Православие и торги на бирже: отношение церкви и мнение священников, тонкости и нюансы, грех или нет

Гражданский брак и имущество: ВС решал, что будет после разрыва

«Гражданский брак» — не брак, а незаконное сожительство

Русская Православная Церковь свято хранит Священное Предание и объясняет, что есть что, что есть грех и что — добродетель. Довольно часто к нам приходят и говорят, что сожительство — это нормально, пробный брак — это нормально, приходится нам, священникам, сталкиваться с тем, что живут незарегистрированными люди по многу лет, у них уже подросшие дети. На прошлой неделе у меня была женщина, которая уже 12 лет состоит в таком сожительстве. У нее двое детей-подростков, а она до сих пор не в законном браке, и муж ее все еще раздумывает, надо ему это или не надо, обязательно ему регистрироваться или необязательно.

Современное поколение говорит, что штамп в паспорте или расписка — это всего лишь формальность. Однако давайте вернемся к корням чина светской регистрации. Вспомните, сколько вам надо было свидетелей в ЗАГСе, чтобы подтвердить, что ваш брак действителен? Два свидетеля. И те же два свидетеля участвуют в Таинстве Венчания! Это исходит из Писания, где сказано: «При устах двух или трех свидетелей будет твердо всякое слово» (2 Кор. 13, 1). Поэтому именно два свидетеля должны засвидетельствовать пред Господом, что мужчина и женщина изъявили серьезное намерение создать семью.

Брак, который не зарегистрирован государством, Церковью не признается. Эти люди никакие не муж и жена, и их сожительство никакой не «гражданский брак». Эти люди не берут на себя ответственности ни за совместную жизнь, ни за детей.

Конечно же, сами по себе книжечка «свидетельство о браке» или штамп в паспорте ничего не значат. Но они свидетельствуют пред всем обществом: эти люди — муж и жена. Они ответственны за свою общую семью, она ответственны за своих детей, которых они родили и еще родят, они ответственны за все, чему их научат и как их вырастят.

Секс до брака: в чем проблема «свободных» отношений?

Приблизительное время чтения: 7 мин.

В греческом языке одно из распространённых значений слова «грех» — промах, ошибка. Слово «блуд» тоже не бранное, не оскорбляющее, смысл и значение его в том, что человек заблуждается. В чем промах и заблуждение, которое, я считаю, присутствует здесь, в разговорах о том, что существует какой-то «законный», нравственно оправданный добрачный секс? Я убежден, ошибка в непонимании того, что близость — всегда неотъемлемая часть брака. Один из его «родовых признаков». Вопрос лишь в том, готовы люди это признать или пытаются сделать вид, что можно быть вместе «просто так», что есть какой-то «просто секс», что можно «сначала попробовать, а уж потом…» и так далее. В любом случае отношения такие слишком серьезны, чтобы легко принять слова о «пробном» браке, о «сексе до брака» и так далее.

Почему интимность имеет для человека какое-то особое значение? Для начала — это следует из человеческого опыта. А он свидетельствует: отношения эти влекут за собой массу практических (биологических, медицинских, социальных) последствий. Во-вторых, это следует из проблем морально-психологических. Например, проблема доверия между двумя людьми. Чего тут только нет: от гаденького страха заработать от «партнера» болезнь до глубокой травмы человека, осознавшего: он-то любил, а любимый человек его просто использовал!

Следом — вопрос не только физической, но и душевной чистоты человека. Не может для него пройти бесследно то, как именно он живет, как он решает для себя эту проблему. И христианство говорит еще о духовной стороне дела, утверждая, что это вредит духовно. Это последнее, конечно же, невозможно «пощупать» и проверить на опыте…

Кстати, если говорить о православной позиции, то Православие не считает тело «темницей духа», не презирает тело. Церковь призывает воспринимать тело по аналогии с храмом, в котором живет Дух, происходит священнодействие, и призывает мужчину и женщину относиться к своему телу и телам друг друга соответственно. Телесная близость не является чем-то постыдным; но счастье видится в том, чтобы близость эта была частью близости духовной, сердечной, частью любви. Чтобы люди через эти отношения не теряли целомудрия. Потому что с точки зрения церковной целомудрие вовсе не равно физическому девству.

Это — хранение чистого, серьезного, глубокого отношения к своим действиям и общению с другими людьми. Цельность, мудрость, чистота — и душевная, и телесная. Вот это целомудрие.

Ясное дело, что это — идеал. Ясно, что человек, увы, не идеален, что и целомудрие, и девство человеческое относительно. Но от вектора, от настроя многое зависит. И одно дело, когда человек считает близость высоким и чрезвычайно серьезным событием в жизни, а другое — если для него всё это часть обыденных, ни к чему не обязывающих жизненных удовольствий, «биология».

Да и не очень-то верится в то, что эта «лёгкая» позиция до конца искренняя. Честно говоря, редко встречал людей, для которых и впрямь близость не становилась бы переживанием, памятью, уроком. Более того, в опыте моей жизни не было ни одного случая, чтобы даже «невинные» поцелуи и объятия не оборачивались — при разрыве — сердечной мукой, не оставляли бы следа. И они вовсе не невинны, вовсе не мимолетны. Всё помнится, всё откладывается, просто с душой разное может происходить. У кого-то совесть в ответ начинает болеть, и он чувствует, что ошибается, начинает искать чистоты отношений; а кто-то позволяет своей душе заледенеть, потерять чувствительность. Он начинают повторять: а что такого? Подумаешь… Все так живут — и я так живу. Нет проблем!

Но это не значит, что действительно все живут так; что ценности действительно изменились, устарели и стали иными. Люди разные, ценности по-прежнему разные — по Достоевскому: красота Мадонны или идеал содомский… Да, ты можешь не чувствовать, что происходящее дурно. В конце концов, есть люди, которые вообще лишены возможности испытывать боль. Но это не значит, что боли нет, более того: боль необходима человеку, она позволяет избежать многих опасностей, не чувствуя боли, можно запросто ранить себя… И может быть, плохо, когда мы спокойно (и даже с гордостью!) начинаем говорить о наших половых «достижениях».

Меня особенно изумляет еще и то, с какой горячностью здесь женщины защищают эти самые «свободные» отношения… которые чаще всего выгодны и удобны вовсе не им, а мужчинам, беспринципным, не желающим принимать на себя ответственность мужчинам!

Ведь женщины чаще оказываются жертвами этой «свободы»! Ведь женщины — не знаю, может, меня тут клевать начнут, но все же — по-прежнему ищут рыцарства, надеются на серьезное отношение к себе, хотят Одного-Единственного мужчину… Всё важно: защищающая, берегущая сила; ласка, согласие иметь и воспитывать детей… И не верю я до конца в искренность этого феминистического «парада», надрыв в этом какой-то.

Некоторое время назад, читая похожее обсуждение на форуме, представил себе продолжение романа Александра Грина «Алые паруса»: вот Грей увозит свою Ассоль, а она, не прошло и года, вдруг слегла, да так и осталась прикована к постели, навсегда (мало ли какая «проза» в жизни случается? Во время шквала упала, ударилась, и слегла). Полный инвалид… И представляете вы себе, как Грей, которого она всю жизнь свою ждала, бегает к женщинам в портах, а она — лежит, одна, под этими треклятыми алыми парусами.

Читайте также:
Православие и эвтаназия: отношение церкви и мнение священников, тонкости и нюансы

Какое ж это кощунство, как нарушена, извращена оказалась бы красота! Но то — сказка. А в жизни ведь, кажется, всё так обыкновенно и случается. Однако я думаю: разве это от «жизни» абстрактной, а не от человека зависит? Разве грех не остается грехом, чем его ни оправдывай.

Вообще, сколько бы ни феминизировались мы, природу об коленку ломать нельзя: легко не сломаешь, а сломаешь — только хуже будет. Я недавно жене сказал в шутку: семья для мужчины «тыл», а для женщины — «фронт». Посмеялись, конечно, а потом согласились, что «в каждой шутке есть доля шутки». Семья нужна обоим, но мужчина чаще «пашет», исходя из интересов той же семьи. Он по-прежнему охотник и собиратель. А женщина, сколько бы она ни работала, сколь бы ни была эмансипирована, нацелена на семью как сверхценность, как на главное дело жизни. Крах карьеры реже станет для женщины таким ударом, как для мужчины. А распад семьи всегда ударит больнее всего.

Есть особое служение у каждого. Нам с Катей несколько лет пришлось жить под гнётом тяжелых болезней у дочек, каждая болезнь грозила своей бедой. Сейчас чуть легче, хотя… Впрочем, неважно. Было тогда совершенно очевидно, что в этих ситуациях МАМУ детям никто не заменит; что дети, любя отца всем сердцем, в какой-то момент все равно не примут никого, кроме своей мамочки.

Не знаю, как там это объясняет психология, что биологическая наука говорит. Но достаточно пережить, увидеть, чтобы понять, насколько РАЗНЫЕ мы — мужчина и женщина.

Мы не равны. Это не значит, что мужчина выше, а женщина ниже, что он умнее, а она глупее, что он имеет право работать, тусоваться и заводить романы, а она в это время обязана стоять у плиты, стирать и вытирать сопли. Нет, конечно. Да и не такова, как правило, современная семья, по крайней мере в той среде, которая собирается в «Живых журналах». Неравенство — в инаковости, в том, что все равно мужчина и женщина остаются уникальными, несходными человеками, и, если женщины станут мужиками, а мужики окончательно превратятся в женщин, станет только хуже.

Лично я такого равенства не хочу. И не хочу также, чтобы нравственное поражение выставляли чуть ли не победой, чтобы промахи, заблуждения, неумение удержаться, неумение быть святыми (а христианство призывает человека стремиться не к среднестандартной жизни, а именно — к святости!) воспринималось с самодовольством и любованием. Чтобы убеждение о необходимости хранить целомудрие объявлялась психической патологией. Это ничего не даст нам и тем более — детям, которых собираются воспитывать на идеалах «свободы».

И еще. Может быть, это результат православного фанатизма, но на моих глазах живут столько хороших пар, у которых всё произошло как по писаному, во многих — безо всякого «до брака». Я вижу, что можно (скажу больше — нужно!) жить по заповедям, что нет реальных причин говорить, будто целомудренные отношения между людьми «устарели». И самое главное: вижу, что дело не в давлении формы, не в каком-то религиозном диктате. Любят люди друг друга, учатся любить. Вот и всё… Значит — можно.

Мирское «удобство» сожительства вне брака и его греховность

Человек совершает свою жизнь неугодно в очах Божиих, когда проводит жизнь в блуде, живет в браке, не зарегистрированном ни государством, ни Церковью. Почему? Потому что Господь сотворил тела наши как храмы, чтобы в них обитала Святая Троица, чтобы мы своими поступками, которые совершаем посредством тел, прославляли имя Божие. А человек, который живет не по Богу, который склоняется в прелюбодейство, в блуд, — оскверняет свое тело, и душа его, совершая смертный грех, укореняется в этой страсти, растлевается и в дальнейшем наследует не райские, а адские обители.

Сейчас, особенно среди молодых людей, модно стало жить вне брака. Постулируется, что супруги должны сперва узнать друг друга. Но не говорится, что они должны узнать друг друга с нравственной стороны, узнать тайные и явные, слабые и сильные стороны души своего будущего супруга, узнать волю Божию, — есть ли она на то, чтобы жить с этим человеком семейной жизнь. Все решается простым пребыванием под одной крышей. Это стало модно, потому что удобно. Нет никаких взаимных обязательств. Если захотели, то расстались, и, как животные, с другими людьми вошли в соприкосновение, и стали жить под другой крышей. На мирском языке — «гражданский брак» и «свободная любовь», а в переводе на христианский язык — глубочайший разврат и глумление над семьей.

Сожительство

Сожительство представляет собой нелегализированные отношения между партнерами (т. н. «супругами»). В России сожительство не воспринимается как брачные правоотношения, и не является разновидностью брака даже при проживании под одно крышей, рождении и последующем воспитании детей.

Обоих «сожителей» Семейный кодекс наделяет только родительскими правами и обязанностью воспитывать и обеспечивать совместных детей. Между тем, если в момент сожительства рождается ребенок, то родитель впоследствии может через суд требовать со своего сожителя уплату алиментов.

Неустроенность жизненная толкает на грех блуда

Давайте поговорим о кресте женского одиночества. В чем его смысл? Что это, благословение Божие, наказание Божие, какой то особый Промысл Божий? Как женщине правильно вести себя в этом состоянии?

Сегодня множество женщин стоит перед выбором, как найти достойного жениха или что делать, если муж ушел, и семья осталась разбитой. Одно дело — овдоветь лет в пятьдесят-шестьдесят, а другое — стать поневоле вдовицей лет в двадцать-тридцать, одной воспитывать детей.

Жизненная неустроенность, желание иметь рядом крепкое мужское плечо часто толкает женщину на всякого рода грехи, одним из которых является блудное сожительство. Нас учат, что нет в этом ничего страшного — живи, с кем хочешь, как хочешь, это твое личное дело, устраивай жизнь по собственному разумению. Замалчивается то, чему учит святая Церковь, — что сожительство, которое не зарегистрировано ни государством, ни Церковью, есть блуд и мерзость пред Господом. Бедные женщины, стараясь заглушить пустоту, преодолеть трудности, которые перед ними встают, идут на этот грех, чтобы хоть как-то утешить себя и найти мужское плечо, обрести помощь для себя и своих детей, не понимая, что только усугубляют тяжесть своего состояния, что, пребывая в этом страшном грехе, вызывают гнев, раздражение Божие. Вместо того, чтобы смиренно склониться и жить в чистоте, ждать, когда Господь проявит Свою волю, они идут по более легкому пути.

Фиктивный брак

Фиктивный брак хоть и регистрируются в ЗАГСе, но по сути является ненастоящим. Он представляет собой некую «притворную» разновидность брачных отношений без намерения обеих сторон создавать полноценную семью.

Цели заключения таких лже-браков могут быть самыми различными:

  • получение материальных благ – жилья, унаследованного имущества, государственной пенсии;
  • получение гражданства для иностранца;
  • иные корыстные цели.

Если впоследствии будет доказано, что брак заключался не с целью создания полноценной семьи, тогда брак будет расторгнут.

Читайте также:
Духовный кризис: что такое, как выйти и вновь обрести веру

Расплата за грех блуда

Девушки и женщины стараются заполучить свое счастье через постель, через интимное сожительство, строят жизнь человекоугодливым путем: «Я отдам ему все, и самое себя, лишь бы только взглянул на меня, лишь бы только что-то произошло».

Но Господу мерзок блудный путь. Ему мерзок путь нечестивых. Ему мерзко, когда человек идет таким путем и кратким удовольствием старается залить ту горечь, которая обуревает его в его одиночестве, как бы напитать свою страдающую душу минутами блудного совместного пребывания с кем-либо. Расплата за это удовольствие бывает жестокой. Ибо грех никогда не проходит безнаказанно. Он деформирует душу, он калечит ее. И потом, как правило, остается женщина у разбитого корыта, остается с новыми младенцами на руках. А суженый, где он? Его и след простыл. Он использовал женщину для удовлетворения собственных потребностей, ибо и не собирался создавать семью.

Поэтому, дорогие сестры, поймите: чтобы создать свой собственный дом, свое счастье, нужно крепко молиться Господу о том, чтобы Он послал нормального, хорошего, верующего, благочестивого человека, который станет мужем, поддержкой во всех скорбях и страданиях, прекрасным отцом для будущих детей, который будет проявлять свое мужское начало, кормить и жену, и детей; который в венчанном браке, соблюдая все заповеди Божии, пронесет тяготы семейного креста до самого гроба. Да, такого мужа получить нелегко. Для этого надо хорошо помолиться.

Продолжение — часть 5

Ваш кирпичик в строительстве Дома Милосердия. Продолжаются работы по строительству храма свт.Василия Великого — установка первой закладной сваи для храма состоялась 27 марта 2018 года. Поддержите это нужное дело! Вложите ваш кирпичик прямо сейчас!

Если не можете пожертвовать сегодня, воздохните, помолитесь об общем деле. Пожертвуете, когда сможете. Храни вас Господь!

Похожие материалы:

О разводе

У молодых женщин, уводящих чужого мужа, ничего хорошего не будет. Пройдут годы, и они получат сполна за горе, которое они нанесли семьям. Они приходят сюда: ах, помогите моему сыну, ах, помогите мне, какие таблетки пить, что делать… А о том, что 15–20 лет назад разбила чужую семью, она уже позабыла. Из проповеди прот. Сергия Филимонова

Чтобы дети знали о жертве Христовой…

Когда мы с вами сегодня спрашиваем наших детей о пасхальных событиях, оказывается, что они помнят красный пасхальный цвет, свечи крестного хода, ночное богослужение, но мало что понимают в событиях Пасхальной ночи. Из проповеди прот. Сергия Филимонова

Православная церковь о политике: отношение, мнение и ответы на частые вопросы

Христианство и политика

Два тысячелетия назад Израилева земля находилась под жестокой тиранией Рима. Народ надеялся на избавление с приходом Мессии, но Иисус разочаровал большинство населения и не втянулся в политические перипетии. Христос никогда не сопротивлялся власти, несмотря на чудовищные притеснения Израиля. Оппоненты Божьего Сына использовали хитрые уловки, чтобы переманить Спасителя на сторону Рима или народа.


Христос учил отдавать кесарево кесарю, а Божие Богу

Однако мудрость Христа выше политической выборочности. Он никогда не ввязывался в эту пустую игру, придя в мир, чтобы спасти души несчастных.

С первых лет своего существования христианство определило четкую позицию по отношению к политической науке.

  • Религия провозглашает вечно незыблемые и универсальные принципы морали, призванные привести человеческие души ко всеобщему спасению от уз грехопадения.
  • Политика — это умение руководить страной или различными обществами внутри этого государства. Её деятельность зависит от конкретной ситуации и наличия возможностей, помогающих решить локальную проблему.

Важно! религия и политика, управляемые мудростью, призваны заботиться о человеке и его благе. Однако такой вывод пригоден только для идеальных условий и тяжело достижим в обстоятельствах настоящего существования.
Позиция Церкви по отношению к государственному аппарату складывается из следующих утверждений:

  1. Религиозная миссия никаким образом не связана с экономической и политической формой культуры. Церковь выдвигает главное утверждение: законы внутри страны должны подчиняться нравственным законам, данным нам Самим Господом.
  2. Автономность (независимость) христианства не отдаляет его от «земных» дел, а определяет место человека в материальном существовании. Церковь рекомендует правителям действовать соответственно заповедям, соблюдать социальную справедливость, заботиться о благе целого.
  3. Религия — духовная опора, помогающая воплощать идеалы лучшего общества в жизнь. Необходимо корректировать не только мировую политику, но и исполнять обязанности по отношению к своей семье, воспитанию и труду. Духовное оздоровление людей всех возрастов приносит большие улучшения и в сфере государственного управления.
  4. Церковь не исключает многогранности суждений граждан и дает право думать на свой манер. Однако ни одной группировке не разрешается использовать авторитет христианства ради достижения определенной корыстной цели. Совесть — важнейший инструмент руководства государством и менее крупными организациями.
  5. Религия разных стран сегодня объединяет множество конфессий и призывает проявлять терпимость для того, чтобы сотрудничество приносило положительные плоды. Рассудительный диалог между христианством и политическими деятелями способен положить конец бессмысленным делениям территорий и приобщить нас к мирному сожительству. От государственных структур требуется уважение к традициям, которые издревле установились в тех или иных конфессиях.

На заметку! Взаимоотношения между политикой и религией имеют долгую историю положительного сотрудничества и негативных конфликтов. Причиной этой двойственности выступало стремление одной из структур преуменьшить значение другой. Однако всегда необходимо помнить слова Спасителя: «Кесарю — кесарево, Богу — божье».


Православие отрицательно относится к возможности внедряться в политические разногласия

Станислав Белковский: Россию спасут православные политики

За продвижение идей Православия в качестве государственной идеологии России теперь взялись не только партия ‘Родина’ и представители Русской православной церкви (РПЦ), но и политологи. Новую структуру ‘Корпорация православного действия’ (КПД) создал президент Института национальной стратегии Станислав Белковский

. В организацию вошли также видные представители РПЦ. КПД намерены выявлять политиков православной ориентации и всячески их поощрять, чтобы сформировать новую политическую и деловую элиту. Белковский объяснил корреспонденту ‘Росбалта’, что таков русский ответ американской идеологии рынка.
— Станислав Александрович, вы всерьез собираетесь возродить идеологию середины XIX века ‘Самодержавие, православие, народность’? А Путин видится вам Николаем Первым?
— Я не стал бы примитивизировать постановку задачи. В той или иной мере формирование государственной идеологии, опирающейся на знаменитую уваровскую триаду, есть залог выживания России в перспективе ближайших 15-25 лет. Президентские полномочия же Владимира Путина истекают в 2008 году. Это зрелый политик с хорошо понятной идеологией, и видеть его иным, нежели он есть на самом деле, было бы непростительной наивностью.

— Вы говорите о необходимости формирования православной элиты России. Кто те политики и бизнесмены, из которых вы предлагаете ее создать? Это попытка сформировать некую новую аристократию?

— Элита 1990-х годов была носителем вполне внятной, целостной идеологии и, соответственно, программы трансформации России. А именно — превращения России в провинцию Великой Америки. Все, что хорошо для Америки, хорошо для России, — таков базовый тезис элиты минувшего десятилетия. Мы же считаем, что Россия должна отстоять свою цивилизационно-культурную идентичность, которую, кстати, признавали крупнейшие мыслители XX века. Соответственно этой цели может и должен быть сформулирован новый национальный проект, в отсутствие которого страна не дотянет до 2025 года. Как и у американского проекта 1990-х, у этого проекта должны быть а) идеологическая и смысловая основы; б) национальная элита как носитель проекта. Мы исходим из того, что Россия — страна православная, Православие сыграло огромную роль в формировании облика нашей страны, нашего народа. Следовательно, новый проект может возникнуть только на базе Православия. А Русская Православная Церковь и находящиеся в ее орбите светские институции станут центрами кристаллизации новой элиты. Об аристократии здесь речь не идет; ‘элита’ и ‘аристократия’, как вы, вероятно, знаете, отнюдь не синонимы.

Читайте также:
Церковная ладанка – что это такое, как правильно носить и что в нее кладут, из чего изготавливается и от чего защищает

— В Конституции России сказано, что мы светское государство. Вы же предлагаете Православие в качестве почти государственной идеологии с преподаванием в школах?

— В России — 20 миллионов мусульман. И на территории тех муниципальных образований, где исламское население преобладает, решением муниципалитетов может вводиться преподавание ‘Основ Ислама’. На большей же части территории России представляется уместным, оправданным, наконец, просто необходимым преподавание ‘Основ Православия’. Хочу заметить, что Православие и Ислам достаточно близки; наш общий Бог — Бог Авраама, Исаака и Иакова. Поэтому у православных и мусульман гораздо больше оснований для альянса, нежели для вражды. Христианско-исламское противостояние во многом привносится в современный мир Соединенными Штатами, которые сами являются носителями уже не христианского, но пантеистического постхристианского проекта, произрастающего из радикального протестантизма и философии ‘смерти Бога’.

— Почему вы говорите о ‘провале американского проекта’, и почему европейский либерализм, как вы полагаете, безнадежно устарел?

— Проект превращения всего мира в американскую провинцию, глобальной унификации, разрушения цивилизационно-культурного многообразия мира потерпел крах. Яркий пример тому — иракская война. Несмотря на огромное превосходство в материальных ресурсах, кажущееся всесилие американской машины подавления, Соединенным Штатам так и не удалось взять под контроль Ирак. И исламский фактор в иракском сопротивлении играет сегодня ключевую роль. Больше того: иракская война спровоцировала переход в мягкую стадию бунта Старой Европы, средоточия Христианства, ‘страны святых чудес’, против унификационного тарана американского радикального протестантизма, ‘религии Матрицы’. В очередной раз история дала подтверждение древнему тезису о том, что для человека как создания Божия собственная вера и преодоление одиночества, порожденного грехопадением, гораздо важнее, чем гамбургер и пластиковый стакан, наполненный кока-колой. Да и на выборах в России в 2003 году победили отнюдь не силы, олицетворяющие (по крайней мере, на уровне электорального восприятия) американский проект.

Что же касается либерализма, то в последние годы он переживает объективный кризис, и источник этого кризиса — США, не способные справиться с различными проблемами и угрозами в рамках либерального мироустройства. Сокращается пространство свободы слова — недавнее закрытие корпункта ‘Аль Джазиры’ в Багдаде тому пример. Фактически ликвидируется свобода перемещения: сегодня получить визу в США или Евросоюз для ‘внешнего’ (например, российского) человека куда сложнее, чем 10-15 лет назад. Либерализм во многом оказался блефом, способом вуалирования исключительного господства ‘золотого миллиарда’. И сегодня либерализм убиваем не бессубъектными силами ‘мирового терроризма’ — от либеральной доктрины отказывается флагман ‘свободного мира’. Стало очевидно, что доктрина ‘либерального конца истории’ несостоятельна.

— Одна из главных идей православия, как известно, покорность. Но как эта идея сочетается с идеями демократии и необходимостью прогрессивного развития государства, когда напротив важно стимулировать личную инициативу?

— Развернутая дискуссия о содержании понятий ‘покорность’ и ‘свобода воли’, на мой взгляд, не вполне уместна в рамках данного интервью. Тем не менее, хочу сказать, что только вера в Бога и христианская любовь, обретаемые благодаря действию благодати Господней, выводят человека из плена греха. Поэтому Православие есть основа для подлинного освобождения нашего народа, выхода его из ‘дома рабства’. Хочу отметить также, что и в истории нашей страны, и в истории Европы христианство традиционно играло активно освободительную и социально мобилизующую роль.

— Идеи КПД очень похожи на идеи блока ‘Родина’. В дальнейшем вы намерены как-то помогать Дмитрию Рогозину в его политической карьере?

— Я во многом солидарен с идеологией блока ‘Родина’, но КПД не имеет к этой политической структуре никакого отношения. И не может иметь, поскольку мы не вправе обслуживать какие-либо политические интересы. Тем не менее, те политики, которые открыто заявляют о православном возрождении как о цели своей деятельности, могут рассчитывать на нашу поддержку.

Беседовал Алексей Левченко, ИА ‘Росбалт’. Москва

Сложные взаимоотношения

Из истории мы видим, как часто политика и религия проникали друг в друга.

  • Иногда происходил своеобразный подкуп Церкви политиками, которые желали завоевать благосклонность святых отцов. Многие правители стремились объединить алтарь и трон, что приводило к растворению христианства внутри государственного аппарата. Чаще политики использовали это средство для сугубо корыстных целей.
  • Союзы между религией и государственными структурами называют конкордатами. Сегодня, в отличие от средних веков, в рамках одной страны сосуществует множество разнообразных конфессий. Это дает возможность христианству вносить свой духовный вклад в развитие светского государства. Церковь начинает активно внедрять добродетельные идеалы, не вмешиваясь в политическую обстановку.
  • Разделение уменьшает нагрузку в отношениях. Однако, даже не влияя друг на друга, Церковь и государство способны взаимодействовать на благо народа, потому что человечество принадлежит Богу и является частью любого государства. Религия не проникает в деятельность политики, но оставляет за собой право оценивать работу глав государства с моральной точки зрения.

Важно! Православные миряне, как граждане своей страны, имеют право и должны принимать участие в политической деятельности, но не в качестве представителей религии.
Христианин привносит в социум нравственные ценности, улучшая духовное восприятие населения. Служители Церкви должны стать религиозными лидерами, ведущими людские души к спасению по всем канонам ортодоксального христианства. Проповедуя истину, они обязаны отстраниться от политических взглядов.

Христианская империя

Смотрите также: Государственная церковь Римской империи и Христианский мир

Когда римские гонения на христианство закончились Константин I с Миланский эдикт, а Никейский христианин вера стала излюбленной религией Римская империя, Христианам были представлены проблемы, с которыми им никогда раньше не приходилось сталкиваться. Может ли христианский правитель на законных основаниях война? Если в Священном Писании христианам не рекомендуется вступать в судебные тяжбы друг с другом, как они должны действовать в качестве должностных лиц в рамках судебный система? Что гражданские права должны были быть предоставлены нехристианам или иноверный Христиане в гражданском государстве, управляемом православными верующими?

Августин Гиппопотам был одним из религиозных деятелей, который столкнулся с этими проблемами в Город Бога

; в этой работе он стремился защитить христиан от языческих обвинений в том, что отказ от официального спонсорства языческого культа привел к гражданским и военным бедствиям в Римской империи со стороны брошенных языческих божеств. (Пекнольд, 2010 г.) Августин стремился подтвердить, что Город Бога является небесным и духовным делом, а не земным и политическим делом. Город Бога противопоставляется городу людей и находится в противоречии с ним; но окончательный триумф Города Бога гарантирован божественным пророчеством.

Католики, война и мир

У католиков исторически были самые разные позиции по вопросам войны и мира. Исторический церкви мира теперь главные представители Христианский пацифизм, но эта проблема впервые возникла во времена Римской империи.

Солдаты римской армии, перешедшие в католицизм, были одними из первых, кто столкнулся с этими проблемами. Католикам в римской армии пришлось столкнуться с рядом проблем, которые выходят за рамки очевидной проблемы: можно ли примирить войну с христианской религией. Язычество насыщенные римские военные институты. Идолы греко-римских богов появились на легионерских знаменах. Военная служба задействована клятвы верности, которая может противоречить католическим учениям, даже если они не призывают языческих богов. В обязанности римских военнослужащих входило обеспечение правопорядка, а также защита, и поэтому римские солдаты иногда сами были вынуждены участвовать в преследовании христиан. Сексуальное распутство считалось моральным риском, которому подвергались военнослужащие. Видеть Императорский культ (древний рим).

Читайте также:
Бытовые суеверия и православие: отношение и мнение церкви, верить или нет

Преобразование Константин I изменил отношения христианских церквей с римскими военными, как и отношения церквей с римским государством. Совершенно противоположная идея, которую иногда называют «цезаропапизм», отождествил теперь католическую империю с Церковь воинствующая. В латинский слово Christianitas

Первоначально означало тело всех христиан, задуманное как политическое тело, или территорию земного шара, занятую христианами, что-то вроде английского слова Христианский мир. Были переосмыслены апокалиптические тексты. Идея христианской империи продолжала играть важную роль в Западной Европе даже после падения там римского владычества; имя священная Римская империя свидетельствует о его притязаниях на святость, а также на универсальное правление. An апокрифический апокалипсис Псевдо-Мефодий, написанная в седьмом веке, изображает святого Последний римский император который держит свое земное царство в ожидании возвращения Христа. По словам Псевдо-Мефодия, Последний Император будет вести войну в в последние дни против врагов Бога, в том числе Гог и Магог и Антихрист.

Православная церковь о политике: отношение, мнение и ответы на частые вопросы

Христианство и политика

Два тысячелетия назад Израилева земля находилась под жестокой тиранией Рима. Народ надеялся на избавление с приходом Мессии, но Иисус разочаровал большинство населения и не втянулся в политические перипетии. Христос никогда не сопротивлялся власти, несмотря на чудовищные притеснения Израиля. Оппоненты Божьего Сына использовали хитрые уловки, чтобы переманить Спасителя на сторону Рима или народа.


Христос учил отдавать кесарево кесарю, а Божие Богу

Однако мудрость Христа выше политической выборочности. Он никогда не ввязывался в эту пустую игру, придя в мир, чтобы спасти души несчастных.

С первых лет своего существования христианство определило четкую позицию по отношению к политической науке.

  • Религия провозглашает вечно незыблемые и универсальные принципы морали, призванные привести человеческие души ко всеобщему спасению от уз грехопадения.
  • Политика — это умение руководить страной или различными обществами внутри этого государства. Её деятельность зависит от конкретной ситуации и наличия возможностей, помогающих решить локальную проблему.

Важно! религия и политика, управляемые мудростью, призваны заботиться о человеке и его благе. Однако такой вывод пригоден только для идеальных условий и тяжело достижим в обстоятельствах настоящего существования.
Позиция Церкви по отношению к государственному аппарату складывается из следующих утверждений:

  1. Религиозная миссия никаким образом не связана с экономической и политической формой культуры. Церковь выдвигает главное утверждение: законы внутри страны должны подчиняться нравственным законам, данным нам Самим Господом.
  2. Автономность (независимость) христианства не отдаляет его от «земных» дел, а определяет место человека в материальном существовании. Церковь рекомендует правителям действовать соответственно заповедям, соблюдать социальную справедливость, заботиться о благе целого.
  3. Религия — духовная опора, помогающая воплощать идеалы лучшего общества в жизнь. Необходимо корректировать не только мировую политику, но и исполнять обязанности по отношению к своей семье, воспитанию и труду. Духовное оздоровление людей всех возрастов приносит большие улучшения и в сфере государственного управления.
  4. Церковь не исключает многогранности суждений граждан и дает право думать на свой манер. Однако ни одной группировке не разрешается использовать авторитет христианства ради достижения определенной корыстной цели. Совесть — важнейший инструмент руководства государством и менее крупными организациями.
  5. Религия разных стран сегодня объединяет множество конфессий и призывает проявлять терпимость для того, чтобы сотрудничество приносило положительные плоды. Рассудительный диалог между христианством и политическими деятелями способен положить конец бессмысленным делениям территорий и приобщить нас к мирному сожительству. От государственных структур требуется уважение к традициям, которые издревле установились в тех или иных конфессиях.

На заметку! Взаимоотношения между политикой и религией имеют долгую историю положительного сотрудничества и негативных конфликтов. Причиной этой двойственности выступало стремление одной из структур преуменьшить значение другой. Однако всегда необходимо помнить слова Спасителя: «Кесарю — кесарево, Богу — божье».


Православие отрицательно относится к возможности внедряться в политические разногласия

Ахилла

Просмотры: 1 577

РПЦ и власть укрепляют «духовно-патриотическое» единство на фоне тотального ухудшения качества жизни в России.

Несколько дней назад с грандиозным размахом на церковном и государственном уровнях был отпразднован юбилей — десятилетие интронизации (восшествия на престол) патриарха Кирилла (Гундяева).

Те, кто хорошо знакомы с церковной кухней и поэтому смотрят на жизнь РПЦ без розовых очков, знают, что прошедшие десять лет в РПЦ характеризовались построением вертикали власти вокруг лично Гундяева, а также раздроблением епархий ради увеличения доходов патриархии и самого патриарха. Все также помнят скандалы вокруг пропадающих часов, нанопыли в «нехорошей» квартире, историю с «непрощением» Pussy Riot, сгон духовенства и верующих на «защиту веры» под охраной тысяч полицейских, выкрики патриарха о «предателях в рясах». Год за годом патриарх сжимал свой властный кулак так, что в РПЦ полностью исчезло понятие разномыслия, критики, а всех, кто смел вякнуть, тут же выгоняли —отправляли в запрет, лишали духовного сана, снимали с должностей, увольняли с работы в церковных структурах.

Епископат привык помалкивать и делать все, что велит патриарх, духовенство тем более молчит, ища лишь возможность выплатить епархиальные взносы, а верующие — ну, их мнение вообще никого не интересовало.

Последняя «победа» патриарха — это потеря Украины, разрыв с Константинопольской Церковью, плюс ежедневные потоки пропаганды и ненависти в отношении Украины. При этом постоянно подчеркивается, что РПЦ «вне политики», хотя в речах спикеров Московской патриархии с утра до ночи только и звучат слова: Порошенко, Вашингтон, Госдеп, «они хотят уничтожить РПЦ и Россию», «это агрессия», «русофобия» и т.п.

Но так видят ситуацию критики. Официально же РПЦ устроила восхваление своего предстоятеля на всех уровнях, причем в этом году особо подчеркивается одна тема: «равный диалог» с властью.

Еще в прошлом году, в сентябре, патриарх Кирилл уверял публично, что он абсолютно свободен от Кремля: «Хотел бы сказать, что Патриарх Кирилл сегодня свободен так, как никто не был свободен в истории Русской Церкви. … Русская Церковь совершенно свободна от всякого политического влияния в стране, она находится в равноправном диалоге с властью, — и это впервые за всю ее историю. Мы никогда не согласовываем с властью свои действия, касаются ли они внутренней жизни или внешней деятельности Церкви».

Та же риторика продолжилась и в этом году, во время юбилея. Выступая на торжественном акте в Государственном Кремлевском дворце, патриарх подчеркнул свое удовлетворение взаимодействием РПЦ с государством: «Наверное, за всю историю России — я не побоюсь сказать так определенно — впервые выстроились такие отношения между Церковью и государством, потому что даже во времена Российской империи, где Церковь была государственной, Церковь не имела равного партнера в лице государства, она всегда была подчинена тем или иным государственным институтам».

Читайте также:
Генеральная исповедь: определение и значение в православии, отличие от общей, правила подготовки и примеры

И президент Владимир Путин на этом же мероприятии выступил со всяческим одобрением такого партнерства, подчеркнув «военную помощь» Церкви: «Особые слова благодарности Патриарху Кириллу и Церкви — за духовное окормление российского воинства. Ваши искренние, идущие от сердца напутствия помогают солдатам и офицерам с честью защищать Родину, вселяют в них уверенность в своей ратной силе и нравственной правоте».

И патриарх на деле оправдывал веру в него президента, укрепляя солдат в их «нравственной правоте». Так, в день Пасхи 2021 года он принял участие в телемосте Москва — Хмеймим (Сирия). Патриарх поздравил российских военных с праздником, подчеркнув, что считает участие России в военных действиях в Сирии борьбой с «мировым терроризмом», защитой сирийских христиан и «деянием огромного исторического значения». Также он дал понять, что война в Сирии (и, видимо, не только в Сирии) является полезным средством против «размягчения человека», имеет «духовное значение» для молодежи.

Видимым знаком военного взаимодействия РПЦ и государства стала стремительная и помпезная стройка «главного храма Вооруженных сил РФ», на которую уже собрали якобы народных денег на сумму более двух миллиардов рублей, и чьи ступени собираются сделать из переплавленной трофейной техники времен Второй мировой войны.

Милитаристский, вернее, как его обтекаемо называют, «духовно-патриотический» месседж высшей власти — и светской, и духовной, — уловили на всех нижних уровнях бюрократии. Торжества в честь юбилея патриарха проходили по стране не только в церковных стенах, но и, например, с привлечением школьников и студентов, как это было недавно в Смоленске. Там «духовно-патриотическое» мероприятие «окормлялось» не только священством, но и чиновниками, один из которых (начальник Главного управления Смоленской области по делам молодежи и гражданско-патриотическому воспитанию) практически повторил слова президента: «Благодаря Святейшему Патриарху сегодня духовники вовлечены не только в повседневную жизнь гражданского населения, но окормляют молодых ребят в армии».

Как конкретно проходит это окормление, можно узнать на примере Екатеринбурга. Так, сайт местной епархии сообщает о том, что «в честь 10-летия со дня интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла военный отдел Екатеринбургской епархии совместно с Управлением по военно-политической работе Центрального военного округа и Отделом по работе с личным составом и Уральского округа войск национальной гвардии России провел торжественные мероприятия в [десяти] воинских частях и [трех] госпиталях на канонической территории Екатеринбургской епархии».

С военными провели беседы о патриархе Кирилле, о.

В связи с Донбассом, Крымом, а теперь и в связи с вопросом автокефалии Украинской Церкви, все эти речи о влиянии духовенства на уверенность солдат в их «нравственной правоте» звучат более чем тревожно. И то, что именно подобная риторика отталкивает украинцев от УПЦ МП, от России (чему свидетельством являются уже более двухсот переходов церковных общин из УПЦ в ПЦУ за два месяца), патриарха и президента РФ не волнует. Или, как раз именно этого эффекта они и добиваются?

Риторика о «равном диалоге» была основным рефреном и на недавно состоявшихся в Москве XXVII Рождественских чтениях. Если в первые годы эти чтения собирали церковных деятелей и спикеров для обсуждения внутрицерковных, в основном, проблем, то теперь в названиях большинства докладов обязательно фигурировали словосочетания «церковно-государственное взаимодействие/партнерство/сотрудничество». Особенно умилительно звучали названия докладов, которые читались в Московском университете МВД России: «Духовно-нравственные традиции воспитательного процесса сотрудников органов внутренних дел», «Духовность в системе профессиональной подготовки сотрудника органов внутренних дел» и другие, подобные им.

«Духовность» все глубже проникает в органы власти, в армию, школу, вузы, тюрьмы, а власть в ответ содействует строительству храмов, укреплению монополии РПЦ в сфере «духовности» (в частности, запретив Свидетелей Иеговы, одним из столпов учения которых является полный пацифизм, отказ служить в армии и вообще прислуживать государству). В ответ РПЦ вынуждена (хотя на самом деле совсем не вынужденно, а в охотку, от души) поддерживать политику власти, уверять солдат в их «нравственной правоте», куда бы их завтра не направили защищать «духовно-патриотическое единство» Церкви и государства.

Самое печальное в этом то, что многие люди и внутри РПЦ, и в целом граждане РФ понимают, куда все движется и к чему может привести такая духовная «скрепа», но за последние десять лет нас всех приучили бояться высказать свое мнение вслух. Возьмут на карандаш, накажут, уволят, посадят. И в итоге тоталитарная идеология капля по капле внедряется каждому в плоть, и выгнать ее оттуда можно лишь «с мясом», с болью. Тоталитаризм, милитаризм и оправдывающая их «духовность» боятся только открытых голосов: в головах думайте все, что угодно, но вслух произносить не смейте — это бунт, революция, «гордыня», «нет власти не от Бога» и патриарх — пророк ее.

Для того ли рухнул Советский Союз, чтобы через двадцать пять-тридцать лет мы начали строить его худшую, еще более лицемерную версию — с крестом на солдатской пряжке?

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340 (Плужников Алексей Юрьевич)

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму:

Сложные взаимоотношения

Из истории мы видим, как часто политика и религия проникали друг в друга.

  • Иногда происходил своеобразный подкуп Церкви политиками, которые желали завоевать благосклонность святых отцов. Многие правители стремились объединить алтарь и трон, что приводило к растворению христианства внутри государственного аппарата. Чаще политики использовали это средство для сугубо корыстных целей.
  • Союзы между религией и государственными структурами называют конкордатами. Сегодня, в отличие от средних веков, в рамках одной страны сосуществует множество разнообразных конфессий. Это дает возможность христианству вносить свой духовный вклад в развитие светского государства. Церковь начинает активно внедрять добродетельные идеалы, не вмешиваясь в политическую обстановку.
  • Разделение уменьшает нагрузку в отношениях. Однако, даже не влияя друг на друга, Церковь и государство способны взаимодействовать на благо народа, потому что человечество принадлежит Богу и является частью любого государства. Религия не проникает в деятельность политики, но оставляет за собой право оценивать работу глав государства с моральной точки зрения.

Важно! Православные миряне, как граждане своей страны, имеют право и должны принимать участие в политической деятельности, но не в качестве представителей религии.
Христианин привносит в социум нравственные ценности, улучшая духовное восприятие населения. Служители Церкви должны стать религиозными лидерами, ведущими людские души к спасению по всем канонам ортодоксального христианства. Проповедуя истину, они обязаны отстраниться от политических взглядов.

Апостол Павел о любви, женщинах и браке

Христианство, как религия любви, учит каждого человека с добром относиться ко всем окружающим. В Библии есть много текстов, призывающих к этому, но самым известным местом можно назвать 13 главу послания апостола Павла к Коринфянам.

Эти строки принято называть «гимном любви», ведь именно в них раскрывается вся суть и смысл христианского понимания этого высокого чувства. Что же имел в виду апостол Павел, рассуждая о любви? Чем отличается христианское понимание этого чувства от обычного, мирского? Попробуем разобраться.

Пояснение к 13 главе послания апостола Павла к Коринфянам

Открыв Библию в нужном месте, мы увидим слова апостола о том, какая должна быть настоящая любовь в христианском значении. Примечательно, что апостол Павел в юности был ярым и страстным гонителем Христа, всячески опровергал Его учение. После Божественного откровения ему, он уверовал в истинного Бога и с таким же дерзновением стал служить.

Читайте также:
Ипостась в православии: понятие, значение и смысл, история, особенности

Именно этот служитель Господа собрал воедино и записал главные 16 характеристик любви, перечень которых мы и видим в его послании к Коринфянам. Согласно христианскому вероучению, любовь:

  • Долготерпит.Очень часто долготерпение трактуют неверно, подразумевая под ним безропотное терпение унижений, оскорблений и прочих недопустимых вещей в отношениях. С христианской добродетелью такие отношения, как правило, не имеют ничего общего, а являются на самом деле только лишь слабостью и созависимостью, с которыми нужно бороться. Долготерпение — это умение ждать покаяния, выздоровления души. Если человек долготерпит, это означает, что он верит в исправление греха и относится к любимому так, как будто тот уже совершенен.
  • Милосердствует.Милосердный человек никого не осуждает, видит чужие беды и пытается оказать помощь, сочувствует. Милосердие можно назвать сутью любви к ближнему, как к самому себе — именно так апостол Павел определяет сущность любви. Муж любит жену, как самого себя, и уже не существует понятия «я» и «ты», но только лишь понятие «мы».
  • Не завидует. Каждый, кто хотя бы раз переживал чувство яркой влюбленности, хорошо знает, что своим счастьем хочется поделиться со всем миром. Человек настолько наполнен своими радостными переживаниями, что они буквально льются через край. В таком состоянии совершенно невозможно завидовать, желать чего-либо, что есть другого. Напротив, человек готов отдать всего себя, настолько наполнен он своим чувством.

Молитвы о даровании любви:

  • Молитва о мире и любви в семье
  • Молитва об умножении любви и искоренении ненависти
  • Молитвы святым Петру и Февронии о любви в семье
  • Не превозносится. Истинная духовная связь между людьми предполагает естественное возвышение своего ближнего. Это совершенно не означает, что себя самих мы должны унижать и всячески приносить в жертву любимому. Настоящая связь всегда взаимна и обоюдна, и вполне естественно желать для близкого человека больших благ. В тесных отношениях не может быть духа соревновательности — каждый из партнеров всегда готов уступить, лишь бы не разрушить близкий контакт.

    Христианская любовь в браке и семейной жизни

    Что же означают слова апостола на практике? Возможно ли в обычной мирской жизни построить такие отношения, которые будут соответствовать всем высоким библейским характеристикам? Православие говорит, что да, это возможно. И инструмент взращивания таких отношений — это семья.

    В семейной жизни верующий человек учится и терпеть, и милосердствовать, и доверять, и надеяться. Именно семейная жизнь может и должна стать эффективным инструментом возвышения и роста духовного в человеке. Невозможно представить себе жизнь в браке без ежедневного самопожертвования каждого из супругов, однако это самопожертвование должно быть добровольным, естественным и обоюдным.

    Читайте о семье и браке:

    По словам того же апостола Павла, муж так сильно должен любить жену, как Господь возлюбил Церковь. Конечно же, греховной человеческой природе невозможно постичь величие и силу Божественной любви, но стремиться к этим высотам необходимо.

    Нужно ли говорить, что с таким отношением мужа к жене вполне естественно в жизнь входят понятия милосердия, долготерпения, возвышения ближнего. И уж никак такие высокие супружеские отношения не могут соединяться с гордыней, завистью, раздражительностью, памятозлобием.

    Совет! Нужно помнить, что глубокая настоящая супружеская любовь — это не сиюминутный дар, но результат долгого и упорного труда над отношениями. Невозможно познать истинное чувство быстро, в самом начале отношений, но его можно вырастить спустя долгие годы верной и честной совместной жизни.

    «Гимн любви» апостола Павла

    Приблизительное время чтения: 12 мин.

    Считается, что самые возвышенные строки о любви в Библии принадлежат апостолу Павлу. «Гимном любви» называют 13 главу из Первого послания апостола Павла к христианам Коринфа. Приведем этот текст, его хочется перечитывать вновь и вновь: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею люб ви, — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а люб ви не имею, — нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине: Все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем и отчасти пророчествуем; Когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится. Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое. Теперь мы видим, как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан. А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь, но любовь из них больше».

    В этом тексте 16 свойств любви, и каждое достойно отдельного анализа. Подумаем о них с точки зрения психологии, насколько это позволительно в отношении послания святого апостола Павла.

    Любовь долготерпит. Значит ли это, что любовь дает особую силу терпения, и все ли терпит любовь? Терпит ли измену, предательство, унижения и прочее? И да, и нет. Любовь, действительно, порой заставляет человека, сверх всякого ожидания, продолжать отношения с любимым даже после его тяжких грехов (это бывает и в браках созависимых, в том числе, в супружествах с алкоголиками. Чего только ни терпят их жены! Но это не значит, что любовь должна терпеть насилие, унижения, оскорбления и ложь! Однако здесь любовь явным образом смешана с зависимостью. Зависимость удушает любовь, если терпение становится терпением-соглашением с грехом).

    Долготерпит — значит умеет ждать покаяния и исцеления. Долготерпит — значит «ожидает совершенного», «умеет ждать, когда созреет, когда дорастет», «относится так, как будто уже наступило долгожданное». Не об этом ли писал апостол Павел? Примером такой долготерпящей любви является любовь праотца-патриарха Иакова к своей жене Рахили, которую он полюбил сразу, но брака с ней ждал два раза по семь лет, работая на дядю своего Лавана (см. Быт. 29: 27).

    Любовь милосердствует. Милует, сострадает, сочувствует, сожалеет, открывается беде, не осуждает, не обвиняет. Милосердие исходит из самой сути любви — «любви к другому, как к самому себе» (Мк. 12:31). В другом месте (Еф. 5:28–29) апостол Павел замечает: «Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь». Любовь к жене, другой личности, апостол рассматривает как любовь к себе, не разделяя «я» и «ты». При этом подчеркивает, что это подобно отношению к плоти своей, то есть своему телу и его жизни, что любовь своей внутренней силой преодолевает межиндивидуальную пропасть (Ср.: Быт. 2, 24, Мф 19, 5, Мк 10, 71, Кор. 6, 16 — «единая плоть» — не симбиоз, не слияние личностей, но самый тесный, самый интимный союз двух людей — мужчины и женщины).

    Таково милосердие, свойственное любящему человеку, он как бы включает любимую (любимого) в «свое тело». Так и милосердие к ближним основано на любви, подобно отношению к своему телу. Ближний включен в сферу моего бытия, моего космоса, потому он и «ближний», то есть как родственник, родня (телесное родство). Возможно, апостол понимает милосердие как уподобление ближних своим родным? Такова милосердная любовь великой княгини Елизаветы Федоровны, «святого доктора» Гааза, матери Терезы Калькуттской и нашей современницы доктора Лизы Глинки, как нам кажется.

    Любовь не завидует. Как правило, в любви человек испытывает такое насыщение чувствами, что он не может сдерживать себя, чтобы не поделиться с любимым, ему хочется говорить о своих чувствах, ласкать, заботиться и прочее (особенно ярко это проявляется во влюбленности). Любовь стремится себя выразить. Это происходит от полноты и избытка. И зависти здесь нет места, потому что от полноты не возникает потребности желать большего и сравнивать себя с другими. Нет сравнений — нет и зависти! Любовь наполняет до краев, не оставляя места для чего-то еще.

    Любовь не превозносится. Любовь — сила соединения с другим, которая мысленно и чувственно «переносит» личность к другой личности, подчас забывая себя. Любовь возвышает в глазах любящего другого, не унижая при этом себя, и счастлива этим. Здесь возвышение любимого — не плод соревнования (кто кого больше, умнее, образованнее, правее), а радость за него, желание ему большего. Нередко приходящие на консультацию пары продолжают начатые дома споры о первенстве и правоте. В анализе ситуации обнаруживается, что причиной семейных нестроений является не любовь, а ее недостаток. Когда пара связана глубокой любовью, духа соревновательности нет. А если в какой-то степени и есть, то соперничество быстро покрывается снисходительностью и уступчивостью. Близость дороже самоутверждения. Собственное возвышение над другим разрушает любовь.

    Любовь не гордится. С психологической точки зрения гордость — сильная внутренняя установка личности, имеющая компенсаторный и защитный смысл. Гордость возникает от многолетних и страстных усилий самоутверждения за счет отказа от со-бытия, она создает иллюзию защищенности и само достаточности, видя в другом опасного врага, который может разрушить уединенный мир. Любящий же смиренно знает свою меру и свою потребность в другом, свою включенность в событие. А потому любовь не строит крепостных стен между собой и другими, она не может быть изолированной. Любовь не ведет к замкнутости гордыни и потому не гордится.

    Любовь не бесчинствует. Любящий не только ласков с любимой, но и предупредителен, заботлив, внимателен. И до тех пор, пока любовь властвует в отношениях, любящий избегает упреков, претензий, ссор, скандалов.

    Когда любви не хватает, возникает напряжение и агрессия, которая только и ждет повода для нападения. Любовь примиряет людей, исключает агрессию и насилие.

    Любовь не ищет своего. «Искать своего» — значит искать свою выгоду, думать только о себе. Любовь сверхбогата, она преизобилует дарами, а потому не ищет еще чего-то «своего», но готова щедро делиться с любимым и со всем миром! Именно в силу своей полноты любовь жертвенна. Если человек пуст, делиться ему нечем, а жертвенность его будет носить невротический характер (как правило, так проявляет себя зависимость).

    Любовь не раздражается. Раздражение — признак накапливающегося напряжения, прежде всего — эмоционального. Раздражение появляется, когда чувство любви не соответствует, не резонирует с деятельностью любви (уважение, внимание, забота, познание, ответственность). Тогда любовь не реализуется, а остается «томлением духа». В любви деятельной раздражение не нуждается в агрессивной разрядке, так как энергии любви (действования) из напряжения переходят в динамику. Томящийся любовью человек, как только откроется ему возможность сделать для любимой что-либо, тотчас веселеет и бросается исполнять. Исполненная любовь умиротворенна.

    Любовь не мыслит зла. «Мыслит зло» тот, у кого осуждение отравляет ростки любви, кто находится во власти страха, малодушия, зависти, стыда и обиды. Любовь великодушна, она не знает этих чувств. Она не «мыслит» завистливым осуждением, обидчивым злопамятством. Любящий всегда может «мыслить» добром: в его сердце есть силы, время, подходящие слова, нежность и благожелание. В любви есть близость, а близость дает сопричастность с тем, что происходит с любимым. И если себе зла не желаешь, то и тому, кого любишь как себя, не помыслишь зла (Вспомним евангельские слова: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22:39). Если любишь другого, как себя, значит и другому зла не помыслишь. Здесь уместно вспомнить и еще одно место в Библии: «Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя (Еф. 5:28). К нашей теме это имеет прямое отношение. Если любишь, то зла любимой не пожелаешь, как и себе).

    Любовь не радуется неправде. Ложь, обман, интрига, клевета играют, увы, большую роль в нашей жизни. Эти страсти, питаемые страхом, нередко разгораются в неукрепившейся любви, но любовь изгоняет страх. Поэтому любовь может стать пространством правды, прямоты и простоты, пространством, не допускающим извне неправду мира. Любовь требует близости и доверия, открытости и искренности, а потому не верит в обман, надеясь на лучшее, даже если имеет опыт встречи с вероломством. Здесь уместно вспонить библейский рассказ о Самсоне и Давиде: «Далида, видя, что он открыл ей все сердце свое, послала и звала владельцев Филистимских, сказав им: идите теперь; он открыл мне все сердце свое» (Судьи 16:18). Обычно это воспринимают как историю о предательстве. Но можно посмотреть на нее и с другой стороны: Самсон любил и открывал сердце, а Далида не любила и лгала. Самсон «не радовался», то есть не принимал неправду Далиды. Понимал ли он, что она его обманывает? Видимо, да. Иначе, зачем бы дважды он скрывал от нее подлинный секрет своей силы? Любовь долготерпит: Самсон догадывался, что Далида может его предать вновь, но ее неправде он противопоставил великодушие, обернувшееся, увы, погибелью. Можно расценить его поведение как зависимость страсти; а можно — как великодушие люб ви. Другой пример люб ви, которая «не радуется неправде» (их немало в литературе) — героиня «Преступления и наказания» Соня Мармеладова. Ее любовь к Раскольникову не меркнет, даже когда она узнает, что он — убийца двух беззащитных женщин. Соня не оправдывает, не успокаивает его, но только побуждает к покаянию.

    Любовь все покрывает. Любовь своей силой и светом может, как покрывает птица своих птенцов, «покрыть» слабость, низость, недостойное поведение. Любовь — это защита, маскировка таких поступков и слабых сторон личности, которые в такой защите нуждаются. Покрыть — это сделать как бы невидимым, как бы не бывшим. Но это не значит оправдать или выгородить, а также не значит скрыть грех, ошибку или преступление. Покрыть — значит с щедростью лекаря исцелить рану, накормить голодного, согреть замерзающего. Покрыть любовью — значит восполнить недостачу, дефицит милосердия, благочестия, праведности, правды и добра. И делает это любовь добровольно, хотя иногда неосознанно, по своей природе, от избытка милосердия, от щедрости. Там, где добро убывает, где царствует грех, там любовь может восполнить недостающее.

    Любовь всему верит. Здесь вновь приходит на память история Самсона — он любил Далиду и продолжал ей верить. Такая вера в любви — риск, потому что она ничем не гарантирована, она может привести к сокрушительным последствиям. И все равно — любовь верит, чтобы недоверием не потерять доверие и близость. Неверие отдаляет и лишает силы — вера в люб ви придает сил, хранит близость и любовь. Однако вера не дает гарантий в отношениях. Здесь человек оказывается как бы на тонком льду, когда еще шаг — и можно провалиться в ложь, слепоту, зависимость. В этом риск! Как же остаться в люб ви, продолжать верить, но не впасть в губительную страсть? Это зависит от зрелости личности. Инфантильная любовь, например, как у детей к родителям, слепа, она не умеет еще различать чувств, мотивов, намерений, не имеет еще опыта. Зрелая любовь верит как бы поверх опыта, допуская обман или измену. Зрелая личность может сказать себе: «Я знаю, он может обмануть меня, но я вновь ему поверю, как если бы он был верен. Я поверю, потому что вижу в нем возможную верность. Я люблю его таким, какой он есть. Допуская грех и ошибку любимого, не перестаю любить и верить в лучшее». Зависимый прячется от правды, любящий же правду видит, понимает и верит в возможное. Вот в чем разница! Самый главный выбор здесь — свободное решение верить, несмотря ни на что. Но без любви принять такое решение крайне трудно.

    Любовь всего надеется. Надежда — это скрепа, связь веры и любви. Любовь выбирает лучшее в партнере, его возможную стойкость, верность, ответственность и стремится к этим качествам, то есть надеется. Надеется — значит не просто допускает, а ожидает и готовится к ним. Так, жена, после долгой отлучки мужа, узнав, что уже близко он, скоро приедет, готовится принять его в дом. Она не просто предполагает возможное, не просто ждет, но уже готовится. Надежда — это активное ожидание, это энергия приготовления, исполненности. «Блажен раб, его же обрящет бдяща» (из тропаря утрени Великого понедельника).

    Любовь все переносит. Терпению любви нет предела, это известно хорошо. Но «все переносит» не значит «не разумея, ЧТО переносит», не значит покорности и безрассудности. Что терпеть? Предательства, измены, насилие? Ответственность и опыт говорят, что иногда более терпеть нельзя. Если в отношениях терпеливость потакает греху и распаду, любовь разрушается. Тогда она может избрать исцеляющее «нет» — как разрыв, и отказ, и ответственность. Любовь зрелая может все перенести, сил у нее много, но кроме сил, у нее есть ответственность.

    Любовь никогда не перестает. Два одинаково ценных для нас смысла можем мы усмотреть в этих словах апостола Павла: с точки зрения времени и с точки зрения деятельности. Первый смысл в том, что любовь — та самая добродетель, которая сохранится не только здесь, на земле, но и за гробом, в жизни небесной. Для любящих это великое счастье — знать и верить, что их любовь имеет непреходящий смысл; что любовь — не «гормоны», не плоть, но дух; что любовь имеет высшую ценность, и любящий прикасается вечности. Владыка Сурожский Антоний любил приводить слова одного французского писателя: «Сказать человеку: „Я тебя люблю“ — то же самое, что сказать ему: „Ты будешь жить вечно, ты никогда не умрешь…“» (Антоний, митр. Сурожский. Таинство любви: Беседа о христианском браке)

    Второй смысл — в непрекращающемся действии любви. Она всегда творит, действует неусыпно, непрестанно и не устает. Любовь продолжает действовать и тогда, когда сил нет, и кажется, что выхода не видно. Но выход находится, потому что в действенной любви более всего проявляется подобие человека Творцу, и Господь не оставляет любящих.

    Эти «определения», данные апостолом Павлом, помогают отличить любовь от зависимости. Например, «любовь все покрывает и всему верит» — разве может вынести это зависимость? Напротив, ей часто сопутствуют мнительность и недоверие, зависимость нуждается в контролировании другого, потому что она не доверяет. В любви же рождается доверие, и вместе с ним — свобода. Ведь любовь налагает ответственность, взаимные обязательства, которые могут перерасти в несвободу. Очень важно не связать любимого, но «дать свободу», и уважать свободу, данную Богом. Митрополит Антоний, говоря о зависимости, подмечает:

    «Не слишком ли часто бывает, что если бы жертва нашей любви осмелилась заговорить, она бы взмолилась: „Пожалуйста, люби меня поменьше, но дай мне чуточку свободы!“» Так из любви и доверия следует свобода — не попустительство и равнодушие, а дистанция, на которую я могу отступить от любимого, уважая и доверяя его личному пространству.

    Отрывок из книги «Влюбленность, любовь, зависимость» протоиерея Андрея Лоргуса и психолога Ольги Красниковой издательства “Никея”

    «Влюбленность, любовь, зависимость» – первая в серии книг по семейной психологии «Путь семейной жизни», которая адресована всем, кто хочет найти в ней ориентиры, разобраться в хитросплетениях супружеских отношений. Это изложение авторского курса лекций, предназначенное для самого широкого круга читателей.Особенно важный раздел посвящен теме формирования в детстве зависимого типа личности, и этот раздел может стать бесценным для каждого родителя, думающего о будущем своих детей.

    Апостол Павел: истинная любовь не мыслит зла

    Не сек­рет, что мыс­ли во мно­гом опре­де­ля­ют нашу жизнь. Как, по сло­ву апо­сто­ла Пав­ла, любить и не мыс­лить зла, то есть не пом­нить все­го пло­хо­го сво­им супру­гам? Вдум­чи­вый ответ на этот духов­ный вопрос помо­жет спа­сти мно­гие семей­ные союзы.

    Про­дол­жая тему глав­ных посту­ла­тов уче­ния о люб­ви в посла­ни­ях апо­сто­ла Пав­ла, пере­да­ча «Сло­во» (Санкт-Петер­бург) пра­во­слав­но­го теле­ка­на­ла «Союз» сно­ва при­гла­си­ла в сту­дию про­то­и­е­рея Вла­ди­ми­ра Хула­па. Отец Вла­ди­мир – док­тор бого­сло­вия, про­рек­тор по учеб­ной рабо­те Санкт-Петер­бург­ской Духов­ной Академии.

    «Если я гово­рю язы­ка­ми чело­ве­че­ски­ми и ангель­ски­ми, а люб­ви не имею, то я – медь зве­ня­щая или ким­вал зву­ча­щий. Если имею дар про­ро­че­ства, и знаю все тай­ны, и имею вся­кое позна­ние и всю веру, так что могу и горы пере­став­лять, а не имею люб­ви, – то я ничто.

    И если я раз­дам все име­ние моё и отдам тело моё на сожже­ние, а люб­ви не имею, нет мне в том ника­кой пользы.

    Любовь дол­го­тер­пит, мило­серд­ству­ет, любовь не зави­ду­ет, любовь не пре­воз­но­сит­ся, не гор­дит­ся, не бес­чин­ству­ет, не ищет сво­е­го, не раз­дра­жа­ет­ся, не мыс­лит зла, не раду­ет­ся неправ­де, а сора­ду­ет­ся истине; все покры­ва­ет, все­му верит, все­го наде­ет­ся, все переносит.

    Любовь нико­гда не пере­ста­ёт, хотя и про­ро­че­ства пре­кра­тят­ся, и язы­ки умолк­нут, и зна­ние упразд­нит­ся» ( 1 Кор.13:1–8 ).

    – В наших про­шлых пере­да­чах мы разо­бра­ли 12 качеств люб­ви, о кото­рых гово­рит апо­стол Павел: любовь дол­го­тер­пит, мило­серд­ству­ет, любовь не зави­ду­ет, не пре­воз­но­сит­ся… И все они, как ока­за­лось, очень акту­аль­ны для семей­ной жизни.

    Отец Вла­ди­мир, сегод­ня мы про­дол­жим раз­би­рать 13 гла­ву Пер­во­го посла­ния хри­сти­а­нам Корин­фа апо­сто­ла Пав­ла. В ней ска­за­но, что любовь не мыс­лит зла. О чём идёт речь?

    – Если тра­ди­ци­он­но взгля­нуть на гре­че­ский текст Посла­ния, то исполь­зу­е­мый здесь гла­гол «мыс­лить» взят из бух­гал­тер­ской сферы.

    То есть он бук­валь­но озна­ча­ет «скру­пу­лёз­но запи­сы­вать и фик­си­ро­вать» какие-то отри­ца­тель­ные моменты.

    Дей­стви­тель­но, если мы посмот­рим на семей­ную жизнь и на жизнь вооб­ще, то пой­мём: то, как чело­век смот­рит на окру­жа­ю­щий мир, мно­гое реша­ет. Тем самым, вся его жизнь опре­де­ля­ет­ся его мыслями.

    Клас­си­че­ский при­мер, когда пче­ла на лет­нем поле видит цве­ты, источ­ник для мёда, для нек­та­ра, а муха видит на том же самом поле нечи­сто­ты. И это серьёз­ный при­зыв к тому, что­бы заду­мать­ся о роли мыс­ли в жиз­ни чело­ве­ка, и мыс­ли, в том чис­ле, и в наших семьях, и в наших хри­сти­ан­ских браках.

    Хри­сти­ан­ство гово­рит о том, что и грех, и доб­ро­де­те­ли начи­на­ют­ся в мыс­ли. Любая мысль, кото­рая при­хо­дит на ум чело­ве­ку, может быть источ­ни­ком искушения.

    Если он с ней заиг­ры­ва­ет, если эта мысль нега­тив­ная, отри­ца­тель­ная, и если начи­на­ет­ся уже некое соче­та­ние, как гово­рят свя­тые отцы, с этой мыс­лью, то чело­век уже начи­на­ет всту­пать в какой-то внут­рен­ний диа­лог. Затем этот диа­лог неред­ко наби­ра­ет обо­ро­ты, и затем уже вот эта мысль пере­хо­дит в некое кон­крет­ное дело, то есть уже в дело греха.

    И то же самое мож­но ска­зать о мыс­ли положительной.

    Когда при­хо­дят какие-то нега­тив­ные помыш­ле­ния, мы можем их убрать или заме­стить, пред­ло­жив на их место что-то дру­гое, что-то хоро­шее, пози­тив­ное. Этот же свя­то­оте­че­ский аске­ти­че­ский рецепт вполне при­ме­ним и к браку.

    Пото­му что очень часто супру­ги, может быть, даже не осо­зна­вая это­го, ведут счёт толь­ко каким-то нега­тив­ным момен­там. Про­шёл день, или неде­ля, или месяц, и супруг или супру­га запо­ми­на­ет, в голо­ве откла­ды­ва­ет толь­ко что-то пло­хое: ты опять сде­лал что-то не так, ты опять посту­пил не таким обра­зом, как мне хоте­лось бы, ты не выпол­нил обе­ща­ния, и так далее.

    И тем самым созда­ёт­ся совер­шен­но лож­ный, одно­сто­рон­ний образ чело­ве­ка, образ нега­тив­ный. И поэто­му, когда начи­на­ют­ся какие-то супру­же­ские кон­флик­ты, обви­ня­ю­щие друг дру­га диа­ло­ги, супру­ги неред­ко исполь­зу­ют сло­ва: ты все­гда дела­ешь так, ты все­гда так посту­па­ешь, ты неис­пра­вим, и так далее.

    И сам чело­век ока­зы­ва­ет­ся в некой ловуш­ке, посколь­ку такие обид­ные вещи, непри­ят­ные вещи вдвойне или втройне непри­ят­нее услы­шать от само­го близ­ко­го чело­ве­ка, от того, с кем я живу всю жизнь, или хотел, по край­ней мере, про­жить всю жизнь, с тем, кому я отдаю все свои силы и энергию.

    И осо­бо чув­стви­тель­ны­ми в этом отно­ше­нии, мне кажет­ся, ока­зы­ва­ют­ся дети. Когда ребён­ку с мла­дых ног­тей гово­рят, что ты неря­ха, ты опять не пра­виль­но сде­лал домаш­нее зада­ние, – у чело­ве­ка воз­ни­ка­ет такое ощу­ще­ние, что его поме­ща­ют в рамки.

    Он как некое такое под­опыт­ное живот­ное, кото­рое поме­ща­ют в клет­ку, и эту клет­ку мы сами созда­ём для самых близ­ких себе людей. И потом удив­ля­ем­ся тому, поче­му эти люди живут по тем схе­мам, кото­рые мы им воль­но или неволь­но дали в каче­стве воз­мож­но­го сце­на­рия их существования.

    Сло­ва апо­сто­ла Пав­ла, если их при­ме­нить по отно­ше­нию к хри­сти­ан­ско­му бра­ку, при­зы­ва­ют нас к радост­но­му, пози­тив­но­му виде­нию сво­е­го бра­ка. К тому, что­бы видеть в сво­ём супру­ге, в сво­их детях самые луч­шие каче­ства. Но это не озна­ча­ет, что мы долж­ны закры­вать гла­за на какие-то проблемы.

    Это не озна­ча­ет пол­ное попу­сти­тель­ство, некое без­от­вет­ствен­ное отно­ше­ние к нашим близким.

    Когда мы всту­па­ли в брак, когда мы с этим чело­ве­ком реша­ли вме­сте идти по жиз­ни, мы же виде­ли в нем какие-то заме­ча­тель­ные пре­крас­ные каче­ства, и поэто­му важ­но попы­тать­ся уви­деть эти каче­ства сей­час. Уви­деть сво­е­го супру­га теми гла­за­ми, каки­ми я видел его или её 10–15-20 лет назад, когда мы начи­на­ли вот это сов­мест­ное шествие по жизни.

    У кого-то есть семей­ная бли­зо­ру­кость, у кого-то – семей­ная даль­но­зор­кость, и это тре­бу­ет кор­рек­ции. И если мы под­бе­рём пра­виль­ные очки, то смо­жем хоро­шо видеть.

    Если очка­ми, через кото­рые мы смот­рим на наших ближ­них, будет Еван­ге­лие, будет Хри­стос, то, дей­стви­тель­но, мы за недо­стат­ка­ми все­гда смо­жем уви­деть глу­бин­ное ядро чело­ве­ка, кото­рый нико­им обра­зом не менее ценен не толь­ко для меня, но и для Бога.

    И тогда дей­стви­тель­но, если мы гово­рим о том, что в ближ­нем мы встре­ча­ем Хри­ста, то, пожа­луй­ста, у нас в каж­дом бра­ке есть воз­мож­ность стать вот этой малой цер­ко­вью, ведь хри­сти­ан­ство так и назы­ва­ет хри­сти­ан­скую семью, – встре­чать­ся со Хри­стом, встре­чать­ся с Богом через моих ближ­них, еже­днев­ном слу­же­нии им.

    – Далее мы чита­ем, что любовь не раду­ет­ся неправ­де, а сора­ду­ет­ся истине. О какой истине здесь сказано?

    – Мне кажет­ся, при­ме­няя эти сло­ва апо­сто­ла Пав­ла к семей­ной жиз­ни, преж­де все­го речь идёт о правде.

    Насто­я­щая креп­кая искрен­няя семья долж­на стро­ить­ся на прав­ди­вых отно­ше­ни­ях, и здесь не долж­но быть обма­на, не долж­но быть фаль­ши, не долж­но быть лжи в самых даже неболь­ших изна­чаль­ных проявлениях.

    В Еван­ге­лии мы чита­ем о том, что вер­ный в малом верен в боль­шом, и наобо­рот. Соот­вет­ствен­но, если есть вот это прав­да, если есть вот это дове­рие и вер­ность в каких-то эле­мен­тар­ных повсе­днев­ных вещах меж­ду супру­га­ми, то мож­но гово­рить о том, что эта прав­да, эта исти­на будет рас­про­стра­нять­ся на все сто­ро­ны вот это­го счаст­ли­во­го брака.

    Ведь, дей­стви­тель­но, неред­ко какие-то тяжё­лые и неиз­ле­чи­мые диа­гно­зы семей­ной жиз­ни, при­во­дя­щие к раз­во­ду, изме­ны или какие-то зави­си­мо­сти супру­га или обо­их супру­гов в бра­ке вызва­ны неболь­шой ложью на эле­мен­тар­ном началь­ном уровне.

    Муж ска­зал жене, что нуж­но задер­жать­ся на рабо­те, у меня там дела. А на самом деле он зани­ма­ет­ся чем-то дру­гим – в луч­шем слу­чае с дру­зья­ми, а в худ­шем слу­чае зани­ма­ет­ся чем-то, что его брак разрушает.

    Дове­рия у жены нет, начи­на­ет­ся рев­ность – и начи­на­ет­ся вот этот круг вза­им­но­го недо­ве­рия, вза­им­ной неправ­ды, вза­им­ной лжи, вза­им­ных уко­ров и так далее.

    И поэто­му каж­дый супруг дол­жен здесь начать с само­го себя: быть прав­ди­вым, быть чест­ным, быть искрен­ним с самым близ­ким для него чело­ве­ком. И дей­стви­тель­но, у это­го чело­ве­ка есть пра­во на эту прав­ду и на эту искренность.

    Если чело­век согла­сил­ся со мной жить всю жизнь, если он согла­сил­ся раз­де­лить со мной все самые раз­ные сто­ро­ны и эта­пы сво­е­го чело­ве­че­ско­го бытия, то есть он отда­ёт мне вре­мя, он отда­ёт мне всю свою жизнь, то этот чело­век име­ет пра­во на то, что­бы я был прав­див с ним.

    И вот этой лжи, конеч­но, в бра­ке быть не долж­но. А если мы гово­рим о бра­ке хри­сти­ан­ском, то исти­на для хри­сти­ан – это Хри­стос, исти­на для хри­сти­ан – это Еван­ге­лие. И поэто­му вот эта радость об истине – это радость не про­сто о том, что супру­ги мир­но живут, или они хоро­шо про­во­дят вме­сте вре­мя, или у них есть квар­ти­ра, дача, дети ходят в хоро­шую школу.

    Вот этот гре­че­ский гла­гол радо­вать­ся – «хай­ре» – мы встре­ча­ем в Еван­ге­лии очень часто и в запо­ве­дях бла­жен­ства, и в дру­гих местах, и мы видим, что неред­ко апо­стол Павел пишет хри­сти­а­нам: радуй­тесь, нахо­дясь в тем­ни­це, нахо­дясь в тюрь­ме. Эта радость совер­шен­но дру­го­го каче­ства, она не зави­сит от каких-то внеш­них условий.

    Неред­ко мы счи­та­ем, что радость, сча­стье дости­га­ют­ся толь­ко тогда, когда мы дости­га­ем осу­ществ­ле­ния выпол­не­ния неких сво­их жела­ний и неко­е­го сво­е­го виде­ния того, как долж­на выгля­деть наша семья, наша квар­ти­ра, наша рабо­та, наша зар­пла­та. Но эта радость быст­ро появ­ля­ет­ся и точ­но так же быст­ро уходит.

    Доста­точ­но посмот­реть, как раду­ем­ся мы ино­гда, подоб­но ребён­ку, новой игруш­ке, ново­му гад­же­ту, новой вещи, но про­хо­дит несколь­ко дней или недель, и мы уже о ней забы­ва­ем, хотим чего-то ново­го. И поэто­му вот эта пого­ня за зем­ной радо­стью, вот такой при­зем­лён­ной радо­стью, нико­гда не закончится.

    Речь идёт о том, что радость насто­я­щая дости­га­ет­ся толь­ко тогда, когда супру­ги стре­мят­ся к истине. К истине, к сов­мест­ной прав­де, к прав­де с Богом, к прав­де в отно­ше­ни­ях друг с другом.

    И если такая исти­на в их бра­ке суще­ству­ет, или, по край­ней мере, они стре­мят­ся её реа­ли­зо­вать, то такой брак может достичь истин­но­го сча­стья, кото­рое нико­им обра­зом не зави­сит от внеш­них обстоятельств.

    В таком бра­ке, как бы тяже­ло ни было супру­гам, какие бы испы­та­ния Гос­подь им ни посы­лал, они раду­ют­ся. Они раду­ют­ся в скор­бях, они раду­ют­ся в испы­та­ни­ях, посколь­ку они нашли исти­ну, посколь­ку каж­дый из них раз­де­ля­ет эту исти­ну, и это исти­на не про­сто чело­ве­че­ская, но она явля­ет­ся Богооткровенной.

    А эта исти­на и есть то, что явля­ет­ся неким внут­рен­ним камер­то­ном наше­го чело­ве­че­ско­го суще­ство­ва­ния. Если наша душа, моя душа и душа нашей семьи настро­е­ны по вот это­му камер­то­ну Боже­ствен­ной исти­ны, насту­па­ет насто­я­щая радость и насто­я­щее семей­ное счастье.

    Апостолы о любви

    Слово «любовь» в наше время мы слышим постоянно. Одни люди называют этим понятием телесную близость, другие – пылкую страсть, для христиан же важно знать, что говорили апостолы о любви, и насколько их понимание этой добродетели отличается от распространенного сейчас.

    Самый известный текст, в котором апостолы говорят о любви – это 13 глава 1 послания к Коринфянам апостола Павла. Знаменитый «гимн любви» — 13 стихов, где перечислены признаки настоящей любви как высшей христианской добродетели: стремление к Истине, противление неправде, долготерпение, милосердие, надежда, способность простить и перенести любые трудности, отсутствие гордости и желания зла и раздражения.

    Апостол Павел говорит, что любовь – это главное, к чему должен стремиться христианин:

    Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий.

    Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто.

    И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы.(1Кор.13:1-3).

    Заметим, что апостольское представление о любви не совпадает с тем, как многие понимают любовь в современном мире. Для нас «любить» человека часто означает его использовать, «лакомиться им как клубникой со сливками», как говорил митрополит Антоний Сурожский. После такого «съедения» человек обязательно выбрасывается – отношения рушатся, семьи распадаются, и вместо любви и счастья получаются одни страдания.

    Апостол Петр в двух посланиях предлагает рецепт настоящей любви, в которой нет места ссорам и обидам: Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов. (1Пет.4:8)

    Любовь, по мысли апостола Петра, — это не способ получить удовольствие от другого человека, не механизм для его использования, а возможность для прощения обид, помощи ближнему и преодолению конфликтов.

    При этом, апостольское понимание любви совсем не похоже на скучные нравоучения о том, «как важно быть хорошим». Любовь это цель, а не средство для достижения чего-либо.

    Любовь – это лучший способ богопознания и возможность почувствовать себя «детьми Божьими – апостол Иоанн в Первом послании много говорит о том, что христиане не просто обязаны любить ближнего, а по сути не могут этого не делать. Отсутствие любви – греховное искажение человеческой природы, которое можно преодолеть с помощью Христа: Бога никто никогда не видел. Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас. (1Иоан.4:12)

    Для апостола Иоанна смысл любви еще и в том, чтобы поступать по заповедям.

    Как видим, говоря о любви, апостолы почти не упоминают об интимных отношениях. Эта тема в Новом Завете упоминается либо в связи с браком и отношениями между супругами, либо при разговоре о грехах. В Священном Писании телесная близость не является чем-то самоценным – в браке она становится одним из очень значимых выражений любви, углубляющим и расширяющим любовь между мужчиной и женщиной. В случае «клубники со сливками» телесная близость становится тем, что эту любовь окончательно разрушает, измельчает и суживает.

    Любовь как христианская добродетель, по мысли апостолов, понятие гораздо более широкое и важное, чем любая близость между людьми.

    Эта традиция сохранилась и впоследствии. Одну из самых известных притч о христианском понимании любви рассказывает авва Дорофей: «Представьте себе круг, начертанный на земле, средина которого называется центром, а прямые линии, идущие от центра к окружности, называются радиусами. Теперь вникните: предположите, что круг сей есть мир, а самый центр круга – Бог; радиусы же, т.е. прямые линии, идущие от окружности к центру суть пути жизни человеческой.

    Итак, насколько святые входят внутрь круга, желая приблизиться к Богу, на столько, по мере вхождения, они становятся ближе и к Богу, и друг к другу; и сколько приближаются к Богу, столько приближаются и друг к другу; и сколько приближаются друг к другу, столько приближаются и к Богу.

    Так разумейте и об удалении. Когда удаляются от Бога и возвращаются ко внешнему, то очевидно, что в той мере, как они исходят от средоточия и удаляются от Бога, в той же мере удаляются друг от друга; и сколько удаляются друг от друга, столько удаляются и от Бога.

    Таково естество любви: насколько мы находимся вне и не любим Бога, настолько каждый удален и от ближнего. Если же возлюбим Бога, то сколько приближаемся к Богу любовью к Нему, столько соединяемся любовью и с близкими; и сколько соединяемся с ближним, столько соединяемся с Богом».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: