Православие и политика: отношение церкви и мнение священников, тонкости и нюансы, ответы на частые вопросы

Православная церковь о политике: отношение, мнение и ответы на частые вопросы

Если рассматривать взаимосвязь христианства и политики поверхностно, тяжело заметить что-то общее между ними. Цель религии — установление заповеди вселенской любви среди человечества, сегодняшняя политика же часто придерживается обратного — эгоистического выживания и процветания отдельного индивидуума при помощи самых изощренных и порочных средств.

Православие и политика — это два термина, по своей природе находящиеся на отдаленных позициях общественного сегмента.

Христианство и политика

Два тысячелетия назад Израилева земля находилась под жестокой тиранией Рима. Народ надеялся на избавление с приходом Мессии, но Иисус разочаровал большинство населения и не втянулся в политические перипетии. Христос никогда не сопротивлялся власти, несмотря на чудовищные притеснения Израиля. Оппоненты Божьего Сына использовали хитрые уловки, чтобы переманить Спасителя на сторону Рима или народа.

Однако мудрость Христа выше политической выборочности. Он никогда не ввязывался в эту пустую игру, придя в мир, чтобы спасти души несчастных.

С первых лет своего существования христианство определило четкую позицию по отношению к политической науке.

  • Религия провозглашает вечно незыблемые и универсальные принципы морали, призванные привести человеческие души ко всеобщему спасению от уз грехопадения.
  • Политика — это умение руководить страной или различными обществами внутри этого государства. Её деятельность зависит от конкретной ситуации и наличия возможностей, помогающих решить локальную проблему.

Важно! религия и политика, управляемые мудростью, призваны заботиться о человеке и его благе. Однако такой вывод пригоден только для идеальных условий и тяжело достижим в обстоятельствах настоящего существования.

Позиция Церкви по отношению к государственному аппарату складывается из следующих утверждений:

  1. Религиозная миссия никаким образом не связана с экономической и политической формой культуры. Церковь выдвигает главное утверждение: законы внутри страны должны подчиняться нравственным законам, данным нам Самим Господом.
  2. Автономность (независимость) христианства не отдаляет его от «земных» дел, а определяет место человека в материальном существовании. Церковь рекомендует правителям действовать соответственно заповедям, соблюдать социальную справедливость, заботиться о благе целого.
  3. Религия — духовная опора, помогающая воплощать идеалы лучшего общества в жизнь. Необходимо корректировать не только мировую политику, но и исполнять обязанности по отношению к своей семье, воспитанию и труду. Духовное оздоровление людей всех возрастов приносит большие улучшения и в сфере государственного управления.
  4. Церковь не исключает многогранности суждений граждан и дает право думать на свой манер. Однако ни одной группировке не разрешается использовать авторитет христианства ради достижения определенной корыстной цели. Совесть — важнейший инструмент руководства государством и менее крупными организациями.
  5. Религия разных стран сегодня объединяет множество конфессий и призывает проявлять терпимость для того, чтобы сотрудничество приносило положительные плоды. Рассудительный диалог между христианством и политическими деятелями способен положить конец бессмысленным делениям территорий и приобщить нас к мирному сожительству. От государственных структур требуется уважение к традициям, которые издревле установились в тех или иных конфессиях.

На заметку! Взаимоотношения между политикой и религией имеют долгую историю положительного сотрудничества и негативных конфликтов. Причиной этой двойственности выступало стремление одной из структур преуменьшить значение другой. Однако всегда необходимо помнить слова Спасителя: «Кесарю — кесарево, Богу — божье».

Сложные взаимоотношения

Из истории мы видим, как часто политика и религия проникали друг в друга.

  • Иногда происходил своеобразный подкуп Церкви политиками, которые желали завоевать благосклонность святых отцов. Многие правители стремились объединить алтарь и трон, что приводило к растворению христианства внутри государственного аппарата. Чаще политики использовали это средство для сугубо корыстных целей.
  • Союзы между религией и государственными структурами называют конкордатами. Сегодня, в отличие от средних веков, в рамках одной страны сосуществует множество разнообразных конфессий. Это дает возможность христианству вносить свой духовный вклад в развитие светского государства. Церковь начинает активно внедрять добродетельные идеалы, не вмешиваясь в политическую обстановку.
  • Разделение уменьшает нагрузку в отношениях. Однако, даже не влияя друг на друга, Церковь и государство способны взаимодействовать на благо народа, потому что человечество принадлежит Богу и является частью любого государства. Религия не проникает в деятельность политики, но оставляет за собой право оценивать работу глав государства с моральной точки зрения.

Важно! Православные миряне, как граждане своей страны, имеют право и должны принимать участие в политической деятельности, но не в качестве представителей религии.

Христианин привносит в социум нравственные ценности, улучшая духовное восприятие населения. Служители Церкви должны стать религиозными лидерами, ведущими людские души к спасению по всем канонам ортодоксального христианства. Проповедуя истину, они обязаны отстраниться от политических взглядов.

РПЦ и политика

В истории православия произошло немало событий, которые продемонстрировали появление разнообразных доктрин, организаций и мнений антирелигиозного толка. Часто это возникало под влиянием гонений и ограничений, а также под давлением политических структур. Внутри российской Церкви рождались противоречия и отход нетвердых в вере членов.

  • В XX столетии иерархи являлись частью органов власти, что приносило двойственный результат. Такая практика показала: невозможно быть политиком и делать какой-то ход, не вредя другим. Это осложняло пасторскую миссию, предназначенную для всего человечества. Поэтому православие отрицательно относиться к занятиям священниками политикой.
  • В середине осени 1919 г. преподобный Тихон призвал православное духовенство не вмешиваться в политические разногласия. Он напоминал, что священнослужители находятся выше по духовному сану и должны помнить в первую очередь о законах Святой Церкви.
  • В 1988 г. Священный Синод дал разрешение ряду клириков и архиереев вступить на посты депутатов местных советов с условием службы на благо народа. В связи с этим РПЦ рассматривало вопрос об ответственности священнослужителей в государственном аппарате.
  • В 1990 г. некоторые клирики приняли участие в выборах без подобающего благословения. РПЦ сняла с себя ответственность за поведение этих лиц.
  • В 1993 г. вышел запрет на участие в выборах священнослужителей. Нарушение этого закона влекло снятия сана.
  • В 1997 г. ограничение на участие иереев в выборах обрело окончательную силу. Церковь разрешила вести диалог с правительственными структурами, если контакты не носят характер выборочной поддержки.

Православие отрицательно относится к возможности внедряться в политические разногласия, потому что такая деятельность отвлекает от важнейшей пастырской миссии — спасения душ всех людей от порока. Несмотря на это, Церковь рассматривает государственную систему через призму нравственности и имеет ряд принципов, которые способны улучшить отношения между религией и светским обществом, а также дать согражданам нравственную основу.

Неудобные вопросы или о плачевном состоянии церкви и веры…

В последнее время всё чаще можно слышать о том, что из церкви стало уходить очень много людей, причём, молодых и инициативных, которые разочаровались в духе и атмосфере современной церкви, изобилующей авторитарностью, формализмом, манипуляциями и прочими негативными явлениями. Чем можно было бы объяснить эту нездоровую ситуацию, складывающуюся в церкви и вокруг неё и можно ли её как-то изменить ?

Вопрос о том, что происходит сегодня с церкрвью и верой и почему так стремительно нарастает в последнее время антицерковная риторика, задаёт себе сегодня наверно каждый верующий, обеспокоенный состоянием православной церкви, которая буквально на глазах из института духовности и дома молитвы превращается в административно-хозяйственную артель или бизнес – корпорацию, обеспокоенную своим политическим имиджем, финансовым благополучием и внутрицерковной дисциплиной больше, чем состоянием самой веры у основной массы верующих.

Читайте также:
Интересные и малоизвестные факты про Библию: факты, которые будут полезны верующим и атеистам

Можно-ли эту ситуацию охарактеризовать кризисом церкви и современного православия ? В какой-то мере, наверно, можно, поскольку все признаки кризисной ситуации налицо – от появления т.н. группы «непоминающих» священников, до откровенно оппозиционных православных сайтов, критикующих состояние церкви и политику церковного руководства, из которых наиболее известным является сайт ahilla.ru

Насчёт кризиса всего православия ставить вопрос, наверно, не совсем корректно, поскольку проблема в большей степени касается не православия вообще, а преимущественно Русской православной церкви Московского патриархата (РПЦ МП), где, действительно, в последнее время складывается сложная и отчасти тенденциозная ситуация, которую в значительной мере подогревают откровенные просчёты и ошибки церковного руководства, которое фактически узурпировало всю церковную власть, нарушив принцип православной соборности, введением принципа церковной «диктатуры», как в коммунистической партии.

Чего греха таить, высшее церковное руководство стало в последнее время по аналогии с политбюро ЦК практически неприкасаемым элитарным лобби, которое стремится к осуществлению тотального финансового и идеологического контроля над каждым священнослужителем и верующим. Но только это, простите, основной принцип «политической партии власти» в форме жёсткой патрийной диктатуры, который не имеет ничего общего с христианством и православием, а является скорее наследием и пережитком нашего недавнего коммунистического прошлого, только в церковном формате.

Это в корне порочная ситуация для церкви, всегда опиравшейся на монашество и рядовых священников на местах, а не на епархиальные управления, как преимущественно бюрократические структуры, наделённые необоснованно завышенными властными полномочиями. Дело в том, что любые права и полномочия, как мирские, так и церковные, должны всегда уравновешиваться обязанностями и ответственностью, а в церкви, как нигде, особенно важны принципы открытости, доверия и служения, которые всегда основывались на авторитете простого пастыря, а не важного епархиального чиновника.

За последние десять лет случилось нечто прямо противоположное, когда церковное чиновничество и клерикалы, сконцентрировав в своих руках всю полноту церковной власти, фактически обескровили церковь, лишив её исконного духа открытости, соборности и мира, сделав священников бесправными наёмными работниками и служащими не Церкви Христовой и Богу, а административной прослойке высшего церковного чиновничества, отождествившего себя с церковью и сосредоточившего в своих руках всю полноту церковной власти.

Но мы же помним слова Спасителя:

«Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих.» (Мф. 20;28).

Таким образом, сегодня уже совершенно очевидно, что нужно отказываться от политики жёсткой церковно-идеологической диктатуры и освобождать простых пастырей и монашествующих от гнёта бюрократического аппарата церковного чиновничества, чтобы дух соборности, доверия и мира снова стал основой внутрицерковной жизни.

Неужели ситуация в церкви достигла такого состояния, что рядовое священство уже фактически не участвует в управлении церковью, а всем управляет только высшее церковное руководство ?

В этом, похоже, и состоит главный парадокс нынешней кризисной ситуации в церкви. Так случилось, что управленческий аппарат церкви за последние годы медленно, но уверенно оброс широкими властными полномочиями и привилегиями и стал абсолютно авторитарной и неприкасаемой кастой высших церковных управленцев, недоступных ни для какой критики и влияния с мест.

Эта ситуация, кстати, в значительной мере напоминает советскую модель общества накануне перестройки, когда дефицит элементарной правды, критики и гласности в обществе породил чудовищный авторитаризм и произвол, закончившийся перестройкой.

Нечто подобное сегодня происходит и в церкви и многочисленные скандалы от выходки Pussy Riot до Матильды, статуса Исаакиевского собора, идентификации царских останков, прижизненного памятника патриарху и его откровенно экуменической позиции только нагнетают страсти. При этом соответствующие провокационные вбросы архивных документов о создании Московского патриархата Сталиным в 1943 г. под контролем КГБ от выведенных за штат священников в лице того же Андрея Кураева и иже с ним «непоминающих» патриарха Ктрилла только усиливают общую нездоровую атмосферу.

Кстати, аналогичная ситуация имела место ровно 100 лет назад в канун Революции, что говорит о цикличности самого механизма стряхивания Церковью со своего тела многочисленной армии присосавшихся «бюрократов-клерикалов», которыми церковный корабль периодически обрастает по аналогии с судном, точно «рапой и ракушечником», затрудняющим движение и требующим регулярной очистки.

Если посмотреть на социальные фронты, где сегодня проходит передовая линия борьбы со злом, требующие социальных инициатив, добровольцев и активной позиции церкви, можно заметить, что церковь попросту ушла с этих фронтов социальной работы, оставив их на произвол ситуации, будучи озабочена спасением и пасением самой себя по слову пророка Иезекииля.

«Смертный человек, изреки пророчество о пастырях Израиля, возвести им, что говорит Владыка Господь: „Горе пастырям Израиля, которые пасут самих себя! Не стадо ли должны пасти пастыри?» (Иез. 34, 1-2)

«Потому, пастыри, слушайте слово Господне! Жив Я, – клятвенно заверяет Владыка Господь, – за то, что у стада Моего не было пастыря и потому стало оно добычей и поживой диким зверям, за то, что пастыри Мои не искали овец Моих и самих себя пасли, а не стадо – за это слушайте, пастыри, слово Господне.

„Я иду против пастырей, – говорит Владыка Господь, – Я спрошу с них за Свое стадо, не доверю им впредь стада Своего, и не будут больше пастыри пасти самих себя; вырву овец Своих у них изо рта, и не будут более овцы Мои для них поживой!“ Господь – истинный пастырь. Так говорит Владыка Господь: „Я Сам отыщу Моих овец и буду заботиться о них.» (Иез. 34, 7-11)

Это более чем серьёзное предостережение и церкви и всем пастырям, заботящимся о собственном статусе и благополучии. В данной связи, многие активисты и подвижники социальной работы, которые ждали от церкви поддержки и активной позиции, оказались фактически брошенными церковным руководством на произвол судьбы и предоставленными самим себе. Многочисленные и крайне актуальные социальные проекты, которые фактически были закрыты и заблокированы консервативной и откровенно некомпетентной позицией церковного руководства говорят сами за себя.

Если говорить о проектах БПЦ, то среди них и обанкроченный социальный проект Издательства Белорусского Экзархата «Семья-Единение-Отечество», как мощнейший духовно-просветительский ресурс республиканского значения и проект Православного телеканала на БТ с пресс-медиа-центром на базе Дома православной книги и семейный проект «Сёмкого» со строительством крупнейшего реабилитационного центра семейной помощи и проект православная психология с созданием сети кризисных консультативных служб по всей республике и многие другие социальные проекты и инициативы, которые были заблокированы церковным руководством из-за элементарного недоверия их авторам и отсутствия в церкви соответствующих специалистов.

Это всё прекрасно чувствуют многие люди, приходящие в церковь и, прежде всего, молодые с достаточно высоким уровнем интеллекта и критического мышления, стремящиеся видеть в церкви и священнике прогрессивного и свободного человека, а не подневольного и безответственного работника некой церковно-бюрократической системы.

С другой стороны есть и так называемый глобальный тренд или склонность к схоластике, обмирщению и коммерциализации любой религии, а не только православия.

Говоря другими словами, мир всё больше погружается в ложь и инфернальность (демонизм), а на этом фоне неизбежно падает общий уровень человеческой нравственности, трезвости, осознанности и ответственности, а возрастает политизированность, идеологизированность, нетерпимость и недоверие ко всему с желанием найти внешнего врага и виновника всех проблем.

Читайте также:
Как правильно креститься православным христианам?

А самый главный враг испокон века не снаружи, а глубоко внутри в самом сердце у каждого человека и церковного чиновника и именуется этот враг пристрастностью каждого человеческого сердца

«ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф. 15;12).

Таким образом, стремление видеть и искать врагов церкви только во вне, также в значительной мере способствует замкнутости церкви на себя и ужесточение мер в отношении тех, кто пытается подвергать сомнению или критиковать действия церковного руководства.

Реально больно видеть и осознавать то, сколько трезвых, искренних, неравнодушных и просто талантливых людей ушло из церкви или было отвергнуто за последние годы, а пришло откровенных карьеристов, озабоченных мирской славой и делающих себе успешную карьеру.

Отсев трезво и критически мыслящих людей – это, пожалуй, самая большая ошибка церковного руководства, которая может привести церковь к расколу, если уже не привела, поскольку только правда и есть тот инструмент, который лечит любые душевно-духовные раны любого организма и церковного в том числе.

Ведь сам Спаситель дал Церкви и всем верующим универсальный рецепт исцеления горькой правдой – «А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных.

Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари ?

И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?» (Мф. 5;44-47).

Согласитесь, несколько странно, что уча весь падший мир этому золотому принципу праведности и любви сама же церковь в лице РПЦ МП им и не пользуется.

Можно ли изменить сложившуюся в церкви ситуацию или нужна очередная революция?

Очень и очень сложный вопрос, находящийся выше одной лищь человеческой компетенции. Изменить сложившуюся ситуацию, наверно, всё же можно, но для этого необходимо глубокое отрезвление и покаяние для того, чтобы увидеть реальное состояние церкви, которое можно назвать плачевным.

Дело в том, что лечение любой болезни и церковной в т.ч. возможно лишь тогда, когда поставлен точный диагноз. Пока диагноз не поставлен, капитальная чистка «авгиевых конюшен» современного клерикализма и внутрицерковной бюрократии, которые не чистились ещё с конца 18-го века, невозможна.

Следиет отметить, что нынешнее плачевное состояние церкви, тесно связанной с государством, в значительной мере обусловлено ещё не ушедшим в историю периодом дикого имперского олигархизма и административного капитализма, который наложил свой тяжёлый коррупционный отпечаток на все социальные институты, включая и церковный.

Но почему-то всё же хочется надеяться, что дух исконно русского православия и подлинного христианства ещё восторжествует на Руси, возможно, на очень короткий промежуток времени, ведь по пророчеству Евангелие во всей полноте и силе должно быть проповедано миру перед окончательным его погружением во мрак рационального инфернализма.

Православная церковь о политике: отношение, мнение и ответы на частые вопросы

Христианство и политика

Два тысячелетия назад Израилева земля находилась под жестокой тиранией Рима. Народ надеялся на избавление с приходом Мессии, но Иисус разочаровал большинство населения и не втянулся в политические перипетии. Христос никогда не сопротивлялся власти, несмотря на чудовищные притеснения Израиля. Оппоненты Божьего Сына использовали хитрые уловки, чтобы переманить Спасителя на сторону Рима или народа.


Христос учил отдавать кесарево кесарю, а Божие Богу

Однако мудрость Христа выше политической выборочности. Он никогда не ввязывался в эту пустую игру, придя в мир, чтобы спасти души несчастных.

С первых лет своего существования христианство определило четкую позицию по отношению к политической науке.

  • Религия провозглашает вечно незыблемые и универсальные принципы морали, призванные привести человеческие души ко всеобщему спасению от уз грехопадения.
  • Политика — это умение руководить страной или различными обществами внутри этого государства. Её деятельность зависит от конкретной ситуации и наличия возможностей, помогающих решить локальную проблему.

Важно! религия и политика, управляемые мудростью, призваны заботиться о человеке и его благе. Однако такой вывод пригоден только для идеальных условий и тяжело достижим в обстоятельствах настоящего существования.
Позиция Церкви по отношению к государственному аппарату складывается из следующих утверждений:

  1. Религиозная миссия никаким образом не связана с экономической и политической формой культуры. Церковь выдвигает главное утверждение: законы внутри страны должны подчиняться нравственным законам, данным нам Самим Господом.
  2. Автономность (независимость) христианства не отдаляет его от «земных» дел, а определяет место человека в материальном существовании. Церковь рекомендует правителям действовать соответственно заповедям, соблюдать социальную справедливость, заботиться о благе целого.
  3. Религия — духовная опора, помогающая воплощать идеалы лучшего общества в жизнь. Необходимо корректировать не только мировую политику, но и исполнять обязанности по отношению к своей семье, воспитанию и труду. Духовное оздоровление людей всех возрастов приносит большие улучшения и в сфере государственного управления.
  4. Церковь не исключает многогранности суждений граждан и дает право думать на свой манер. Однако ни одной группировке не разрешается использовать авторитет христианства ради достижения определенной корыстной цели. Совесть — важнейший инструмент руководства государством и менее крупными организациями.
  5. Религия разных стран сегодня объединяет множество конфессий и призывает проявлять терпимость для того, чтобы сотрудничество приносило положительные плоды. Рассудительный диалог между христианством и политическими деятелями способен положить конец бессмысленным делениям территорий и приобщить нас к мирному сожительству. От государственных структур требуется уважение к традициям, которые издревле установились в тех или иных конфессиях.

На заметку! Взаимоотношения между политикой и религией имеют долгую историю положительного сотрудничества и негативных конфликтов. Причиной этой двойственности выступало стремление одной из структур преуменьшить значение другой. Однако всегда необходимо помнить слова Спасителя: «Кесарю — кесарево, Богу — божье».


Православие отрицательно относится к возможности внедряться в политические разногласия

Ахилла

Просмотры: 1 555

РПЦ и власть укрепляют «духовно-патриотическое» единство на фоне тотального ухудшения качества жизни в России.

Несколько дней назад с грандиозным размахом на церковном и государственном уровнях был отпразднован юбилей — десятилетие интронизации (восшествия на престол) патриарха Кирилла (Гундяева).

Те, кто хорошо знакомы с церковной кухней и поэтому смотрят на жизнь РПЦ без розовых очков, знают, что прошедшие десять лет в РПЦ характеризовались построением вертикали власти вокруг лично Гундяева, а также раздроблением епархий ради увеличения доходов патриархии и самого патриарха. Все также помнят скандалы вокруг пропадающих часов, нанопыли в «нехорошей» квартире, историю с «непрощением» Pussy Riot, сгон духовенства и верующих на «защиту веры» под охраной тысяч полицейских, выкрики патриарха о «предателях в рясах». Год за годом патриарх сжимал свой властный кулак так, что в РПЦ полностью исчезло понятие разномыслия, критики, а всех, кто смел вякнуть, тут же выгоняли —отправляли в запрет, лишали духовного сана, снимали с должностей, увольняли с работы в церковных структурах.

Епископат привык помалкивать и делать все, что велит патриарх, духовенство тем более молчит, ища лишь возможность выплатить епархиальные взносы, а верующие — ну, их мнение вообще никого не интересовало.

Читайте также:
Дух и душа в православии: определение, сравнение и разница, разделение души и духа

Последняя «победа» патриарха — это потеря Украины, разрыв с Константинопольской Церковью, плюс ежедневные потоки пропаганды и ненависти в отношении Украины. При этом постоянно подчеркивается, что РПЦ «вне политики», хотя в речах спикеров Московской патриархии с утра до ночи только и звучат слова: Порошенко, Вашингтон, Госдеп, «они хотят уничтожить РПЦ и Россию», «это агрессия», «русофобия» и т.п.

Но так видят ситуацию критики. Официально же РПЦ устроила восхваление своего предстоятеля на всех уровнях, причем в этом году особо подчеркивается одна тема: «равный диалог» с властью.

Еще в прошлом году, в сентябре, патриарх Кирилл уверял публично, что он абсолютно свободен от Кремля: «Хотел бы сказать, что Патриарх Кирилл сегодня свободен так, как никто не был свободен в истории Русской Церкви. … Русская Церковь совершенно свободна от всякого политического влияния в стране, она находится в равноправном диалоге с властью, — и это впервые за всю ее историю. Мы никогда не согласовываем с властью свои действия, касаются ли они внутренней жизни или внешней деятельности Церкви».

Та же риторика продолжилась и в этом году, во время юбилея. Выступая на торжественном акте в Государственном Кремлевском дворце, патриарх подчеркнул свое удовлетворение взаимодействием РПЦ с государством: «Наверное, за всю историю России — я не побоюсь сказать так определенно — впервые выстроились такие отношения между Церковью и государством, потому что даже во времена Российской империи, где Церковь была государственной, Церковь не имела равного партнера в лице государства, она всегда была подчинена тем или иным государственным институтам».

И президент Владимир Путин на этом же мероприятии выступил со всяческим одобрением такого партнерства, подчеркнув «военную помощь» Церкви: «Особые слова благодарности Патриарху Кириллу и Церкви — за духовное окормление российского воинства. Ваши искренние, идущие от сердца напутствия помогают солдатам и офицерам с честью защищать Родину, вселяют в них уверенность в своей ратной силе и нравственной правоте».

И патриарх на деле оправдывал веру в него президента, укрепляя солдат в их «нравственной правоте». Так, в день Пасхи 2021 года он принял участие в телемосте Москва — Хмеймим (Сирия). Патриарх поздравил российских военных с праздником, подчеркнув, что считает участие России в военных действиях в Сирии борьбой с «мировым терроризмом», защитой сирийских христиан и «деянием огромного исторического значения». Также он дал понять, что война в Сирии (и, видимо, не только в Сирии) является полезным средством против «размягчения человека», имеет «духовное значение» для молодежи.

Видимым знаком военного взаимодействия РПЦ и государства стала стремительная и помпезная стройка «главного храма Вооруженных сил РФ», на которую уже собрали якобы народных денег на сумму более двух миллиардов рублей, и чьи ступени собираются сделать из переплавленной трофейной техники времен Второй мировой войны.

Милитаристский, вернее, как его обтекаемо называют, «духовно-патриотический» месседж высшей власти — и светской, и духовной, — уловили на всех нижних уровнях бюрократии. Торжества в честь юбилея патриарха проходили по стране не только в церковных стенах, но и, например, с привлечением школьников и студентов, как это было недавно в Смоленске. Там «духовно-патриотическое» мероприятие «окормлялось» не только священством, но и чиновниками, один из которых (начальник Главного управления Смоленской области по делам молодежи и гражданско-патриотическому воспитанию) практически повторил слова президента: «Благодаря Святейшему Патриарху сегодня духовники вовлечены не только в повседневную жизнь гражданского населения, но окормляют молодых ребят в армии».

Как конкретно проходит это окормление, можно узнать на примере Екатеринбурга. Так, сайт местной епархии сообщает о том, что «в честь 10-летия со дня интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла военный отдел Екатеринбургской епархии совместно с Управлением по военно-политической работе Центрального военного округа и Отделом по работе с личным составом и Уральского округа войск национальной гвардии России провел торжественные мероприятия в [десяти] воинских частях и [трех] госпиталях на канонической территории Екатеринбургской епархии».

С военными провели беседы о патриархе Кирилле, о.

В связи с Донбассом, Крымом, а теперь и в связи с вопросом автокефалии Украинской Церкви, все эти речи о влиянии духовенства на уверенность солдат в их «нравственной правоте» звучат более чем тревожно. И то, что именно подобная риторика отталкивает украинцев от УПЦ МП, от России (чему свидетельством являются уже более двухсот переходов церковных общин из УПЦ в ПЦУ за два месяца), патриарха и президента РФ не волнует. Или, как раз именно этого эффекта они и добиваются?

Риторика о «равном диалоге» была основным рефреном и на недавно состоявшихся в Москве XXVII Рождественских чтениях. Если в первые годы эти чтения собирали церковных деятелей и спикеров для обсуждения внутрицерковных, в основном, проблем, то теперь в названиях большинства докладов обязательно фигурировали словосочетания «церковно-государственное взаимодействие/партнерство/сотрудничество». Особенно умилительно звучали названия докладов, которые читались в Московском университете МВД России: «Духовно-нравственные традиции воспитательного процесса сотрудников органов внутренних дел», «Духовность в системе профессиональной подготовки сотрудника органов внутренних дел» и другие, подобные им.

«Духовность» все глубже проникает в органы власти, в армию, школу, вузы, тюрьмы, а власть в ответ содействует строительству храмов, укреплению монополии РПЦ в сфере «духовности» (в частности, запретив Свидетелей Иеговы, одним из столпов учения которых является полный пацифизм, отказ служить в армии и вообще прислуживать государству). В ответ РПЦ вынуждена (хотя на самом деле совсем не вынужденно, а в охотку, от души) поддерживать политику власти, уверять солдат в их «нравственной правоте», куда бы их завтра не направили защищать «духовно-патриотическое единство» Церкви и государства.

Самое печальное в этом то, что многие люди и внутри РПЦ, и в целом граждане РФ понимают, куда все движется и к чему может привести такая духовная «скрепа», но за последние десять лет нас всех приучили бояться высказать свое мнение вслух. Возьмут на карандаш, накажут, уволят, посадят. И в итоге тоталитарная идеология капля по капле внедряется каждому в плоть, и выгнать ее оттуда можно лишь «с мясом», с болью. Тоталитаризм, милитаризм и оправдывающая их «духовность» боятся только открытых голосов: в головах думайте все, что угодно, но вслух произносить не смейте — это бунт, революция, «гордыня», «нет власти не от Бога» и патриарх — пророк ее.

Для того ли рухнул Советский Союз, чтобы через двадцать пять-тридцать лет мы начали строить его худшую, еще более лицемерную версию — с крестом на солдатской пряжке?

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340 (Плужников Алексей Юрьевич)

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму:

Сложные взаимоотношения

Из истории мы видим, как часто политика и религия проникали друг в друга.

  • Иногда происходил своеобразный подкуп Церкви политиками, которые желали завоевать благосклонность святых отцов. Многие правители стремились объединить алтарь и трон, что приводило к растворению христианства внутри государственного аппарата. Чаще политики использовали это средство для сугубо корыстных целей.
  • Союзы между религией и государственными структурами называют конкордатами. Сегодня, в отличие от средних веков, в рамках одной страны сосуществует множество разнообразных конфессий. Это дает возможность христианству вносить свой духовный вклад в развитие светского государства. Церковь начинает активно внедрять добродетельные идеалы, не вмешиваясь в политическую обстановку.
  • Разделение уменьшает нагрузку в отношениях. Однако, даже не влияя друг на друга, Церковь и государство способны взаимодействовать на благо народа, потому что человечество принадлежит Богу и является частью любого государства. Религия не проникает в деятельность политики, но оставляет за собой право оценивать работу глав государства с моральной точки зрения.
Читайте также:
Православные курсы: просветительские богословские курсы для мирян

Важно! Православные миряне, как граждане своей страны, имеют право и должны принимать участие в политической деятельности, но не в качестве представителей религии.
Христианин привносит в социум нравственные ценности, улучшая духовное восприятие населения. Служители Церкви должны стать религиозными лидерами, ведущими людские души к спасению по всем канонам ортодоксального христианства. Проповедуя истину, они обязаны отстраниться от политических взглядов.

Православная церковь о политике: отношение, мнение и ответы на частые вопросы

Христианство и политика

Два тысячелетия назад Израилева земля находилась под жестокой тиранией Рима. Народ надеялся на избавление с приходом Мессии, но Иисус разочаровал большинство населения и не втянулся в политические перипетии. Христос никогда не сопротивлялся власти, несмотря на чудовищные притеснения Израиля. Оппоненты Божьего Сына использовали хитрые уловки, чтобы переманить Спасителя на сторону Рима или народа.


Христос учил отдавать кесарево кесарю, а Божие Богу

Однако мудрость Христа выше политической выборочности. Он никогда не ввязывался в эту пустую игру, придя в мир, чтобы спасти души несчастных.

С первых лет своего существования христианство определило четкую позицию по отношению к политической науке.

  • Религия провозглашает вечно незыблемые и универсальные принципы морали, призванные привести человеческие души ко всеобщему спасению от уз грехопадения.
  • Политика — это умение руководить страной или различными обществами внутри этого государства. Её деятельность зависит от конкретной ситуации и наличия возможностей, помогающих решить локальную проблему.

Важно! религия и политика, управляемые мудростью, призваны заботиться о человеке и его благе. Однако такой вывод пригоден только для идеальных условий и тяжело достижим в обстоятельствах настоящего существования.
Позиция Церкви по отношению к государственному аппарату складывается из следующих утверждений:

  1. Религиозная миссия никаким образом не связана с экономической и политической формой культуры. Церковь выдвигает главное утверждение: законы внутри страны должны подчиняться нравственным законам, данным нам Самим Господом.
  2. Автономность (независимость) христианства не отдаляет его от «земных» дел, а определяет место человека в материальном существовании. Церковь рекомендует правителям действовать соответственно заповедям, соблюдать социальную справедливость, заботиться о благе целого.
  3. Религия — духовная опора, помогающая воплощать идеалы лучшего общества в жизнь. Необходимо корректировать не только мировую политику, но и исполнять обязанности по отношению к своей семье, воспитанию и труду. Духовное оздоровление людей всех возрастов приносит большие улучшения и в сфере государственного управления.
  4. Церковь не исключает многогранности суждений граждан и дает право думать на свой манер. Однако ни одной группировке не разрешается использовать авторитет христианства ради достижения определенной корыстной цели. Совесть — важнейший инструмент руководства государством и менее крупными организациями.
  5. Религия разных стран сегодня объединяет множество конфессий и призывает проявлять терпимость для того, чтобы сотрудничество приносило положительные плоды. Рассудительный диалог между христианством и политическими деятелями способен положить конец бессмысленным делениям территорий и приобщить нас к мирному сожительству. От государственных структур требуется уважение к традициям, которые издревле установились в тех или иных конфессиях.

На заметку! Взаимоотношения между политикой и религией имеют долгую историю положительного сотрудничества и негативных конфликтов. Причиной этой двойственности выступало стремление одной из структур преуменьшить значение другой. Однако всегда необходимо помнить слова Спасителя: «Кесарю — кесарево, Богу — божье».


Православие отрицательно относится к возможности внедряться в политические разногласия

Станислав Белковский: Россию спасут православные политики

За продвижение идей Православия в качестве государственной идеологии России теперь взялись не только партия ‘Родина’ и представители Русской православной церкви (РПЦ), но и политологи. Новую структуру ‘Корпорация православного действия’ (КПД) создал президент Института национальной стратегии Станислав Белковский

. В организацию вошли также видные представители РПЦ. КПД намерены выявлять политиков православной ориентации и всячески их поощрять, чтобы сформировать новую политическую и деловую элиту. Белковский объяснил корреспонденту ‘Росбалта’, что таков русский ответ американской идеологии рынка.
— Станислав Александрович, вы всерьез собираетесь возродить идеологию середины XIX века ‘Самодержавие, православие, народность’? А Путин видится вам Николаем Первым?
— Я не стал бы примитивизировать постановку задачи. В той или иной мере формирование государственной идеологии, опирающейся на знаменитую уваровскую триаду, есть залог выживания России в перспективе ближайших 15-25 лет. Президентские полномочия же Владимира Путина истекают в 2008 году. Это зрелый политик с хорошо понятной идеологией, и видеть его иным, нежели он есть на самом деле, было бы непростительной наивностью.

— Вы говорите о необходимости формирования православной элиты России. Кто те политики и бизнесмены, из которых вы предлагаете ее создать? Это попытка сформировать некую новую аристократию?

— Элита 1990-х годов была носителем вполне внятной, целостной идеологии и, соответственно, программы трансформации России. А именно — превращения России в провинцию Великой Америки. Все, что хорошо для Америки, хорошо для России, — таков базовый тезис элиты минувшего десятилетия. Мы же считаем, что Россия должна отстоять свою цивилизационно-культурную идентичность, которую, кстати, признавали крупнейшие мыслители XX века. Соответственно этой цели может и должен быть сформулирован новый национальный проект, в отсутствие которого страна не дотянет до 2025 года. Как и у американского проекта 1990-х, у этого проекта должны быть а) идеологическая и смысловая основы; б) национальная элита как носитель проекта. Мы исходим из того, что Россия — страна православная, Православие сыграло огромную роль в формировании облика нашей страны, нашего народа. Следовательно, новый проект может возникнуть только на базе Православия. А Русская Православная Церковь и находящиеся в ее орбите светские институции станут центрами кристаллизации новой элиты. Об аристократии здесь речь не идет; ‘элита’ и ‘аристократия’, как вы, вероятно, знаете, отнюдь не синонимы.

— В Конституции России сказано, что мы светское государство. Вы же предлагаете Православие в качестве почти государственной идеологии с преподаванием в школах?

— В России — 20 миллионов мусульман. И на территории тех муниципальных образований, где исламское население преобладает, решением муниципалитетов может вводиться преподавание ‘Основ Ислама’. На большей же части территории России представляется уместным, оправданным, наконец, просто необходимым преподавание ‘Основ Православия’. Хочу заметить, что Православие и Ислам достаточно близки; наш общий Бог — Бог Авраама, Исаака и Иакова. Поэтому у православных и мусульман гораздо больше оснований для альянса, нежели для вражды. Христианско-исламское противостояние во многом привносится в современный мир Соединенными Штатами, которые сами являются носителями уже не христианского, но пантеистического постхристианского проекта, произрастающего из радикального протестантизма и философии ‘смерти Бога’.

— Почему вы говорите о ‘провале американского проекта’, и почему европейский либерализм, как вы полагаете, безнадежно устарел?

— Проект превращения всего мира в американскую провинцию, глобальной унификации, разрушения цивилизационно-культурного многообразия мира потерпел крах. Яркий пример тому — иракская война. Несмотря на огромное превосходство в материальных ресурсах, кажущееся всесилие американской машины подавления, Соединенным Штатам так и не удалось взять под контроль Ирак. И исламский фактор в иракском сопротивлении играет сегодня ключевую роль. Больше того: иракская война спровоцировала переход в мягкую стадию бунта Старой Европы, средоточия Христианства, ‘страны святых чудес’, против унификационного тарана американского радикального протестантизма, ‘религии Матрицы’. В очередной раз история дала подтверждение древнему тезису о том, что для человека как создания Божия собственная вера и преодоление одиночества, порожденного грехопадением, гораздо важнее, чем гамбургер и пластиковый стакан, наполненный кока-колой. Да и на выборах в России в 2003 году победили отнюдь не силы, олицетворяющие (по крайней мере, на уровне электорального восприятия) американский проект.

Читайте также:
Появление христианства на Руси: история становления православия и крещения Руси, особенности и проблемы

Что же касается либерализма, то в последние годы он переживает объективный кризис, и источник этого кризиса — США, не способные справиться с различными проблемами и угрозами в рамках либерального мироустройства. Сокращается пространство свободы слова — недавнее закрытие корпункта ‘Аль Джазиры’ в Багдаде тому пример. Фактически ликвидируется свобода перемещения: сегодня получить визу в США или Евросоюз для ‘внешнего’ (например, российского) человека куда сложнее, чем 10-15 лет назад. Либерализм во многом оказался блефом, способом вуалирования исключительного господства ‘золотого миллиарда’. И сегодня либерализм убиваем не бессубъектными силами ‘мирового терроризма’ — от либеральной доктрины отказывается флагман ‘свободного мира’. Стало очевидно, что доктрина ‘либерального конца истории’ несостоятельна.

— Одна из главных идей православия, как известно, покорность. Но как эта идея сочетается с идеями демократии и необходимостью прогрессивного развития государства, когда напротив важно стимулировать личную инициативу?

— Развернутая дискуссия о содержании понятий ‘покорность’ и ‘свобода воли’, на мой взгляд, не вполне уместна в рамках данного интервью. Тем не менее, хочу сказать, что только вера в Бога и христианская любовь, обретаемые благодаря действию благодати Господней, выводят человека из плена греха. Поэтому Православие есть основа для подлинного освобождения нашего народа, выхода его из ‘дома рабства’. Хочу отметить также, что и в истории нашей страны, и в истории Европы христианство традиционно играло активно освободительную и социально мобилизующую роль.

— Идеи КПД очень похожи на идеи блока ‘Родина’. В дальнейшем вы намерены как-то помогать Дмитрию Рогозину в его политической карьере?

— Я во многом солидарен с идеологией блока ‘Родина’, но КПД не имеет к этой политической структуре никакого отношения. И не может иметь, поскольку мы не вправе обслуживать какие-либо политические интересы. Тем не менее, те политики, которые открыто заявляют о православном возрождении как о цели своей деятельности, могут рассчитывать на нашу поддержку.

Беседовал Алексей Левченко, ИА ‘Росбалт’. Москва

Сложные взаимоотношения

Из истории мы видим, как часто политика и религия проникали друг в друга.

  • Иногда происходил своеобразный подкуп Церкви политиками, которые желали завоевать благосклонность святых отцов. Многие правители стремились объединить алтарь и трон, что приводило к растворению христианства внутри государственного аппарата. Чаще политики использовали это средство для сугубо корыстных целей.
  • Союзы между религией и государственными структурами называют конкордатами. Сегодня, в отличие от средних веков, в рамках одной страны сосуществует множество разнообразных конфессий. Это дает возможность христианству вносить свой духовный вклад в развитие светского государства. Церковь начинает активно внедрять добродетельные идеалы, не вмешиваясь в политическую обстановку.
  • Разделение уменьшает нагрузку в отношениях. Однако, даже не влияя друг на друга, Церковь и государство способны взаимодействовать на благо народа, потому что человечество принадлежит Богу и является частью любого государства. Религия не проникает в деятельность политики, но оставляет за собой право оценивать работу глав государства с моральной точки зрения.

Важно! Православные миряне, как граждане своей страны, имеют право и должны принимать участие в политической деятельности, но не в качестве представителей религии.
Христианин привносит в социум нравственные ценности, улучшая духовное восприятие населения. Служители Церкви должны стать религиозными лидерами, ведущими людские души к спасению по всем канонам ортодоксального христианства. Проповедуя истину, они обязаны отстраниться от политических взглядов.

Христианская империя

Смотрите также: Государственная церковь Римской империи и Христианский мир

Когда римские гонения на христианство закончились Константин I с Миланский эдикт, а Никейский христианин вера стала излюбленной религией Римская империя, Христианам были представлены проблемы, с которыми им никогда раньше не приходилось сталкиваться. Может ли христианский правитель на законных основаниях война? Если в Священном Писании христианам не рекомендуется вступать в судебные тяжбы друг с другом, как они должны действовать в качестве должностных лиц в рамках судебный система? Что гражданские права должны были быть предоставлены нехристианам или иноверный Христиане в гражданском государстве, управляемом православными верующими?

Августин Гиппопотам был одним из религиозных деятелей, который столкнулся с этими проблемами в Город Бога

; в этой работе он стремился защитить христиан от языческих обвинений в том, что отказ от официального спонсорства языческого культа привел к гражданским и военным бедствиям в Римской империи со стороны брошенных языческих божеств. (Пекнольд, 2010 г.) Августин стремился подтвердить, что Город Бога является небесным и духовным делом, а не земным и политическим делом. Город Бога противопоставляется городу людей и находится в противоречии с ним; но окончательный триумф Города Бога гарантирован божественным пророчеством.

Католики, война и мир

У католиков исторически были самые разные позиции по вопросам войны и мира. Исторический церкви мира теперь главные представители Христианский пацифизм, но эта проблема впервые возникла во времена Римской империи.

Солдаты римской армии, перешедшие в католицизм, были одними из первых, кто столкнулся с этими проблемами. Католикам в римской армии пришлось столкнуться с рядом проблем, которые выходят за рамки очевидной проблемы: можно ли примирить войну с христианской религией. Язычество насыщенные римские военные институты. Идолы греко-римских богов появились на легионерских знаменах. Военная служба задействована клятвы верности, которая может противоречить католическим учениям, даже если они не призывают языческих богов. В обязанности римских военнослужащих входило обеспечение правопорядка, а также защита, и поэтому римские солдаты иногда сами были вынуждены участвовать в преследовании христиан. Сексуальное распутство считалось моральным риском, которому подвергались военнослужащие. Видеть Императорский культ (древний рим).

Преобразование Константин I изменил отношения христианских церквей с римскими военными, как и отношения церквей с римским государством. Совершенно противоположная идея, которую иногда называют «цезаропапизм», отождествил теперь католическую империю с Церковь воинствующая. В латинский слово Christianitas

Первоначально означало тело всех христиан, задуманное как политическое тело, или территорию земного шара, занятую христианами, что-то вроде английского слова Христианский мир. Были переосмыслены апокалиптические тексты. Идея христианской империи продолжала играть важную роль в Западной Европе даже после падения там римского владычества; имя священная Римская империя свидетельствует о его притязаниях на святость, а также на универсальное правление. An апокрифический апокалипсис Псевдо-Мефодий, написанная в седьмом веке, изображает святого Последний римский император который держит свое земное царство в ожидании возвращения Христа. По словам Псевдо-Мефодия, Последний Император будет вести войну в в последние дни против врагов Бога, в том числе Гог и Магог и Антихрист.

Читайте также:
Воскресные школы при церкви: что это, роль и значение, зачем и как учатся, пример уроков и программ

Должен ли христианин участвовать в политической жизни?

Ответы пастырей

До какой степени христианин может и обязан участвовать в политической жизни? Скажем, ходить на выборы и голосовать – это обязанность или право, которым можно и не воспользоваться? И может ли христианин делать политическую карьеру? В целом чего от политики и политической сферы уместно ждать христианину, а чего нет? Что она дать не сможет?

Никого нельзя лишать права выбора

Степень участия в выборах для церковнослужителей, начиная с иподиаконов и заканчивая архиереем, определена решением Священного Синода от 4 октября 2012 года. Если кратко, то власть, если есть на то желание, выбираем, но во власти не участвуем, то бишь кесарю отдаем кесарево, но в кесари не баллотируемся.

Иное дело православный прихожанин. У каждого, кто подходит к исповедальному аналою, кого мы накрываем епитрахилью, свое отношение к власти, партиям, к политическим процессам, вокруг него происходящим. Эти отношения не внешний антураж или жизненное обрамление, это вполне реальные события, влияющие на его жизнь, на благополучие его семьи, на будущее его детей. Он имеет право выбора и право влияния (своим бюллетенем) на эти выборы, но не приведи Господь кому-то из рясоносящих указывать, за кого он должен проголосовать. Каждый на тот свет самостоятельно топает, по только ему принадлежащей тропинке, и лишать права выбора никто не в праве.

Совет типа: «Проголосуйте за Александра Ивановича, так как он нам колокольню построил!» – имеет страшные духовные последствия. Личность превращается в стадо, в одинаковые, безголосые, серые сущности, живущие не по своей воле. И тогда становится ненужным евангельский нелогичный поступок Пастыря (Христа) ради одной потерявшейся овечки.

Политика – это власть, одно из трех искушений, которыми диавол пытался совратить Сына Божьего. Христианство указало единственный путь спасения: оно преображает человека, при условии, если сам человек этого желает. И хотя политическая деятельность чревата великими соблазнами, но если у политика поступки и деятельность христоцентричны, если его обещания, программы и желания находятся в симфонии с реальным делом, то почему бы ему не стать власть предержащим?

Безусловно, так называемые «правила политической борьбы» далеки от постулатов законов Божьих, но что лучше: уйти во внешнюю гуманность и гедонизм, как предлагает сегодня мир, или все же стать тем, кто напомнит окружающим: ты Человек?

Так что, если среди ваших прихожан, православных друзей или знакомых есть тот, кто может реально, по-христиански творить нужное и полезное для общества и для вас лично, то пусть будет политиком. Не «подсвечником» (как мы не столь давно называли некоторых представителей власти, стоящих на почетных местах в храме на наших праздниках), а тем, кто на каждое свое действие испрашивает Божье благословение.

Важно правильно оценить свои духовные силы и чистоту намерений

Вопрос об отношении христиан к политике сложный и неоднозначный. Прежде всего, этот вопрос – не праздный. Мы, христиане, вынуждены на него отвечать в силу того, что так или иначе данная сфера общественной жизни влияет на нас. Имеет ли этот вопрос значение для духовной жизни? Думаю, да. Иначе данная тема не затрагивалась бы в Священном Писании. Мне кажется, здесь важно обобщить опыт новозаветных текстов. И первое, на что обращает внимание слово Божие, это то, что христиане не должны пренебрегать гражданскими обязанностями (см.: Мк.12:13-17). При этом главная цель участия последователей Христа в политической жизни страны – помощь в поддержании законности и порядка, о которых заботятся власти (см.: Рим. 13: 1-7). С другой стороны, пример святого Иоанна Крестителя, обличившего правителя, а также пример первохристианских мучеников, не покорившихся повелению властей воздать честь идолам, свидетельствуют о том, что на христианах лежит важное обязательство – в любой сфере личной и общественной жизни оставаться верными своему призванию, своему Богу. Пожалуй, эти две стороны отношения христиан к гражданской жизни и должны лежать в основе нашего участия в политике.

Где речь идет о судьбе Отечества – христиане не должны быть безучастны. Что же касается участия в политической жизни сверх гражданского долга (построения политической карьеры и проч.) – наверное, этот вопрос каждый христианин должен решить самостоятельно. Здесь важно правильно оценить свои духовные силы, а также чистоту намерений.

Мне кажется, что главная цель политики, в ее идеальном аспекте, создать такие условия гражданской жизни, которые будут по крайней мере не мешать духовной жизни человека, а в лучшем случае – способствовать ее развитию. Этого можно желать, к этому следует стремиться и, в рамках закона, стоит добиваться от властей. При этом важно помнить, что в конечном итоге спасение человека всецело находится во власти Бога, Который знает, как спасать любящих Его в любых условиях, и взаимоотношения с Которым куда важнее внешних обстоятельств.

Никто не может принудить христианина участвовать в политических процессах

Мы не можем выйти из отношений сего мира, поэтому падший мир и навязывает нам участие в политических процессах. Но если все верующие люди под предлогом отречения от мира страстей выйдут из политики, то там останутся одни безбожники. Последствия такой расстановки сил мы уже видели в ХХ веке.

Тем не менее никто не может принудить христианина участвовать в политических процессах. Если совесть ему говорит, что это приносит вред душе, то зачем идти наперекор совести?

На примерах других стран мы видим, что духовные лица прямо участвуют в политическом процессе. Например, в Великобританском парламенте издавна представлено духовенство Англиканской церкви. В настоящее время «духовные лорды» – это 26 человек, среди которых самые влиятельные прелаты церкви: архиепископ Кентерберийский, архиепископ Йоркский, епископ Лондона и другие. В то же время мы видим, что их членство в парламенте не дает гарантии непринятия антихристианских законов.

Я думаю, что логично, когда в парламенте интересы каждой значимой социальной группы кто-то представляет. Поэтому необходимо, чтобы и интересы православных христиан были представлены. Тогда есть большая вероятность появления продуманных и, насколько возможно, справедливых законов.

В политике, как нигде, христиане очень нужны

Политическая, как и всякая иная, деятельность может иметь место в жизни христианина. В одном из основных документов нашей Церкви, а именно в «Основах социальной концепции РПЦ», в главе «Церковь и политика», мы находим обоснование и нравственные предпосылки, которыми должен руководствоваться христианин, желающий участвовать в политической деятельности: «V. 3. Ничто не препятствует участию православных мирян в деятельности органов законодательной, исполнительной и судебной власти, политических организаций. Мало того, такое участие, если оно совершается в согласии с вероучением Церкви, ее нравственными нормами и ее официальной позицией по общественным вопросам, является одной из форм миссии Церкви в обществе. Миряне могут и призваны, исполняя свой гражданский долг, участвовать в процессах, связанных с выборами властей всех уровней, и содействовать любым нравственно оправданным начинаниям государства».

То есть не только сходить проголосовать, но и пытаться идти путем политической карьеры христианину позволено, но при этом он должен хорошо понимать, что свою деятельность должен будет выстраивать «в согласии с вероучением Церкви, ее нравственными нормами». Но… возможно ли это? Вот тот главный вопрос, на который должен сам себе ответить христианин, стремящийся найти себя в этой сфере. Возможно ли, будучи политиком, оставаться при этом добросовестным христианином? Если возможно, то на любом ли уровне? Не получится ли так, что для достижения следующей карьерной ступени необходимо будет пойти в чем-то против совести и ты не сможешь противостать этому искушению, так как стремился встать на эту ступень все предыдущие годы? Все эти вопросы представляются весьма актуальными всякому человеку, хоть сколько-нибудь знакомому с миром современной политики.

Читайте также:
Православие и Распутин: отношение церкви, мнение священников и старцев, ответы на частые вопросы, святой или нет

Но, с другой стороны, в политике, как нигде, христиане очень нужны. Если прав был К. Эттли, говоривший, что «политика — это искусство принимать важные решения при недостаточной информации и нехватке времени», то кому, как не христианину, осваивать это искусство, сопрягая этот труд с молитвой Богу о даровании мудрости в принятии важных решений, касающихся многих? Да и само поприще быть «слугой народа», думается, по-настоящему «по зубам» лишь добросовестному человеку, который сумеет «сорвать» с его наименования столь позорно усвоившиеся ему ковычки и иронию. И таковых среди христиан больше.

Христианину, волей Божией поставленному на путь политической деятельности, хочется пожелать, прежде всего, не терять верного ориентира. А он может быть только один: власть дарована тебе на время и лишь для того, чтобы ты добросовестно и на пределе своих сил служил ближнему.

Нам нужно сильное государство, чтобы Православие было сильным

Как ни крути, но политику невозможно обойти стороной. Политика во многом решает судьбу нашей Родины, а значит, и судьбу близких нам людей, наших детей и потомков. Разве можем мы быть равнодушными к тому, что ожидает родных нам людей?

Обычно мы слышим, что политика – грязное дело. Но всё зависит от того, кто приступает к политике. В руках одних политика – система манипуляций над народом для достижения своих эгоистических целей. В руках других политика есть инструмент служения Богу и ближним. Тогда в первом случае политика развращает того, кто и так был развратен. А во втором случае политика лишает последнего свободного времени тех, кто и так о себе не думал.

Отрадно видеть, что в последние годы среди наших политиков стало больше порядочных, честных людей. В каком-то смысле политика способна стать особым жертвенным служением, когда к этому служению приступает искренний христианин. Он чувствует ответственность за то доверие, которое оказывает ему народ. А сам опыт минувшей четверти столетия показал, что верность Отечеству более оправданна, более способствует даже авторитету политика, нежели поддакивание и слепое следование за лидерами западных держав.

Не политика делает человека грязным, но человек делает грязной политику – своим двуличием, обманом, своекорыстием. Воцерковленный человек воцерковит и политику. Если вспомнить историю христианства, то именно святые политики кардинально влияли на присутствие христианства в государстве и обществе. И император Константин, и князь Владимир Великий были сильными, мудрыми политиками, их обращение ко Христу влекло за собой обращение ко Христу целых народов.

Ослабление христианского государства, как правило, влекло за собой оскудение христианской жизни. Так что игнорировать эту сторону нашей земной жизни никак нельзя. Нам нужно сильное государство, чтобы Православие было сильным.

Что касается выборов, то это, конечно, дело добровольное. Если кто-то не примет участия в выборах, то он не перестанет быть чадом Церкви. Но в каком-то смысле это огорчительно, ведь решается судьба нашей Родины. Сейчас наступает тот момент, когда надо поддержать укрепление России на международной арене, не сдать позиции, а, наоборот, закрепить успехи и продвинуться дальше. Важно, чтобы каждый из нас стоял в этом ряду, делая честно свое дело и поддерживая тех, кто идет впереди, а не прятался равнодушно и недоверчиво в стороне. Думаю, что сейчас исторически очень важный момент. Дай Бог всем нам не ошибиться в выборе.

Православие в политике – это прекрасно, но политика в Православии недопустима

Политическая жизнь – это неотъемлемая часть жизни государства, связанная с программой реализации тех или иных национальных идей, носителем которых в идеале является сам народ.

Сказать, что православный человек обязан участвовать в политической жизни, конечно, нельзя. Но православный человек живёт не в безвоздушном пространстве. Здесь, на земле, он сын своего Отечества, гражданин, и если он болеет душой за свою Родину, если хочет, чтобы наша держава в совокупности своей жизни становилась всё более «приятной Богу», то он, конечно, может участвовать и в политической жизни в той мере, в какой сам для себя считает это возможным и нужным, и в той степени, в какой это предусмотрено конституцией. Более того, можно сказать, что великие святые Руси, такие как Сергий Радонежский и Серафим Саровский (в определенные периоды устранявшиеся от общественной жизни для «великого сосредоточения»), в конечном итоге своей духовной близостью к Богу, несомненно, влияли на формирование национальной политики Руси больше, чем иные государственные и политические деятели самого высокого уровня.

Отдельно скажем о людях, которые интересуются политикой профессионально, как отдельной областью общественной жизни. Является ли эта область человеческой деятельности заведомо греховной, неприемлемой с точки зрения православной веры и нравственности? Конечно, нет! И в политику могут идти православные люди и даже именно с тем, чтобы быть, насколько возможно, исполнителями заповедей Христовых и участниками деятельного воплощения моральных и нравственных принципов, согласных с православной верой. Можно сказать так: Православие в политике – это прекрасно, но политика в Православии недопустима.

Что я имею в виду? Духовная жизнь имеет целью своей обретение Царства Небесного, и это важнейшее восхождение человека осуществляется не иначе, как в Церкви, которая есть «полнота Наполняющего всё во всём» (Еф.1: 23). В этом смысле к Церкви нельзя ничего прибавить, и нельзя ничего убавить от Неё. Прибавление возможно только за счет присоединения к Ней новых членов, а умаление (да и то только внешнее) за счет отпадения смертельно согрешающих. Можно сказать, что духовная, церковная жизнь первична по отношению к любой иной сфере человеческой деятельности. Это полнота, которая может изливаться, условно говоря, «во вне», то есть во все сферы человеческой жизни, согласные с Божиим Законом. Но сама полнота церковной жизни не нуждается ни в каких «дополнениях».

Если же возвращаться к политике, то само по себе это понятие очень широкое. Как минимум мы можем говорить о политике внешней и внутренней. То есть одно дело – защищать честь Отечества, как говорят сейчас, «на международной арене». И это прерогатива дипломатических работников всех уровней. Но есть и другая область – это политика внутренняя, со множеством институтов и направлений работы, главным образом социальной. Потому что своя политика существует и в сфере здравоохранения, и в сфере образования, и в сфере культуры… И вот возникает любопытный вопрос. А как вообще формируется государственная политика во всех областях общественной жизни? И ответ на всю его кажущуюся сложность окажется в основе своей простым. Эта политика формируется конкретными людьми. И если православные люди «гнушаются» политикой и уходят из этой сферы человеческой деятельности, никак не влияют на формирование повестки дня государственной жизни, то тогда не стоит нам и удивляться, что политика государства во всех областях жизни общества будет всё более удаляться от норм христианской морали и нравственности.

Читайте также:
Терновый венец Иисуса: где находится и хранится, описание

Если прямо отвечать на вопрос: чего не может дать политика? – то ответ очевиден: политика не может дать человеку полноту духовной жизни в согласии с Богом. То, что осуществляется в Церкви. Но выражением и воплощением этой жизни может служить организация нашей общей жизни на началах христианской духовности. И это то, к чему мы можем и должны стремиться.

Что говорят о вакцинации от коронавируса священники и врачи?

Приблизительное время чтения: 6 мин.

20 мая в Сретенской духовной академии в Москве прошел круглый стол «Вакцинация: этические проблемы в свете православного вероучения». «Фома» поговорил с некоторыми его участниками о том, как верующим относиться к начавшейся массовой вакцинации, методам изготовления вакцин, включая использование в их производстве эмбрионального абортивного материала, к прививкам вообще и праве пастырей благословлять на такую процедуру.

Священник Георгий Максимов, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви

— Напомню, что наши святые тоже практиковали вакцинацию: святой Иннокентий Московский во время эпидемии оспы, например, сам проводил вакцинацию населения, а Синод даже предписал священникам убеждать население прививаться. То есть Церковь принимала самое непосредственное участие в решении проблемы эпидемии.

Вопрос прививок — не религиозный вопрос, поэтому не может быть темой для благословения. Конечно, есть люди, которые вообще на все спрашивают благословение у священника, а значит, спросят и про вакцинацию. И тут роль пастыря в том, чтобы помочь человеку подойти к вопросу ответственно.

Действительно, для создания многих вакцин используется клеточная линия, которая была получена из абортивного материала. Но это проблема не только вакцин, а огромного количества препаратов, которые производятся или тестируются с помощью таких клеток. Мне кажется, что когда мы говорим об этической проблеме практики использования абортивного материала, мы говорим не о грехе людей, которые используют подобные препараты, а о грехе разработчиков. Очень многие предметы, которыми мы пользуемся каждый день, созданы грешными людьми и с помощью того или иного греха, но мы же не считаем, что эти грехи перешли на нас? Конечно, круглый стол констатировал необходимость дальнейшего обсуждения этической стороны этой проблемы. Выслушав мнения многих компетентных людей, я пока что считаю, что нельзя говорить о греховности людей, которые были вакцинированы.

При этом сам производитель вакцины может выбирать, использовать ему клеточную линию для создания и тестов, или нет. Все специалисты, которые присутствовали на круглом столе, подтвердили, что препараты и вакцины можно производить без участия упомянутых клеточных линий. Но это намного дороже. То есть использование клеточных линий во многом продиктовано экономическими соображениями.

Александр Чучалин, врач-пульмонолог, доктор медицинских наук, академик РАН, заведующий кафедрой госпитальной терапии педиатрического факультета РНИМУ им. Пирогова. Входит в состав исполнительного комитета «Общества православных врачей России»

Прошедший круглый стол — большое событие для страны. Священнослужители встретились с экспертами медицины: как с практиками, так и с теоретиками, которые занимаются теоретическими разработками в области генетики, молекулярной биологии. И мы сошлись на необходимости развивать этическое образование нашего общества. Это тема, которая всех нас объединила. Особое значение здесь имеет вопрос добровольного информированного согласия (доктрина в медицинской этике и медицинском праве. Согласно ей для медицинского вмешательства, связанного с риском, нужно получить согласие пациента, который проинформирован обо всех тонкостях и возможных последствиях, — Прим. ред.). К большому сожалению, в России эта культура общения медиков с пациентами не получала должного развития.

Вакцина — сильнодействующее воздействие на организм. И человек должен знать правду о ее структуре и механизмах работы, возможных последствиях ее применения. Он должен получить такую информацию, которую сможет изучить в спокойной обстановке, если нужно — посоветоваться со специалистом и только после этого принять решение. Кроме того, вакцина — это персонализированная медицина. Нельзя вакцинировать всех подряд. Нужна информация о том, какие инфекции перенес человек, в каком состоянии его иммунитет, есть ли склонность к образованию тромбов в сосудах и т.д. Без этой информации вакцину вводить нельзя, она не показана тем, у кого есть сильные аллергические реакции, или тем, кто раньше вакцинировался по другому поводу — например, от гриппа,— и плохо это перенес.

Да, вакцина — это благо, но одновременно, повторю, это высоко персонализированное воздействие на организм человека. Никакие всеобщие, огульные и командные методы в данном случае недопустимы. Другое дело, что есть чрезвычайные ситуации, когда начинаются пандемии и так далее. Но общество должно активизироваться, взяв на вооружение более высокий потенциал этического образования человека: чтобы на него не давили, а он проникся сам. Я думаю, что сегодняшняя встреча не последняя и мы будем наращивать потенциал добровольного информированного согласия.

Из тех вакцин, которые уже стали доступны, есть достаточно тех, которые больше отвечают принципам персонализированный медицины, чем другие.

Епископ Зеленоградский Савва (Тутунов), викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, заместитель управляющего делами и руководитель контрольно-аналитической службы Московской патриархии, член Межсоборного присутствия Русской православной церкви

— Сразу оговорюсь, что нельзя говорить о какой-то позиции всей Церкви по поводу вакцинации — она может быть сформулирована только Архиерейским Собором и Священным Синодом, а пока что ни тот, ни другой такой позиции не выражал.

За круглым столом, посвященным этическим аспектам вакцинации, было не только священство, но и ученые с врачами. Они рассказали, что большинство вакцин если не выращено на клеточной культуре, происходящей от эмбриональных клеток человека, то тестируются на них. Более того, многие современные необходимые человеку медицинские препараты также создаются при помощи клеточной культуры, либо тестируются на ней. Например, это лекарства для онкобольных и инсулиновые препараты для диабетиков. Поэтому проблема, как оказалось для нас, священства, намного шире. Дискуссию об этой проблеме нужно продолжить на самом серьезном уровне. Мы выразили пожелание, чтобы фармакологические компаниинаходили возможность производить лекарства, не используя такие технологии.

По мнению участников круглого стола, если нет других альтернатив в условиях не просто опасной, но и смертельной болезни, которой в том числе является и COVID-19, человек может использовать такие препараты и не будет причастен к греху аборта, который был когда-то совершен для получения или тестирования медицинского материала. При этом мы считаем, что если есть альтернатива, то следует использовать медицинские препараты, которые этически более безупречны.

Вот еще одна из позиций, которую мы сегодня высказали: отказ от прививок или их принятие — это не предмет православного вероучения. У нас была дискуссия по поводу того, насколько обязательна должна быть вакцинация. Некоторые говорили о том, что прививаться — это нравственный долг христианина, потому что так он защищает свое окружение от болезни. Но с этой позицией согласились не все. Противоположное мнение аргументировалось тем,что нельзя настаивать на том, что прививка — моральный долг христианина, потому что мы не можем взять на себя ответственность за последствия: не секрет, что есть возможность тяжелых и долгосрочных пост-вакцинальных осложнений — это то, что смущает часть людей.

Читайте также:
Пятиконечная звезда в православии: значение, символика и определение, где рисуют и где встречается

При этом нельзя говорить, что гипотетическая возможность таких осложнений — препятствие к прививкам. Мы рискуем своим здоровьем, даже когда идем на прием к зубному врачу — он может занести инфекцию, которая нанесет существенный урон организму. Медицина — это всегда риски. Есть печальное выражение про то, что у каждого врача, сколь бы хорош он ни был, есть за оградой больницы кладбище не спасенных им людей. К сожалению, это так — ни один медик не застрахован от смерти пациента. И дело не в халатности, а в том, что человек до конца не исследован и предсказать на сто процентов реакцию организма на то или иное вмешательство иногда нельзя. Поэтому говорить о запрете прививок из-за возможных рисков — неправильно. Здесь вступает в силу свобода рассуждений каждого человека. Конечно, все люди должны быть проинформированы о рисках, которые они принимают на себя, прививаясь, если такие риски есть — как минимум, это честно. Но Церковь не должна давать оценку качеству медицинских препаратов, их эффективности или научной состоятельности — это дело ученых.

Что касается благословения на вакцинацию: я, как и многие уважаемые мною пастыри, полагаю, что не дело священника благословлять человека на тот или иной конкретный выбор, когда речь идет о бытовых вопросах или сугубо личных аспектах жизни, будь то вакцинирование, продажа квартиры или женитьба. Да, пастырь может помолиться, чтобы человек принял правильное решение, проговорить возможные варианты последствий того или иного выбора для духовной жизни, если такие последствия могут наступить, но не раздавать под видом благословения строгие разрешения или запреты, что уместно скорее в монастырях, где благословение игумена действительно может подразумевать под собой его прямое распоряжение монаху.

Православная церковь о политике: отношение, мнение и ответы на частые вопросы

Христианство и политика

Два тысячелетия назад Израилева земля находилась под жестокой тиранией Рима. Народ надеялся на избавление с приходом Мессии, но Иисус разочаровал большинство населения и не втянулся в политические перипетии. Христос никогда не сопротивлялся власти, несмотря на чудовищные притеснения Израиля. Оппоненты Божьего Сына использовали хитрые уловки, чтобы переманить Спасителя на сторону Рима или народа.


Христос учил отдавать кесарево кесарю, а Божие Богу

Однако мудрость Христа выше политической выборочности. Он никогда не ввязывался в эту пустую игру, придя в мир, чтобы спасти души несчастных.

С первых лет своего существования христианство определило четкую позицию по отношению к политической науке.

  • Религия провозглашает вечно незыблемые и универсальные принципы морали, призванные привести человеческие души ко всеобщему спасению от уз грехопадения.
  • Политика — это умение руководить страной или различными обществами внутри этого государства. Её деятельность зависит от конкретной ситуации и наличия возможностей, помогающих решить локальную проблему.

Важно! религия и политика, управляемые мудростью, призваны заботиться о человеке и его благе. Однако такой вывод пригоден только для идеальных условий и тяжело достижим в обстоятельствах настоящего существования.
Позиция Церкви по отношению к государственному аппарату складывается из следующих утверждений:

  1. Религиозная миссия никаким образом не связана с экономической и политической формой культуры. Церковь выдвигает главное утверждение: законы внутри страны должны подчиняться нравственным законам, данным нам Самим Господом.
  2. Автономность (независимость) христианства не отдаляет его от «земных» дел, а определяет место человека в материальном существовании. Церковь рекомендует правителям действовать соответственно заповедям, соблюдать социальную справедливость, заботиться о благе целого.
  3. Религия — духовная опора, помогающая воплощать идеалы лучшего общества в жизнь. Необходимо корректировать не только мировую политику, но и исполнять обязанности по отношению к своей семье, воспитанию и труду. Духовное оздоровление людей всех возрастов приносит большие улучшения и в сфере государственного управления.
  4. Церковь не исключает многогранности суждений граждан и дает право думать на свой манер. Однако ни одной группировке не разрешается использовать авторитет христианства ради достижения определенной корыстной цели. Совесть — важнейший инструмент руководства государством и менее крупными организациями.
  5. Религия разных стран сегодня объединяет множество конфессий и призывает проявлять терпимость для того, чтобы сотрудничество приносило положительные плоды. Рассудительный диалог между христианством и политическими деятелями способен положить конец бессмысленным делениям территорий и приобщить нас к мирному сожительству. От государственных структур требуется уважение к традициям, которые издревле установились в тех или иных конфессиях.

На заметку! Взаимоотношения между политикой и религией имеют долгую историю положительного сотрудничества и негативных конфликтов. Причиной этой двойственности выступало стремление одной из структур преуменьшить значение другой. Однако всегда необходимо помнить слова Спасителя: «Кесарю — кесарево, Богу — божье».


Православие отрицательно относится к возможности внедряться в политические разногласия

Ахилла

Просмотры: 1 581

РПЦ и власть укрепляют «духовно-патриотическое» единство на фоне тотального ухудшения качества жизни в России.

Несколько дней назад с грандиозным размахом на церковном и государственном уровнях был отпразднован юбилей — десятилетие интронизации (восшествия на престол) патриарха Кирилла (Гундяева).

Те, кто хорошо знакомы с церковной кухней и поэтому смотрят на жизнь РПЦ без розовых очков, знают, что прошедшие десять лет в РПЦ характеризовались построением вертикали власти вокруг лично Гундяева, а также раздроблением епархий ради увеличения доходов патриархии и самого патриарха. Все также помнят скандалы вокруг пропадающих часов, нанопыли в «нехорошей» квартире, историю с «непрощением» Pussy Riot, сгон духовенства и верующих на «защиту веры» под охраной тысяч полицейских, выкрики патриарха о «предателях в рясах». Год за годом патриарх сжимал свой властный кулак так, что в РПЦ полностью исчезло понятие разномыслия, критики, а всех, кто смел вякнуть, тут же выгоняли —отправляли в запрет, лишали духовного сана, снимали с должностей, увольняли с работы в церковных структурах.

Епископат привык помалкивать и делать все, что велит патриарх, духовенство тем более молчит, ища лишь возможность выплатить епархиальные взносы, а верующие — ну, их мнение вообще никого не интересовало.

Последняя «победа» патриарха — это потеря Украины, разрыв с Константинопольской Церковью, плюс ежедневные потоки пропаганды и ненависти в отношении Украины. При этом постоянно подчеркивается, что РПЦ «вне политики», хотя в речах спикеров Московской патриархии с утра до ночи только и звучат слова: Порошенко, Вашингтон, Госдеп, «они хотят уничтожить РПЦ и Россию», «это агрессия», «русофобия» и т.п.

Но так видят ситуацию критики. Официально же РПЦ устроила восхваление своего предстоятеля на всех уровнях, причем в этом году особо подчеркивается одна тема: «равный диалог» с властью.

Еще в прошлом году, в сентябре, патриарх Кирилл уверял публично, что он абсолютно свободен от Кремля: «Хотел бы сказать, что Патриарх Кирилл сегодня свободен так, как никто не был свободен в истории Русской Церкви. … Русская Церковь совершенно свободна от всякого политического влияния в стране, она находится в равноправном диалоге с властью, — и это впервые за всю ее историю. Мы никогда не согласовываем с властью свои действия, касаются ли они внутренней жизни или внешней деятельности Церкви».

Та же риторика продолжилась и в этом году, во время юбилея. Выступая на торжественном акте в Государственном Кремлевском дворце, патриарх подчеркнул свое удовлетворение взаимодействием РПЦ с государством: «Наверное, за всю историю России — я не побоюсь сказать так определенно — впервые выстроились такие отношения между Церковью и государством, потому что даже во времена Российской империи, где Церковь была государственной, Церковь не имела равного партнера в лице государства, она всегда была подчинена тем или иным государственным институтам».

Читайте также:
Священное предание: понятие и формы, творения святых отцов, православный взгляд

И президент Владимир Путин на этом же мероприятии выступил со всяческим одобрением такого партнерства, подчеркнув «военную помощь» Церкви: «Особые слова благодарности Патриарху Кириллу и Церкви — за духовное окормление российского воинства. Ваши искренние, идущие от сердца напутствия помогают солдатам и офицерам с честью защищать Родину, вселяют в них уверенность в своей ратной силе и нравственной правоте».

И патриарх на деле оправдывал веру в него президента, укрепляя солдат в их «нравственной правоте». Так, в день Пасхи 2021 года он принял участие в телемосте Москва — Хмеймим (Сирия). Патриарх поздравил российских военных с праздником, подчеркнув, что считает участие России в военных действиях в Сирии борьбой с «мировым терроризмом», защитой сирийских христиан и «деянием огромного исторического значения». Также он дал понять, что война в Сирии (и, видимо, не только в Сирии) является полезным средством против «размягчения человека», имеет «духовное значение» для молодежи.

Видимым знаком военного взаимодействия РПЦ и государства стала стремительная и помпезная стройка «главного храма Вооруженных сил РФ», на которую уже собрали якобы народных денег на сумму более двух миллиардов рублей, и чьи ступени собираются сделать из переплавленной трофейной техники времен Второй мировой войны.

Милитаристский, вернее, как его обтекаемо называют, «духовно-патриотический» месседж высшей власти — и светской, и духовной, — уловили на всех нижних уровнях бюрократии. Торжества в честь юбилея патриарха проходили по стране не только в церковных стенах, но и, например, с привлечением школьников и студентов, как это было недавно в Смоленске. Там «духовно-патриотическое» мероприятие «окормлялось» не только священством, но и чиновниками, один из которых (начальник Главного управления Смоленской области по делам молодежи и гражданско-патриотическому воспитанию) практически повторил слова президента: «Благодаря Святейшему Патриарху сегодня духовники вовлечены не только в повседневную жизнь гражданского населения, но окормляют молодых ребят в армии».

Как конкретно проходит это окормление, можно узнать на примере Екатеринбурга. Так, сайт местной епархии сообщает о том, что «в честь 10-летия со дня интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла военный отдел Екатеринбургской епархии совместно с Управлением по военно-политической работе Центрального военного округа и Отделом по работе с личным составом и Уральского округа войск национальной гвардии России провел торжественные мероприятия в [десяти] воинских частях и [трех] госпиталях на канонической территории Екатеринбургской епархии».

С военными провели беседы о патриархе Кирилле, о.

В связи с Донбассом, Крымом, а теперь и в связи с вопросом автокефалии Украинской Церкви, все эти речи о влиянии духовенства на уверенность солдат в их «нравственной правоте» звучат более чем тревожно. И то, что именно подобная риторика отталкивает украинцев от УПЦ МП, от России (чему свидетельством являются уже более двухсот переходов церковных общин из УПЦ в ПЦУ за два месяца), патриарха и президента РФ не волнует. Или, как раз именно этого эффекта они и добиваются?

Риторика о «равном диалоге» была основным рефреном и на недавно состоявшихся в Москве XXVII Рождественских чтениях. Если в первые годы эти чтения собирали церковных деятелей и спикеров для обсуждения внутрицерковных, в основном, проблем, то теперь в названиях большинства докладов обязательно фигурировали словосочетания «церковно-государственное взаимодействие/партнерство/сотрудничество». Особенно умилительно звучали названия докладов, которые читались в Московском университете МВД России: «Духовно-нравственные традиции воспитательного процесса сотрудников органов внутренних дел», «Духовность в системе профессиональной подготовки сотрудника органов внутренних дел» и другие, подобные им.

«Духовность» все глубже проникает в органы власти, в армию, школу, вузы, тюрьмы, а власть в ответ содействует строительству храмов, укреплению монополии РПЦ в сфере «духовности» (в частности, запретив Свидетелей Иеговы, одним из столпов учения которых является полный пацифизм, отказ служить в армии и вообще прислуживать государству). В ответ РПЦ вынуждена (хотя на самом деле совсем не вынужденно, а в охотку, от души) поддерживать политику власти, уверять солдат в их «нравственной правоте», куда бы их завтра не направили защищать «духовно-патриотическое единство» Церкви и государства.

Самое печальное в этом то, что многие люди и внутри РПЦ, и в целом граждане РФ понимают, куда все движется и к чему может привести такая духовная «скрепа», но за последние десять лет нас всех приучили бояться высказать свое мнение вслух. Возьмут на карандаш, накажут, уволят, посадят. И в итоге тоталитарная идеология капля по капле внедряется каждому в плоть, и выгнать ее оттуда можно лишь «с мясом», с болью. Тоталитаризм, милитаризм и оправдывающая их «духовность» боятся только открытых голосов: в головах думайте все, что угодно, но вслух произносить не смейте — это бунт, революция, «гордыня», «нет власти не от Бога» и патриарх — пророк ее.

Для того ли рухнул Советский Союз, чтобы через двадцать пять-тридцать лет мы начали строить его худшую, еще более лицемерную версию — с крестом на солдатской пряжке?

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340 (Плужников Алексей Юрьевич)

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму:

Сложные взаимоотношения

Из истории мы видим, как часто политика и религия проникали друг в друга.

  • Иногда происходил своеобразный подкуп Церкви политиками, которые желали завоевать благосклонность святых отцов. Многие правители стремились объединить алтарь и трон, что приводило к растворению христианства внутри государственного аппарата. Чаще политики использовали это средство для сугубо корыстных целей.
  • Союзы между религией и государственными структурами называют конкордатами. Сегодня, в отличие от средних веков, в рамках одной страны сосуществует множество разнообразных конфессий. Это дает возможность христианству вносить свой духовный вклад в развитие светского государства. Церковь начинает активно внедрять добродетельные идеалы, не вмешиваясь в политическую обстановку.
  • Разделение уменьшает нагрузку в отношениях. Однако, даже не влияя друг на друга, Церковь и государство способны взаимодействовать на благо народа, потому что человечество принадлежит Богу и является частью любого государства. Религия не проникает в деятельность политики, но оставляет за собой право оценивать работу глав государства с моральной точки зрения.

Важно! Православные миряне, как граждане своей страны, имеют право и должны принимать участие в политической деятельности, но не в качестве представителей религии.
Христианин привносит в социум нравственные ценности, улучшая духовное восприятие населения. Служители Церкви должны стать религиозными лидерами, ведущими людские души к спасению по всем канонам ортодоксального христианства. Проповедуя истину, они обязаны отстраниться от политических взглядов.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: