Православие и кремация: отношение церкви и мнение священников, тонкости и нюансы, ответы на частые вопросы

Кремация и православие

Как православие относится к кремации

Православие не запрещает кремирование усопших, не отказывает в поминальной службе, но настоятельно советует выбрать захоронение в землю. Считается, что полное уничтожение тела при его сожжении противоречит учению о Воскресении из мертвых. И дело здесь не в том, что Господь не может воскресить из праха – считается, что Бог восстановит тело из любой стихии: по мнению церкви, люди должны должным образом отнестись к останкам покойного. Немаловажную роль играет и соблюдение традиций, а кремация в представлении православных верующих – опасный отход от них.

Отношение православной церкви к кремации

Официально Русская Православная Церковь не препятствует кремации под угрозой отлучения от Причастия, но не признает кремирование нормой погребения. Кратко отношение РПЦ к кремации можно сформулировать следующим образом: церковь не будет критиковать и запрещать сожжение тела, но настоятельно рекомендует родственникам покойного выбрать традиционный способ захоронения в землю.

Церковь учитывает, что бывают самые разные обстоятельства, препятствующие трупоположению: например, в Японии разрешено только кремирование. С пониманием относится к трудностям с захоронением в больших городах (новые кладбища очень далеко) и выбору кремации из-за финансовых проблем, учитывает и другие возможные ситуации, например, человек скончался из-за какой-то опасной заразы, учитывается и желание самого усопшего. В целом РПЦ снисходительно относится к кремации, но не одобряет её. При этом настаивает, чтобы были проведены все традиционные погребальные обряды.

Кремация или погребение: что лучше для души

Для души человека не имеет значения, каким образом было захоронено его тело: сожжено или предано земле. Что стало с его физической оболочкой, умершего не должно волновать, ведь только праведные дела в течение всей его жизни открывают усопшему ворота в Рай. В жизни ведь бывают разные ситуации, когда тело нельзя захоронить: пожары, катастрофы, просто не нашли: Господь всё равно воскресит тело.

Некоторые считают, что сожжение тела очистит грешную душу, но христианство отрицает это. Единственный путь очищения от грехов – покаяться перед смертью на исповеди. Если же по каким-то причинам человек скончался без покаяния, тем родственникам, которые беспокоятся за его душу, надо молиться в церкви и ставить там свечи за упокой души.

Последствия для живых

Если покойный настоял на кремации, на его близких это никак не отразится – им не о чем беспокоиться. Если же все же сомнения остались, лучше зайти в церковь и поговорить со священником: он выслушает, объяснит, успокоит.

Что делать с прахом

Правила православия настоятельно советую захоронить урну с прахом в земле. При этом не требуется присутствие священника: отпевание проводится перед кремацией.

Отпевание перед кремацией

Хотя церковь и отрицательно относится к кремированию, священник всё равно проведет погребальную службу, если этого пожелают родственники покойного. Для церкви важнее молитва по покойному, прощение его грехов и подготовка к воскрешению. Но при этом церковнослужитель обязан напомнить об отношении православия к кремации. Если не удалось провести панихиду перед самой кремацией, отпевание можно заказать позднее заочно в церкви. Учтите, что заносить урну с прахом в церковь нельзя.

Бывают, правда, случаи, когда конкретный священник отказывает отпевать перед кремацией: это его личная позиция и вы должны с пониманием отнестись к ней. Всегда можно обратиться к кому-нибудь другому, объяснить, почему выбрана именно кремация: вам не откажут в помощи.

Поминки после кремации

Зависимо от способа захоронения, погребальные традиции в целом остаются неизменными, в том числе и поминки: они ничем не отличаются от тех, которые проводятся после захоронения в землю Важен же не обряд, а его суть, назначение: близкие усопшего провожают его душу, это день памяти.

Официальные документы

Состоявшееся в мае 2015 года заседание Священного Синода РПЦ выпустило меморандум по вопросам погребения усопших: его можно считать главным руководством по выбору способа захоронения. Основные положения документа:

  • Тело христианина требует особого отношения, так как оно храм Божий.
  • Обычаю предавать тело земле уже не одна тысяча тел.
  • Хотя Бог может воскресить даже при отсутствии тела, в христианских традициях принято воскрешение в телесной оболочке.
  • Кремация не запрещается, но признается нежелательной. Священник обязан донести это до родственников покойного.
  • Урна с прахом должна быть захоронена именно в земле.
  • Церковь поддержит молитвой кремированных, как она это делает при отсутствии тела по каким-то другим причинам.

Кремация в исламе

Кремация в исламе категорически запрещена. По мнению исламских правоведов, тело мусульманина должно одинаково оберегаться как при жизни, так и после смерти, а в хадисе сказано: “ломать кость умершему подобно тому, что ломать её живому”. На основании хадиса они пришли к выводу, что запрещено как-то портить тело, уничтожать или сжигать его, даже если так захотел сам умерший. Не допускаются вообще любые посягательства на тело покойного, даже бальзамирование: тело надо как можно быстрее предать земле, лучше в течение суток.

Исключение могут составлять только эпидемии, но в любом случае надо получить разрешение мусульманских властей.

Отношение других религий

Христианство

В целом кремация не рекомендуется, но и не запрещена. Но в христианстве имеется много ответвлений, каждое из которых может иметь на этот счет свое мнение. Например, католицизм последовательно выступал против кремации, но в 1963 году запрет был снят. Протестантство к вопросу кремации относится в целом спокойно, предоставляя выбор способа погребения на усмотрение усопшего и его родственников.

Есть среди христианских концессий и те, которые не приемлют кремацию ни при каких условиях: к таким ортодоксальным ответвлениям относится, в частности, греческая церковь.

Иудейство

Еврейские традиции категорически запрещают кремацию, так как еврейская вера гласит, что душа и тело воссоединяются после смерти: получается, что тело священно и должно быть предано земле.

В то же время допускаются надлежащие похороны праха, если усопший не был воспитан в еврейской вере и был кремирован против своей воли.

Буддизм и индуизм

Испокон веков в Индии предпочитали сожжение трупов их захоронению в земле, более того, многими она считается обязательным этапом прощания с усопшим.

Другие вероисповедания

В большинстве других, не столь многочисленных религиях в наше время кремация разрешена или, по крайней мере, не преследуется: различные языческие верования, синтоизм, джайнизм, свидетели Иеговы.

Вселенское православие как церковь относится к кремации человека

Сегодня по-настоящему мало кого интересует, как церковь относится к кремации человека. Этот вопрос муссируется в СМИ для успокоения собственной совести, чтобы найти красивое объяснение дикому отношению к телу покойника. Вся суета вокруг финансовых проблем с захоронением, особенно в больших городах, действительно вызывает у близких усопшего дополнительные проблемы. Но терять свое человеческое лицо, не говоря уже о христианском мировосприятии, не стоит. Ведь дело не только в традиции, на чем настаивает церковная иерархия, но главное — в отношении к вере, которую попирают все кому не лень с попустительства и стыдливого молчания тех, кто еще отождествляет себя с православием.

Свидетельства седой и недавней старины

Кремацию придумали во времена построения Вавилонской башни, когда люди были наказаны за стремление стать выше Бога. Именно в этот момент возникло язычество и многобожие, а вместе с ними — атеизм, материализм и прочие культы. Сжигать труп, когда нет ничего святого, проще и выгоднее. Бизнес на мертвых также появился не сегодня. Древние жрецы знали толк в добывании денег на горе других людей.

До революции в России вопрос, почему нельзя кремировать покойника, имел только негативный ответ. Горожане составляли меньшинство в процентном отношении ко всей численности населения страны. Большая часть людей жила в сельской местности и проблем с местами для кладбищ не возникало, земли хватало всем. Сотни лет христиане хоронили своих родственников и знакомых на погостах — деревенских кладбищах. Никому и в голову не приходила страшная мысль зарабатывать на этом деньги. Даже самый убогий находил упокоение под христианским крестом, как символом воскресения.

Читайте также:
«Возлюби ближнего своего, как самого себя»: толкование заповеди, смысл и значение


После 1917 года в СССР было официально разрешено подвергать кремации усопших. Мнение Православной Церкви власть имущих тогда не интересовало. Бога нет, личность после смерти полностью уничтожается, бытие правит сознанием — эти и прочие коммунистические догмы привели к появлению языческих мумий типа ленинской в центре столицы, а по всей стране — многочисленных крематориев. Первое подобное заведение было организовано уже в 1920 году. Вскоре в Кремлевской стене появился колумбарий, где замуровывали урны с прахом советских деятелей после кремации.

Правители, которые были далеко не русскими людьми, организовали массовую вакханалию над верой и здравым смыслом.

Буквально за 2 поколения благодаря насилию и пропаганде все эти циничные нововведения стали привычным явлением. Уже 3 десятилетия большевизма не существует как планетарного явления, но разрешенный им ритуал сжигать упокоившихся людей продолжает благополучно шествовать по территории России. Так 70 лет безбожного правления, урбанизация, западный образ жизни постепенно вытесняют благочестивый обычай и мешают отнестись к покойнику как к человеку.

Причины распространения кремации на русской земле

В настоящее время РПЦ, как и во все времена, категорически против кремации. Но этого уже недостаточно. Ведь идеи бессмертны — будь они языческие, еретические или коммунистические. Все они направлены на борьбу с Богом. Сегодня активно возрождаются храмы. Явная атеистическая пропаганда притихла. Но сжигание усопших христиан, тем более православных, продолжается. Что может являться источником подобного отношения, как не отсутствие настоящей веры?

Многие проходят таинство крещения, 1 раз в год на Пасху заходят в храм и считают себя истинными христианами. Но как только дело доходит до отстаивания мировоззрения перед иноверцами или обстоятельствами, какими являются похороны, мужество куда-то пропадает. Отсутствие с младенчества обучения верности Церкви, русским традициям, не говоря уже о понимании Православного учения, привели к возрождению подобной дикости.

Согласно данным статистики, более 60% умерших москвичей заканчивают свое земное существование в крематории.

Все крупные города России активно строят новые печи для проведения огненных похорон. В Санкт-Петербурге проблема с землей еще более актуальна, чем в столице. Городские кладбища переполнены, и людям приходится соглашаться на проведение языческого ритуала. Ведь сожжение стоит гораздо дешевле, чем православное погребение. Другой важной причиной развития сети крематориев по всей стране стал экономический интерес заинтересованных деловых структур, властей предержащих и прочих элементов. За место на кладбище в большом городе необходимо заплатить огромные деньги.

Что общего между языческим жертвоприношением, костром инквизиции и красивым крематорием?

Почему бизнес стал определяющей моделью в жизни русского человека? Это объясняется прерванной связью поколений, объединенных верой и традицией. Экономическая зависимость от доллара вынуждает большинство людей, не обремененных христианскими знаниями, жить в соответствии с теорией Дарвина. Если предки были обезьянами, то их можно спокойно отправлять в печь. Отношение же Церкви к кремации — только отрицательное. Сегодня в Германии витает идея о строительстве пирамиды по примеру пирамиды Хеопса, где можно упрятать 50 млн. урн с прахом сожженных трупов. Такой план вполне совпадает с другим модным намерением демократии — разрешать проведение эвтаназии смертельно больных. В некоторых «гуманистических» странах она стала уже законом. Вскоре немецкие концлагеря времен Второй мировой войны окажутся детской шалостью. Ведь нужно значительно увеличить количество крематориев для сжигания убиенных «врачами» людей.

У буддистов и индуистов до сих пор сжигают умерших в крематории.

Это связано с древним верованием в то, что тело — темница для души. Поэтому от него нужно поскорее избавиться, как от временного и вредного явления. Средневековые инквизиторы отправляли на костры уже живых людей, но под видом борьбы с крамолой. И только Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь стала на пути распространения кощунства с лицом гуманизма над душами живых и телами почивших православных. В каждый христианский обряд вложен определенный смысл. Не исключением являются:

  • появление на свет;
  • крещение;
  • отпевание;
  • смерть и погребение.

Кремация напоминает «пещь огненную», описанную в Евангелии, «где будет плач и скрежет зубов». Но это не означает, что все сожженные будут отправлены в ад. Бог судит по иным критериям, а не по способу погребения. За сознательное пренебрежение словами Священного Писания придется нести ответственность. Церковь советует не допускать кремировать христиан по причине не только того, что это может повлиять каким-то образом на участь покойника в вечности, но из-за нанесения духовного вреда живым.

Процедура кремации и ее история

Прежде чем узнать, что по этому поводу думает Русская православная церковь, необходимо разобраться в самом этом процессе.

По сути, это просто сжигание трупа при очень больших температурах так, что в итоге от человека остается лишь горсть пепла. После процедуры прах помещают в погребальную урну и ее хоронят на кладбище либо же (сегодня это модно) пепел рассеивают над землей.


Кремация – один из видов погребения

С экономической стороны городским управлениям процедура выгодна, ведь не нужно отделять места под кладбища, а даже если и надо, то погребальных урн на одну и ту же площадь влезет больше, нежели полноразмерных гробов. С точки здравоохранения процесс также положительный: не надо хоронить инфицированные тела, они не выделяют трупный яд, не заражают землю и пр.

Православие о смерти:

  • Куда девать крестик умершего
  • Испытания души после смерти
  • Как пережить смерть близкого человека

Исторически так сложилось, что предки предпочитали также сжигать умерших, а не хоронить их. Процедура кремации была распространена в Древней Греции и Риме. Сжигали мертвых и викинги, отправляя горящие ладьи с телами в море. Однако делали они потому, что не верили в вечность и воскресение мертвых. Считалось, что душа человека перерождается в новом теле, поэтому старое можно уничтожить.

С приходом христианства эту традицию отнесли к языческим и постарались полностью забыть — в Европе до XVIII века она была запрещена под страхом казни. Но в те времена число умиравших вследствие эпидемий и моров серьезно увеличивалось, а выделять места под захоронения было невозможно и начали появляться братские могилы. Тогда правительство решило пересмотреть отношение к сжиганию тел.

На сегодняшний день разрешают сжигание умершего:

  • буддизм;
  • индуизм;
  • джайнизм;
  • синтоизм;
  • различные языческие ветви;
  • свидетели Иеговы.

Отрицают эту процедуру и запрещают ее:

  • ислам;
  • иудаизм;
  • греческая православная церковь.


Кремация не является православной традицией

Касательно последнего пункта: в Греции церковь не отделена от государства и поскольку она запрещает сжигание, то на территории государства (также острова Кипр) нет ни одного крематория. Что касается основных христианских конфессий, то они придерживаются слов Минуция Феликса, который сказал, что «христиане не боятся этой процедуры и вреда от сжигания покойников нет, но лучше придерживаться древнего обычая захоронения, который более полезен и назидателен».

Как относится православное сознание к сжиганию мертвых?

В настоящее время для оправдания кремации внедряется мнение, что разницы между традиционными похоронами и кремацией не существует. Ведь все равно тело становится прахом, как написано в Библии. Иногда люди тонут, сгорают в пожарах, и захоронить их невозможно. На это Православная Церковь дает серьезный и обоснованный ответ. Согласно ее учению тело христианина — храм Духа Святого. И у большинства людей оно после смерти постепенно тлеет. Кончина сравнивается с умиранием зерна, которое, разлагаясь, дает плод. Так и тело после разлучения с душой ждет своего часа для всеобщего воскресения, «прорастая в земле». О важности телесной субстанции свидетельствуют тысячи примеров нетления святых угодников. Например, в пещерах Киево-Печерской лавры находится более 200 святых мощей преподобных, которым уже более 1000 лет. Их тела не разложились в условиях высокой влажности и температуры воздуха. Эти люди одарены Божественной благодатью, которая сохранила храм Духа Святого в целости.

Читайте также:
Православие и телевизор: отношение церкви и мнение священников, можно ли смотреть или нет

Является ли кремация грехом, аргументированно может ответить только Истинная Церковь — Православная. В конце мировой истории произойдет всеобщее воскресение усопших, первым из которых был Иисус Христос. То есть восстанет тело и соединится с душой. Это действие подразумевает, что Бог в силе восстановить всего человека. А люди, сжигая труп, отказываются от веры в воскресение мертвых.

Священство не перестает повторять, что умерший назидает живых. Недаром в староеврейской традиции было такое правило: направлять на похороны молодежь и детей, чтобы они помнили о своей участи. Евангельская истина, утверждающая, что у Бога нет мертвых, а все живые, еще больше подчеркивает важность отпевания и похорон. Захоронение умершего в землю ближе библейской традиции, чем сжигание его в печи.

Отношение православия

Традиция сжигать тела относиться к язычеству, а для православного человека могила — это символ воскресения. Бог помещает Духа Святого в тело человека, и оно становится Его сосудом, поэтому в послании Коринфянам Павел пишет заботить о своем теле. Во время смерти и процесса захоронения телу отдают почести, как сосуду Божьему и засыпают в землю для последующего воскресение.

Господь сохраняет элементы плоти, чтобы в день Воскресения даровать им новую жизнь. Иисуса Христа после смерти также погребли в гробнице, так и христианам следует погребать своих умерших.

На Архиерейском соборе Русской православной церкви не было признано кремацию нормой для погребения, но при этом церковь не будет лишать поминовения тех христиан, которые были не погребены в землю, а сожжены. Более подробно о соборе и его решениях можно прочитать в документе «О христианском погребении усопших».


Православная церковь рекомендует традиционный способ погребения

Также Священный синод издал еще один документ, призвав священство не осуждать кремацию и людей, которые предпочли такой способ захоронения, но относиться к нему как к нежелательному.

Важно! Православная Церковь (как и католическая в этом вопросе) не запрещает кремировать умерших, но рекомендует выбирать традиционный способ погребения.

Этот вопрос решает сам человек в своем завещании, либо его родственники после его смерти, но священники могут упоминать и читать панихиды за таких покойников.

В Библии есть лишь одно обязательное условие для погребения — чтение молитвы по усопшему, поэтому на кремацию, как и на панихиду следует призывать священников для проведения погребальной службы. При этом, обязанностью священников является напоминание прихожанам об отношении Церкви к этому процессу. После кремации прах должен быть захоронен в земле.

Читайте о похоронах:

  • Православный обряд погребения
  • Что такое отпевание
  • Душа на 40-й день после смерти

А что с душой?

Молитвы, направленные к Богу, успокаивают и умиротворяют любого грешника, если он был истинным членом Церкви, а не номинальным. Прихожанину, хоть немного разбирающемуся в канонах, близок и понятен чин, когда происходит отпевание покойника. Душа, находящаяся в этот момент над собственным телом, все это видит и понимает. Что творится с духом сжигаемого, невозможно даже представить. Для неверующего живого родственника главное — выполнить все земные правила, чтобы при этом его не осудили соседи или знакомые. Чаще всего у близких усопшего несколько задач:

  • купить престижное место на кладбище;
  • заказать самый лучший гроб;
  • устроить шикарные поминки с деликатесами и разносолами.

Но эти проблемы временно живых уже никак не касаются того, кто отошел в вечность. Какое может быть отношение православия к кремации, если она в корне отметает понятие о загробной жизни? Живые просто не верят в существование иного мира, поэтому и допускают подобное действо. Необходимо понимать, что усопшие не находятся на кладбище. Тут только прах, а духовная субстанция содержится до всеобщего воскресения в нематериальных обителях.

Как Церковь относится к кремации человека, можно понять, рассмотрев хотя бы азы ее догматики.

Люди, жившие в соответствии с заповедями Божиими и похороненные на разных кладбищах, в других государствах, встретятся в загробной жизни и будут вместе. Тот, кто был богоборцем, не может быть вместе с верующим, даже если прожил десятки лет в супружеских или других родственных отношениях.

По-человечески этот момент понять можно, но у Бога свои замыслы. Многие спрашивают, можно ли отпевать покойника после сжигания, или лучше заочно провести чин погребения. Священству разрешено проводить заупокойную службу. Иначе это было бы противным православному учению. Церковь не лишает усопших поминальных молитв, невзирая на тот или иной способ захоронения. Чин отпевания необходим душе покойника для того, чтобы она по возможности преодолела путь, на котором ей встретится бесовская орда. Поэтому сожжение — это грех не усопшего, а тех, кто это сделал.

Что такое кремация

Кремация – это процесс сожжения тел умерших людей. Сегодня тела сжигают в специально оборудованных учреждениях – крематориях. Тело умершего предварительно регистрируют с присвоением идентификатора, а затем сжигают вместе с гробом. Останки измельчаются в прах, который затем помещается в специальную урну. Место дальнейшего хранения погребальных урн называется колумбарием. Такие хранилища оборудуются на кладбищах и при крематориях. Кремация в Православии в последние годы стала особенно актуальной.

Кремация практиковалась еще с древности, зачастую как специальный обряд, связанный с языческими верованиями. Но в наше время кремация получает всё большее распространение, в том числе в России. У этой практики есть как сторонники, так и противники. Вопросом “можно ли кремировать православного человека” часто задаются люди, вынужденные хоронить своих близких.


Печь крематория, в которой происходит сожжение покойника

Кремация и православная церковь — отношение к сожжению тел усопших

Все люди смертны — на каком-то этапе своей жизни, чаще в глубокой старости, они уходят в иной мир, а их близкие сталкиваются с решением вопроса о захоронении. Погребение требует немалых финансовых расходов, стоимость участков на кладбище растет ежегодно, а на получение всех необходимых для проведения погребального ритуала документов может уйти несколько дней.

В ряде случае родственники усопшего, руководствуясь его последней волей и другими обстоятельствами, вместо традиционного захоронения отдают предпочтение кремации.

В данной статье мы поговорим об отношении православной церкви к этой процедуре.

Как относится церковь к сожжению тел усопших?

Первыми кремацию стали выполнять древние греки и римляне. В давние времена христианство причисляло это процедуру к варварским обычаям, поэтому она использовалась крайне редко. Но современные реалии делают кремирование все более популярным.

Среди главных преимуществ этой процедуры, делающих ее востребованной можно отметить:

  1. Экологичность (данный факт доказан многочисленными исследованиями);
  2. Отсутствие необходимости покупать место на кладбище и ухаживать за могилой;
  3. Возможность распоряжаться урной с прахом по своему усмотрению (захоронить, хранить дома или развеять по ветру).

Кремация является одной из разновидностей погребения. Многие религии, включая индуизмом с буддизмом, приветствуют эту процедуру, но не христианство. Кремирование не относится к православным традициям.

Внимание! Согласно канонам православия могила является символом воскрешения. Святой Дух по велению Господа вселяется в человеческое тело, и оно превращается в Его сосуд. После смерти и в процессе погребальной церемонии усопшему отдаются почести, после чего его закапывают вместе с гробом в землю для воскрешения в будущем.

Бог частично сохраняет плоть, чтобы в день Воскрешения умершие вернулись к жизни. После распятия на кресте Иисуса Христа похоронили в гробнице и представителям православной веры предписывается хоронить близких таким же способом.

Читайте также:
Апологеты: понятие и значение в христианстве, задачи, история, особенности

Русская церковь не считает кремацию нормальной формой погребения, но и не лишает поминовения рабов божьих, тела которых сжигают, а не закапывают в землю.

Православие рекомендует использовать классический способ захоронения. Но это не значит, что кремация находится под запретом, просто она считается нежелательной:

  • Человек должен самостоятельно решить, как его похоронят и обозначить свою волю в завещании.
  • Если он не успел этого сделать при жизни, решением данного вопроса придется заниматься родственникам.
  • Даже при выборе кремации священника можно пригласить на дом для отпевания покойного – представители церкви не откажут в этом.

Внимание! Согласно Библии, молитвы являются обязательным условием при проведении погребальной церемонии, поэтому панихидой недопустимо пренебрегать какой бы способ прощания с умершим не был выбран. Но церковь напоминает, что при использовании кремации прах непременно нужно захоронить в землю.

Как относится церковь к кремации рассказывается на видео:

Священники о кремации умерших: разрешена или нет

Священники в отношении кремирования придерживаются того же мнения, что и церковь.

Они говорят, что захоронение в землю – это самый правильный способ распоряжения телом умершего. Но если обстоятельства складываются так, что возможности похоронить близкого на кладбище нет, можно прибегнуть к кремации.

Важно! Если кому-то пришлось кремировать родственника, не стоит делать из этого вселенской трагедии и оплакивать не только усопшего, а еще и способ погребения.

В каждом человеке заключен некий смысл. Исключением не являются и главные жизненные моменты: появление на свет, крестины, панихида, смерть и похороны.

В процессе кремации тело охватывает пламя, оно словно попадает в печь огненную, такое описание есть в Евангелии. Но это не говорит о том, что умерший непременно попадет в ад. Также не обязательно покойный, похоронный по христианским обычаям, отправится в Рай. Все не так просто.

Если бы пребывание в Царстве Небесном зависело только от способа захоронения, люди бы ничего не делали, чтобы исправить свою жизнь. Бог судит души по прижизненным поступкам.

Кремирование лишь показывает, что не все христиане дорожат Евангельскими словами (речь не идет о процедуре сожжения, выполненной под влиянием обстоятельств).

По словам Митрополита Кирилла, кремация не принадлежит к традициям православия — христиане веруют, что умершие однажды воскреснут.

Кремированием они словно рушат это убеждение:

  • Здесь имеется в виду в большей степени символика, а не реальные вещи.
  • Тело, похороненное традиционным способом, со временем тоже разлагается.
  • Но кремация является осознанным разрушением телесной оболочки и отказа от веры в Бога, дающий шанс на воскрешение.

По возможности, сжигания умерших нужно избегать.

В писаниях Минуция Феликса говорится, что Бог обладает властью воскрешать любые тела, независимо от способа их погребения. Но традиционное погребение считается самым гуманным, оно обогащено библейскими символами и способно стать утешением для близких. На основании этого Церковь и предписывает отказаться от кремации: усопшим уже все равно, а вот родственников это сильно ранит.

Справка! По мнению Протоиерея Владислава Цыпина, кремирование является проявлением неуважения к телу умершего. Но Церковью допускается такой вариант погребения.

На видео протоиерей рассказывает, почему кремация нежелательна для православного человека:

Сжигать тела представителей православной веры можно, но перед этим необходимо выполнить все панихиды, сопровождающие традиционные похороны.

При наличии такой возможности человека рекомендуется хоронить в землю.

Евангелие от Марка

Православные христиане, ежедневно читающие Евангелие, находят для себя все новые и новые смыслы в этой Книге. Как известно, всего канонических Евангелий, вошедших в Новый Завет, четыре — от Матфея, Марка, Луки и Иоанна. Каждая из этих Книг имеет свои особенности.

Для того, чтобы правильно понимать смысл написанного, можно пользоваться специальными толкованиями или пояснениями (только из проверенных авторитетных источников), поскольку неподкованному в теме человеку может быть неясно, о чем идет речь. Сегодня познакомимся с Евангелием от Марка, разберем его особенности и отличия.

О чем говорит Евангелие от Марка

В переводе на русский язык само слово «евангелие» означает «благая весть». Поэтому смело можно утверждать, что весь Новый Завет — это Благая Весть о Христе. Все четыре евангелиста имели перед собой одну цель — поведать миру о своем Учителе.

Некоторые повествования у них повторяются, некоторые являются уникальными только у одного автора — это вполне понятно, ведь события, происходившие 2000 лет назад, были очень необычными. Этим событиям давались самые разные трактовки и в те времена, и сегодня. И для того, чтобы христиане понимали суть произошедшего, у нас и есть Новый Завет.

Помимо многочисленных наставлений, пояснений и напутствий, как наследовать вечную жизнь, в Евангелии мы видим еще одну важнейшую часть — это образ самого Христа. Именно из этих Книг мы черпаем знания о том, каким был Сын Божий на Земле, как проходила Его жизнь. Проникшись этой книгой, мы можем выстроить свой путь для встречи с Христом.

По содержанию Благая Весть от Марка является самым коротким и емким текстом со всех четырех. Святой Марк ведет повествование, в чем-то схожее на Матфея, но некоторые события изложены в другом порядке, а сами описания более краткие.

Адресует свой текст евангелист Марк тем христианам, которые пришли к Истине из язычества. Об этом свидетельствуют ссылки на различные иудейские обряды, незначительные ссылки на Ветхий Завет.

Интересно! У митрополита Антония Сурожского есть записанные воспоминания, где он делится своими впечатлениями от прочтения Евангелия от Марка. По словам Владыки, именно этот текст сделал его верующим человеком, привел к Богу и христианской жизни.

Согласно церковному преданию считается, что свою Благую Весть Марк записал со слов апостола Петра. Достоверно установить данный факт не представляется возможным, но передача информации и глубина написанного позволили включить творение Марка в Новый Завет.

Также именно предание говорит о еще одном интересном факте: в тексте от Марка есть место, где повествуется о некоем юноше, который был вынужден убежать нагим от воинов, которые пришли за Христом перед арестом. Считается, что этим юношей и был сам евангелист Марк.

Общая характеристика всего Евангелия от Марка

По структуре текста и самого повествования можно сказать, что данное Евангелие в смысловом плане делится на две части. Первая половина начинается с проповеди Иоанна Крестителя, который был послан Господом для предуготовления народа Израиля к приходу Христа.

Далее повествуется о крещении Самого Спасителя, Его первых проповедях и чудесах. И в Евангелии от Марка первое чудо, совершенное Господом — это изгнание злого духа. Одно из самых жестокий проявлений зла в жизни человека — явная одержимость. Она страшна не только тем, что человек теряет власть над собой, но и внешним выражением.

Глядя на бесноватого, нельзя не понимать очевидную реальность зла, существования бесов. Именно поэтому чудо изгнания повергает людей в шок, они изначально не знают, как на такое реагировать — вот они видят явное беснование, явную победу зла над природой человека. И вот, через мгновение, они уже видят силу, значительно превосходящую силу этого зла. И людям страшно, они не понимают еще, что это за сила. Поэтому отношение к изгнанию бесов такое неоднозначное.

Читайте также:
Благоговение в православии: определение и значение, примеры и синонимы

Далее следуют описания большого количества чудес, совершенных Христом. Часть из них пересекаются с другими Евангелиями, но некоторые описаны только лишь у Марка. Такие расхождения возникли из-за того, что чудес было такое великое множество, что их нельзя было все упомнить, записать, рассказать о них.

Часто евангелистов упрекают в том, что их повествования разнятся в деталях, и сомневающиеся люди видят в этом какую-то ложь или подлог фактов. Но в том и дело, что евангелисты не ставили перед собой задачу описать Христа одинаково. Каждый из них повествовал по своему, через призму своих переживаний. Поэтому детали и разнятся.

Интересной особенностью повествования Марка является использование слова «тотчас». Это слово передает живость текста, как будто бы мы сами переносимся в библейские времена и тотчас предстоим перед Христом.

Следующей особенностью, которую раскрывает нам Евангелие от Марка, является тот факт, что Христос не просто совершает огромное количество чудес, но Он запрещает о них говорит, запрещает Себя прославлять. Почему так? Все дело в том, что не пришел еще час славы Сына Человеческого, а земная слава Ему совершенно не нужна и не интересна.

Большое внимание в повествовании уделяется теме смерти и несению своего креста. Евангелист Марк рассказывает, как апостол Петр стал спорить со Христом, не веря в Его пророчество о Своей скорой смерти и крестных страданиях. Тогда Господь отгоняет от себя апостола со словами: «Отойди от меня, сатана» (Мк. 8, 34–35).

Эти слова говорят о том, что Христос не только Бог, но Он еще и человек. И как любой человек, он испытывает искушения, страх и боль. И зная о своей участи, Он невыразимо скорбит. Но, несмотря на это, Господь укрепляет в вере своих учеников, преображаясь перед ними. Видя Христа во всей Небесной славе, ученикам будет проще перенести все грядущие страшные события.

И вот подходят те самые дни, ради которых Христос и пришел в этот мир. В Иерусалиме Он продолжает наставлять своих учеников, говоря, что тот, кто хочет быть первым в Царствии Божием, да будет последним (Мк: 10, 43-45).

После того, как Христос умирает на Кресте, евангелист Марк рассказывает нам о сотнике, который, уверовав, воскликнул — «Поистине этот Человек был Сын Божий» (Мк: 15, 39). Так и каждый из нас должен открыть для себя Христа — возможно, через отрицание, через тернии греха, через неверие.

Но если сотник, принимавший участие в казни Спасителя, смог уверовать, то как можем не верить мы? Господь пришел в этот мир ради спасения каждого из нас, и большая глупость с нашей стороны отвергать этот бесценный дар.

С чего начинается Евангелия от Марка

Для того, чтобы более глубоко понять суть Благой вести, разберем некоторые места из написанного. Так, начинается первая глава с пророчества о Иоанне Крестителе, который нес важную предуготовительную миссию. Он назван «гласом вопиющего в пустыне», который говорит о самом важном для каждого человека.

Задача Иоанна Крестителя — пробудить голос совести в человеке. Именно она является той почвой, на которую может ложится вера. Предтеча Господен Иоанн — большой аскет, живший в пустыне. С началом его проповедей и первых водных крещений в Иордане многие люди видели Мессию именно в нем. Но Иоанн Креститель промыслительно говорил, что настоящий Мессия придет следом, и что сам Иоанн будет недостоин расстегнуть ремень его обуви (Мк., 1, 7-8).

Ещё интересные статьи:

И вот к Иоанну Крестителю к реке Иордан приходит Сам Господь. Узнает Его Иоанн, и тут же происходит событие, которое с тех пор мы вспоминаем в праздник Богоявления — на Христа, стоящего в водах Иордана, сходит Дух Святый в виде голубя, а с Небес раздается глас: «Се Сын мой возлюбленный» (Мк., 1, 11).

Значимость этого события в том, что именно тут мы впервые видим Бога, как Святую Троицу. Бог Отец, Бог Сын и Бог Святой дух были явлены целостно и едино, что и является основой нашей веры.

Примечательным является то, как Христос призывал к себе первых учеников. Евангелист Марк повествует об этом так:

«кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8:34).

И люди настолько доверяли Спасителю, чувствуя в Нем свое призвание, что бросали все, всю свою прежнюю жизнь и действительно следовали за Ним! В первой же главе мы видим и первое чудо, совершенное Христом — изгнание бесноватого.

Евангелист Марк очень быстро начинает повествовать о чудесах, чтобы укрепить в вере тех, кто сомневается еще в Истине. Изгнание бесноватого можно рассматривать еще и в символическом ключе — Господь пришел, чтобы изгнать из людей грехи и страсти. И как бесы повиновались Христу и покинули тело одержимого, так же и наши греховные наклонности могут быть искоренены на пути христианской жизни.

Об исцелениях и чудесах

Большое внимание евангелист Марк уделяет теме чудес и исцелений, совершаемых Христом. Закономерно, что после того, как Спаситель начинает являть свои первые чудеса, к Нему большим потоком устремляется народ. Тут важно разделить две вещи, за которыми идут люди — это исцеление и выздоровление.

На первый взгляд может показаться, что это одно и тоже, но это не так. Под выздоровлением следует понимать только лишь исцеление тела от физических болезней. Конечно, многие люди шли ко Христу только лишь за этим, совершенно не вникая и не видя в нем Истинного Спасителя.

Говоря же об исцелении, подразумевается целостный подход к человеку. Именно этого состояния мы можем достичь, идя за Христом — исцеления души и тела, которые неразрывно связаны в каждом человеке. И Господь делал именно это — он исцелял, очищал людей от скверны, наполнял светом их души.

И одним из наиболее удивительных исцелений, описанных евангелистом Марком, является исцеление расслабленного, которого на носилках принесли друзья. Христос в этот момент находился в доме одного человека, который пригласил Его для уединенной беседы.

Вокруг дома тут же собралась толпа людей, и создала плотное кольцо, через которое никто не мог пройти. И вот Евангелие повествует, что некоторые люди принесли с собой так называемого «расслабленного» — человека, который не мог самостоятельно ходить, а только лежал. В физическом смысле слова это состояние было сродни паралича, но толкователи говорят еще и о духовном расслаблении — унынии, печали.

И вот друзья больного, увидя плотную толпу людей, не развернулись, не отступили от своего плана по спасению друга. Они забрались на крышу, разобрали ее и спустили болящего через потолок.

«Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои» (Мк. 2:5).

Удивительно в этом примере то, что исцеление случилось даже не по вере самого болящего (об этом Евангелие умалчивает), а по большой любви и вере тех, кто его принес на носилках. Христос исцеляет расслабленного именно по вере его друзей.

Но не все восприняли явное исцеление праведно. Некоторые из книжников и фарисеев увидели в словах Христа богохульство, поскольку Он простил грехи недужнему человеку. Сердца этих мнимых праведников были настолько ожесточены, что они просто не способны были разглядеть в Иисусе Того Самого Мессию, Которого все ждали.

В Евангелии сказано, что фарисеи возмущались не вслух, а «в седрцах своих» (Мк. 2:7). Но Господь слышал движение их сердец, и открыто ответил всем сомневающимся:

«чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи… тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой» (Мк. 2:10–11).

Очевидно, что такое явное чудо было совершено при большом количестве людей для того, чтобы явить Силу Божию. Тут Христос действует как Сын Божий, оставаясь при этом в соединении со своей земной человеческой природой.

Читайте также:
Рай в православии: что такое, описание рая в Библии, как туда попасть и что нужно делать

Поскольку фарисеи никак не могли разглядеть в Христе Мессию, они пытались постоянно обличить Его в нарушении ветхзаветного Закона. Так, третья глава Евангелия от Марка повествует нам об исцелении человека, имеющего сухую руку. На этот раз книжники и фарисеи обвинили Христа в нарушении заповеди о субботе. Спаситель, видя страдающего человека, исцеляет его несмотря на запрет что-либо делать в субботний день.

Христос же поясняет, что добрые дела необходимо делать в любые дни, даже и в субботние. При этом Он глубоко скорбит о жестокости сердец этих людей, которые внешне выглядят как самые большие праведники. (Мк., 3: 6).

О крестных страданиях и Воскресении

Конечно, каждое из Евангелий особое внимание уделяет смерти Иисуса Христа и последующему Его воскрешению. Это самые важные события во всей христианской истории, без которых бы не существовало нашей веры.

Так, евангелист Марк в 14 главе говорит о том, что с приближением дня празднования иудейской Пасхи старейшины искали способы и пути, чтобы обманным путем взять Христа под стражу. Его проповеди и обличения ставили под сомнение весь комфортный уклад жизни фарисеев, от которого они так не хотели отказываться.

В это время Христос находился в Вифании, а именно гостил в доме некоего Симона прокаженного. В этот дом пришла падшая женщина, блудница. Она принесла с собой большой сосуд драгоценного мира, и со слезами возливала его на Христа, отирая своими волосами.

Этот эпизод может показаться незначительным, но именно с него начинается путь Христа на Голгофу. Миром помазывали тела именитых и знатных покойников перед похоронами. Господь так и ответил этой женщине, то она готовит Его тело к погребению. (Мк., 14:8).

Далее повествование приводит нас к событиям Тайной Вечери. Промыслительным образом Господь знал о грядущем предательстве Иуды, и даже сказал ученикам, что один из сидящих сейчас со всеми за столом предаст его (Мк. 14:18).

Тогда же, на Тайной Вечере, было положено начало великому Таинству, которое будет в нашей Церкви до конца дней и которое мы можем по великой милости Господней принимать. Речь идет о Евахаристии. Совершенно прямо и однозначно Христос оставляет завет есть Его Плоть и пить Его Кровь, что необходимо для наследования жизни вечной.

Это один из важнейших моментов всего Нового Завета, который описывают все четыре евангелиста. Можно сказать, что Евхаристия — краеугольный камень всего христианства.

После Тайной Вечери начинается череда трагических событий, которые необратимо должны были случится. Предательство Иуды, арест Иисуса Христа, допрос Его у Понтия Пилата — все эти звенья, ведущие к казни, евангелист Марк описывает емко, стремительно, трагически.

Сама казнь и смерть Христа описаны в 15 главе. Большое внимание евангелист Марк уделяет женщинам, которые стоят подле Креста. После субботы, которая следовала за погребением Христа, Мария Магдалина и еще несколько женщин ранним утром пошли проведать пещеру, где было положено тело Иисуса.

Интересно! Сегодня память именно этих женщин мы вспоминаем вскоре после Пасхи, в день святых Жен-Мироносиц. Этот праздник считается православным женским днем, христианской альтернативой советскому дню 8 марта.

Именно эти несколько женщин и сподобились самыми первыми узнать о том, что Господь воскрес. Именно они принесли эту весть ученикам и апостолам, после чего начался новый этап в христианстве — проповедование учения Христового.

Заканчивается Евангелие от Марка описанием Вознесения Господнего, которое по сей день чтится в церковном богослужебном круге как большой праздник. А последователи и ученики Христа были призваны проповедовать Слово Божие по всей Земле.

Загадки Евангелия от Марка

Приблизительное время чтения: 13 мин.

Сегодня Православная Церковь вспоминает апостола «от 70-ти» Марка, автора одного из четырех Евангелий – самого короткого. Что известно об этом человеке? Почему он взялся за свой труд? И чем необычен его рассказ об Иисусе Христе?

В чем загадка личности апостола Марка?

Апостол Марк и в самом деле личность загадочная. Доподлинно мы знаем о нем меньше, чем даже об апостоле и евангелисте Матфее, которому Священное Писание уделяет всего несколько строк. О Матфее известно во всяком случае, что он был мытарь (то есть собирал налоги в пользу Рима), а затем оставил свое занятие, последовал за Христом и вошел в круг двенадцати ближайших Его учеников.

Марка церковное Предание именует одним из апостолов «от семидесяти», но уже здесь возникают вопросы. Традиционно так называют Христовых учеников «второго призыва», которых Господь избрал после Преображения, намечая Свой последний путь в Иерусалим – и на Крест. Избрал Господь и других семьдесят учеников, – рассказывает об этом евангелист Лука, – и послал их по два пред лицем Своим во всякий город и место, куда Сам хотел идти, и сказал им: жатвы много, а делателей мало; итак, молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою (Лк. 10: 1-2).

Но Марк в число этих семидесяти, посылавшихся Господом на проповедь, возможно, и не входил. Во всем Евангелии – то есть собственно рассказе о земной жизни Иисуса Христа, – есть только один маленький эпизод, в котором толкователи традиционно видят Марка. Это история о юноше, который после ночного ареста Иисуса Христа в Гефсимании, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним; и воины схватили его. Но он, оставив покрывало, нагой убежал от них (Мк. 14: 51, 52). Этот эпизод, совершенно, казалось бы, незначительный, есть только в Евангелии от Марка, и очень похоже, что этим юношей сам Марк и был: воспоминание о той ночи было дорого ему по личным причинам, потому он и вставил его в текст.

Так почему же Церковь называет его апостолом?

Апостол (по-гречески – ἀπόστολος) значит «посланник». Это тот, кто обходит мир с благовестием о возможности для всякого человека спастись от греха и смерти через веру в Иисуса Христа. Тот, в чьём служении Церковь видела непосредственных продолжателей дела Самого Христа и двенадцати ближайших Его учеников. Именно таков и был святой Марк. Из книги Деяний святых апостолов и ряда апостольских посланий мы знаем, что Марк неоднократно был спутником и сотрудником апостола Павла в его миссионерских путешествиях, а также что по крайней мере однажды он сопровождал апостола Петра, когда тот посещал Рим (так часто толкуют концовку Первого послания апостола Петра, где идет речь о «Вавилоне»: под Вавилоном нередко разумели столицу Римской империи).

А из предания известно, что Марк бывал и в египетской Александрии; более того – Александрийская Церковь почитает этого апостола как своего основателя. Поэтому, даже если формально он и не входил в число семидесяти учеников, знакомых со Христом во время Его земной жизни, – право называться апостолом он заслужил точно.

Если сам Марк не знал Христа близко – как он мог написать Евангелие?

Марк составил свое Евангелие не по личным воспоминаниям о встречах с Господом, а на основе рассказов апостола Петра, которого он сопровождал в проповеднических путешествиях (по крайней мере в Рим). Древнейшее из свидетельств об этом принадлежит Папию, епископу города Иераполя Фригийского, который сам был учеником Иоанна Богослова, а около 130 года написал книгу «Истолкование слов Господа». Из этой книги до нас дошли только фрагменты, включенные в виде цитат в «Церковную историю» Евсевия Кесарийского.

Читайте также:
Апостолы Иисуса Христа: список, имена и жизнь, судьба и смерть всех учеников

Со слов некоего «пресвитера Иоанна» – церковные историки предполагают, что речь тут об Иоанне Богослове, – Папий утверждал, что Марк был «переводчиком», или, точнее, «истолкователем» Петра.

«Он точно записал всё, что запомнил из сказанного и содеянного Господом, но не по порядку, ибо сам не слушал Господа и не ходил за Ним. Позднее он сопровождал Петра, который учил, как того требовали обстоятельства, и не собирался слова Христа располагать в порядке. Так что Марк ничуть не погрешил, записывая всё так, как он запомнил. Заботился он только о том, чтобы ничего не пропустить и не передать неверно».

Этот же рассказ потом воспроизводили церковные авторы, жившие позднее, например, Ириней Лионский (около 130-202 гг.), Климент Александрийский (около 150-215 гг.), Тертуллиан (около 160-около 220 гг.). Климент Александрийский уточнял на основе каких-то данных, известных ему, что Марк писал Евангелие по просьбе христиан из Рима, причем апостол Петр знал об этом и не стал запрещать этот труд, хотя никак специально и не поощрял его.

Русский богослов и знаток Священного Писания Николай Никанорович Глубоковский, трудившийся в конце XIX – первой трети XX века, обращал внимание, что Евангелие от Марка, при всей его краткости, наполнено множеством живых и красочных деталей, эмоциональных описаний, свидетельствующих как о том, что автор его лично присутствовал при описанных событиях, так и о его чуткой и впечатлительной натуре. Например, рассказывая об исцелении слепого Вартимея, Марк уточняет, что, подходя к Иисусу, тот сбросил с себя верхнюю одежду (Мк. 10: 50). Петрову тещу Господь исцелил от горячки не иначе, как взяв за руку и приподняв (Мк. 1: 31). Прежде чем накормить народ, пришедший Его послушать, Он повелел рассадить всех на зеленой траве (Мк. 6: 39). В момент Преображения Христа одежды Его сделались блестящими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить (Мк. 9: 3). Прежде чем исцелить сухорукого в синагоге, Господь с гневом воззрел на фарисеев (те считали, что в субботу – «день покоя» – исцелять нельзя), скорбя об ожесточении сердец их (Мк. 3: 5).

Апостол Петр – горячий, отзывчивый, на лету ловивший каждое слово и движение Спасителя, – идеально подходит на роль такого наблюдателя, запомнившего и передавшего все эти событиях в их подробностях. А Марк добросовестно и точно всё это записал. «Вся его миссия состояла в истолковании, в уяснении их (событий земной жизни Спасителя. – Прим. ред.) для обширного круга людей, – пишет Глубоковский. – В этом отношении он двойник апостола Петра и сливается с ним по авторитету до нераздельности, как эхо с самим голосом».

Марк почти дословно повторяет других евангелистов. Он что, занимался плагиатом?

Действительно, уже давно замечено, что Евангелие от Марка – наименее оригинальное с точки зрения своего содержания. Почти всё, о чем рассказывает этот евангелист, так или иначе встречается и у других апостолов-благовестников, прежде всего у Матфея и Луки. Еще церковный историк Евсевий Кесарийский, живший в IV веке, подсчитал, что в Евангелии от Матфея уникальный материал занимает примерно 1/6 всего содержания, в Евангелии от Луки – 1/4, а в Евангелии от Марка – менее 1/10. Это, например, тот самый эпизод с юношей, закутавшимся в покрывало; знаменитое изречение Господа о том, что суббота для человека, а не человек для субботы (Мк. 2: 27) и кое-что еще.

Но три первых Евангелия – от Матфея, от Марка и от Луки – вообще многим похожи: недаром их стали называть синоптическими (от греч. σύνοψις – совместный обзор). Похожи они и общей последовательностью событий, и тем, какая часть общественного служения Христа попадает в фокус их внимания: все они большей частью сосредоточены на проповеди Спасителя в Галилее и оставляют в стороне многое происходившее в Иудее. А отдельные места в этих Евангелиях совпадают чуть ли не буквально! И вопрос, как так могло получиться, занимает ученых-библеистов уже много столетий. В науке он с XVIII века называется «синоптической проблемой».

Мы не будем пересказывать здесь все точки зрения – их много, и это отдельный большой и сложный разговор. Скажем лишь, что православным авторам удалось найти много убедительных доводов в защиту святоотеческой точки зрения, которую сформулировал еще блаженный Августин (354-430 гг.): каждый из евангелистов записывал то, что было известно лично ему, но при этом имел перед глазами тексты, уже написанные его предшественниками, и что-то заимствовал оттуда. Создавались Евангелия, по мнению Августина (и вообще большинства святых отцов), в той же последовательности, в какой они и следуют друг за другом в известном нам традиционном порядке, так что Марк уже был знаком с Евангелием от Матфея и отчасти ориентировался на него.

Что значит – ориентировался? Ведь можно найти целые большие фрагменты текста из Матфея, которые у Марка повторяются почти что дословно! Дело в том, объясняет Глубоковский, что Марк работал в том числе как редактор Матфея. С одной стороны, он взял его Евангелие как основу для того, чтобы сделать свой рассказ последовательным, правильно расположить события друг за другом, – ведь воспоминания Петра, как мы помним, часто были разрозненными и неупорядоченными. Но, с другой стороны, иногда он находил какие-то хронологические неточности и у Матфея – и исправлял их, ориентируясь на рассказ Петра. Например, в рассказе об укрощении бури на озере при переправе в Гадаринскую страну Марк уточняет, когда именно это случилось, – вечером того же дня, когда Христос рассказывал притчи о Царстве Небесном, стоя в лодке перед собравшимся народом (Мк. 4: 35; у Матфея о притчах и буре рассказывается в разное время). Повествуя о воскрешении дочери Иаира, Марк уточняет: это произошло по возвращении Спасителя из Десятиградия (Мк. 5: 21; у Матфея между этими событиями происходят еще некоторые другие).

Второй евангелист – Марк, – несомненно, «знал труд первого (Матфея. – Прим. ред.), но не копировал его рабски и чувствовал за собой право дозволять изменения и отступления, считая себя не менее достоверным свидетелем жизни и дел Господа по свидетельству очевидца их – апостола Петра», делает вывод Глубоковский.

Апостолы вообще не были склонны настаивать на собственном авторстве воспоминаний о Христе. Они рассматривали Евангелие как единое благовестие о спасении и отводили себе скромную роль тех, кто дополняет это единое повествование, вносит свою лепту – всё то, что запомнил или узнал сам. Апостол Иоанн, заметив существенные пробелы в рассказах своих собратьев, написал Евангелие, почти не повторяющее уже сказанного ими, а лишь восполняющее эти пробелы. А Марк и Лука, знавшие не так много, как Иоанн, повторяли уже рассказанное раньше, дополняя кто чем мог. Но все они рассказывали одну и ту же историю.

А почему иногда говорят, что Марк писал свое Евангелие первым?

Такая точка зрения высказывалась в XIX веке в контексте обсуждения той самой «синоптической проблемы». Сегодня она не самая авторитетная.

В свое время эта идея приобрела популярность по причинам прежде всего мировоззренческим. Ведь именно в Евангелии от Марка, самом коротком из четырех, опущены многие моменты, требующие веры и смущавшие позитивистски настроенный разум. В нем почти нет догматических утверждений (которых множество в Евангелии от Иоанна). Нет рассказа о непорочном зачатии Иисуса Христа (об этом говорят Матфей и Лука). Даже концовка его с упоминанием о явлениях воскресшего Спасителя, возможно, является позднейшей вставкой! (Об этом нам ещё предстоит поговорить ниже.) И, конечно, мысль о том, что все эти «легенды» – не что иное, как позднейшие напластования, «дописки», церковный вымысел, многим казалась (а кому-то и теперь кажется) соблазнительной.

Читайте также:
Архиерей в православии: кто это, история и роль в церкви, традиции и правила обращения

Наиболее последовательным защитником тезиса о первенстве Евангелия от Марка был протестантский библеист и богослов Генрих Юлиус Гольцман, живший во второй половине XIX века. Во-первых, доказывал он, Евангелия от Матфея и Луки совпадают в порядке изложения материала только тогда, когда следуют за Евангелием от Марка. Когда же они отходят в сторону от Марка, то тут же начинают расходиться и друг с другом. Во-вторых, в Евангелии от Марка очень мало уникального материала, которого не было бы у Матфея и Луки (об этом мы уже упоминали). И, в-третьих, тот материал, который имеется у всех трёх евангелистов, отражает стилистическое своеобразие именно Марка, писавшего более простым языком; те фрагменты текста, которые есть только у Матфея или Луки, с литературной точки зрения лучше отшлифованы. Гольцману казалось логичным предположить, что Матфей и Лука взяли текст Марка за основу, отредактировав его и дополнив с помощью еще какого-то не дошедшего до нас первоисточника (или нескольких источников), который можно условно обозначить как Q,(от нем. Quelle – «источник»).

Но это предположение имеет сразу несколько серьезных уязвимостей.

Хорошо известно, что древняя Церковь очень бережно хранила все записи и свидетельства о Христе. Как же вышло, что она потеряла такой ценный документ, как «источник Q»?

Если у каждого из евангелистов имелось по несколько источников, сведения из которых они стремились собрать воедино, то почему они не создали в итоге общими усилиями единое повествование о жизни и проповеди Христа? Иными словами, почему мы имеем четыре Евангелия, а не одно?

Как получилось, что разные евангелисты позаимствовали из своих источников настолько разный материал? Несмотря на все сходство между тремя Евангелиями, каждое из них все-таки очень и очень своеобразно!

Самое же главное – до сих пор не обнаружено никаких иных письменных источников о жизни Христа, помимо Евангелий. А без них версия о первенстве Евангелия от Марка просто несостоятельна, слишком о многом оно умалчивает в сравнении с рассказами других евангелистов.

Говорят, что концовка Евангелия от Марка написана не им. Это правда?

Изучая древние рукописи и комментарии к Евангелию от Марка, некоторые исследователи предположили, что бóльшая часть заключительной 16-й главы в изначальном тексте отсутствовала. Такая гипотеза есть и сейчас, но это именно гипотеза.

Согласно ей, сам евангелист поставил точку на словах: И, выйдя, побежали от гроба; их объял трепет и ужас, и никому ничего не сказали, потому что боялись (Мк. 16: 8). Эти слова заключительные в таких авторитетных древних источниках, как Ватиканский и Синайский кодексы (оба IV века), а также в нескольких древних армянских рукописях, двух эфиопских, одной старолатинской, одной арабской и еще в некоторых. Жены-мироносицы слышат от ангела о воскресении Христовом, видят пустой гроб – а затем в страхе бегут и страшатся рассказать о виденном. Даже друзьям-апостолам.

Тем не менее, существует не меньшее число рукописей, и тоже вполне древних и уважаемых, в которых мы находим традиционную концовку – рассказ о том, как воскресший Спаситель несколько раз явился ученикам, а затем вознесся на Небо. Эта концовка (Мк. 16: 9-20) имеется в древнем сирийском переводе Библии – так называемой Пешитте; в старолатинской Итале (обе созданы не позднее V века); в египетских, готских, армянских, эфиопских списках…

Более того, исследователи Ватиканского и Синайского кодексов обнаружили интересные подробности. В первой из этих рукописей на месте спорного фрагмента оставлена незаполненной целая колонка – уникальное явление для новозаветного раздела кодекса и, по мнению Глубоковского, «неоспоримый знак, что у копииста был еще материал, но он воздержался воспроизводить его». А в Синайском кодексе более половины колонки, где должна была бы располагаться концовка Евангелия от Марка, закрашено чернилами и киноварью. Всё это явные признаки того, что концовка была хорошо известна, но что-то вызывало у переписчиков сомнения в ее подлинности.

Знали и цитировали эту традиционную концовку такие церковные писатели, как Ириней Лионский (II век), Амвросий Медиоланский (IV век), Иоанн Златоуст (IV-V век) и многие другие. Словом, вопрос о подлинности или неподлинности этого фрагмента вовсе не однозначен.

Не может быть, чтобы апостол Петр не рассказывал Марку о явлениях воскресшего Господа. В книге Деяний святых апостолов мы не раз видим Петра, смело проповедующего, что Иисуса воскресил Бог, чему все мы свидетели (например, Деян. 2: 32; 3: 15).

Так может ли быть, чтобы Марк умолчал о самом главном свидетельстве в пользу христианской веры? Ведь его целью было убедить римлян – язычников, не склонных к легковерию, – в безусловной необходимости принять Христа как истинного Бога!

Но даже если мы усомнимся в подлинности этой концовки, нужно подчеркнуть: о воскресении Христовом – самой сердцевине нашей веры, без которой она, по слову апостола Павла, тщетна (1 Кор. 15: 17), – Марк упоминает в любом случае. И даже если концовка его Евангелия «дописана» кем-то другим, в основе ее – не вымысел, а правда: ведь то же самое (не дословно, но по сути) рассказывают евангелисты Матфей и Лука. Так что, подлинный ли это фрагмент или позднейшая вставка, оснований говорить о какой-то фальсификации или подмене благовестия у нас в любом случае нет.

Читайте также:

Погружение в Евангелие – Евангелие от Марка и толкование на него, подготовленные для чтения день за днем. Это чтение займет время дороги на работу, а если вы остались дома на карантине – может стать полезным способом себя занять.

Для кого написано Евангелие от Марка?

Католики и лютеране празднуют День евангелиста Марка 25 апреля по новому стилю, православные — по старому. Но почитают первого евангелиста одинаково трепетно во всех христианских конфессиях.

Почему первого? Так утверждает значительный процент исследователей еще с середины XIX века, несмотря на то, что в любом издании Нового Завета Евангелие от Марка приводится вторым по счету, после Евангелия от Матфея. В качестве основного доказательства цитируют первоначальные строки самого текста: «Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия». Слово «Евангелие» переводится как «благая весть». И если в нем прежде всего говорится о том, что оно — «начало», точка отсчета, то, вероятно, до него прецедентов благовествования не было.

О логиях и логике

Было другое. Речи Христа, сведения о нем еще при его «земной жизни» ходили по рукам в виде разрозненных свитков с записями. Назывались они логиями. Их переписывали, дополняли, складывали в подборки, теряли… Есть гипотеза, что Евангелие от Матфея — собрание тех самых логий, среди которых, судя по всему, лишь часть вышла из-под его пера, а окончательной обработкой они и вовсе обязаны стараниям некоего позднего неизвестного «редактора». Вероятно, потому известное нам четвероевангелие Матфеем и открывается: это своеобразное предисловие к последующим благовествованиям, предварительный экскурс в историю вопроса. То есть, это скорее логический порядок, чем хронологический.

Читайте также:
Лилит - первая жена Адама: история и упоминание в Библии

Марк успел войти в круг учеников Христа. События, им же описанные, он застал подростком. Безусловно, он что-то видел своими глазами, что-то слышал своими ушами, каким-то образом старался сам осмыслить нахлынувшее на него новое знание. Но лучшим проводником этого знания между Христом и Марком оказался Петр. После того, как Христос покинул землю, именно Петр стал основным учителем юного Марка, а в дальнейшем их тесно связало сподвижничество и совместные миссионерские путешествия.

Читал проповеди в основном Петр, а Марк их записывал. Результат этих записей можно было бы с полным правом назвать также Евангелием от Петра, так как фактически оно родилось благодаря «соавторству» двух апостолов. Местом рождения «великой повести» стал Рим. Климент Александрийский потом оставит такой комментарий: «Когда Петр в Риме публично проповедовал Слово и Духом возвещал Евангелие, то многие из бывших там просили Марка (давнего его спутника, помнившего все сказанное им) записать рассказанное [Петром]. Марк, написав Евангелие, передал его тем, кому оно было нужно».

Рим как целевая аудитория

А кому оно, собственно, было нужно? Здесь необходимо отметить следующее: миссионерская деятельность Петра и Марка была направлена не на их соотечественников-иудеев, а на иноверцев из других стран. Очевидно одно — оно предназначалось римлянам: и тем, кто уже вступил в лоно христианства, и тем, кого только предстояло обратить в новую веру.

В нем употребляется немало латинских слов. В нем почти нет ссылок на Ветхий Завет, необходимых для изложения «благой вести» перед иудейской аудиторией. Зато указано на то, что учение Христа предназначено всем народам. Упоминая иудейские обычаи, Марк старался объяснить их значение: например, обычай умывать руки перед едой. Если бы он писал для самих иудеев, такие комментарии явно были бы излишни. Нет, «целевой аудиторией» являлись люди иной веры и иной культуры.

Стиль изложения у Марка лаконичен и динамичен одновременно. Ни пафоса, как в Евангелии от Иоанна, ни множеств мельчайших подробностей, как у Луки. Все предельно кратко и ясно. Бросается в глаза лишь одна деталь: сплошь и рядом употребляется слово «тотчас». И что характерно, оно связано либо с действиями самого Иисуса Христа, либо с действиями других людей по отношению к нему. При описании деятельности Иоанна Крестителя, к примеру, Марк этим понятием не пользуется. Но Иисус призывает новых учеников — «тотчас», исцеляет женщину от горячки — «горячка тотчас оставила ее», «тотчас» собирались люди на Его проповеди, «тотчас» начал ходить расслабленный…

Вообще, почти все чудесные исцеления происходят у Марка только в этом режиме времени — «тотчас». Иуда с толпой первосвященников и стражников появляется тоже не как-нибудь — «тотчас». Марк словно хотел подчеркнуть, насколько стремительно разворачивались события, насколько они неразрывно спаяны между собой, насколько невозможно было Христу в Его великом деле хоть на мгновение перевести дух. Возможно, словом «тотчас» евангелист оперировал и как скрытым посылом к сознанию язычников, давая понять, что обращение к новой жизни и к новому мировосприятию не терпит отлагательств.

Страсти по Борхесу

Подчеркнутая простота марковского стиля уже в ХХ веке получила довольно ироничную оценку. Ирония, впрочем, была тонкой и изысканной. Аргентинец Хорхе Луис Борхес свою пронзительную новеллу так и назвал — «Евангелие от Марка». Она о том, как студент-медик Балтасар Эспиноса и семья «неясного происхождения» по фамилии Гутре остаются одни в доме, отрезанном от остального мира сильным наводнением.

Желая чем-то скрасить пребывание в четырех стенах, Балтасар начинает читать своим невольным соседям главы из «Евангелия от Марка». И отмечает странную перемену в их отношении к себе: прежде равнодушные и даже порой недружелюбные, они вдруг стали ходить за ним по пятам, ловить каждое его слово, заботливо ухаживать за ним. И просили перечитать им священную книгу еще раз. А под конец задали вопрос: спасутся ли те, кто распинал Христа? Получив утвердительный ответ от не особо сильного в теологии Балтасара, они начали плевать ему в лицо, осыпать бранью. Потом и вовсе вытолкнули на задний двор.

«Эспиноса понял, что его ждет за дверью. Открыли, он увидел небо. Свистнула птица, „Щегол“, — мелькнуло у него. Сарай стоял без крыши. Из сорванных стропил было сколочено распятие».

Можно, конечно, предположить, что Борхес — мистификатор до мозга кости — вложил в свое произведение еще какой-то смысл, кроме буквального, который прочитывается уж слишком явственно: жесткое и немногословное Евангелие от Марка впитывалось неподготовленным языческим разумом как прямое руководство к действию. А к чему в итоге будет приложено это действие, не мог предугадать никто. Марк — в том числе.

Ему некогда было просчитывать последствия. Он лишь торопился донести до остальных самое важное: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет». О том, как это знание изменило мир, свидетельствовала уже вся новая эра.

От Марка введение

ВВЕДЕНИЕ К ЕВАНГЕЛИЮ ОТ МАРКА

СИНОПТИЧЕСКИЕ ЕВАНГЕЛИЯ

Первые три Евангелия — от Матфея, от Марка, от Луки — известны как синоптические Евангелия. Слово синоптический происходит от двух греческих слов, означающих видеть общее, то есть рассматривать параллельно и видеть общие места.

Несомненно, самым важным из упомянутых Евангелий является Евангелие от Марка. Можно даже сказать, что это самая важная книга в мире, потому что почти все согласны с тем, что это Евангелие было написано раньше всех и, следовательно, оно — первое из дошедших до нас жизнеописаний Иисуса. Вероятно, и до этого пытались записать историю жизни Иисуса, но, вне всякого сомнения, Евангелие от Марка — самое раннее из сохранившихся и дошедших до нас жизнеописаний Иисуса.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЕВАНГЕЛИЙ

Задумываясь над вопросом происхождения Евангелий, надо иметь в виду, что в ту эпоху в мире не было печатных книг. Евангелия были написаны задолго до изобретения книгопечатания, в эпоху, когда каждую книгу, каждый экземпляр нужно было старательно и кропотливо писать от руки. Очевидно, что вследствие этого существовало лишь очень небольшое количество экземпляров каждой книги.

Как можно узнать, или из чего можно сделать вывод, что Евангелие от Марка было написано раньше других? Даже при чтении синоптических Евангелий в переводе видно примечательное сходство между ними. В них приведены одни и те же события, часто переданные одними и теми же словами и, содержащиеся в них сведения об учении Иисуса Христа часто почти полностью совпадают. Если сравнить событие о насыщении пяти тысяч (Мар. 6, 30-44; Мат. 14, 13-21; Лук. 9, 10-17) бросается в глаза, что оно написано почти теми же словами и в одинаковой манере. Другой ясный пример — рассказ об исцелении и прощении расслабленного (Мар. 2, 1-12; Мат. 9, 1-8; Лук. 5, 17-26). Рассказы настолько похожи, что даже слова “говорит расслабленному” приведены во всех трех Евангелиях в одном и том же месте. Соответствия и совпадения столь очевидны, что напрашивается один из двух выводов: либо все три автора брали информацию из одного источника, либо же двое из трех опирались на третьего.

При более тщательном рассмотрении можно разделить Евангелие от Марка на 105 эпизодов, из которых 93 встречаются в Евангелии от Матфея и 81 — в Евангелии от Луки, и лишь четыре эпизода не встречаются в Евангелиях от Матфея и Луки. Но еще более убедительным является следующий факт. В Евангелии от Марка 661 стих, в Евангелии от Матфея — 1068, в Евангелии от Луки — 1149 стихов. Из 661 стиха Евангелия от Марка приведены 606 стихов в Евангелии от Матфея. Выражения Матфея иногда отличаются от выражений Марка, но, тем не менее, Матфей употребляет 51% слов, употребляемых Марком. Из тех же 661 стиха Евангелия от Марка использованы 320 стихов в Евангелии от Луки. Кроме того, Лука употребляет 53% слов, которые действительно употребил Марк. Лишь 55 стихов Евангелия от Марка не встречаются в Евангелии от Матфея, но зато 31 стих из этих 55 встречается у Луки. Таким образом, лишь 24 стиха из Евангелия от Марка не встречаются ни в Евангелии от Матфея, ни от Луки. Все это указывает на то, что, по-видимому, и Матфей и Лука использовали Евангелие от Марка в качестве основы при писании своих Евангелий.

Читайте также:
Грех лени: значение в православии, как бороться и победить праздность, причины и опасность, молитвы

Но еще больше убеждает нас в этом следующий факт. И Матфей, и Лука в значительной степени придерживаются принятого Марком порядка событий.

Иногда этот порядок нарушен Матфеем или Лукой. Но эти изменения у Матфея и Луки никогда не совпадают.

Один из них всегда сохраняет принятый Марком порядок событий.

Внимательное исследование этих трех Евангелий показывает, что Евангелие от Марка было написано раньше Евангелий от Матфея и от Луки, и они использовали Евангелие от Марка как основу и добавляли те дополнительные сведения, которые хотели включить в него.

Захватывает дыхание, когда подумаешь, что, читая Евангелие от Марка, читаешь первое жизнеописание Иисуса, на которое опирались авторы всех последующих Его жизнеописаний.

МАРК, АВТОР ЕВАНГЕЛИЯ

Что мы знаем о Марке, написавшем Евангелие? В Новом Завете о нем сказано довольно много. Он был сыном состоятельной жительницы Иерусалима по имени Мария, дом которой служил местом сбора и молитв раннехристианской церкви (Деян. 12, 12). Марк с самого детства воспитывался в гуще христианского братства.

Кроме того, Марк был племянником Варнавы, и когда Павел и Варнава отправлялись в свое первое миссионерское путешествие, они брали с собой Марка в качестве секретаря и помощника (Деян. 12,25). Это путешествие оказалось крайне неудачным для Марка. Прибыв с Варнавой и Марком в Пергию, Павел предложил отправиться вглубь Малой Азии на центральное плоскогорье и тут, по какой-то причине, Марк покинул Варнаву и Павла и вернулся домой в Иерусалим (Деян. 13,13). Может быть он повернул назад потому, что хотел избежать опасностей дороги, которая была одной из самых трудных и опасных в мире, по которой было трудно путешествовать и на которой было много разбойников. Может быть он вернулся, потому что руководство экспедицией все больше переходило к Павлу, и Марку не понравилось, что его дядя, Варнава, оттеснялся на второй план. Может быть, он вернулся, потому что не одобрял того, что делал Павел. Иоанн Златоуст — может быть в проблеске озарения — сказал, что Марк отправился домой потому, что хотел жить у матери.

Закончив свое первое миссионерское путешествие, Павел и Варнава собирались отправиться во второе. Варнава снова хотел взять с собой Марка. Но Павел отказался иметь что-нибудь с человеком, “отставшего от них в Памфилии” (Деян. 15, 37-40). Разногласия между Павлом и Варнавой были столь значительны, что они расстались и, насколько нам известно, никогда больше не трудились вместе.

На несколько лет Марк исчез из нашего поля зрения. По преданию он отправился в Египет и основал церковь в Александрии. Мы, однако, не знаем правду, но знаем, что он самым странным образом вновь появился. К нашему удивлению мы узнаем, что Марк находился с Павлом в тюрьме в Риме, когда Павел писал свое Послание в Колоссянам (Кол. 4, 10). В другом написанном в тюрьме Послании к Филимону (ст. 23) Павел называет Марка в числе своих сотрудников. А в ожидании своей смерти и уже очень близкий к своему концу, Павел пишет Тимофею, бывшему его правой рукой: “Марка возьми и приведи с собою, ибо он мне нужен для служения” (2 Тим. 4, 11). Что изменилось с тех пор, как Павел заклеймил Марка человеком без выдержки. Что бы там ни произошло, Марк исправил свою ошибку. Он был нужен Павлу, когда близился его конец.

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ

Ценность написанного зависит от источников, из которых взята информация. Где же брал Марк информацию о жизни и свершениях Иисуса? Мы уже видели, что его дом был с самого начала центром христиан в Иерусалиме. Он, должно быть, часто слушал людей лично знавших Иисуса. Возможно также, что у него были и другие источники информации.

Где-то в конце второго столетия жил человек по имени Папия, епископ церкви города Иераполя, любивший собирать информацию о ранних днях Церкви. Он говорил, что Евангелие от Марка — не что иное, как запись проповедей апостола Петра. Вне всякого сомнения, Марк стоял так близко к Петру и был так близок его сердцу, что он мог называть его “Марк, сын мой” (1 Пет. 5, 13). Вот что говорит Папия:

“Марк, бывший толкователем Петра записал с точностью, но не по порядку, все, что тот вспоминал из слов и деяний Иисуса Христа, потому, что не слышал сам Господа и не был Его учеником; он стал позже, как я сказал, учеником Петра; Петр же связывал свое наставление с практическими нуждами, даже не пытаясь передавать слово Господа последовательным порядком. Так что Марк поступил правильно, записывая по памяти, потому что он заботился лишь о том, как бы не пропустить и не исказить что-либо из услышанного”.

Таким образом, мы можем считать, что в Евангелии от Марка до нас дошло то, что он запомнил из проповедей самого апостола Петра.

Поэтому мы по двум причинам считаем Евангелие от Марка чрезвычайно важной книгой. Во-первых, оно — самое первое благовествование, и если оно было написано вскоре после смерти апостола Петра, оно относится к 65-му году. Во-вторых, оно содержит проповеди апостола Петра: чему он учил и что он проповедовал об Иисусе Христе. Другими словами — Евангелие от Марка — самое приближенное к истине свидетельство очевидца о жизни Иисуса, которое мы имеем.

УТЕРЯННОЕ ОКОНЧАНИЕ

Отметим важный момент, касающийся Евангелия от Марка. В своей первоначальной форме оно кончается на Мар. 16, 8. Мы знаем это по двум причинам. Во-первых, следующие стихи (Мар. 16, 9-20) отсутствуют во всех важных ранних рукописях; они содержатся лишь в более поздних и менее значительных рукописях. Во-вторых, стиль греческого языка настолько отличается от остальной рукописи, что последние стихи не могли быть написаны тем же человеком.

Но намерения остановиться на Мар. 16, 8 у автора не могло быть. Что же тогда произошло? Возможно Марк умер, и может быть даже смертью мученика, не успев завершить Евангелие. Но вполне вероятно, что когда-то осталась лишь одна копия Евангелия, причем, окончание ее могло быть также утеряно. Когда-то Церковь мало пользовалась Евангелием от Марка, предпочитая ему Евангелие от Матфея и от Луки. Может быть, Евангелие от Марка было предано забвению именно потому, что были утеряны все копии за исключением той, с утерянным окончанием. Если это так, то мы были на волосок от того, чтобы утратить Евангелие, являющееся во многих отношениях самым важным из всех.

Читайте также:
Лилит - первая жена Адама: история и упоминание в Библии

ОСОБЕННОСТИ ЕВАНГЕЛИЯ МАРКА

Обратим внимание на особенности Евангелия от Марка и проанализируем их.

1) Оно больше других приближается к отчету очевидца о жизни Иисуса Христа. Перед Марком стояла задача обрисовать Иисуса таким, каким Он был. Уэскотт назвал Евангелие от Марка “копией с жизни”. А. Б. Брюс говорил, что оно было написано, “как живое любовное воспоминание”, что его важнейшая особенность в его реализме.

2) Марк никогда не забывал божественных качеств в Иисуса. Марк начинает свое Евангелие с изложением своего кредо веры. “Начало Евангелия Иисуса Христа, сына Божия”. Он не оставляет у нас никакого сомнения относительно того, Кем он считал Иисуса. Марк вновь и вновь говорит о том впечатлении, которое Иисус производил на умы и сердца слышавших Его. Марк все время помнит о благоговении и удивлении, которые Он вызывал. “И дивились Его учению” (1, 22); “И все ужаснулись” (1, 27) — такие фразы встречаются у Марка снова и снова. Это удивление поражало не только умы людей в слушавшей Его толпе; еще большее удивление царило в умах Его ближайших учеников. “И убоялись страхом великим и говорили между собою: кто же это, что и ветер и море повинуются Ему?” (4, 41). “И они чрезвычайно изумлялись в себе и дивились” (6, 51). “Ученики ужаснулись от слов Его” (10, 24). “Они же чрезвычайно изумлялись” (10, 26).

Для Марка Иисус не был просто человеком среди людей; Он был Богом среди людей, постоянно приводившим людей в изумление и в ужас Своими словами и делами.

3) И, одновременно, ни в одном другом Евангелии не показана так ярко человечность Иисуса. Иногда Его образ настолько близок к образу человека, что другие авторы изменяют его немного, потому что они почти боятся повторить то, что говорит Марк. У Марка Иисус “просто плотник” (6, 3). Матфей позже изменит это и говорит “сын плотника” (Мат 13, 55), как будто назвать Иисуса деревенским ремесленником — большая дерзость. Рассказывая об искушениях Иисуса, Марк пишет: “Немедленно после того Дух ведет Его (в подлиннике: гонит) в пустыню” (1, 12). Матфей и Лука не хотят употреблять это слово гнать по отношению к Иисусу, поэтому они смягчают его и говорят: “Иисус возведен был Духом в пустыню” (Мат. 4, 1). “Иисус . поведен Духом в пустыню” (Лук. 4, 1). Никто не поведал нам столько о чувствах Иисуса, как Марк. Иисус глубоко вздохнул (7, 34; 8, 12). Иисус сжалился (6, 34). Он удивился их неверию (6, 6). Он воззрел на них с гневом (3, 5; 10, 14). Только Марк поведал нам о том, что Иисус, взглянув на молодого юношу, имеющего большое имение, полюбил его (10,21). Иисус мог чувствовать голод (11,12). Он мог чувствовать усталость и потребность отдохнуть (6, 31).

Именно в Евангелии от Марка дошел до нас образ Иисуса с такими же чувствами, как и у нас. Чистая человечность Иисуса в изображении Марка делает Его более близким нам.

4) Одна из важных особенностей манеры письма Марка заключается в том, что он снова и снова вплетает в текст живые картины и детали, характерные для рассказа очевидца. И Матфей и Марк рассказывают о том, как Иисус призвал дитя и поставил его в центре. Матфей передает это событие так: “Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них”. Марк же добавляет нечто, бросающее яркий свет на всю картину (9,36): “И взяв дитя, поставил его посреди них, и обняв его, сказал им. “. А к прекрасной картине Иисуса и детей, когда Иисус укоряет учеников за то, что они не пускали к Нему детей, лишь Марк добавляет такой штрих: “и обняв их, возложил руки на них и благословил их” (Мар. 10, 13-16; ср. Мат. 19, 13-15; Лук. 18, 15-17). Эти маленькие живые штрихи передают всю нежность Иисуса. В рассказе о насыщении пяти тысяч лишь Марк указывает на то, что они сели рядами по сто и по пятидесяти, подобно грядкам в огороде (6, 40) и вся картина живо встает у нас перед глазами. Описывая последнее путешествие Иисуса и Его учеников в Иерусалим, лишь Марк сообщает нам, что “Иисус шел впереди них” (10, 32; ср. Мат. 20, 17 и Лук. 18, 32), и этой короткой фразой подчеркивает одиночество Иисуса. И в рассказе о том, как Иисус успокоил бурю, у Марка есть коротенькая фраза, которой нет у других авторов Евангелий. “А Он спал на корме на возглавии” (4, 38). И этот маленький штрих оживляет картину перед нашим взором. Можно не сомневаться в том, что эти маленькие детали объясняются тем, что Петр был живым свидетелем этих событий и теперь видел их снова мысленным взором.

5) Реализм и простота изложения Марка проявляются и в стиле его греческого письма.

а) Его стиль не отмечен тщательной обработкой и блеском. Марк рассказывает как ребенок. К одному факту он прибавляет другой факт, связывая их лишь союзом “и”. В греческом оригинале третьей главы Евангелия от Марка он приводит последовательно одно за другим 34 главных и придаточных предложения, начиная их союзом “и”, с одним смысловым глаголом. Именно так рассказывает старательный ребенок.

б) Марк очень любит слова “тотчас” и “немедленно”. Они встречаются в Евангелии около 30 раз. Иногда о рассказе говорят “течет”. Рассказ же Марка скорее не течет, а стремительно несется, не переводя дыхания; и читатель видит описываемые события так живо, как будто сам при них присутствует.

в) Марк очень любит использовать историческое настоящее время глагола, говоря о прошедшем событии, он рассказывает о нем в настоящем времени. “Услышав сие, Иисус говорит им: не здоровые имеют нужду во враче, но больные” (2, 17). “Когда приблизились к Иерусалиму, к Виффагии и к Вифании, к горе Елеонской, Иисус посылает двух учеников своих и говорит им: войдите в селение, которое прямо перед вами. ” (11, 1.2). “И тотчас, когда Он еще говорил, приходит Иуда, один из двенадцати” (14, 49). Это настоящее историческое, свойственное как греческому, так и русскому, но неуместное, например, в английском, показывает нам, как живы события в уме Марка, как будто все происходило у него на глазах.

г) Очень часто он приводит те самые арамейские слова, которые произносил Иисус. Дочери Иаира Иисус говорит: “талифа-куоии!” (5, 41). Глухому косноязычному Он говорит: “еффафа” (7, 34). Дар Богу — это “корван” (7, 11); в Гефсиманском саду Иисус говорит: “Авва, Отче” (14, 36); на кресте он кричит: “Элой, Элой, ламма сава-хфани!” (15, 34). Иногда в ушах Петра вновь звучал голос Иисуса и он не мог удержаться от того, чтобы передать Марку все теми же словами, которыми говорил Иисус.

САМОЕ ВАЖНОЕ ЕВАНГЕЛИЕ

Не будет несправедливо, если мы назовем Евангелие от Марка самым важным Евангелием. Мы хорошо поступим, если любовно и старательно изучим самое раннее, из имеющихся в нашем распоряжении Евангелий, в котором мы вновь услышим апостола Петра.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: