или просто друзья молодых.

    Кого не стоит брать в свидетели:

    • людей, находящихся в разводе, ибо они когда — то разрушили свой брак и не смогут быть наставниками пары;
    • люди, которые живут вместе, но не в зарегистрированном браке, считается, что такие люди живут в грехе;
    • некрещеные люди;
    • люди другой религии. Этот вариант возможен в том случае, если этот человек принял православие до венчания.

    Каждый верующий человек должен носить крест.

    Свидетелями на венчании могут быть и родители.

    Только они должны состоять в браке. А если они тоже будут обвенчаны то это тоже хорошо, но если нет, то это необязательно.

    Смотрите также статью Можно ли расписываться в пост перед пасхой

    Роль свидетелей в обряде венчания в православной церкви

    Изначально, когда церковный союз имел юридическую силу, роль свидетелей в церемонии венчания была ключевой. Поручители свидетельствовали перед Богом и церковью о честности намерений, обоюдности желания молодых и отсутствии препятствий к созданию семейного союза между мужчиной и женщиной.

    Свидетелей выбирали среди добропорядочных христиан из близкого окружения будущих супругов. Восприемники пары непосредственно окунались в действо, держали венцы над головами брачующихся, визировали факт вступления в брак записью в акте о совершении венчания и метрике. Также подразумевалось участие свидетелей в духовной жизни семьи.

    Сегодня роль поручителей отчасти видоизменилась, но их присутствие желательно при проведении классической церковной церемонии. За свидетельствующими сохранились обычаи держать корону над головами венчающихся, подавать обручальные кольца, стелить под ноги молодым рушник. Также восприемники сопровождают пару всю церемонию венчания, в том числе в крестном ходе, а по окончании обряда помогают новобрачным принимать цветы от гостей.

    Накануне венчания — каждый должен причаститься Святых Христовых Тайн

    Каждый из молодоженов должен накануне венчания исповедаться и причаститься. А также соблюдать пост и читать молитвы.

    Женщина должна выглядеть соответствующе, желательно как можно скромнее. На ней должно быть надето платье или юбка желательно ниже колена, сверху одет платок.

    Мужчинам, заходящий в храм должен снять шапку. Надеть следует брюки и желательно рубашку.

    Также важный момент для женщин. Нельзя заходить в храм во время критических дней. Поэтому день венчания нужно рассчитать заранее, чтобы не попало на эти дни.

    Назначайте венчание на более безопасные дни. А также это касается и свидетельницы, она тоже должна заранее обговорить это с невестой.

    В храме необходимо вести себя тихо, не разговаривать, слушать молитвы и песнопения.

    Когда день и время свадьбы обговорено, молодым необходимо приобрести венчальные иконы — Пресвятой Богородицы и Иисуса Христа.

    Венчальные Иконы Пресвятой Богородицы и Иисуса Христа

    Также приобрести их могут свидетели в качестве подарка молодым

    Обязанности во время церемонии

    Стандартные обязанности поручителей заключаются в следующем:

    • Расстилать у алтаря белое полотенце для молодых (что делать после венчания с атрибутами обряда?).
    • Подавать кольца, если батюшка не оставит их лежать на аналое.
    • Держать венцы над головами жениха и невесты.
    • Вслед за новобрачными трижды совершить шествие вокруг алтаря.
    • Собрать у гостей букеты и, с позволения священника, оставить часть из них для украшения церкви.

    Незадолго перед таинством поручителям следует исповедаться и причаститься. А затем вплоть до самого венчания соблюдать пост, думать о духовном и стараться избегать интимных отношений, даже когда речь идёт о супругах. Перед церемонией лучше вовсе воздержаться от принятия пищи.

    Упомянем ещё один вопрос, который часто беспокоит молодых людей, ответственно подошедших к своим обязанностям: что свидетели дарят на венчание молодым? Традиция требует, чтобы презент отражал роль духовных наставников, которую поручители принимают на себя:

    • Икона или медальон и с изображением одного из святых-покровителей брака.
    • Резные подсвечники или лампада.
    • Красивый иконостас.
    • Сувениры, привезённые из паломнических поездок.
    • Или же сертификат на поездку по святым местам, коих можно отыскать великое множество как в России, так и за рубежом.

    Венец над невестой — держит женщина, над женихом — мужчина

    Никаких строгих правил, кто должен держать короны, над головами молодоженов нет.

    Традиция установлена такая, что невесте держит женщина, подруга. А жениху, мужчина, товарищ, друг.

    Но держать необходимо все то время, пока идет венчание. Опускать корону нельзя, руку держащую корону, можно поменять. Потому что продержать корону на вытянутой руке сорок минут каждому будет не просто.

    А как же быть с венцами, если венчание без свидетелей проходит? На самом деле все просто. В таком случае венцы просто одевают на голову.

    На этом фото, свидетелей у молодоженов нет, поэтому венцы одевают на голову

    Как видите на фото, обряд венчания проходит точно также, если бы здесь были свидетели.

    Родители — лишь свидетели и сомолитвенники своим детям

    Также интересен, становится тот факт, что какая роль отведена родителям молодоженов на венчании. У других народов, отец перед венчанием дочери соединял ее руки и передавал жениху. Это означало, что семья невесты передает своего ребенка в семью жениха.

    В православии остался лишь отголосок того. Священник перед началом венчания соединяет руки молодых. Держа руки невесты и жениха, водит их по храму, трижды обходя аналой.

    А родители — всего лишь обычные гости, свидетели венчания.

    На венчание многие дарят подарки, как и на свадьбу

    После венчания в церкви молодым тоже дарят подарки. Чаще всего дарят:

    • венчальные иконы;
    • Евангелие;
    • молитвословы;
    • лампадку;
    • венчальные свечи.

    Многие дарят золотые подвески с изображениями святых. А также предметы быта:

    • постельное бельё;
    • чайный сервиз;
    • набор кастрюль;
    • бытовую технику.

    То есть дарят то, что и на свадьбу.

    Венчание — это огромный ответственный шаг для молодых. Теперь вы имеете представление, как проходит данный обряд и нужны ли свидетели на венчании. В каждом православном храме имеются свои правила.

    В каком-то храме могут разрешить без свидетелей венчаться, а в каком только со свидетелями. Но все заранее должно обговариваться с приходским священником.

    Оставляя комментарий, Вы принимаете пользовательское соглашение

    Таинство Венчания

    В этом Таинстве люди не только дают обещание и на них возлагается ответственность перед Богом, но и получают благодатную помощь на всю дальнейшую супружескую жизнь.

    Венчание в церкви допустимо после регистрации брака в ЗАГСе

    Сам обряд занимает не столь продолжительное время и состоит из следующих моментов:

    • перед венчанием происходит обручение, во время которого жених и невеста обмениваются кольцами, в старые времена между обручением и браком проходило какое-то время, сейчас все это делается сразу;
    • после того как прошло обручение, жених и невеста с зажженными свечами подходят к аналою, на котором лежат крест и Евангелие;
    • священник читает молитвы, произносит великую ектению, затем, благословив, надевает на головы жениха и невесты венцы;
    • читаются соответствующие места из Апостола и Евангелия, священник опять молится (читает ектению), читает «Отче наш»
    • брачующимся дают из одной чаши выпить разведенное теплой водой вино;
    • священник трижды ведет жениха и невесту вокруг аналоя под пения хора «Исайя ликуй» и прочее.

    После этого снимаются венцы, и священник читает завершающие молитвы. Теперь вступившие в брак люди полноценные муж и жена.

    Рейтинг
    ( Пока оценок нет )
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: