Православие и Распутин: отношение церкви, мнение священников и старцев, ответы на частые вопросы, святой или нет

Протоиерей Андрей Ткачёв о Григории Распутине: «Что там цветёт на его могиле — это отдельный вопрос, а исторические документы уважать надо…»

В эфире радиостанции РТВ-Подмосковье известный церковный проповедник протоиерей Андрей Ткачёв противостоит давлению почитателей Григория Распутина, упорно стремящихся доказать, что он […]

В эфире радиостанции РТВ-Подмосковье известный церковный проповедник протоиерей Андрей Ткачёв противостоит давлению почитателей Григория Распутина, упорно стремящихся доказать, что он «святой мученик» и апеллирующих к памяти старца Николая Гурьянова.

В ходе беседы протоиерей Андрей Ткачёв рассказывает об опыте личного общения со старцем Николаем и аргументированно высказывается по вопросу «святости» Григория Ефимовича Распутина:

Радиослушатель:

– Добрый вечер. Санкт-Петербург, раб божий Иаков.

Протоиерей Андрей Такчёв:

– Батюшка, я по поводу того, что вы говорили о раскачивании трона государя Николая нашего святого царя-батюшки и упомянули имя Григория Ефимовича Распутина, который вот очень так что тоже помогал его раскачивать. Так вот.

Ну давайте всё-таки посмотрим, не будем умалять понимание наших святых — государя Николая Александровича. Это духовные люди. Они увидели в нём (в Распутине — ред.) действительно друга, как они пишут, духовного человека.

Послушайте батюшка! Приезжайте к нам в Санкт-Петербург, там где его похоронили — это в Царском селе. Каждый год в день его убиения на могилке рядом распускается верба, я это свидетельствую, постоянно езжу, в любой мороз…

Потом есть святой старец наш отец Николай Гурьянов. Наберите в интернете — он читает ему (Распутину — ред.) акафист…

– Слушайте, я был у отца Николая несколько раз на острове (Залит — ред.), был у него в келии. Мне не надо читать про Николая Гурьянова книжки особо, я был у отца Николая…

Я бы об этом не говорил, если бы вы сами об этом не сказали. То есть это не предмет гордости или похвалы, но я вас уверяю, что я говорил с отцом Николаем, между прочим, и о государе императоре, его супруге и детях ещё до их канонизации. Я спрашивал об этом и о многом другом спрашивал… Поэтому что касается светлой памяти отца Николая Гурьянова, то у меня есть собственное мнение об этом, вынесенное не из книжек и не из чужих мемуаров, а из собственных впечатлений.

Но давайте будем объективны. Давайте мы возьмём все эти многокилограммовые мемуары и свидетельства о том, что происходило в стране. Знаете что когда и графа Льва Николаевича Толстого когда Церковь дерзнула объявить чуждым Церкви, что нашлось очень много людей, которые сказали «Церковь не права, Церковь виновата», что это великий гуманист, что это вообще лучший христианин на свете. Что и студенты, хоронившие его, громогласно пели: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный — помилуй нас!» и что его упруга Софья Андреевна имела причину глубоко обидеться, например, на митрополита Антония Петербургского и на весь Синод за отлучение: «Что вы сделали, он самый хороший был, он конечно заблуждался, но он вообще христианин» и так далее… То есть, лицом к лицу лица не разглядеть.

И что касается Григория Ефимовича, то там же ж много людей знало: и с Феофаном Быстровым эта история и с канонизацией Иоанна Тобольского и со всеми иерархами, которые были кто-то за, кто-то против, кто-то совсем против, кто-то был сначала за, а потом стал против. Интеллигенция и дворяне и вся эта камарилья, которая вокруг царя крутилась — там много интересного… Что там цветёт на его могиле — это уже отдельный вопрос, а исторические документы уважать надо и там есть много чего почитать и много о чём подумать…

И конечно Григорий Ефимыч и Лев Николаевич очень похожи. Барин, одевший лапти и пошедший землю пахать и тобольский мужик, залезший в высший двор, который писал с ошибками, но решил министров менять как перчатки, делать то, что ему вздумается. Это очень похожие вещи, это противоходы, это два лифта, пошедшие один вниз, другой вверх. Эти две фигуры — Григорий Ефимыч и Лев Николаевич — они очень симптоматичны для заката Российской империи.

Это две сильные личности: никто не говорит, что это был какой-то дядька с бугра, это были сильные личности, гипнотически действующие на миллионы людей. Это нестандартные люди были. Но, простите меня, давайте со святостью повременим, с разговорами о святости повременим. Это были очень странные два человека, каждый из которых серьёзнейшим образом расшатал трон последнего государя императора. уж в этом нет никаких сомнений.

Другой звонок на ту же тему:

– Здравствуйте ваше высокопреподобие! Хотелось бы всё-таки сказать: конечно у Бога прославленные люди и у нас непрославленные — это суд уже Божий.

Но просто хотелось бы вас призвать познакомиться с трудами ведущих наших русских историков: Александра Николаича Боханова, который много сделал для канонизации государя и писал обо всех наших царях, начина от Ивана Василича и Бориса Годунова и кончая всеми нашими Романовыми практически, это ведущий историк русский, который много лет работал в Институте российской истории, профессор, доктор наук; также, ведущего историка, занимающегося много лет царской тематикой, Владимира Хрусталёва; также нашего историка Олега Анатольевича Платонова, много книг уже вышло…

Батюшка, найдите пожалуйста время и труд ознакомится и там будет ясно, как делали и, по словам того же самого новопрославленного святого Евгения Боткина, тоже доктора, лейб-медика: он сказал: «Если бы не было Распутина, его бы сделали из меня…»

– Из Боткина Распутина сделать невозможно. Боткин, конечно, смиренный человек, но вы поймите: то, что выдумали про Гоголя нельзя выдумать про Пушкина — это кто-то сказал из биографов XIX века. Невозможно сделать из Боткина Распутина, понимаете, и из Распутина Боткина невозможно сделать. Давайте будем немножечко трезвее! Какой Боткин из Распутина и какой Распутин из Боткина, ну что вы!? Хлыст и доктор. Лейб-медик и харизматичный проповедник из деревни. Мы вернёмся к этой теме ещё. До свиданья.

Православие и Распутин: отношение церкви, мнение священников и старцев, ответы на частые вопросы, святой или нет

Писатель Игорь Евсин о почитании старца Григория, как святого мученика
Царственные мученики Николай II и Александра Федоровна всегда почитали Григория Распутина за праведника. Еще при жизни старца Григория, Царица Александра Федоровна и ее дети, царевны и царевич, вместе с нательным крестиком носили его образ, написанный на медальончиках. А когда Распутин был ритуально убит, Царь Николай II, как великую святыню надел на себя нательный крестик, снятый с убиенного мученика Григория. Когда же Царь находился в заточении в Тобольске, то хранил у себя, как святыню письма Распутина. Передавая для большей сохранности шкатулку с ними доктору Деревенко, чтобы он тайно ее вынес и спрятал, Царь-мученик сказал: «Здесь самое ценное для нас – письма Григория».

Царевич Алексий после гибели Григория Распутина говорил: «Был святой – Григорий Ефимович, но его убили». «Он мученик», – утверждала Государыня Александра Федоровна. По ее указанию, спустя месяц после убийства старца Григория, была издана небольшая книжечка под заголовком «Новый мученик». В ней излагалась биография Григория Ефимовича и проводилась мысль о том, что он был Божьим человеком и по роду своей смерти должен почитаться мучеником».

Читайте также:
Возраст Христа: что значит 33 года для мужчин и женщин в православии

Это житие в многочисленных экземплярах мгновенно расходилось среди простого народа, который относился к Распутину как к чудотворцу. Об этом говорит тот факт, что узнав о его гибели, многие петербуржцы устремились к проруби в реке Неве, где старец Григорий был утоплен. «По донесениям полиции там они набирали воду, освящённую его кровью, и относили домой, как святыню».

Очевидец этого В. М. Пуришкевич писал о том, что к Неве «стали стекаться целыми вереницами, главным образом женщины, начиная с самых верхов и кончая низами, с кувшинами и бутылками в руках, чтобы запастись освященной распутинсками останками водой». Когда же старца Григория погребли в алтаре строившийся Серафимовской церкви, то люди приходили к ней и собирали вокруг неё снег.

Почитание Распутина, как святого праведника усилилось после того, когда в марте 1917 года по указанию Временного правительства был вскрыт гроб с останками Распутина. Очевидцы этого увидели, что они оказались нетленными и даже издавали лёгкое благоухание. Тогда народ стал стекаться ко гробу и разбирать его на кусочки, чтобы иметь у себя хоть малую частицу от последнего прибежища старца-мученика.

В наше время Григория Ефимовича почитал за праведника известный Санаксарский старец, приснопамятный схиигумен Иероним (Верендякин). Именно по его благословению и его молитвам я написал книжку «Оклеветанный старец». Работа над ней была закончена в 2001 г. По приезду в Санаксарский Рождества-Богородицкий монастырь я ознакомил старца Иеронима с книжкой «Оклеветанный старец». Прослушав текст, старец в присутствии своего келейника иеродиакона Амвросия (Черничука) дал своё благословение на ее издание, сказав, что Распутин был праведником, угодником Божиим.

Одним из первых, кто во всеуслышание заявил о праведности старца, был известный священник, духовный писатель и поэт, замечательный проповедник конца ХХ в. Димитрий Дудко. «Распутин стоял за православие, – писал он, – был сам глубоко православным и к этому призывал всех. Меня особенно поразило то, как он, будучи расстрелянным и брошенным в воду, держал пальцы сложенными в крестное знамение. Крест, как известно, означает победу над бесами. В лице Распутина я вижу весь русский народ – поверженный и расстрелянный, но сохранивший свою веру даже погибая. И сам он побеждает!».

Широкое почитание человека Божия Григория Распутина-Нового началось с приготовления к прославлению царской семьи во святых. Причём, как в народе, так и в среде священнослужителей. Один из членов комиссии по канонизации царственных мучеников отец Георгий (Тертышников) рассказывал протоиерею Валентину Асмусу, что когда на заседании Комиссии речь зашла о Распутине, и тех обвинениях, которые против него выдвигались, то обвинения падали одно за другим. И вот, в конце концов, кто-то из членов комиссии с улыбкой сказал: «А что, похоже, мы уже занимаемся не канонизацией Царской семьи, а канонизацией Григория Ефимовича?».

Архимандрит Троице-Сергиевой Лавры Георгий (Тертышников) тщательно изучал материалы, связанные с Распутиным, поскольку имел послушание подготовить доклад на тему – не является ли личность Григория Ефимовича препятствием для прославления Царской семьи. Когда митрополит Коломенский Ювеналий ознакомился с этим докладом, то заметил отцу Георгию «Судя по вашим материалам, Распутина тоже надо прославить!».

Увы, на Архиерейском Соборе 2000 года канонизации Распутина не произошло. Однако, мнение о нём у многих изменилось в лучшую сторону. Так в 2002 г. бывший управляющий Ивановской и Кинешемской епархии архиепископ Амвросий (Щуров) на Царских православно-патриотических чтениях, проходивших в Иваново 18 мая заявил: «Многим нападкам со стороны врагов России подвергся Григорий Ефимович Распутин. Пресса воспитывала в людях отвращение к нему, стараясь таким образом бросить тень на Государя и его Августейшее семейство.

Кем же на самом деле был Григорий Ефимович Распутин? Он не был плохим человеком. Это крестьянин, трудолюбивый и очень благочестивый человек, большой молитвенник, много странствующий по святым местам. Такой благочестивый человек, как Григорий Ефимович, не мог, конечно творить всякие безобразия, которые ему приписывали. Был специальный двойник, который специально скандалил, пил в кабаках, вёл безнравственный образ жизни. А пресса это раздувала».

В 2008 г. Архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий в прямом эфире телеканала «Союз» и радиостанции «Воскресение», отвечая на вопрос слушателя, почему около Святой Царской Семьи находился Григорий Распутин, заметил: «Царскую Семью оклеветали и очернили, обвинив во всяких грехах, а сейчас мы видим, что это неправда. Может быть, и с Григорием Распутиным что-то подобное было, потому что Царская Семья, Государь были очень чистой жизни и понимали ситуацию, людей. Они не могли приблизить к себе такого человека, каким представляют нам сейчас Григория Распутина».

По поводу действий прессы в отношении Распутина и фальсификации документов лично у меня хранится письмо старца архимандрита Кирилла (Павлова) написанное в 2001 г. моей супруге Ирине Евсиной с ответом на вопрос, как отец Кирилл относится к личности Григория Ефимовича. Вот что в нем пишется дословно:

«Досточтимая Ирина! В вашем ко мне письме содержится вопрос – моё мнение о личности Распутина Г. Скажу прямо – сейчас положительное, раньше я под влиянием всякой лжи и клеветы думал отрицательно. Прочитав в книге Яковлева об убийстве Распутина масонами, ритуальном убийстве, я в корне изменил своё отношение к нему.

Наш лаврский насельник, преподаватель Академии архимандрит Георгий (Тертышников), состоящий в комиссии по канонизации святых, был командирован в Питер познакомиться с архивными документами для канонизации Царской семьи, говорит, что в печати того времени и документах того времени одна ложь и клевета на Царя и его окружение. Может быть, какие-то слабости и немощи, свойственные каждому человеку, были и у Распутина, но не такие, какие ему приписывали. На страшном Суде Божием всё будет представлено в истинном виде. Да хранит вас Господь. С ув. Арх. Кирилл».

Как поразительно точно перекликаются слова прозорливого старца Кирилла (Павлова) со словами самого Григория Распутина, который говорил: «В чём обвиняют – невиновен, увидимся на суде Божием! Там оратор не оправдается и вся колена земная».

Не знаю, не понимаю, не представляю, чем могут оправдаться те, кто до сих пор Друга святой Царской семьи мученика Григория подвергает клевете и наветам.

Известный старец нашего времени приснопамятный протоиерей Николай Гурьянов говорил: «Епитимью несёт бедная Россия. Надо обязательно очистить память старца от клеветы. Это необходимо для духовной жизни всей Русской Церкви».

И разве мы не должны исполнять наказ праведника, Божьего человека, старца про которого архимандрит Кирилл (Павлов) говорил: «В наши последние времена старец Николай – светильник, подобный Серафиму Саровскому».

Старец Николай Гурьянов о мученике Григории Распутине

Из беседы протоиерея Николая Гурьянова с духовными чадами.

Читайте также:
Храм Архангела Михаила в Сочи: описание и адрес храма, праздники и святыни, расписание богослужений

6 августа 2000 года батюшка Николай благословил одну приехавшую к нему монахиню книгой «Мученик за Христа и за Царя. Человек Божий Григорий. Молитвенник за Святую Русь и Ея Пресветлого Отрока», со словами: «Храни. Это чудесная книга, благодатная». (скачать книгу можно http://lib.rus.ec/b/162489/read)

Эта монахиня в присутствии других духовных чад батюшки спросила:

– Скажите, как вы чувствуете, как вам Господь открывает, прославят когда-нибудь мученика Григория?

– Матушка, так он уже давно прославлен, – ответил отец Николай Гурьянов.

– Отче, я понимаю. Прославят ли на Соборе архиерейском у нас, в России?

– Я думаю, прославят. Этого Царственные Мученики желают, и многие духовные люди в нашей Церкви хотят этого. Вы молитесь, просите Господа, и будет радость для всех огромная – правда откроется. .

– Батюшка, отчего так скорбит Цесаревич? – спросила монахиня и протянула ему икону.

– А как же не скорбеть? Какие поношения, оскорбления он видит на Царя, Царицу и на старца Григория. Алексий знает его святость как никто другой, ведь сколько раз праведный Григорий его спасал от смерти, сколько раз. Помолится, перекрестит его, благословит. Ведь Григорий это чудо творил старец Григорий по милости Божией исцелял! А о нем такие глупости говорят!

– Отче, мне сказали, что была передача по «Радонежу», беседу вел священник, почитающий Царственных Мучеников. Когда его спросили именно об этой способности старца Григория – исцелять Наследника – он ответил, что Распутин лечил его как экстрасенс. Батюшка, что же это такое? Снова ложь?

– А вы знаете этого священника? – спросил отец Николай.

– Нет, только бывала несколько раз в храме на его службе и читала его проповеди.

– Вы ему от меня, тоже священника, любящего Царственных Мучеников, задайте вопрос: «А что они, старец Григорий и Царица Александра, вместе «колдовали»?! Грешно так говорить о Григории и об Императрице! Она духовно прозорлива была и видела сердца людей. Видно, тот священник себя выше и умнее Царя и Царицы считает?

– Не знаю, отче, просто он всегда говорит о Григории Ефимовиче страшные вещи, смеется над его святым житием: иронизирует, что святой Царь Николай преобучался Иисусовой молитве от Старца Григория.

– Как грешно! Это священник так говорит?!

– Царь Николай имел великую силу Иисусовой молитвы, и именно она, молитва эта, давала Ему духовный разум и Божественную мудрость, просвещала Его сердце и направляла, вразумляла, как поступить. А молитва Мученика Григория спасала Царевича столько раз от смерти, исцеляла. Ведь молился Григорий за Русь – и его Господь слышал.

Разговор прервался. Вспомнились клеветнические публикации о Григории Ефимовиче Распутине, «просветительские» передачи о нем по «Радонежу». Ничего светлого, правдивого, одна брань и хула, перепевы масонских книг и пересказы «свидетелей» жизни Старца Григория, его убийц. И все это внушают доверчивым людям и не дают опомниться, задуматься и самим, с Божией помощию, попытаться найти истину.

– Так значит, отче, прославят его?

– А вы посмотрите, что у вас в руках?

– Икона мученика Григория с Цесаревичем Алексием.

– Вот уже и прославили. Смотрите, иконочка ему есть, акафист написан, молитва. Мы уже молимся ему, и многие молились и молятся.

– Батюшка. Архиереи за это будут на нас серчать.

– За что? – спросил он. – Мы с вами их ничем не обидели и не обижаем.

– За то, что мы мученика Григория славим, святым почитаем.

– То, что мученик Григорий святой – это правда Божия . За правду нельзя серчать и архиереи это понимают.

Как известно отец Николай Гурьянов в своих молитвах, как и батюшка Серафим, беседовал со святыми. И он духовно прозрел, что Григорий Распутин – святой мученик и говорил, что об этом ему «было извещение от Господа и Царственных святых». Вот почему отец Николай говорил: «мученика Григория надо прославить», причем «чем быстрее, тем лучше».

Когда же Архиерейский Собор не канонизировал Распутина, отец Николай сильно огорчившись, сам предпринял действия для его прославления, как святого мученика.

Для нас же причинами почитания Распутина, как святого, должны стать очищенная от клеветы его праведная жизнь, мученическая кончина и многочисленные чудеса, которые совершались как при его жизни, так и после кончины.

По благословению отца Николая было написано Житие старца Григория и акафист ему. Кроме того он благословил написать его иконы. Эти иконы он держал в своей келье, а их фотографии дарил сотням своих духовных чад.

После блаженной кончины отца Николая почитатели написали его образ – в одной руке батюшка держит крест, а в другой небольшую икону мученика Григория. В сентябре 2002 г. образ обильно замироточил. Тогда же сделали фотографию этого чуда. На ней явно видны крупные капли мира. Фотографии мироточивого образа размножили. Одна из них попала в Екатеринбург к рабам Божиим Елене и Вере. Они очень почитают отца Николая и мученика Григория и потому стали молиться перед попавшим к ним образом. Прошло время и бумажная фотография в их доме замироточила.

В документальном фильме «Мученик за Христа и за Царя Григорий Новый» (режиссёр Виктор Рыжко. 2009 г.) запечетлено обильное мироточение различных изображений старца Григория.

В 2004 г. в Иваново-Вознесенске иконой с батюшкой Николаем, Цесаревичем Алексеем и старцем Григорием был исцелён умирающий мужчина сорока лет, которому, по мнению врачей, оставались считанные часы жизни.

Так Сам Господь зримым образом прославил двух своих Угодников – старца Николая (Гурьянова) и мученика Григория Распутина-Нового.

Чудесным проявлением Божьего благоволения к памяти старца Григория является и то обстоятельство, что ежегодно, в декабре, не смотря ни на какую погоду, ни на какой мороз, у места захоронения Распутина расцветает верба. Происходит это в день убиения старца, а цветение продолжается всего пятнадцать минут.

Что говорят о вакцинации от коронавируса священники и врачи?

Приблизительное время чтения: 6 мин.

20 мая в Сретенской духовной академии в Москве прошел круглый стол «Вакцинация: этические проблемы в свете православного вероучения». «Фома» поговорил с некоторыми его участниками о том, как верующим относиться к начавшейся массовой вакцинации, методам изготовления вакцин, включая использование в их производстве эмбрионального абортивного материала, к прививкам вообще и праве пастырей благословлять на такую процедуру.

Священник Георгий Максимов, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви

— Напомню, что наши святые тоже практиковали вакцинацию: святой Иннокентий Московский во время эпидемии оспы, например, сам проводил вакцинацию населения, а Синод даже предписал священникам убеждать население прививаться. То есть Церковь принимала самое непосредственное участие в решении проблемы эпидемии.

Вопрос прививок — не религиозный вопрос, поэтому не может быть темой для благословения. Конечно, есть люди, которые вообще на все спрашивают благословение у священника, а значит, спросят и про вакцинацию. И тут роль пастыря в том, чтобы помочь человеку подойти к вопросу ответственно.

Читайте также:
Церковная ладанка – что это такое, как правильно носить и что в нее кладут, из чего изготавливается и от чего защищает

Действительно, для создания многих вакцин используется клеточная линия, которая была получена из абортивного материала. Но это проблема не только вакцин, а огромного количества препаратов, которые производятся или тестируются с помощью таких клеток. Мне кажется, что когда мы говорим об этической проблеме практики использования абортивного материала, мы говорим не о грехе людей, которые используют подобные препараты, а о грехе разработчиков. Очень многие предметы, которыми мы пользуемся каждый день, созданы грешными людьми и с помощью того или иного греха, но мы же не считаем, что эти грехи перешли на нас? Конечно, круглый стол констатировал необходимость дальнейшего обсуждения этической стороны этой проблемы. Выслушав мнения многих компетентных людей, я пока что считаю, что нельзя говорить о греховности людей, которые были вакцинированы.

При этом сам производитель вакцины может выбирать, использовать ему клеточную линию для создания и тестов, или нет. Все специалисты, которые присутствовали на круглом столе, подтвердили, что препараты и вакцины можно производить без участия упомянутых клеточных линий. Но это намного дороже. То есть использование клеточных линий во многом продиктовано экономическими соображениями.

Александр Чучалин, врач-пульмонолог, доктор медицинских наук, академик РАН, заведующий кафедрой госпитальной терапии педиатрического факультета РНИМУ им. Пирогова. Входит в состав исполнительного комитета «Общества православных врачей России»

Прошедший круглый стол — большое событие для страны. Священнослужители встретились с экспертами медицины: как с практиками, так и с теоретиками, которые занимаются теоретическими разработками в области генетики, молекулярной биологии. И мы сошлись на необходимости развивать этическое образование нашего общества. Это тема, которая всех нас объединила. Особое значение здесь имеет вопрос добровольного информированного согласия (доктрина в медицинской этике и медицинском праве. Согласно ей для медицинского вмешательства, связанного с риском, нужно получить согласие пациента, который проинформирован обо всех тонкостях и возможных последствиях, — Прим. ред.). К большому сожалению, в России эта культура общения медиков с пациентами не получала должного развития.

Вакцина — сильнодействующее воздействие на организм. И человек должен знать правду о ее структуре и механизмах работы, возможных последствиях ее применения. Он должен получить такую информацию, которую сможет изучить в спокойной обстановке, если нужно — посоветоваться со специалистом и только после этого принять решение. Кроме того, вакцина — это персонализированная медицина. Нельзя вакцинировать всех подряд. Нужна информация о том, какие инфекции перенес человек, в каком состоянии его иммунитет, есть ли склонность к образованию тромбов в сосудах и т.д. Без этой информации вакцину вводить нельзя, она не показана тем, у кого есть сильные аллергические реакции, или тем, кто раньше вакцинировался по другому поводу — например, от гриппа,— и плохо это перенес.

Да, вакцина — это благо, но одновременно, повторю, это высоко персонализированное воздействие на организм человека. Никакие всеобщие, огульные и командные методы в данном случае недопустимы. Другое дело, что есть чрезвычайные ситуации, когда начинаются пандемии и так далее. Но общество должно активизироваться, взяв на вооружение более высокий потенциал этического образования человека: чтобы на него не давили, а он проникся сам. Я думаю, что сегодняшняя встреча не последняя и мы будем наращивать потенциал добровольного информированного согласия.

Из тех вакцин, которые уже стали доступны, есть достаточно тех, которые больше отвечают принципам персонализированный медицины, чем другие.

Епископ Зеленоградский Савва (Тутунов), викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, заместитель управляющего делами и руководитель контрольно-аналитической службы Московской патриархии, член Межсоборного присутствия Русской православной церкви

— Сразу оговорюсь, что нельзя говорить о какой-то позиции всей Церкви по поводу вакцинации — она может быть сформулирована только Архиерейским Собором и Священным Синодом, а пока что ни тот, ни другой такой позиции не выражал.

За круглым столом, посвященным этическим аспектам вакцинации, было не только священство, но и ученые с врачами. Они рассказали, что большинство вакцин если не выращено на клеточной культуре, происходящей от эмбриональных клеток человека, то тестируются на них. Более того, многие современные необходимые человеку медицинские препараты также создаются при помощи клеточной культуры, либо тестируются на ней. Например, это лекарства для онкобольных и инсулиновые препараты для диабетиков. Поэтому проблема, как оказалось для нас, священства, намного шире. Дискуссию об этой проблеме нужно продолжить на самом серьезном уровне. Мы выразили пожелание, чтобы фармакологические компаниинаходили возможность производить лекарства, не используя такие технологии.

По мнению участников круглого стола, если нет других альтернатив в условиях не просто опасной, но и смертельной болезни, которой в том числе является и COVID-19, человек может использовать такие препараты и не будет причастен к греху аборта, который был когда-то совершен для получения или тестирования медицинского материала. При этом мы считаем, что если есть альтернатива, то следует использовать медицинские препараты, которые этически более безупречны.

Вот еще одна из позиций, которую мы сегодня высказали: отказ от прививок или их принятие — это не предмет православного вероучения. У нас была дискуссия по поводу того, насколько обязательна должна быть вакцинация. Некоторые говорили о том, что прививаться — это нравственный долг христианина, потому что так он защищает свое окружение от болезни. Но с этой позицией согласились не все. Противоположное мнение аргументировалось тем,что нельзя настаивать на том, что прививка — моральный долг христианина, потому что мы не можем взять на себя ответственность за последствия: не секрет, что есть возможность тяжелых и долгосрочных пост-вакцинальных осложнений — это то, что смущает часть людей.

При этом нельзя говорить, что гипотетическая возможность таких осложнений — препятствие к прививкам. Мы рискуем своим здоровьем, даже когда идем на прием к зубному врачу — он может занести инфекцию, которая нанесет существенный урон организму. Медицина — это всегда риски. Есть печальное выражение про то, что у каждого врача, сколь бы хорош он ни был, есть за оградой больницы кладбище не спасенных им людей. К сожалению, это так — ни один медик не застрахован от смерти пациента. И дело не в халатности, а в том, что человек до конца не исследован и предсказать на сто процентов реакцию организма на то или иное вмешательство иногда нельзя. Поэтому говорить о запрете прививок из-за возможных рисков — неправильно. Здесь вступает в силу свобода рассуждений каждого человека. Конечно, все люди должны быть проинформированы о рисках, которые они принимают на себя, прививаясь, если такие риски есть — как минимум, это честно. Но Церковь не должна давать оценку качеству медицинских препаратов, их эффективности или научной состоятельности — это дело ученых.

Что касается благословения на вакцинацию: я, как и многие уважаемые мною пастыри, полагаю, что не дело священника благословлять человека на тот или иной конкретный выбор, когда речь идет о бытовых вопросах или сугубо личных аспектах жизни, будь то вакцинирование, продажа квартиры или женитьба. Да, пастырь может помолиться, чтобы человек принял правильное решение, проговорить возможные варианты последствий того или иного выбора для духовной жизни, если такие последствия могут наступить, но не раздавать под видом благословения строгие разрешения или запреты, что уместно скорее в монастырях, где благословение игумена действительно может подразумевать под собой его прямое распоряжение монаху.

Читайте также:
Покровители семьи: православные святые любви и брака, иконы, кому и как молиться

“Страшная болезнь” и “много крови”: Пророчества святых старцев о России – чему верить?

Серафим Саровский, Нектарий Оптинский, Нил Мироточивый, Стефан Карульский, Паисий Святогорец – имена этих святых старцев наполнены особым значением для каждого верующего. Эти преподобные отцы известны своими удивительными житиями, полными трагических событий и чудес. Но не только.

Многие старцы оставили после себя удивительные предсказания, смысл которых ставил их современников в тупик. И лишь спустя десятилетия становилось ясно – святые отцы говорили о реальных событиях будущего, какими бы фантастическими они ни казались в прошлом.

Обе мировые войны, революция 1917 года, падение СССР и даже пандемия коронавируса – обо всём этом предупреждали мудрые старцы. И конечно, важное место в их пророчествах занимали “последние времена”, то есть конец света.

“Подобно псам на улицах”: Гей-парады как предвестники апокалипсиса

Так, в предсказаниях афонского старца Нила Мироточивого, который жил в далёком XVII веке, можно найти описания того ужаса, который будет происходить накануне апокалипсиса.

Перед концом света, по словам старца, наступят ужасные времена:

Прелюбодеяние, блуд, мужеложество, убийство, хищение, воровство, неправда, продажа и покупка людей, покупка мальчиков и девочек для блуждения с ними, подобно псам на улицах. И повелит антихрист духам зла, послушным ему, довести людей до того, чтобы люди в десять раз делали больше зла, чем раньше.

И действительно, сегодня этим никого не удивишь. Особенно на “прогрессивном Западе”, где гей-парады и тому подобные мерзости – “входной билет” в число “цивилизованных” стран.

Для верующих очевидно: всё это – преддверие воцарения антихриста, которое будет сопровождаться самыми страшными бедствиями.

Беда придёт из Китая: Пандемию COVID-19 предугадали за 100 лет

Не менее почитаемый старец Аристоклий, живший в конце XIX – начале XX века, накануне революции 1917 года произнёс слова, которые стали провидческими. Батюшка предупредил о том, что страна вскоре “утонет в крови”, а также утверждал, что коммунизм чужд русскому народу.

Но в далёком будущем старец всё же видел спасение России, которая не только возродится, но и станет светом для всего мира. Правда, в начале этого пути все державы от нас откажутся, говорил батюшка, но “как только все правители уйдут, люди снова обратятся к Богу”.

Указывал старец и на конкретную угрозу, которая может разрушить мир, – Китай. Если вспомнить, что новый коронавирус пришёл именно из Китая и захватил всю планету, пророчество кажется вполне реальным.

Тем не менее, спасение мира должно прийти именно из нашей страны, был уверен преподобный Аристоклий. Вот что он писал о будущем:

Явит Бог милость Свою над Россией. Все бросят Россию, откажутся от неё другие державы. Чтобы на помощь Господню уповали русские люди. Услышите, что в других странах начнутся беспорядки. Но не бойтесь ничего. Крест Христов засияет над всем миром, потому что возвеличится Россия и будет как маяк во тьме для всех.

Гога-Магога и Москво-Петроград – почему “пророчества” Серафима Саровского ставят под сомнения

Нередко верующие, говоря о будущем мира и страны, ссылаются на пророчества Серафима Саровского, несмотря на то, что официально никаких документальных свидетельств о “пророчествах” святого Серафима Саровского не существует. Тем не менее, многие сайты в Сети активно перепечатывают некие записи, якобы сделанные непосредственно со слов преподобного Серафима Саровского его “служкой” Н. А. Мотовиловым. Говорят, что эти “пророчества” хранились в архиве отца Павла Флоренского и повествовали о “последних днях”, то есть о конце света.

Согласно этим записям, преподобный Серафим Саровский (1759–1833) говорил о том, что спустя более чем полвека “злодеи поднимут высоко свою голову”, а Господь “попустит их начинаниям на малое время”. Но затем на руководителя злодеев падёт страшная болезнь, которая не даст им осуществить пагубные замыслы. Не исключено, что эти слова относятся к большевикам.

Что касается конца света, старец якобы предсказывал, что перед ним “Россия сольётся в одно море великое с прочими землями и племенами славянскими”.

Согласно “пророчеству”, возникнет “грозное и непобедимое царство всероссийское”, – Гога-Магога, перед которым остальные народы будут трепетать.

Но всё изменится, когда Русская Империя получит “сто восемьдесят миллионов в своё владение”: старец якобы предупреждал о рождении антихриста, который появился на свет “между Петербургом и Москвой, в том великом городе, который по соединении всех племён славянских с Россией будет второй столицей Царства Русского”. Название этого города будто бы будет “Москво-Петроград”, или “Град конца”.

Русская Православная Церковь, разумеется, считает все эти “пророчества” выдумкой и не находит никаких веских оснований верить им, а сами свидетельства Н. А. Мотовилова у многих вызывают сомнения. Однако в наши дни непростая ситуация в экономике и геополитике, осложнённая пандемией COVID-19, заставляет людей принимать даже самые сомнительные факты на веру и тревожиться.

Отсрочка в сто лет почти истекла: Страшный сон Нектария Оптинского начинает сбываться

Гораздо большего доверия заслуживает пророчество святого старца Нектария Оптинского, который, по преданию, ещё в начале XX века увидел странный сон – в нём называлась дата конца света и говорилось о том, что “все погибнут”. О пророчестве вскоре забыли, но теперь снова вспомнили и ужаснулись: отсрочка в сто лет почти истекла.

Известно, что Нектарий Оптинский не раз предсказывал различные события, и эти предсказания сбывались. Так, старец предвидел, что после революции русские люди отвернутся от веры. Он также предсказал холодную войну и “железный занавес” – по крайней мере, так толкуют его слова:

Минует лет три десятка или более, и воздвигнем мы стены высокие, и будет слышен за этими стенами скрежет зубовный, и будет вражда тихая, но преопасная.

При этом старец, со слов толкователей, был уверен, что в будущем Россию ждёт процветание и духовное возрождение, – есть мнение, что он имел в виду время после распада СССР.


С древних времён люди населяли эти святые места. Мягкий климат, красота удивительных мест и чудесная природа Святой Горы Афон способствовали заселению и благоприятствовали здесь уединённому жительству отшельников. Фото: Julian Kumar/Globallookpress

А в 1917 году он будто бы поведал окружающим, что видел странный сон. Во сне ему якобы явились апостол Пётр и Иисус. Пётр спросил у Спасителя, когда закончатся муки человечества. На что Сын Божий ответил, что даёт сроку до 22-го года:

“Если люди не покаются, не образумятся, то все так погибнут”.

Как мы понимаем, 1922 год уже прошёл, а 2022 год ещё впереди. Некоторые толкователи предполагают, что если предсказание не сбылось 100 лет тому назад, то наверняка всё сбудется теперь. Получается, что нам дали отсрочку в сто лет, и она вот-вот истечёт? Либо же пророчество просто не сбылось.

Читайте также:
Сайты знакомств для православных: популярные сайты, правила и особенности общения, отношение верующих и священников

Прольётся много крови: Мировой передел не за горами?

Также во многом сбылись и продолжают сбываться предсказания святого Паисия Святогорца, который почил относительно недавно – в 1994 году. В частности, вот как он описывал грядущие события международной политики:

Помысел говорит мне, что произойдут многие события: русские займут Турцию, Турция же исчезнет с карты, потому что треть турок станет христианами, треть погибнет на войне и треть уйдёт в Месопотамию.

Средний Восток, по словам старца, станет ареной войн, в которых примут участие русские. “Прольётся много крови, китайцы перейдут реку Евфрат, имея двухсотмиллионную армию, и дойдут до Иерусалима”, – такие ужасающие перспективы, если вдуматься, не так уж фантастичны.

Особое значение старец Паисий отводил Стамбулу-Константинополю: он говорил, что там произойдёт великая война между русскими и европейцами, и прольётся много крови. Греческая армия не успеет подойти туда, но город будет всё же отдан Греции.

“Америка рухнет. “: Афонский старец увидел угрозу BLM задолго до 2020 года

А теперь заглянем за океан – что говорили старцы о судьбе США? Она, исходя из слов святых отцов, незавидна.

Например, опубликованное недавно пророчество афонского старца Стефана Карульского так и гласит: “Америка скоро рухнет. Пропадёт страшно, начисто”.

Спасение якобы придёт из двух стран: “Американцы будут бежать, стараясь спастись в России и Сербии”, – писал отец Стефан. Когда это произойдёт, он не уточнил. К сожалению, схиархимандрит Стефан Карульский скончался ещё в 2001 году.

Однако те, кому посчастливилось пообщаться с отшельником, рассказывали удивительные вещи. Так, в 2015 году в Сети появился пост протоиерея Владимира Гамариса о поездке киевских монахов к афонскому схимнику. Старец, живший в пещере, не имел никакой связи с внешним миром, не читал газет и не пользовался интернетом. Более того, он даже не знал фамилий нынешних политиков.

Однако, рассказал протоиерей, на вопрос монахов о том, что же будет дальше с Россией, схимник дал однозначный ответ. Хоть и не прямой.

В Москве есть правитель. Он один настоящий христианин среди всех остальных правителей мира. Беречь его надо, за него надо молиться,

– заявил гостям старец.

Монахи были удивлены его ответом и даже подумали, что отшельник не расслышал или не понял их вопроса. Они повторили его ещё раз, но получили тот же ответ, слово в слово.


В 2016 году Владимир Путин посетил Святую Гору Афон. Визит главы российского государства был приурочен к празднованию тысячелетия присутствия русского монашества на Святой Горе. Фото: Kremlin Pool/Globallookpress

Повторив вопрос в третий раз, они услышали то же самое – о московском правителе. А в конце старец добавил: “Беречь его надо: ему очень тяжело, за него надо молиться…”

Кстати, Стефан Карульский – не единственный почитаемый старец, который говорил об особом предназначении российского лидера. Другой афонский старец, Гавриил Карейский, также призвал всех православных молиться за Владимира Путина.

Как мы видим, пророчества старцев имеют много общего – все они предрекали России большие беды, но все говорили и о спасении нашей страны, а с ней и всего мира. Но насколько можно верить этим предсказаниям? Ведь тех, кто их якобы делал, уже нет в живых, и проверить подлинность их слов нет возможности. А Христос предупреждал своих последователей: “Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные”.

Вот что по этому поводу думает руководитель религиозной редакции Царьграда, православный публицист Михаил Тюренков:

“Важно понимать, что предсказания даже самых почитаемых православных святых не являются “императивными”. В этом их отличие от Священного Писания, в частности, Книги Апокалипсиса. Зачастую в качестве “пророчеств” воспринимаются духовные размышления православных старцев о будущем, которые, действительно, нередко сбываются”.

Тем не менее, православные христиане не должны относиться к этим словам так, как люди суеверные относятся к “прорицаниям” экстрасенсов и всевозможным астрологическим прогнозам. Главное, понимать их духовную суть, воспринимая как предостережения и наставления.

Насилие в семье в православии

Сегодня поговорим на тему, которая очень табуирована в православной среде, о которой не принято и стыдно говорить, которая замалчивается и скрывается — о насилии в православной семье. К сожалению, реалии нашей жизни таковы, что даже в семьях, которые считают себя верующими и православными, встречаются случаи насилия.

Ужасный, вопиющий и, кажется, просто невозможный пример — убийство в 2018 году священником Николо-Угрешского монастыря Дионисием Горовым собственной супруги. Об этом сложно и больно не только говорить, но даже думать. Тем не менее, необходимо такие темы освещать, чтобы подобные беды не повторялись.

Насилие или смирение

Пожалуй, одна из главных особенностей тирании именно в православных семьях — подмена понятий. Жене положено быть послушной мужу, помогать ему, не высовываться на передний план. Более того, в Священном Писании есть известные всем строки «жена да убоится мужа…», которые многие понимают буквально. Поэтому насилие, которое само по себе ужасно, под прикрытием внешнего наносного православия становится врагом скрытым, незаметным, а потому очень опасным.

Почему мы говорим именно о внешнем православии? Да потому что семья, в которой в том или ином виде процветает абьюз, никак не может быть истинно православной. Как бы ни пытались противники и враги Церкви Христовой опорочить нашу веру, цитируя вырванные из контекста отрывки из Домостроя, православие всегда учит главному — любви. А в семье, где находится место насилию, любви нет и быть не может. Даже если это все прикрыто внешней благопристойной христианской маской.

Почему же возникают такие семьи-перевертыши, где идеалы христианского брака настолько искажаются, что вместо счастья и совместного спасения несут только боль, страх и ненависть? Причины бывают разные. Люди могут просто взять ношу, непосильную себе — когда новоначальные христиане, начитавшись о великих христианских подвижниках, желают сразу же жить согласно их духовным нормам.

Естественно, у них это не получится, но признать это сложно, поэтому возникает благочестивая наносная форма, за которой скрывается суровая реальность. И зачастую эта реальность прямо противоположна христианским идеалам.

Идеал христианского брака настолько высок, что доступен немногим. Единство мужа и жены в священном Таинстве брака — это та целостность, которая позволяет познать Бога и Его великую благодать. Муж с женой в православном понимании не просто близкие родственники, а две половинки единого духовно-физического организма.

Такой полноты общения между двумя людьми больше нигде нельзя достичь. Конечно, такие высоты недостижимы для каждой семьи, но это должно не расстраивать супругов, а ободрять для дальнейшего духовного роста. Ведь сколько всего прекрасного может быть еще впереди!

Но, к сожалению, для падшего греховного человека такой сложный путь духовного развития часто оказывается не по силам. Гордыня требует «всего и сразу», а сразу достичь больших высот не получается. Зато вполне получается заставить силой жену подчиняться, ткнув ее носом в Домострой или Евангелие, совершенно не учитывая, что контекст этих слов, как раз, осуждает подобное отношение. Так и появляются православные семьи-перевертыши, где буйным цветом цветут любые формы проявления тирании.

Читайте также:
Грех сребролюбия в православии: что значит, опасность и причины греха, последствия и наказания, искупление и победа над грехом

Еще один важный аспект — призыв православного человека воспитывать в себе терпение и смирение. Сколько боли, слез, побоев и увечий пытаются прикрыть этими высокими христианскими добродетелями! Тут также наблюдается явная подмена понятий — нет никакого смирения в том, что жена терпит побои или издевательства мужа. Это трусость, которая должна быть чужда верующему сердцу.

Немного статистики: около 14 000 женщин ежегодно погибают от рук мужей или других близких в семейно-бытовых ссорах и конфликтах.

Что такое насилие в семье

Насилие, или абьюз — это широкий термин, который используется для обозначения любых действий, которые наносят вред другому человеку. От семейного насилия, чаще всего, страдают более слабые члены семьи — женщины, дети старики.

При этом далеко не всегда речь идет именно о физическом воздействии — побоях, нанесению увечий и травм. Не менее тяжело переносится и психологическое или эмоциональное насилие, которое, к тому же, может выражаться более скрытно и незаметно, поэтому жертве бывает крайне трудно объяснить посторонним людям, что не так.

Если с физическим насилием все относительно понятно — это телесное воздействие, побои, то с эмоциональным или психологическим приходится разбираться. К такому виду насилия можно отнести следующие действия:

  • постоянное унижение, обесценивание чувств, действий и решений жертвы: «Ты ни на что не способна», «Ты не можешь справится с элементарным», «Ты, как всегда, оказалась неправа» и тому подобное;
  • запрет на личную жизнь и личное пространство: контроль средств связи (телефон, электронная почта, страницы в социальных сетях), невозможность иметь собственные увлечения, отсутствие личного времени;
  • контроль сферы общения: невозможность общаться только со своими друзьями, постоянный строгий отчет о месте пребывания;
  • ничем не обоснованная ревность;
  • использование текстов Священного Писания, творений святых отцов в угоду абьюзера, вырывание фраз из контекста: «Написано, что жена должна бояться мужа — ну вот и бойся, а то покажу!», «Муж — глава семьи, а ты молчи в углу»» и тому подобное;
  • также возможна такая извращенная форма подобия христианской жизни, как насильное приобщение к храму — когда жену или детей силой заставляют ходить в церковь, принимать участие в Таинствах, молиться, совершенно не интересуясь их внутренней духовной потребностью в этом и желании. Любой протест сразу подавляется и поясняется «бесовскими кознями»;
  • постоянные манипуляции чувством вины, укоры за недостаточную религиозность. Этот пункт особенно губителен для тех, кто действительно старается жить христианской жизнью. Такие люди начинают думать, что и правда очень далеки от своих христианских идеалов, что заставляет их не противиться насилию, а напротив — верить и потакать ему, якобы для собственного духовного блага;
  • совершенно никчемное отношение к собственному мнению жертвы и преувеличенная важность мнения абьюзера. В настоящей любящей христианской семье всегда есть место разговору, компромиссу, уважению к взглядам всех членов семьи;
  • требования от жертвы следования высоким христианским идеалам, когда сам абьюзер их не придерживается — «Постись одна в Великий пост, а я мужчина, мне нужно мясо!»;
  • наказания в виде полного игнорирования жертвы, отсутствия контакта с ней, не реагирования на ее слова.

Как видим, список получается довольно внушительный, и его можно продолжать дальше. Картина вырисовывается крайне неприглядная, и даже не верится, что такие вещи могут происходить в семьях, которые считают себя православными. Но, к сожалению, такое встречается и в 9 случаях из 10 жертвой подобного отношения становится женщина.

Усугубляет ситуацию то, что в православной среде очень не принято говорить о семейных проблемах. Считается, что женщина своим терпением, смирением и любовью может покрыть любые недостатки мужа, который рано или поздно увидит, какими духовными сокровищами обладает его супруга, прозреет и покается.

Да, в жизни некоторых святых такое случалось, но любовь и смирение вовсе не предполагают вседозволенности и унижения. И личный подвиг святого, который действительно имел такую благодать, которая смогла покрыть зверство насильника, никак нельзя считать общим правилом поведения для любой семьи.

К примеру, святой Серафим Саровский совершенно не противился напавшим на него злодеям, хотя имел прекрасную физическую форму и недюжую силу. Он для себя посчитал, что готов перетерпеть подобное для того, чтобы возрасти духовно.

Означает ли, что так должен поступать каждый из нас и никогда не защищаться? Вовсе нет. Хотя при этом подвиг Серафима Саровского не перестает быть таковым. Это очень тонкая духовная грань, где не может быть одинаковых решений для двух разных людей.

Как бороться

Первое, что нужно сделать человеку, оказавшемуся в подобной ситуации — осознать проблему. И во множестве православных семей сразу же на этом этапе возникают сложности. Будем рассматривать ситуацию на примере семьи, где деспот муж, а жертва жена — такие формы наиболее распространены.

Очень часто православная женщина не готова никому (даже самой себе) признаться, что она — жертва насилия в собственной семье. Если вернуться к убитой матушке Анне Горовой, о которой мы уже упоминали в самом начале статьи, то у нее неоднократно пытались выяснить, какие проблемы возникли у них с мужем.

И священноначалие храма, где служил Дионисий Горовой, и друзья, и близкие замечали, что что-то не так. На священника посыпались множественные жалобы, из-за которых он был отстранен от исповеди и проповедей, служил в самом монастыре вместе с другими священниками.

Ещё интересные статьи:

Таким образом, окружающие эту семью люди видели, что есть проблемы. Неоднократно на матушке Анне были замечены и синяки. Но на все вопросы, проявляет ли по отношению к ней насилие муж, матушка всегда отвечала решительным отказом, никогда на эту тему не общалась даже с самыми близкими людьми. Исход этой ситуации оказался очень печален.

Поэтому самое первое, что нужно сделать — признать, что насилие имеет место быть. Для этого нужно хорошо понимать такие христианские понятия, как смирение, терпение, подчинение жены мужу, любовь, верность, преданность и прочее.

К примеру, в Священном Писании сказано не только о том, что жена должна «убояться» мужа, но и о том, что муж должен любить жену как свое собственное тело, как себя самого. Также любовь мужа к жене сравнивается с любовью Христа к Церкви. Таким образом, нам показывается очень высокий идеал любви мужа к жене, в котором уж точно не может быть места тирании и насилию.

Если не вырывать фразу про страх жены перед мужем из общего контекста, то становится понятно, что речь вовсе не идет об обычном страхе перед человеком, который может причинить нам зло. Убояться мужа жена должна в том смысле, что она должна так трепетно его любить, так уважать, так ценить, что будет бояться его чем-то оскорбить, обидеть.

Наверняка многим знакомо то чувство, когда мы очень любим человека и стараемся его не огорчать. А если невольно огорчаем — страдаем и сами. Именно о таком страхе идет речь. Очевидно, что такие отношения возможны только при обоюдной любви.

Читайте также:
Православие и заговоры: отношение церкви и мнение священников, отличие от молитв

Православные не разводятся?

После того, как жертва осознала, что является таковой, начинается самый сложный этап — что делать с этим осознанием? С одной стороны, православные устои всегда твердили о нерушимости брака, о недопустимости разводов, о необходимости претерпевать все беды и печали вместе. С другой стороны, как прекратить насилие?

Конечно, ни в коем случае не надо при первой же ссоре или конфликте бежать разводится. Действительно, иногда супруги проходят сложные кризисные этапы в своих отношениях, часто очень тяжелые и болезненные. И некоторые из них можно преодолеть, если оба супруга прикладывают к этому усилия.

Но, на наш взгляд, нельзя и однозначно отвергать возможности развода для православной семьи. К сожалению, на практике это приводит к тому, что женщина не видит выхода из ситуации и годами терпит насилие. К чему могут приводить такие ситуации, мы уже писали. Неужели было бы хуже, если бы семья развелась? Да, это всегда боль, это всегда кризис духовности. Но в некоторых ситуациях другого выхода просто нет.

Православная женщина должна иметь право открыто говорить о том, что она стала жертвой насилия в своей верующей семье. Факт веры ни в коем случае не может быть использован для прикрытия нарушения базовых прав и свобод любого человека. К сожалению, на практике мы видим, что неверующей женщине гораздо легче уйти от агрессора, обнародовать его зверства, получить столь необходимую помощь.

К счастью, Церковь начала уделять внимание вопросу семейного насилия. Для этого проводятся специальные конгрессы, открытые столы с представителями общественности, молодежью. При многих храмах открываются центры юридической и психологической помощи жертвам домашнего насилия. Не нужно бояться обращаться в такие организации, если это необходимо!

Самое главное, что нужно помнить — жертва насилия вовсе не «плохая христианка», если не хочет терпеть унижения и издевательства со стороны мужа или других родственников. Использование веры в качестве инструмента давление недопустимо и противоречит самому смыслу православия.

С чего начинается семейное насилие

Ситуация однозначно зависит от конкретики. Недавно я разговаривал с одним мужчиной, который ударил свою жену первый раз в жизни и рассказывал мне об этом. Он – ветеран боевых действий, поэтому психику его точно нельзя считать идеальной. И вот они с другом выпили, причем немного. «Больше я ничего не помню – возможно, алкоголь был контрафактный», – рассказывал он мне, при этом не оправдывая себя.

Протоиерей Максим Первозванский

С утра он обнаружил, что жены и детей дома нет. Когда он стал звонить и выяснять, ему объяснили, что он пришел домой и начал бить всех, включая жену. На мой взгляд, уехав, жена повела себя абсолютно адекватно. Хочется надеяться, что она вернется, разобравшись в ситуации. И он сделает серьезные выводы.

Это одна ситуация, несистемная, ведь этот мужчина никогда не вел себя подобным образом и не отдавал себе отчет в происходящем (хотя я его нисколько не оправдываю).

Но очень часто ситуации складываются годами, и женщина принимает их. Это ни в коем случае не обвинение, но не говорить об этом тоже не следует. Где-то мужчина повел себя грубо, где-то позволил себе обозвать ее, где-то еще что-то. Это всё выясняется сначала в добрачных отношениях, потом в брачных.

Как женщина реагировала на эту грубость? Вот муж сказал, что придет через час, а пришел через три. На вопрос: «Милый, где ты был?» – слышит ответ: «Не твое дело». Что она делает в этой ситуации? Просто улыбается, говорит: «Хорошо, иди ужинай»?

В большинстве случаев есть множество мелких нюансов, которые предшествуют непосредственному рукоприкладству. Вот о них и надо говорить прежде, а не о том, что делать женщине, когда ее ударил мужчина. Это уже запущенная ситуация.

Опять же, надо разбираться. Нет общего ответа. Нужно разбираться в нюансах их взаимоотношений. У нас получается акцент на физическом рукоприкладстве. Но если рассмотреть этот вопрос не с точки зрения современных правовых и нравственных норм, а с христианской точки зрения, то он второстепенный.

Гораздо страшнее, чем непосредственное рукоприкладство, то, что люди унижают и уничтожают друг друга, личность друг в друге в семейной жизни. Причем страшное унижение возможно и без рукоприкладства.

И часто терпение подобного – выбор женщины.

Про соседей и традиционные ценности

Как реагировать, если слышно, что у соседей драка, муж бьет жену – непростой вопрос. Он вообще о том, насколько общество отвечает за то, что происходит у соседей. И это тема для отдельного большого разговора.

Меня давно выводят из равновесия словосочетание «традиционная семья» и фразы, что ее нужно укреплять. Ладно еще в светских документах, но когда подобное звучит и в церковных! Что такое традиционная семья? Традиционная для какого времени, для какого конкретно места? Для Брянщины или для Кубанщины, или для поморов, или для сибирских казаков, или для народов России, для которых характерно многоженство? Это традиционно крестьянская семья или традиционно дворянская семья, или традиционно купеческая семья, или семья духовенства?

Да, в «традиционной семье» рукоприкладство по отношению к жене было нормой, и жена не воспринимала это как нечто ужасное. В «традиционной русской дореволюционной семье» замуж выдавали с 13 лет…

Для современного человека «традиционная семья» – это нуклеарная советская семья XX века: мама, папа и двое детей. Какую «традиционную семью» мы собираемся возрождать?

На самом деле традиционная семья существует в традиционном обществе. Традиционное общество, его последний отголосок, умерло вместе с Советским Союзом. Советский Союз, при всём своем модерновом характере, всё равно сохранял очень много элементов традиционного общества: то самое «наши люди в булочную на такси не ездят», парткомы, которые интересовались семейной жизнью, и так далее. Что такое традиционное общество? Это когда личная жизнь человека достаточно жестко регулируется традицией, религией или обществом. Это общество двадцать лет назад кончилось. А на самом деле разрушение его началось более ста лет назад.

Уже в XIX веке крестьяне были вынуждены сниматься с насиженных мест и идти работать в город. И поэтому говорить о том, что можно в нетрадиционном обществе строить что-то традиционное, – это полная утопия.

Существуют еще осколки «традиционной» семьи. У нас в приходе есть русский парень из Ставропольской области, который благословение на брак получал у своего дяди. То есть такое клановое устройство большой семьи. Сам молодой человек, его родители – давно уже живут в Москве, но всё равно без благословения главного в роду жениться нельзя. Эту модель семьи будем восстанавливать? Так надо еще найти такого дядю, у которого мудрости хватит, чтобы всей этой ситуацией управлять.

Бьют – куда обращаться?

Не нужно ничего изобретать: у нас есть закон, который можно применять, когда существует непосредственная угроза жизни и здоровью человека. Больше ничего придумывать не надо.

Читайте также:
Поручи священника: что это такое, история и описание, значение в православии

Вообще грань вмешательства и невмешательства в семейные дела – порой очень тонкая. Знаю ситуацию, когда многодетная уставшая мама, бегающая с детьми на кружки, параллельно беседовала с психологом о проблемах воспитания. А потом ребенка чудом не отобрали. Потому что этот психолог написал заявление в органы опеки и попечительства на основе частных, фактически полуисповедальных бесед с мамой.

Вообще решить все проблемы с «семейным насилием» раз и навсегда не получится. Либо мы вводим тоталитарный контроль за жизнью каждого, как не раз писалось в антиутопиях. Тогда мы приходим к ужасным вещам, но, с другой стороны, сможем предотвратить преступления.

Либо мы понимаем, что всегда будут сумасшедшие. Всегда будут дуры. Всегда будут сексуальные извращенцы. Всегда будут педофилы и гомосексуалисты.

И ничего ты с этим не сделаешь. Поэтому, слава Богу, мы находим какую-то золотую середину в настоящий момент, что да, мы не даем соответствующего срока за гомосексуализм, но и пытаемся не пустить его в публичное поле.

Государство должно в этой ситуации заниматься рамочными вещами. Угроза жизни и здоровью – здесь всё понятно.

А нам в Церкви, наверное, нужно больше говорить не о том, как строить традиционную семью, а о построении христианской семьи.

Хотя и здесь много непростых разговоров. Вспомним отца Георгия Митрофанова, который говорил, что слова апостола Павла о том, что жена должна слушаться мужа – это не призыв христианский, а констатация сложившихся к тому моменту отношений. Мне не нравится позиция отца Георгия Митрофанова, я с ней не согласен. Но раз об этом можно вести разговор, значит, есть что обсуждать, думать, что такое христианская семья. Ломать жену об колено, как советует отец Андрей Ткачев? Или, может, мужа ставить на горох? Я много раз был свидетелем ситуации, когда в семье мужчина не воспринимается как человек и всячески унижается.

Если серьезно, то в христианской семье есть одна ценность – любовь. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем (1 Ин. 4:16) Это касается и отношений между супругами, и отношений со старшими поколениями, с детьми, взаимодействия с обществом, образа жизни: городского, сельского и так далее. А вот как построить семью, чтобы в ней была любовь – это большой, в том числе и теоретический вопрос.

Помощь возможна?

Возвращаясь к тому, что называют «семейным насилием» – помощь, в том числе священника, здесь возможна, но она всегда очень индивидуальна. Другое дело, что не всегда у священника есть возможность подобные процессы наблюдать. Мужчина не будет в этом каяться в большинстве случаев, если он идет по этому пути. Он просто не понимает, что делает что-то неправильно, он уверен, что это по-христиански – ломать жену об колено. Это ведь отец Андрей Ткачев сказал. И женщина не говорит, ей тоже кажется, что она по-христиански смирилась. Как правило, всё всплывает уже в достаточно запущенных стадиях.

И тогда можно помочь семье, если оба супруга захотят изменить ситуацию. Не всегда можно нормализовать отношения. В некоторых случаях единственный выход – развод. Потому что главной целью брака, как и всей нашей жизни, является спасение души. Конечно, очень сложно понять грань между смирением, которое действительно помогает спасать душу, и наоборот – уничтожением, когда душа гибнет от этой ситуации. Но, бывает, эту грань можно разглядеть.

Мы всё время говорим о физическом насилии – оно просто более заметно, его крайние проявления внешне ужасны. Но разве менее ужасно психологическое, духовное насилие над личностью, то, которое осуществляется многочисленными манипуляторами, и люди уничтожают личности друг друга во вполне православных семьях? И в крайних проявлениях здесь могут быть тоже трагические ситуации. Но об этом говорится почему-то реже.

Я глубоко убежден, что, к счастью, наше общество дозрело до понимания того, что насилие – как унижение другого человека, его личности – недопустимо.

Если женщине категорически не нравится, что ее бьют и унижают, и она не уходит и продолжает терпеть, всё-таки это ее выбор. Иногда ее держит благословение. Понятно, что она боится, говорит, что уходить некуда. Но «совсем некуда» бывает редко, разве когда вокруг тайга, и выбор – между тем, чтобы терпеть отношение деспота-мужа или быть съеденной в лесу медведями.

Понятно, я говорю это образно. Но всё-таки чаще есть «куда», правда, нужно сделать выбор и чем-то поступиться. Чтобы что-то изменить, нужно что-то отдать за это. Например, женщина взвешивает: что ей важнее, что ее бьют или что скажут соседи или батюшка. И она выбирает: ладно, пускай меня бьют, лишь бы соседи не сказали ничего. Или: мама меня заругает, или вместо двух комнат будет одна, и теперь я не смогу мазать масло на хлеб, а буду мазать маргарин.

Человек всегда делает выбор, с которым он что-то приобретает и что-то теряет. Когда он женится или выходит замуж, он теряет собственную свободу, меняя ее на ответственность. Он идет на это, он делает выбор. Если человек принимает решение родить ребенка, он понимает, что на ближайшие 20 лет впрягается в определенные обязанности. Он идет на это или не идет на это. Либо не рожает детей, либо рожает одного и отправляет его к бабушке, либо рожает 15. Это его выбор. Он не всегда полностью осознанный, но человек сам делает этот выбор. Его могут подталкивать, благословлять, уговаривать или отговаривать, но всё равно у него есть уши, есть глаза, есть ум. Поэтому если женщину бьют, унижают, а она это терпит, не уходит, значит, она считает это допустимым.

Я уже говорил и еще раз скажу, что никого ни в чем не обвиняю. Я понимаю, что все мы бедные и несчастные дураки, живем в первый и единственный раз на этом свете с совестью, умом и всем остальным, пораженным первородным грехом. Но всё равно это твоя жизнь и никто, кроме тебя, ее не проживет. И ты сама или сам принимаешь решение, как тебе ее прожить.

О семейном, государственном, и идеологическом насилии

Недавно на круглом столе в Общественной палате РФ был представлен доклад Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства «Проблема криминализации наказаний в семье». В нем, в частности, было сказано:

«Ни для кого не секрет, что статистически семья — самое безопасное место и для детей, и для женщин. Но, несмотря на этот простой факт, несмотря на то, что семья, как показывают социологические опросы, остается главной ценностью нашего народа, целый отряд представителей неизвестно кем финансируемых НКО постоянно навязывает нашему обществу и государству радикальный феминизм и другие антисемейные идеологии. Они манипулятивно спекулируют темами так называемого “домашнего” или “семейного насилия”, необходимости постоянно защищать ребенка от его собственных родителей, противопоставляют ложно понимаемые права детей традиционным семейным ценностям и правам родителей, которые веками не подвергались сомнению. Удивительным образом, эту разрушительную деятельность поддерживают немало чиновников и некоторые законодатели. В результате, под предлогом борьбы с насилием и защитой слабых, изощренному насилию подвергаются наши семьи и все наше общество. А под видом представителей гражданского общества действуют те, кто пытается разрушить наше общество и уничтожить его основу — семью».

Читайте также:
Православие и фильм "Матильда": отношение церкви и мнение священников, тонкости и нюансы

Доклад вызвал критику, его авторов стали укорять в том, что они «поддерживают насилие»; споры приобрели поляризованный и эмоциональный характер, как это обычно бывает. Но попробуем взглянуть на проблему спокойно.

Борьба с насилием это не простое уравнение, как его склонны видеть — «добро против зла», а уравнение довольно сложное, со множеством переменных, где мы вынуждены учитывать существование разных форм зла. В том числе, зла, происходящего от людей искреннее благонамеренных, и побуждаемых самыми достойными чувствами.

Как гласит английская поговорка, «дорога в ад вымощена благими намерениями». Виктор Степанович Черномырдин выразил ту же мысль более емко и кратко — «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Человеческое общество ведет себя, как гнилая ткань — ее пытаются заштопать в одном месте, а она натягивается и лопается в другом. Поэтому мудрая политика — это всегда сбалансированная политика, учитывающая наибольшее количество прямых и побочных эффектов.

Люди же, увы, имеют расположенность к политике немудрой — и склонны разбиваться на партии и занимать крайние позиции, исполняясь, при этом, крайнего негодования и обвиняя противную сторону в том, что она намеренно служит крайнему злу. Диалог сводится к тому, что собеседник опознает тебя как «своего» или «чужого», после чего воспринимает на твоем месте готовый образ «друга» или «врага».

При этом формируются две крайние позиции, которые было бы едва ли возможно защищать. Первая состоит в том, что самой проблемы семейного насилия не существует, а поднимают ее только злонамеренные люди в своих злых целях. Вторая — в том, что для борьбы с семейным насилием оправданы любые меры, а кто начинает задумываться о побочных эффектах, тот бессердечный негодяй, глухой к детским слезам.

Пытаться занять более сбалансированную позицию — насилие в семье бывает, с ним необходимо бороться, при этом надо помнить, что у всех лекарств от социальных язв есть побочные эффекты, иногда даже худшие, чем сама болезнь — значит вызвать раздражение в обеих лагерях. Но кто-то должен ее занимать.

Давайте, поэтому, обратим внимание на побочные эффекты. Первый эффект от принятия специальных мер по борьбе с семейным насилием — это расширение возможностей государства преследовать своих граждан. Мысль «а давайте просто дадим государству больше полномочий, чтобы оно боролось со злом» всегда была очень популярной, прежде всего, из-за своей простоты и понятности. Как сказал поэт, «Из гранатомета — шлеп его, козла! Стало быть, добро-то, посильнее зла!». Более того, иногда эта мысль вполне оправдана. Государство должно иметь полномочия, чтобы обуздывать злодеев, как же иначе.

Но само по себе государство состоит из тех же самых грешных и иногда преступных людей, что и семьи. Дополнительные полномочия для государства — это, неизбежно, дополнительные злоупотребления. Иногда эту цену приходится платить, и она оправданна. Иногда — нет. Но было бы большой ошибкой ее не замечать.

В этом отношении реакция некоторых кругов на проблему глубоко парадоксальна. С одной стороны, они относятся к государству с глубоким неодобрением и недоверием. Скажем, доверять государству судить известного театрального режиссера, подозреваемого в хищениях, нельзя ни в коем случае — следствие и суд у нас в стране, как предполагается, действует по звонку откуда надо, правоохранительная система глубоко коррумпирована, а правосудие отсутствует как явление. Но в то же время предполагается, что это же самое государство будет чрезвычайно справедливо и человеколюбиво вмешиваться в семьи, чтобы предотвращать там насилие — а о возможности злоупотреблений и говорить не стоит.

Но преследование по обвинению в семейном насилии — несравненно более удобный инструмент давления, чем преследование по обвинению в растратах. Мало кто получал в свое распоряжение миллионы бюджетных денег — а вот семьи есть почти у всех. Пристально поинтересоваться, а нет ли какого-нибудь неблагополучия в семье у человека, по той или иной причине раздражающего власти, всегда можно. Беря, на то или иное дело, деньги у государства, вы подписываетесь на то, что вам необходимо будет дать о них подробный отчет — и тут пристальное внимание к вам со стороны этого самого государства просто неизбежно. Это создает для вас определенную уязвимость — но, в конце концов, вы сами на это подписываетесь.

А вот расширение полномочий государства в области вмешательства в семью делает саму семью фактором уязвимости. Иметь семью и детей становится рискованным. Муж и отец (а так же мать) оказывается под заведомым подозрением.

Эту проблему дополнительно обостряет ее идеологическая и эмоциональная составляющая.

Приведем пример из американской жизни, где накоплен колоссальный опыт борьбы с насилием. Возьмем, например, борьбу с насилием в студенческих кампусах. Конечно, всякий разумный человек будет за то, чтобы насильника сурово и неотвратимо карали, а за нежелательные заигрывания били по рукам, достаточно больно, чтобы поручик приобрел большое благонравие и начинал осторожно и издалека, в любой момент оглядываясь на адвоката. Пусть торжествует всякая скромность и благопристойность!

Но при этом неизбежно возникает проблема неформальной власти, активистов, которые сами себя назначили клеймить и преследовать — иногда виновных, иногда невиновных. Этот как с судом Линча — добрые граждане могут повесить и злодея, а иногда — просто попавшего под горячую руку невиновного.

Какой-нибудь Харви Вайнштейн терпит позор и преследования за свои преступления — а какие-то другие люди за совершенно незначительные проступки или вовсе безвинно.

Проблема эмоциональных кампаний по борьбе со злом — действительным, бесспорным злом — в том, что они как-то оставляют в тени проблему разоблачающей и карающей это зло власти, которая получает (формальные или неформальные) полномочия преследовать злодеев. Кампания «а давайте покараем зло семейного насилия», вызывает двойственные чувства. С одной стороны, таковое зло надо искоренять, кто же спорит. С другой — а кто будет искоренять?

Приведем еще пример из американской жизни. В свое время некие достойные белые мужчины объединились, чтобы защитить белых женщин от насилия и домогательств. Разве это не благородная цель? Вы что, за насильников и домогателей? Вы не разделяете благородного негодования всех честных людей? Возможно, и разделяете — только эта организация называлась Ку-Клукс-Клан.

Сейчас мы наблюдаем эмоциональный разогрев — вот вам ужасные, вопиющие случаи преступлений в семьях, вот вам слезы жертв, вот вам гнусные изверги отцы и мужья (реже матери). Неужели вы настолько гнусный, бессердечный и злонамеренный человек, чтобы не поддержать борьбу с этим злом? Пусть будет стыдно всем, кто не поддерживает наше правое дело!

Читайте также:
Православные сувениры и товары из Иерусалима: что можно купить и привезти

Все это понятно, но такой же эмоциональный разогрев мы наблюдали и во многих других случаях — например, тот же благородный южный джентльмен мог быть совершенно искренне возмущен тем, что наглые бесчинства черных не обуздываются должным образом, и, согласимся, какие-то действительно возмутительные случаи преступлений он мог предъявить. Люди совершают преступления — белые, черные и какие угодно, это бывает.

Отцы, мужья и матери тоже могут совершать преступления — это бывает. Эти преступления должны пресекаться — это бесспорно. Но другое дело, когда всякий семейный, а, особенно, многодетный человек начинает восприниматься как «новый черный» — заведомо подозрительный тип, который только и ищет изувечить собственных детей, а семья — как некое угрожающее и подозрительное место, из которого детей и женщин надо поскорее спасать.

Да, так бывает, что члены семьи совершают преступления друг против друга. Существует и довольно масштабное «школьное насилие» — преступления, совершаемые в школе, учениками друг против друга, учителями против учеников и наоборот. Мы легко можем найти множество самых жутких примеров. Существует «больничное насилие» — преступления врачей и пациентов друг против друга. Я вам больше скажу — существует «гейское насилие» — преступления, совершаемые в гомосексуальной среде, «феминистское насилие» — преступления, совершаемые в среде убежденных феминисток. Преступления вообще совершаются в любой среде. И все они, разумеется, должны вызывать осуждение общества и законную кару со стороны государства. Совершенно уместно подумать о том, что можно было бы сделать для профилактики преступности — в семьях, в школах и где угодно.

Но что если кто-нибудь развернет кампанию по борьбе с «гейским» или «феминистким» насилием? Правильно, его немедленно обвинят в попытке напасть на соответствующие группы по идеологическим мотивам. Потому что такое, несомненно, благородное дело, как борьба с преступностью, может быть прикрытием для еще какой-то борьбы.

Эмоциональные восклицания «вы что же это, не хотите, чтобы женщины и дети были защищены от ужасающего насилия в семье?» предполагают, что ты либо за насильников, либо за некую группу борцов с насилием. Это ложный выбор — иногда стоит присмотреться к различным влияниям, стоящим за призывами к борьбе.

Существуют влиятельные идеологические движения, для которых традиционная семья как таковая, даже совершенно счастливая и благополучная, является врагом, подлежащим уничтожению, а муж и отец является неприятелем не потому, что он творит какие-то возмутительные насилия, а именно потому, что он хорошо исполняет свою миссию мужа и отца. Заботится о жене и детях, показывает им пример того, как быть верным и ответственным мужчиной, передает детям ценности, которым привержен сам, покупает сыновьям игрушечные машинки, а дочерям — кукол, в общем, являет собой ужасающий пример гетеронормативизма, мужского доминирования, и, если не выражаемой прямо, то подразумеваемой гомофобии, трансфобии, и нестерпимой патриархальности.

В семьях дети воспринимают ценности, не совпадающие с ценностями могущественных идеологов дивного нового мира, а нередко — о ужас! — и религию.

Любая социальная инженерия — попытки переделать общество на новых принципах, которые представляются просвещенным идеологам гораздо более достойными, гуманными и справедливыми, требует решительного ослабления семьи, в которой старые принципы передаются от поколения к поколению, и разрушения авторитета отца, который выступает главным источником независимого от идеологов обучения и воспитания.

Современный либерализм, поэтому, как и любая тоталитарная идеология, враждебен семье не потому, что в ней могут совершаться какие-то преступления, но потому, что сама модель семьи, в которой муж, жена и дети имеют свои традиционные роли, несовместима с его идеалами.

Как еще в 1978 году говорилось в «Манифесте» «Фронта освобождения геев», «Мы должны стремиться к отмене семьи, так, чтобы сексистская, основанная на мужском превосходстве система больше не поддерживалась… Угнетение геев начинается в самой базовой ячейке общества, семье, которая состоит из мужчины во главе, рабыни, роль которой исполняет жена, и их детей, которым они навязывают себя в качестве образца для подражания. Сама форма семьи враждебна гомосексуальности»

Относительно недавно русско-американская гей-активистка Маша Гессен, выступая в эфире австралийского Radio National, сказала: «Ежику понятно, что гомосексуалисты имеют право на создание брачных союзов, однако я так же считаю не менее очевидным и то, что институт брака вообще не должен существовать… Борьбу за право геев вступать в супружеские отношения обычно сопровождает ложь о наших планах относительно института брака как такового уже после того, как мы достигнем цели. Дело в том, что мы лжем, заявляя, что институт брака останется неизменным. Ведь это вранье.

Институт брака ожидают перемены, и он должен измениться. И, повторюсь еще раз, он должен перестать существовать»

Революционеры могли много (и часто справедливо) говорить о бессовестной эксплуатации и злоупотреблениях помещиков и капиталистов — но их главным врагом был как раз социально-ответственный предприниматель, который достойно относился к своим работникам. Потому что он более всего мешал произвести революцию, покончить с предпринимателями как с явлением и устроить дивный новый мир.

Антисемейные революционеры могут высказывать горькие (и, отчасти обоснованные) жалобы на безобразное поведение некоторых отцов и мужей — но их принципиальными врагами являются не семейные насильники, а как раз заботливые отцы семейств, из-за которых традиционная семья продолжает существовать и выпускать мужественных мальчиков и женственных девочек, впитавших, еще на руках у отца и матери, те патриархальные семейные ценности, которые вызывают у революционеров такой ужас.

Разумеется, нам следует решительно бороться с насилием в семье — как и где бы то ни было еще. Но следует учитывать и неизбежные побочные эффекты, и тот фон, на котором эта борьба происходит.

Приведу еще один пример — некоторые политические силы любят привлекать внимание к преступлениям, которые совершают представители определенных этнических групп. Реальны ли эти преступления? Конечно. Нужно ли должным образом преследовать их? Несомненно.

Но за пропагандой этих политических сил стоит не желание бороться с преступностью как таковой — а желание использовать преступность для продвижения определенной программы, которую большинство из нас вряд ли одобрит.

Для некоторых идеологий печатью враждебности и подозрительности отмечены определенные этнические группы — а для некоторых той же печатью отмечены отцы, матери и мужья. Быть семейным человеком — значит находиться под подозрением и подвергаться дискриминации.

Это влиятельная в мире идеология — но она не должна влиять на наше законодательство.

Все сказанное — подчеркну это еще раз — не отменяет того, что в семьях, как и где угодно еще, могут совершаться преступления, их жертвы нуждаются в защите, а преступники должны подвергаться законному преследованию.

Просто при этом надо учитывать все вовлеченные переменные.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: