Прощение в православии: значение и формула прощения, принципы и особенности, мнение и советы священников

Семейные конфликты: профилактика и лечение.
Беседа 12

Прощение

Всякое раздражение, и ярость, и гнев, и крик и злоречие со всякой злобой да будут удалены от вас; но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас.

Умение прощать и просить прощение есть свойство человека сильного и великодушного. В русском языке (а русские люди всегда отличались силой духа и милосердием даже к врагам) при расставании говорится: «Прощай». То есть мы просим прощения за все, чем, может быть, вольно или невольно обидели человека при встрече.

Прощать – это свойство Божие, ведь Господь совершил величайший акт прощения, Он не только простил согрешивших людей, но и был распят за наши грехи на кресте. И мы, носящие в себе образ Божий, созданные по этому образу, должны учиться у Него прощению. Поэтому и апостол Павел говорит нам: «Прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил нас» (Еф. 4: 32). Обида не дает нам общаться не только с людьми, но и создает преграду между нами и Богом: «Ибо, если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6: 14–15).

Семейная жизнь вообще невозможна без прощения. Ведь супруги, дети, родители – самые близкие друг другу люди, они очень тесно общаются, взаимодействуют, и это общение, к сожалению, не состоит из одних только приятных моментов. И умение прощать обиды, быть снисходительным к немощам других – весьма ценный навык для семейного человека.

«Стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи», – сказал наш великий святой – преподобный Серафим Саровский. Многим эти слова кажутся совершенно недостижимым идеалом. Но ведь если, например, в семье сложилась тяжелая, напряженная ситуация, родные враждуют между собой и хотя бы один человек начнет вести себя иначе, то есть хоть в малой степени стяжает дух мира и прощения, не будет отвечать злом за зло, перестанет обижаться, будет всех любить, то обстановка в этой семье изменится в лучшую сторону. И люди вокруг такого человека будут также меняться, видя его мирное расположение.

Уже говорилось о прощении при расставании супругов. Но прощение, снисхождение необходимо в семейной жизни не только в таких драматических ситуациях, но и буквально ежедневно. Даже на уровне каких-то бытовых мелочей. К примеру, какая-нибудь женщина имеет большую склонность к порядку во всем (этакий «комплекс отличницы») и хочет все держать под контролем. Но ее домашние не хотят ее слушать и подчиняться ей. Это вызывает у нее чувство постоянной обиды и недовольства. Но если эта дама поймет, что порядок далеко не самое главное в жизни, что можно позволить себе и окружающим быть неидеальными, что мир не провалится в тартарары, если она позволит себе немного отойти от придуманного ею распорядка, то и ее жизнь, и жизнь ее домашних, несомненно, изменится в лучшую сторону. Пусть в доме будет не так чисто, зато в семье будет больше мира. Занудство может погубить хорошие отношения. Одна женщина рассказывала мне, как очень обижалась на мужа за то, что он, несмотря на ее уговоры, никак не мог научиться выдавливать зубную пасту из тюбика с конца, а не с середины. Видя, что очень расстраивается из-за этого и теряет мир с супругом, она придумала такой простой выход: купила два тюбика – один для себя, а другой для мужа. Теперь каждый выдавливает пасту как хочет. А главное, она усвоила урок, что нельзя отравлять жизнь себе и близким из-за такой ерунды.

Один христианин, правда, к сожалению, не православный, сказал: «Христианину легче простить, чем отвернуться от человека. Прощение избавит вас от ненужного гнева, ненависти и пустой ругани».

И это воистину так. Обида, особенно застарелая, убивает в нас любовь к ближнему. Непрощение причиняет огромный вред и урон в первую очередь нам самим. Человек обиженный, злопамятный очень страдает от злобы, гнева и уныния. Обида мешает ему жить полноценной жизнью, радоваться тем дарам, которые нам посылает Бог. Если обида сильно укоренилась в сердце, то она, как незажившая рана, постоянно дает знать о себе, ноет, болит и причиняет обижающемуся постоянное беспокойство и скорбь.

И напротив, умеющий прощать, великодушный – по-настоящему счастливый человек. Ведь когда мы имеем мир в душе и находимся в мире с людьми, тогда и окружающая нас действительность преображается в лучшую сторону.

Но все-таки что делать, если не удалось сохранить этот мир и обида поселилась в нашей душе?

Первое и самое главное правило в таком случае – начинать молиться за обидчика, за того человека, который вольно или невольно причинил нам скорбь. Этот совет дает нам Сам Господь: «Молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5: 44). И непреложную истину этих евангельских слов я неоднократно испытал на собственном опыте. Самый верный способ простить человека – это начать молиться за него каждый день. Молитвы о примирении враждующих и «о ненавидящих и обидящих нас» есть в любом полном православном молитвослове. Можно также после этих молитв молиться своими словами о том, чтобы Господь помог нам справиться с обидой и примириться с ближними.

Второе, что следует помнить, если вы встали на путь примирения: нужно всячески избегать злословия и осуждения наших обидчиков. Не только вслух, но даже мысленно не ругать, не порицать и не осуждать их. К сожалению, очень велик соблазн начать рассказывать всем и каждому, как несправедливо с нами поступили, как нас обидели, и на первых порах это приносит мнимое облегчение, но потом на душе становится гораздо хуже. Злословие, осуждение открывает дорогу гневу; мы долго не можем забыть и простить обиды, сами «накручиваем» себя и постоянно бередим старую рану, не даем ей зажить.

Особенно часто такую ситуацию можно наблюдать после развода супругов. Обычно женщина, после развода оставшаяся с детьми, испытывает страшную обиду на мужа (и ее, конечно, можно понять). Она начинает обсуждать его недостойное поведение с подругами, родными и – что хуже всего – настраивает детей против отца, рассказывая, какую ужасную жестокость и несправедливость совершил их папа и вообще какой он плохой человек. Этим она причиняет сильный вред не только себе, усугубляя свою боль и страдания, но и наносит большую душевную травму своим детям. Ведь они совершенно не виноваты в том, что их родители не смогли сохранить семью и развелись. Так почему же нужно втягивать их в семейные «разборки» и лишать детей возможности любить отца? Ведь право иметь родителей есть у каждого человека, и каждый должен почитать и любить их.

Еще один важный момент, необходимый при прощении, выражается знаменитой святоотеческой формулой: «Ненавидеть грех, но любить самого грешника». То есть не отождествлять человека с теми нехорошими поступками, которые он иногда совершает. Ведь каждый из нас сотворен Богом с чистой душой и стремлением к добру; все, что есть в нас греховного, не является принадлежностью нашей природы, это все пришлое, наносное, и поэтому важно увидеть в ближнем его душу, а не его поступки и заблуждения. Грех не может являться частью природы самого человека, он приходит в душу от диавола. Другое дело, что мы сами впускаем грех в нашу душу, но это происходит от нашей слабости. И человек согрешающий – это человек больной, немощный, а значит, достойный жалости, а не осуждения и порицания. Кстати, когда мы молимся за обижающих нас, то как раз проявляем жалость, сострадание к ним, видим в них не какое-то воплощение зла, а людей, страдающих от своих грехов. Молиться за обидчиков есть проявление великодушия, а проклинать их – проявлять слабость души.

Даже самых близких и любимых людей нельзя идеализировать. В моей жизни было несколько случаев, когда люди, которые были мне весьма близки, причиняли мне большую боль. Было нелегко простить их, но, справившись со своими чувствами, я понимал, что в своей обиде виноват в основном я сам, потому что позволил себе видеть в них какой-то придуманный идеал, а не реальных, живых людей со своими слабостями и недостатками.

Коль скоро мы заговорили о грехе и немощи человеческой, не лишним будет вспомнить, что и сами мы люди немощные и грешные. Если произошла ссора, разрыв, очень важно увидеть и признать свою часть вины за случившееся, как бы это ни было трудно. Ведь даже если мы внешне ничем не задели ближнего, то все равно не все сделали, чтобы избежать инцидента. Обида в нашей душе появляется как раз из-за нашей гордыни, мы слишком любим себя и не хотим увидеть свою вину и взять ответственность за случившееся на себя. Если мы будем объективно оценивать наше участие и долю вины в конфликте, нам будет гораздо легче простить человека, разобраться в ситуации и примириться с ним.

Читайте также:
Причастие в церкви: что это такое, что делать и как правильно подготовиться, особенности и порядок обряда

Находясь в состоянии обиды, мы видим только нашу позицию, и то не очень объективно. То есть нам кажется, что кто-то нас обидел, оскорбил, унизил, и часто воспринимаем все это как личное оскорбление. На самом деле в большинстве случаев обида наносится не специально. Человек, как говорится, не ведал, что творил. Обидев нас, сделал это либо невольно, либо по недостатку воспитания и такта. У него наверняка была своя позиция, оправдание своим поступкам. И чтобы преодолеть обиду и простить ближнего, нам нужно не обвинять его, а, наоборот, оправдать. Кстати, не раз испытывал на себе, что когда, обидевшись на какое-то колкое замечание или критику в свой адрес, я потом справлялся с обидой и старался вникнуть в слова своего оппонента, отрешившись от обиды и самолюбия, то убеждался, что в них есть очень много нужного и полезного для меня. Хотя по форме критика иногда звучала резко и обидно.

Обижаясь на человека, особенно близкого нам, мы как бы закрываем свои глаза пеленой, совершенно перестаем видеть его положительные, хорошие стороны. Мы видим только обиду, оскорбление, и эти очень сильные, но греховные эмоции застилают в нашей памяти все то, что было между нами хорошего, а хорошие, светлые моменты, связанные с нашим ближним, обязательно были.

Не раз наблюдал, как супруги, поссорившись и расставшись, начинали понимать, как много они теряют и как не могут жить друг без друга.

Еще один очень важный момент: не нужно бояться первым проявить инициативу примирения. Все мы люди гордые, и нам бывает очень трудно сделать первый шаг, даже когда полностью осознаем свою вину. Мы опасаемся, что нашу попытку к примирению неправильно поймут, боимся оказаться отвергнутыми. Бояться этого не нужно: как правило, наш оппонент тоже мучается такими же сомнениями и, оценив нашу добрую волю, охотно пойдет на примирение.

Просить прощение первому непросто, но после примирения такой человек чувствует себя гораздо лучше, чем тот, с кем он примиряется, ведь он не только помирился, но и победил свою обиду и гордыню.

Но даже если ваша попытка к примирению не нашла отклика в сердце другого, не оставляйте надежду. Нужно пробовать примириться еще и еще раз, но сделать это через некоторое время. А пока необходимо усилить молитву о мире.

Все ли можно простить? Например, можно ли вообще простить предательство, измену?

Будут ли супруги после измены стараться сохранить брак или расстанутся – решать только им самим. Только они могут сделать этот непростой выбор. Но в любом случае простить обиду, даже очень тяжелую, – это долг христианина. Что бы ни случилось в нашей жизни, нужно помнить: человек создан Богом для радости, любви и счастья. Поэтому в самых трудных ситуациях нужно уметь подниматься и идти дальше, смотря в будущее с верой и надеждой. Жизнь продолжается, и она не должна превращаться в ад из-за непрощенных обид, тоски и горестных воспоминаний.

Пережить измену, разлуку помогут все те же правила прощения: обязательная молитва о прощении и примирении, отсутствие осуждения и злословия, осознание собственной немощи и виновности в случившемся и другие изложенные выше принципы.

Один мой знакомый очень мучился от ревности и обиды, он подозревал жену в измене, хотя прямых доказательств у него не было. Я спросил у него: не изменял ли он сам своей супруге? (Я знал, что первая жена развелась с ним, потому что он был неверен ей.) Тогда этот мужчина ответил, что несколько лет назад он действительно изменил жене, поддавшись искушению на какой-то вечеринке. Что ж, как говорит Священное Писание, «что посеет человек, то и пожнет» (Гал. 6: 7). И, может быть, те обиды, которые вам нанесли близкие, – это вразумление вам за ваши прегрешения против них или за грехи юности.

Здесь важно избегать еще одной опасности – отчаяния. Даже самый неприятный или греховный эпизод нашей жизни – это всегда очень большой опыт, и из него нужно уметь извлекать уроки. Делая правильные выводы из пережитого, мы стараемся не повторять прежних ошибок и делаемся сильнее и мудрее. Поэтому даже измена и развод не повод для тоски и отчаяния. Цель жизни христианской – спасение души. И совершается оно через наш духовный рост, совершенствование. И быть может, разлука с супругом (или супругой) также нужна нам для того, чтобы стать лучше, совершеннее. Научиться прощать, терпеть и любить.

Обида, чувство вины, прощение: что нужно знать каждому?

Отвечает Константин Ольховой, врач-психиатр, психотерапевт

Приблизительное время чтения: 8 мин.

На сайте журнала «Фома» уже долгое время существует постоянная рубрика «Вопрос священнику». Каждый читатель может задать свой вопрос, чтобы получить личный ответ священника. Но на некоторые из вопросов нельзя ответить одним письмом — они требуют обстоятельной беседы. Какое-то время назад к нам пришел один из таких вопросов — Как просить прощения по-христиански. Мы попросили ответить на вопрос протоиерея Павла Великанова — Пока мы не научимся прощать себя, мы не сможем прощать других, подобрали примеры Как и кого прощали святые, а также попросили ответить на вопрос психотерапевта Константина Ольхового.

Темы обиды, вины и прощения огромны, даже бесконечны, по ним существует великое множество книг, статей, лекций. Здесь же я расскажу о тех вещах, которые важно знать каждому.

Непрощенные обиды — болевые точки в душе человека

Как часто нам говорят, что обиды надо прощать. И, вроде бы, это должно быть очевидной вещью, а тем более для христианина, который понимает важность прощения. Но почему же в абсолютном большинстве случаев психотерапевт сталкивается в работе с темой того или иного непрощения? С непрощением, которое мешает человеку жить, с не проработанными обидами, которые выжигают человеку душу.

Часто мы подходим к теме прощения формально: говорим «я прощаю», не простив искренне. Делаем вид, что простили, формально выполнив социальные и религиозные «нормы и правила». Не вскрываем гнойник, а загоняем его глубоко внутрь. Но гнойник никуда не девается. Вот и обиды — это скрытые глубоко внутри гнойники, которые могут какое-то время не болеть, но в итоге они все равно начинают давить, вызывать «воспаление» и т. д. Классический пример — скрываемые от самих себя детские обиды на родителей, часто вполне справедливые. Причём к самой обиде добавляется ещё и чувство вины за обиду, которое может быть больнее самой боли: «Ведь родители — святое! Их надо почитать! Как можно на них обижаться!» И мы вновь и вновь пытаемся подавить эту обиду, не понимая, что подавление не лечит, а лишь загоняет проблему внутрь. Но ведь почитание не означает, что разбирать свои боль и обиду, связанные с родителями, не нужно.

Почти в каждом человеке живет непрощенная обида

Непрощённые обиды — одна из самых частых проблем в супружеских отношениях, когда семейная жизнь превращается во все возрастающий ком взаимных обид. Со временем, когда этот ком достигает гигантских размеров, это почти неминуемо приводит к разрушению брака. И не важно, будет ли это юридически оформленный развод или формально совместное проживание чужих, враждебных людей.

А есть ведь и совсем «странные» обиды, обиды, в которых не признается себе большинство людей. О которых они скажут: «Это точно не про меня! Это невозможно, мерзко, гадко и аморально!» Я говорю про обиду на близких за то, что они. умерли. Звучит очень странно. Но спросите себя: «А мне не обидно, что меня бросили? Не обижен ли я на родителя, супруга, ребенка, близкого мне умершего человека — за то, что он меня оставил тут одного, за то, что своим уходом сделал мне так больно?» Разум будет кричать, что это глупости, что близкий не виноват в том, что он умер, что он не хотел оставлять вас одного. Но кто-то маленький и несчастный внутри нас знает, что от правильных слов ему не становится легче, что боль и обида живут. По своему опыту скажу, что эта обида, в том или ином виде, есть практически у всех людей, переживших потерю.

Читайте также:
Гефсиманский сад: история и значение в православии, что такое, место Гефсимании

Не бойтесь признаваться

Если вас что-то сильно задело, не стесняйтесь признаваться в этом, прежде всего, самим себе. Любая попытка уйти от обиды, говоря «ну что вы, все нормально, мне совсем не обидно» или «ну что вы, я давно простил», будет только загонять гнойник внутрь. Нет — «мне обидно, мне очень обидно и очень плохо». Только разрешив себе это прочувствовать, можно выйти из состояния (явной или затаенной) обиды.

Не копите!

Это очень важный момент. Если вы обиделись на человека, лучше сразу сказать ему об этом и попытаться вместе разобраться в проблеме. Не собирайте в себе пять, десять, сто обид. Чем их больше, тем труднее с ними потом справиться.

Формальные «прости — прощаю» без подлинного прощения не имеют смысла

Что мы вкладываем в слово «простить»? Забыть и сделать вид, что ничего не было? Так же, как прежде, радоваться человеку, который причинил тебе боль. С психотерапевтической точки зрения простить — значит отпустить. То есть не испытывать боли, переживаний, гнева, ярости по отношению к человеку.

Если вы чувствуете, что какая-то непрощенная обида (входящая или исходящая) вас гложет, постарайтесь ее искренне отпустить. Да, это работа со своей душой. «Все, я больше не хочу обижаться, потому что от этого плохо мне, а не тому, на кого я обижаюсь, это меня пожирает и не дает мне жить».

Проблема в том, что люди очень часто просят прощения или прощают формально: «Ой, прости, пожалуйста» — «Да ну, что ты, я на тебя не обижаюсь». А реального отпускания проблемы нет. Поверьте, что формальные «прости —прощаю» не работают.

Прощать ли тех, кто не просит прощения?

Прощать. Но как? Решат ли слова «я должен простить» проблему? Нет. Ведь что такое обида? Эта наша реакция на действия, которые задели наше слабое место. Но если мы просто скажем себе, что «мы должны простить обиду», то наше слабое место никуда не денется. Мы так и останемся его заложником. А вот если мы скажем себе, что хотим простить, то нам придётся найти в себе источник обиды. Нам придётся найти это слабое место, придётся проработать его. И тогда обида отпустится, ибо у неё не останется точки приложения. А наша душа станет немножко свободнее.

А если человек не хочет вашего прощения?

Важно понимать, что за фразой «Я никогда ни у кого не просил прощения» всегда стоит какая-то психологическая игра. Почему человек не признает свою вину, какую выгоду он из этого извлекает? Поэтому, если это не крайне близкий для вас человек, лучше формализовать дальнейшее общение. Не для того, чтобы его наказать, а для того, чтобы себя защитить. А с близким? За близкого мы можем бороться, снова и снова стуча в его сердце. И — достучаться. Или. отступить, понимая, что это уже не близкий.

Это не обязательно произносить вслух, это надо сказать себе. Человек один или несколько раз так поступил и не считает, что поступил неправильно. Значит, он может сделать это снова, и я должен быть к этому готов. Я не держу на него обиды, зла, но я просто знаю, что такое может снова случится. Точно так же, как я не держу зла на грозу, ураган или землетрясение, но при этом понимаю, что они представляют для меня опасность, и я стараюсь как-то себя обезопасить.

Просить прощения можно не только словами

Не забывайте, что есть люди, которым очень тяжело попросить прощения словами. Может, человек и не хочет, чтобы на него обижались, но просто не может произнести эти три заветных слова. Зато нередко такие люди всем своим видом и своими действиями пытаются показать, что были неправы — и тем самым перед нами извиняются. Засчитывать это как просьбу о прощении? Думаю, да. Такое поведение часто имеет гораздо больший вес, чем слова, которые снова приводят нас к проблеме формализма: «Ой, я тебе ногу сломал? Ну извини, пожалуйста».

Очень важно научиться признавать свою неправоту

Наш читатель опасается: «Ты вроде бы чувствуешь, что обязан попросить прощения, хотя, может быть, и виноват только отчасти. Но что, если твою просьбу о прощении человек воспримет как признание твоей капитуляции?»

С одной стороны, мы, скорее всего, снова имеем дело с какими-то искаженными взаимо­отношениями. Почему вы так боитесь, что ваши извинения воспримут как капитуляцию? Не кажется ли вам, что, если вы в ответ на ваше извинение ждете от человека фразы: «Ага, ты капитулировал!», это значит, что ваши отношения складываются каким-то скандально-деструктивным образом? Нужно ли вам это вообще? Не повод ли это для того, чтобы в корне изменить отношения?

С другой стороны, часто бывает так, что человек абсолютно прав по содержанию, но неправ по форме. Если вам, к примеру, что-то не понравилось в поведении другого и вы устроили по этому поводу безобразный скандал, наорали так, что человек ушел весь в слезах, разумеется, вам следует сказать: «Извини, я устроил ужасный скандал, я абсолютно не прав. Но при этом мне все равно не нравится то поведение, на которое я так по-дурацки, некрасиво отреагировал».

Любому ребенку и взрослому важно научиться признавать свои ошибки. От вас не требуется тотальное признание своей вины за всё. Если вы чувствуете, что в чем-то неправы, нужно просить прощения за конкретные вещи. И когда вы искренне признаете свою ошибку, когда вы совместно анализируете, почему так случилось, как это исправить, как не повторять этого в дальнейшем — это намного эффективней и для вас, и для окружающих, чем просто кричать: «Я виноват, прости меня, прости!» Вот это и есть здоровые отношения — когда люди пытаются проработать ситуацию, понять, что послужило причиной конфликта и разобрать свои ошибки.

Сбрасывая камень с души, не покалечь окружающих

Есть такая поговорка, и она наилучшим образом отвечает на последний вопрос нашего читателя. Если вы когда-то причинили человеку зло, о котором он не знает, если вы чувствуете, что виноваты перед ним, но боитесь своими словами сделать ему больно, разрушить его семью или даже жизнь, если ситуация уже неисправима — попросите у него прощения мысленно. Решите эту проблему без его участия, разберитесь сами со своей душой. Главное — искренне осознать свою неправоту.

Запомните: обиды — не неизбежность! С ними можно работать и справляться

Но надо четко понимать, что это душевный труд — большой, тяжелый и почти всегда очень болезненный. Может, и есть такие продвинутые люди, которые могут просить прощения и прощать легко и весело, но я таких в своей жизни ни разу не встречал ни среди мирян, ни среди священников. Это трудно, но необходимо. Потому что, если мы не проработаем нашу обиду, в какой-то момент жизни она начнет нас съедать.

Далеко не с каждой обидой можно справиться в одиночку

В некоторых случаях человеку нужна помощь со стороны. Какие есть варианты? Например, вы можете разобраться в проблеме вместе с тем человеком, на которого обиделись, — но только если он искренне готов вам помочь, готов работать вместе с вами. Если не получается решить вопрос между собой, можно обратиться за помощью к психотерапевту, который поможет посмотреть на то, на что самому посмотреть не удаётся.

Что значит прощение и как научиться прощать в православии

Научиться прощению в православии можно только исполняя повеления и законы Божьи, глубоко познавая обетования Иисуса для достижения вечной жизни.

Что такое прощение

Каждый день православные христиане утром и вечером, читая молитву «Отче наш», просят Всевышнего о прощении, не задумываясь о второй части этой фразы: Господи, прости нас так, как и мы отпускаем все обиды, нанесенные нам. Стоит заглянуть внутрь себя, чтобы понять, что Господь не может исполнить наше прошение, по одной причине, мы не простили!

Во всех Книгах Библии даны рецепты, как научится прощать в православии. Человек, научившийся прощать, старается уподобиться Иисусу, милосердному Богу.

Апостол Матвей дает православным пошаговый рецепт прощения.

«Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5: 43–48).

О духовной жизни православного христианина:

Читайте также:
Правила чтения молитвы для православных: особенности и основные моменты чтения, важность молитвы

Смысл прощения в православии

Все православие буквально построено на прощении. Это не пожелание Бога, это Его закон. Через апостолов, в частности апостола Матвея, прямо сказано, что только при условии полного прощения обижающих нас людей Бог дарует милость покрыть все прегрешения, другими словами, простить. (Матв. 6:14-15).

Многие людям нанесена такая боль, что им не только говорить, но и думать о прощении больно. Бог не призывает нас забыть о прошедших событиях, простить — значит не думать постоянно, отпустить из своих мыслей обидчика. Посмотрите на него глазами Иисуса, которому мы все стремимся уподобиться.

Каждая ситуация чему-то нас учит, проходя через трудные жизненные случаи каждый верующий испытывается терпением, прощением, любовью.

Простить, это значит отдать Богу право наказывать, у него никакой грех не остается ненаказанным, не в этом, так в следующем поколении. (Откр.20:12-13).

В послании Римлянам (Рим. 12:19) апостол Павел призывает христиан не мстить за себя, простить, не брать на себя грех, а отдать все в руки Справедливого Бога, который Сам есть мщение за Своих детей.

В том же послании апостол Павел подтверждает, что наказание от Бога ждет злодея не на небе, а на земле. (Рим. 13:1-13). Не надо чинить самосуд, для наказания есть государство и Высший суд на небе.

Прощение не означает относиться с теплотой к обидчику, достаточно не желать ему зла, не планировать мести в ответ. Пусть судит его сам Господь. (2Тим.4:14).

Важно! Прощение не требует оставаться с обидчикам близкими друзьями, если этого нет у вас в сердце. Простить — это перестать:

  • строить планы возмездия;
  • желать обидчику зла;
  • постоянно думать о нем.

Простить — отпустить пленников на свободу

Непрощение делает людей пленниками собственной души. Обидчики приобретают власть над мыслями, эмоциями, поведением человека, которому они причинили вред. Эту власть даем им мы, не желая вырвать из плена собственных чувств. Формула прощения заключается в том, чтобы отпустить обидчиков, освободить свою душу из плена, признав единым властелином своей души Иисуса.

Святой Праведный Иоанн Кронштадтский часто проповедовал, как научится прощать в православии.

Основные пожелания святого Иоанна:

  • По отношению к близким людям святой Иоанн советовал вырабатывать в себе терпение и любовь, чтобы легче было прощать, основываясь на том же послании Матвея (Мат. 6:14).
  • Близкий человек представляет тот же образ Бога, любить его — обязанность, закон, заповедь Божья. Это, наверное, для кого-то самая сложная задача, поставленная Всевышним.
  • Любить ближнего возможно только после того, как мы научимся любить себя. Как много людей несут непрощение к себе, не понимая, что этим грешат против Бога.
  • Господь всегда прощает расскаяный грех, но человек по гордости своей не делает этого, тем самым ставя себя выше Спасителя.
  • Подвигом прощения, по словам Иоанна Кронштадтского, является любовь к врагам своим, творить добро тем, кто тебя ненавидит, благословлять тех, кто посылает в твою жизнь проклятия. (Луки 6:27-28).
  • Оставить обиду на ближнего своего поможет сравнение своих и его грехов.

Молитвы, помогающие раскаяться:

Почему мы настолько милостивы к себе и требовательны к другому человеку? Какова причина того или иного поступка человека, который нанес обиду?

Раненое животное всегда ранит, даже в том момент, когда хочется его погладить. Многих людей ранили в детстве, в утробе матери, их проклинали, не принимали, они не знали любви родителей, и никто не открыл им любви Отца.

Если бы Бог не простил наши грехи, мы бы уже не имели права на жизнь.Попробуйте открыть обидчику истоки Отцовской любви, которые станут целебным бальзамом для израненной души. Только человек, наполненный Божьей любовью, умеет прощать и любить.

Как отпустить обиду

Весь ужас для обиженного человека в том, что простить нужно! Прощение нужно не обидчику, а обижаемому. Любое непрощение, независимо от его величины, разрушает только того, кто не может отпустить обиду. Еще раз хочется подчеркнуть, что Всевышний слышит молитвы только тех людей, которые простили врагов своих.

Как ты прощаешь, так и тебе простится, а значит, ты получишь ответ на свою молитву, просьбу.

Существует мнение, что такая страшная болезнь, как рак, вызывается именно непрощением. Негатив накапливается в каждой клеточке, ведь при воспоминании о нанесенной боли сосуды всего тела и головного мозга сужаются от напряжения, происходит скачек или падение давления, а если непрощение держит человека часами, годами?

Психологи предлагают избавиться от непрощения буквально физическим способом. Возьмите сетку и положите в нее камень, величиной с обиду, а теперь носите все это всегда с собой, даже идя в туалет или в ванную. Через неделю добавьте туда пару небольших камешков, теперь к чувству непрощения добавляются собственные чувства вины, понимая, что простить надо, а не можешь. Носить надо до тех пор, пока обида не уйдет из сердца.

Что ждет человека, не освободившегося от обиды, через год, два? Можно ли свободно жить, передвигаться, или все усилия будут уходить на волочение мешка с камнями?

8 способов научиться прощать с Божией помощью

  1. Попросите Бога показать, насколько велика ваша усталость от самих себя в этой ситуации, сколько радости прошло мимо. Запишите все это на отдельном листке.
  2. Напишите негативные последствия этого события на вашу жизнь и проанализируйте, стоила ли ответная реакция затраченных нервов, болезни, унылости.
  3. Запишите все позитивные моменты, которые ждут вас в случае освобождения. Не забудьте указать, что, приобретая свободу, вы оставляете грех.
  4. Напишите письмо обидчику, одно, второе, третье, пишите и рвите, выплескивайте свою проблему на бумагу, но при этом находите, слова прощения. Утверждайтесь в прощении, свободе.
  5. Апостол Павел в послании к Тимофею (1Тим. 6:6) написал, что великое приобретение быть довольным, благодарным. Научитесь спрашивать себя, не почему так произошло, а для чего. Что в этом случае любящий Бог хотел изменить в лучшую сторону? Покопайтесь в себе, и сможете увидеть, как много приобретено за это время. Смеяться при боли, радоваться и терпеть, любить и не обижать. Перенося боль, мы стараемся не делать больно другим.
  6. Проблема требует правосудия? Тогда отдайте ее в руки судьи, пусть он принимаем решения, с которыми придется согласиться. Выпустите обиду из своего сердца в руки правосудия.
  7. Попробуйте отнестись к обидчику, ситуации с самокритикой, посмотрите на происходящее со стороны Бога. Изменить ничего нельзя только в могиле.
  8. Доверьте свою проблему молитве, просьбе к Всевышнему Богу. Просите с верой и властью, как будто все уже произошло, благодарите за освобождение. По вере будет вам дано. (Матв. 9:29)

Прощение не придет сразу, но проходя шаг за шагом, вы сможете освободить себя, бросив мешок с камнями, почувствовать легкость и начать новую жизнь с молитвами, на которые будет отвечать Бог.

Прощеное воскресенье

Церковь, зная ожесточенные гордостью сердца людей, даровала православным верующим Прощеное воскресенье, которое в 2019 году приходится на 10 марта.

Это великая милость Церкви, дающая христианам с чистой от непрощения душой, войти в Великий пост. Прощеное воскресенье — идеальная возможность для православных простить и попросить прощение.

Этот обычай черпает свои корни с древних времен, когда люди заранее обдумывали свои обиды, полученные и нанесенные, и решали все проблемы в дарованное Богом воскресенье, чтобы в чистоте души вступить в Великий Пост. Без прощения, освобождения души от осуждения, неприязни, обиды нельзя получить от Бога благодать войти в Царство Небесное.

Важно! Никакие земные поклоны не откроют Небесные двери без покаяния и прощения.

Прощение в православии: значение и формула прощения, принципы и особенности, мнение и советы священников

— В Новом Завете тема прощения возникает сразу, а Ветхому она что же — чужда?

Протоиерей Константин Пархоменко: Когда в Ветхом Завете говорится око за око, зуб за зуб (Лев. 24, 20), речь не идет о прощении обидчика, но это тем не менее шаг вперед по сравнению с добиблейскими представлениями о кровной вражде — за однажды нанесенную обиду мстили долго, могли убить не только самого обидчика, но и всех членов его семьи. Так что введенный Господом в Ветхом Завете принцип равного воздаяния, конечно, ограничивал зло. Но ни о каком прощении речи не шло. О прощении первым заговорил Христос. Это одна из любимых тем Спасителя, очень много поучений Христа, в том числе притч, связаны с ней. И Христос не просто учит, Он Своим примером показывает идеал прощения. Он никогда ни на кого не держит злобы и, даже умирая на Кресте, прощает Своих мучителей и убийц: Отче, прости им, не ведают, что творят (ср.: Лк. 23, 34). А Своей крестной смертью Он всему человечеству прощает все злодеяния, совершенные ранее. Впрочем, надо пояснить, что Он не вообще всем дарует такое прощение, а тем, кто примет Его как Искупителя и Сына Божьего.

Читайте также:
Грехи и болезни: таблица взаимосвязи в православии, происхождения и исцеления

Итак, человеку дается возможность начать жизнь заново. И бесконечно прощенный христианин, начиная свою христианскую жизнь, также должен простить другим людям. Об этом говорится в молитве, которую оставил нам Сам Христос — «Отче наш»: «И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим». В более древней версии было: «…как и мы простили должникам нашим». Древние христиане отталкивались от того, что они прощены и сами уже всем простили, что теперь они по-новому строят человеческие отношения. Но постепенно Церковь стала понимать, что, к сожалению, мы не дотягиваем до этого уровня — мы хотели бы простить, но пока только учимся прощать. Поэтому слово изменили, чтобы там отражалась вот какая мысль: «Прости нам настолько, насколько мы учимся прощать».

Когда я был мальчиком, у меня был друг, которого я очень любил. И однажды он надо мной посмеялся в присутствии компании дворовых ребят. Для меня это было ударом. Потом он много раз приходил ко мне, но я так и не смог наладить с ним общение. Я был далек от веры, и, помню, меня эта история ранила очень сильно. Мне было очень грустно, что я потерял близкого друга. Хотя, по правде говоря, потерял не по вине того мальчика, а по своей узости и неспособности простить. Теперь я иначе отношусь к подобным человеческим поступкам — прощаю людям, понимаю, что каждый может оступиться, что и сам я совершал грехи по отношению к моим ближним. Вот как в браке супруги постоянно друг перед другом бывают виноваты и постоянно друг друга прощают — и это становится полем для совместного роста. А без прощения рост невозможен.

Елизавета Пархоменко: Христос задает высокие стандарты, и без этого христианство немыслимо. И слова Христа о прощении — одни из самых ярких. Но любому из нас когда-то бывает сложно простить обидчика. Одно дело — сказать: «Я прощаю», другое дело — действительно примириться, принять. И мне бы хотелось здесь разграничить наши поступки и наши чувства. Когда Христос говорил о прощении, Он говорил именно о делах, а не о чувствах.

Мне кажется, что понимание этого снимает с человека чувство вины за «неспособность простить». Потому что одно дело — высокая планка, которая нам задана, и наши чувства в связи с этим, другое дело — понимание того, что нужно сделать вот здесь и сейчас, когда высокий идеал еще не достигнут, а на достижение этого идеала может уйти вся жизнь. И если я в ответ на сделанное мне зло не отвечаю злом, то уже выполняю заповедь Христа. А дальше я уже могу размышлять о том, что мне делать, если я человека прощаю и злом за зло ему не воздаю, но у меня остается в душе очень сильное напряжение, с которым тяжело жить. Как раз с этим люди приходят к священнику и к психологу.

Протоиерей Константин Пархоменко: Да, да. Наше прощение — как понимал его Христос — это прежде всего не психологическая перемена в нас (эмоциональное состояние не изменяется так быстро, особенно если обида нанесена сильная), а наше доброжелательное отношение к тому, кто нас обидел. То есть сначала прощение, выражающееся в нашем добром отношении к обидчику, а потом, надеемся, придет и психологическое прощение. Это как в заповеди о любви к врагам: ведь речь идет не об эмоциях, а о делах любви, о том, что мы не должны воздавать злом за зло, что мы должны делать добро в ответ на зло.

Ко мне часто приходят люди, пережившие большие жизненные потрясения. Например, женщина, над которой в детстве издевался отец — вплоть до сексуального насилия. Она разговаривает со мной, плачет, трясется, говорит, что не может этого простить. И я не могу ее за это осудить. Но я говорю ей: «Даже если Вы не можете простить отца, начните делать ему добро, начните строить с ним общение, не мстите ему тем, что порвали с ним отношения, молитесь Богу, чтобы Он дал Вам силы простить отца в сердце». Если начинает выстраиваться такой диалог, то и внутренне человек как-то меняется.

— Да, прощать необходимо, но как быть с личными границами, их ведь надо как-то защищать…

Елизавета Пархоменко: Есть несколько способов сделать так, чтобы в душу пришел мир. И, как ни странно, некоторые из них ведут в сторону, обратную от прощения. Человек задается вопросом: «Всегда ли хорошо не давать сдачи?». Думаю, что есть разные ситуации, в некоторых из них единственный способ простить — это защитить свои границы, проявить свой гнев. А гнев, как и всякое чувство, создан Богом и дан нам зачем-то, следовательно, может быть полезным. Иногда он позволяет нам сохранять себя, добиваться своих целей. Недаром у нас и агрессивность часто ассоциируется просто с жизненной позицией. Есть также выражение «здоровая агрессия». И важно понять, где проходит грань между агрессией здоровой и нездоровой. Потому что если мои границы переходят раз за разом, то, вероятно, во мне будет расти злость. Она будет расти, накапливаться до тех пор, пока не прорвется наружу, так что всем вокруг будет плохо (мы часто такое видим: человек терпит, терпит, а потом «взрывается»). Либо — другой вариант: накопленная злость выйдет из человека спустя долгое время каким-то «кривым» способом — пассивной агрессией (подсознательное желание идти против требований любых авторитетов.— Ред.). Всё это, конечно, не является прощением, хотя при этом человек может даже декларировать, что он всех простил. Поэтому, мне кажется, важно сказать, что зачастую внутренне простить — это разобраться, где и как мы можем отстоять свои границы.

Мне вспоминается история одной моей клиентки — мы работали с ней год, и она постоянно говорила, как сильно обижена на своего мужа за то, что он не хочет ехать с ней в отпуск никуда, кроме как в дом своих родителей, где нужно было все делать так, как хотят они. Наконец она заявила, что тоже имеет право отдыхать так, как ей хочется, и, если супруг не поедет с ней туда, куда хочет она, отправится отдыхать без него. Это не универсальный совет для всех, но в той ситуации муж ее услышал, сказал: «Конечно, я поеду с тобой, если ты хочешь». Но для нашей темы важно то, что изменилось и ее эмоциональное состояние — обида на мужа исчезла. А ведь сначала муж рассердился, даже стал говорить ей какие-то колкости, но она как-то сразу смогла его простить. Получается, когда человек отстаивает себя как личность, ему бывает легче прощать. Конечно, с такими крайностями, как сексуальное насилие, все гораздо сложнее, а вот в быту порой человек говорит другому: «Стоп! Здесь начинаюсь я!» — то есть проявляет себя достаточно агрессивно, но в душе его злости нет, наоборот, он успокаивается.

То есть не нужно связывать прощение с безусловным разрешением другому поступать с нами так, как он хочет. Отстаивая свои границы, можно продолжать относиться к человеку вполне доброжелательно.

— А если я не обижаюсь на человека, но избегаю с ним общения, потому что не доверяю ему, так как он может представлять для меня какую-либо опасность, значит ли это, что я его не простил?

Протоиерей Константин Пархоменко: Думаю, что нет. Дистанция — это нормально. Но самый достойный, как мне кажется, вариант — открытый, честный, когда, например, я продолжаю с человеком доброжелательно общаться, но не начинаю с ним новых совместных дел. Если человек меня раз за разом обижает, я могу общение и не поддерживать, но сохранять доброжелательное к нему отношение. Можно сказать честно: «Извини, пожалуйста, мне тяжело с тобой общаться, я что-то в себе не могу преодолеть».

Вот пример: у нас в храме был брат, алтарник, который любил тайком запускать руку в церковную кружку. Это было замечено один раз, другой, третий, ему деликатно сделали замечание, он пытался как-то выкрутиться. Все поняли, что от этого брата можно ждать подобных поступков и впредь. Однако отношение к нему не изменилось. С ним продолжали доброжелательно общаться, просто его больше не ставили в ситуацию, которая могла бы его искусить, и, так или иначе, контролировали. То есть у нас не было негатива по отношению к нему, было понимание, что все люди немощные и что вот этот наш брат не может свою немощь победить. Знаете, на радиостанции «Град Петров», куда я хожу записывать передачи, раньше висело объявление, которое мне очень нравится: «Дорогие братья и сестры! Не оставляйте вещи без присмотра, не искушайте немощных доступностью денег».

Читайте также:
Пояс Богородицы: история и описание, чудеса и значение, где находится и как добраться, зачем и как носить

Елизавета Пархоменко: Это зависит от того, о каких людях идет речь, чего они хотят добиться. Я думаю, что простить человека так, чтобы потом еще и строить с ним отношения, можно, если человек этого прощения просит. И иногда для того, чтобы человек попросил прощения, достаточно просто сказать ему о том, что он нас обидел. Это часто происходит в семьях — я вижу это в работе с моими клиентами: иногда человеку стоит только попросить прощения, как он тут же это прощение получает.

— Но не следует ли христианину отказаться от защиты личных границ, доверив их исключительно Богу? Преподобный Серафим Саровский не только простил напавших на него разбойников, но и запретил их преследовать по закону, то есть вторгся и в юридическую область.

Протоиерей Константин Пархоменко: Думаю, что это зависит от личного решения человека в конкретной ситуации. Бывает, что возможно не одно, а несколько правильных решений. Мы знаем, что разбойники, напавшие на Серафима Саровского, покаялись. Может быть, это Господь святому открыл, что их не нужно преследовать. А какие-то другие могли не покаяться — их бы отпустили, а они пошли бы и кого-то другого ограбили или зарезали. Так что история с Серафимом Саровским — это исключительный случай, возможный, в первую очередь, со святым человеком. Ее ни в коем случае нельзя возводить в общее правило. Нельзя не давать вершиться правосудию, которое ограничивает распространение зла.

— Даже и в церковной среде порой приходится слышать, что прощать мы должны только тех, кто прощения у нас просит, а если человек не просит, то какое же может быть ему от нас прощение…

Протоиерей Константин Пархоменко: Христос же не ставил никаких условий для нашего прощения. Он не говорил: «Прощайте после того, как у вас попросят прощения». Он заповедал нам любить наших врагов. Подразумевается, что враг у нас прощения не просит,— ведь если он попросит, то уже перестанет быть нам врагом.

Елизавета Пархоменко: Как ни странно, мы сами решаем, прощать или не прощать, злиться или не злиться. Часто можно услышать: «Я злюсь и ничего не могу с этим сделать». На самом деле может. И первый шаг здесь — принятие на себя ответственности за свое состояние: «На самом деле это я злюсь, это не тот другой человек отвечает за мою злость. Кнопочка включения и выключения моей злости находится не где-то там, а во мне».

— Если человек говорит: «Что мне делать? Как мне простить?»значит он уже ищет решение. А если человек такого решения не ищет? Как подвести к мысли о необходимости прощения?

Елизавета Пархоменко: Если человек не хочет прощать и доволен этим, то, пока с ним не случится что-то, что подвигнет его именно к прощению, его невозможно заставить простить. Точно так же как алкоголика невозможно убедить в том, что ему пора бросить пить, пока у него самого не созреет такое решение. Возможно, для этого ему придется дойти до дна.

Протоиерей Константин Пархоменко: Одно дело — простить человека, который у тебя взял деньги и не отдал, другое — простить убийцу твоего ребенка. Возможно, во втором случае человек в этой жизни и не сможет простить. Но как христианин он может сделать все возможное для этого, молиться, чтобы Господь дал ему мир в душе.

Елизавета Пархоменко: Невозможность простить обидчика и отпустить ситуацию ведет к застреванию в ситуации. Именно это происходит с жертвами насилия. Они застревают и не развиваются, например не могут строить новые отношения. Поэтому у них путь к прощению лежит поначалу через какую-то злость, сильную и страшную, такую, с которой сложно соприкоснуться, но ее нельзя обойти или перепрыгнуть. Это путь от противного, и это особая проблема. Часто люди приходят на консультацию, и как только касаются определенной темы, то как будто теряют ощущение реальности. У человека есть и хорошая семья, и хорошая работа, и еще много чего, а он сидит как замороженный и злится вместо того, чтобы жить. Думаю, что, во-первых, нужно все-таки взять на себя ответственность за свою злость, а во-вторых, посмотреть за нее. За злостью всегда стоит боль. Нужно обратиться к этой боли. Потому что злость — защитная реакция, легче злиться, чем разбираться со своей болью, со своей потерей. А когда человек принимает реальность, злость уходит, в ней больше нет необходимости.

Протоиерей Константин Пархоменко: И в духовной жизни то же самое. Если человек считает себя христианином, но не прощает, то происходит остановка в духовном росте.

— А как самому себе ответить на вопрос, простил ты или нет?

Протоиерей Константин Пархоменко: Как духовник, я вижу следующее: приходят люди, что называется, «ультраправославные», соблюдающие все посты, читающие акафисты. Говорят, что всех простили и всех любят, но начинается исповедь, и из человека изливается просто поток осуждения. Вероятно, у них накопились неразрешенные проблемы, в которых они сами себе боятся признаться. Идеал прощения — это принять обидчика в его прежнем статусе. Помните, как в евангельской притче отец принимает блудного сына (см.: Лк. 15, 11-32)? Он возвращает ему все, вплоть до права опять считаться наследником своего состояния. А если так не получается, значит надо с этим работать.

Елизавета Пархоменко: Когда человек говорит, что всех простил, а на самом деле это не так, то его слова — тоже защитная реакция, которая позволяет ему не задумываться о том, что происходит в его душе. В этом смысле верующему человеку бывает сложнее, потому что ему страшно признаться себе в том, что он злится: он знает, что это грех, что он обязан простить. И если мы говорим не о первой стадии, когда нужно просто не делать обидчику зла, а о следующей — о том, чтобы внутренне отпустить ситуацию, вернуть себе душевный мир,— то мы возвращаемся к тем способам, о которых уже говорили: отстаивание своих границ, соприкосновение со своей болью или выстраивание диалога с обидчиком.

Протоиерей Константин Пархоменко: Хочу вспомнить еще формулу, выраженную святыми подвижниками: наши враги — наши друзья, потому что они помогают нам что-то понять, к чему-то прийти, стать лучше, чем мы были. Древний подвижник авва Дорофей сказал замечательную вещь: «Каждый молящийся Богу: “Господи, дай мне смирение!” — должен знать, что он просит Бога послать ему кого-нибудь оскорбить его». Живя в этом мире, мы не можем избежать встреч с людьми, которые нас так или иначе ранят. Но каждая такая встреча — возможность открыть себя, честно на себя взглянуть, увидеть свою слабость, увидеть в себе отсутствие настоящей любви, терпимости — и с этим работать.

«Саратовская областная газета» № 74, май 2017 г.

Формула прощения

Митрополит Антоний Сурожский писал, что для того, чтобы простить серьезные вещи — предательство, убийство, иногда требуется вся жизнь. А Церковь призывает прощать своих обидчиков перед каждым причастием. Как же научиться прощать?
По мнению священника Константина КОБЕЛЕВА, настоятеля храма Покрова Божией Матери в Бутырской тюрьме, учиться прощать можно поэтапно.

Каждая литургия — последняя

— Вот человек охвачен гневом, подавлен несправедливостью, но он помнит заповедь о прощении и искренне хочет ее исполнить. С чего начать?
— У заключенных очень мало времени на то, чтобы осознать, кто истинный враг, а кто ложный, простить своих обидчиков, отойти от мысли о мести и примириться с Богом. Время литургии в храме — один-два часа, и неизвестно, когда они в следующий раз попадут на службу и на исповедь. Фактически у нас даже нет богослужебного круга. Мы, конечно, празднуем некоторые праздники, но заключенные не могут жить в кругу церковных праздников, у них нет возможности ходить в храм по своему желанию. Поэтому здесь все должно быть теперь и сразу: как говорится, и смерть, и воскресение, и Пасха, и все двунадесятые праздники. Каждая литургия в Бутырке, возможно, последняя в жизни. Даже есть такая традиция: в конце службы, перед прощанием и целованием креста, заключенные целуются со священником как на Пасху. И тюремный священник за очень короткий срок должен потребовать от них «по максимуму»: осознать свой грех, покаяться в нем и отказаться от мести.

Читайте также:
Православие и гражданский брак: отношение церкви и мнение священников, тонкости и нюансы

Поэтому «формула прощения» у нас проста — даже не переставая считать кого-то своим врагом, можно отдать его в руки Божии. И я так объясняю это заключенным: если мстить будешь ты, тогда Бог не будет ничего делать. Он скажет: «Ты разбираешься с ним сам — ну и разбирайся своими средствами». А много ли может человек? В крайнем случае, он может убить. Но это максимум. А вот Бог, если Он будет наказывать, сделает это совсем иначе. Господь может, например, остановить преступника, чтобы тот больше не повторял своих злодеяний, или привести его житейскими обстоятельствами к тому, чтобы он понял свою вину, и это может быть гораздо большим, чем просто кого-то «ликвидировать». Я говорю заключенным, чтобы они отошли в сторону, предоставили Богу наказывать обидчиков. Кстати, не нужно бояться слова «наказание» — оно происходит от слова «наказ», «сказ». Когда Бог наказывает — это значит, что он человеку как бы хочет дать какую-то информацию, учит, вразумляет. Мы понимаем «наказать» как «покарать», но на самом деле слово «наказать» не содержит в себе такого трагического значения. Наказания мы вполне можем просить у Бога для кого угодно и даже для себя самого. А уж Господь, когда будет разбираться, сделает так, что всем будет хорошо. В конце концов, и обидчику тоже. Отдавать в руки Божии — это, мне кажется, вполне духовное действие — просить вразумления для данного человека от Бога, когда мы видим, что мы сами его не можем вразумить.

Попробуй полюби занозу

— Но даже помолившись и отдав обидчика Богу, трудно заставить себя забыть о нем и об обиде.
— Раз уже отдал в руки Божии — чего ты будешь дальше думать о нем? Чем быстрее ты сможешь о нем забыть и отвлечься, тем быстрее, возможно, придет и истинное прощение. Потому что если какой-то человек для вас стал раздражителем, как заноза: вонзилась в руку и болит, пока ее не вытащишь — не отойдешь в сторону от обидчика, — то попробуй полюби эту занозу — а ведь она доставляет тебе постоянную боль. Так что первый этап — отдав наказание в руки Божии, отключиться от ситуации и перестать думать об обидчике. И это будет то же самое, что вынуть занозу. Ведь когда вытаскиваешь занозу, уже не думаешь, где она лежит и как поживает. Второй этап — когда ситуация уже не вызывает гнева, не раздражает, когда ты с ней смирился, то можно поинтересоваться, где же этот мой враг, что там с ним, может, ему помочь как-то. Ведь высшая степень отношения к врагам — делать им добро. Потому что, делая добро обидчику, мы собираем на его голову горящие угли Божьего гнева. Но это опять же хорошо, потому что гнев Божий — это совсем не то что наш гнев. Господь милостив, Господь плохого, вредного для спасения никому не сделает. Я бы так объяснил прощение: если мы перестали обижаться на данного человека и делаем ему что-то хорошее. Но тому человеку это может быть очень больно, потому что он может вспомнить: ой, мне он помог, а я его обидел. И вот здесь может действительно утихнет зло и прийти раскаяние. А если мы будем делать только злое или просто злиться, он будет ощущать зло и оправдываться. А если он нам делает зло, а мы ему делаем добро, мы у человека уже отнимаем возможность себя оправдать. И каждый раз, не отвечая злом на зло, мы все-таки повышаем вероятность того, что человек может раскаяться.

— А если кто-то просит прощения, а у человека все кипит внутри. Как поступить честно?
— Наша Церковь давно выработала правильные формы — в таких случаях мы говорим: «Бог простит». Не важно, прощаю ли я. Хотя некоторые добавляют «и я прощаю» — но этого можно и не говорить, потому что кто мы такие, чтобы прощать? Мы же не можем действительно человека простить. То есть самое высшее, что возможно человеку на пути к прощению, когда он действительно искренне желает, чтобы его врага, или обидчика, или недоброжелателя Бог простил.

— А как убедиться в том, что ты простил искренне? Как не остаться в самообмане?
— Честно говоря, я считаю, что мы вообще не можем простить искренне и до конца. Я считаю, что мы плохо умеем прощать. Как говорил святитель Игнатий Брянчанинов, все мы находимся в прелести. Наверно, бывают и исключения: если ты подружился со своим обидчиком, стал ему соработником, не поминаешь старое — в этом случае можно сказать, что обида искренне прощена. Но чаще всего это невозможно. И даже не надо этим делом заниматься и мучиться, страдать этим. Самое лучшее — просто отойти. Насильно мил не будешь, и свою душу тоже нельзя насиловать — заставить кого-то полюбить. Среди православных людей тоже не всегда складывается психологическая совместимость по каким-то вполне объективным причинам, хотя оба хорошие люди. Необязательно дружить с человеком, с которым дружить не получается. Вообще, как говорили святые отцы, к себе нужно относиться, как к ослику. Ослик хорошее животное, где-то выносливее лошади, но порой упрямится и его не переубедишь — только хуже будет. Так и к себе нужно относиться — уговаривать себя в чем-то то поры до времени, но чрезмерное насилие над собой может сыграть и плохую роль. Сказано: возлюби ближнего, как самого себя. Себя тоже нужно любить. Любить себя — это значит заботиться о своем собственном спасении и понимать свои границы. Не все нам доступно. Поэтому не следует бояться быть ограниченным в каких-то рамках. Здесь, конечно, хорошо советоваться с духовником и делать как он скажет — может быть, вы задумали хорошее дело, но оно вам не по зубам. Я это рассказываю, потому что кто-нибудь может начать умышленно выискивать своих старых врагов, чтобы с ними подружиться, чтобы проверить, полностью ли я их простил или не полностью? Эдак можно в гордость впасть. Считайте лучше, что не полностью простили.

Гневаясь, не согрешайте

Крестный ход вокруг храма в Бутырской тюрьме (на фото слева о. Константин Кобелев). О. Константин: «В тюрьме жизнь человека, пришедшего к Богу, сильно меняется. Я часто вижу, как заключенные, пришедшие к вере, выходят досрочно на свободу. Господь принимает их покаяние и прощает грех. Только, к сожалению, общество простить их не в состоянии».

— Как прощение сочетается с праведным гневом?
— Чувство гнева для нас естественно. Гнев дан человеку для того, чтобы с помощью этого чувства бороться с бесовскими искушениями. Гнев — это полное отрицание чего-либо, он дан человеку как щит, направлять его надо против врагов нашего спасения, и в первую очередь против врагов невидимых. Но «гневаясь, не прегрешайте» — говорят святые отцы о том, что иногда мы применяем гнев против людей. Мы должны гневаться только на грех, ненавидеть грех, но жалеть грешника, даже если он преступник.

Отец Глеб Каледа говорил, что есть грех, который является преступлением, и есть грех, который не является преступлением, также есть и преступление, которое не является грехом. Понятие греха и преступления полностью не совпадают. Взять хотя бы наших новомучеников: с точки зрения советской власти они были преступниками — а для нас они святые. И наоборот. Женщина совершает аборт: с точки зрения общества все нормально, а с точки зрения Бога это — страшное дело, убийство. Отец Глеб, например, вообще не рассматривал человека как преступника, потому что для тюремного священника все эти люди не преступники, для него они кающиеся грешники, которые находятся на разных стадиях покаяния. И задача священника в том, чтобы помочь человеку найти в себе силы подниматься от ступеньки к ступеньке.

— Когда общество требует введения смертной казни, значит ли это, что оно отказывает в прощении своим преступникам?
— Лишать человека жизни — это значит лишать его примирения с людьми и с Богом. Как говорил отец Глеб Каледа, «мы расстреливаем не того человека, которого приговаривали»; и в их числе было много людей озлобленных, которые уходили, считая общество виноватым перед ними. Не говоря уже про такие известные случаи, как, например, с маньяком Чикатило. Пока его ловили — расстреляли несколько невиновных человек. Их приговаривали к смертной казни, а Чикатило объявлялся снова. Так было шесть раз. Общаясь с пожизненно заключенными, я вижу, что в основном это люди не умершие духовно. Жизнь, которая им оставлена, — оставлена им не зря. Дико даже подумать, чтобы кого-то из них расстрелять. Пожизненно заключенные и так живут не очень долго — пять-восемь лет. Тяжесть грехов гнетет человека, и его жизнь довольно скоро кончается. А если такой, действительно виноватый, человек долго живет после вынесения приговора, это о чем-то говорит, это тоже свидетельство того, что его жизнь приобрела новый верный смысл, — как же такого «нового» человека расстреливать? Может быть, он раскаялся и прощен Богом? В тюрьме жизнь человека, пришедшего к вере, вообще сильно меняется. Я часто вижу, что заключенные, которые проявляют усердие к вере, очень часто выходят досрочно на свободу. Господь принимает их труды и прощает их грех. Только, к сожалению, общество простить их уже не в состоянии. Выйдя на свободу, бывшим заключенным бывает трудно найти себе работу, как-то устроиться в жизни — это способствует их озлоблению. А зло порождает зло.

Читайте также:
Православные четки: значение и виды особенности выбора и правильного использования

— Почему прощать так трудно?
— Прощать трудно по нашей гордости. А борьбе с гордостью нет предела, это вопрос всей жизни. Но в первую очередь простить надо самого себя. Нам сказано Богом — люби ближних, как самого себя, а это значит, что себя тоже надо простить. Не судить не только других, но и себя не судить, не пытаться приклеить ярлык: вот я хороший или я плохой. Просто иметь перспективу, понимать, что самое главное — смириться. Не с грехом, а принять себя, осознать, как мы несовершенны. Представьте подсвечник: посмотришь на него сбоку — одна свечка выше, другая ниже, а посмотри на него сверху — все, чего ты там достиг в жизни, долго ли ты горел, много ли ты там насветил или мало, — разницы для Бога в этом нет. Горел ты и горел, стремился к Богу — значит, Господь тебя простит и возьмет к Себе. Иногда поднимают такой вопрос: кто будет спасен? Есть такое мнение, что все, кто хотят, все попадут в рай. Но, конечно, надо не просто сказать «я хочу», это нужно показать своей жизнью. И всегда, в самых тяжких своих случаях мы должны помнить о Христе, который, безвинный, с Креста молился: «. Отче! прости им, ибо не ведают, что творят» (Лк. 23: 34).

Текст и фото: Екатерина СТЕПАНОВА. Рисунок Петра Захарова.

Святые отцы о прощении

СВЯТЫЕ ОТЦЫ О ПРОЩЕНИИ

Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими; когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов; а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и всё, что он имел, и заплатить; тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен. Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и всё отдам тебе. Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему всё бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его

СВЯТИТЕЛЬ ФЕОФАН ЗАТВОРНИК

Мысли на каждый день

Притчу о двух должниках Господь заключил такими словами: «Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его». Кажется, такая малость требуется: прости и будешь прощен; а когда прощен, то и в милость принят; а когда в милость принят, то стал участником во всех сокровищах милости. Стало быть, тут и спасение, и рай, и вечное блаженство. И такое великое приобретение за такую малость, что простим!. . Да, малость, но для самолюбия нашего нет ничего тяжелее, как прощать. Ненамеренную какую-нибудь неприятность, тайно причиненную нам, так чтоб никто не видал, мы еще, пожалуй, простим; но чуть что почувствительней да при людях, хоть не проси: нет прощения. Бывают обстоятельства, что хочешь — не хочешь, а высказать неудовольствия нельзя, — и молчишь: но язык-то молчит, а сердце говорит и строит злые планы. Повыссься неприятность еще на одну линию, — и удержа нет: ни стыд, ни страх, ни потери, ничто не удержит. Вскипевшая самость делает человека словно помешанным и поддавшийся ей начинает городить глупости. Такому несчастью больше всего бывает подвержены люди не какие-нибудь, а чем кто цивилизованней, тем чувствительней к оскорблениям, тем меньше прощает. Снаружи отношения иногда все еще остаются гладкими, но внутри решительный разлад. А между тем, Господь требует, чтобы прощали от всего сердца.

СВ.ПРАВЕДНЫЙ ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ

Моя жизнь во Христе, часть 1

…любя друг друга, надо терпеть друга друга и оставлять, прощать другим их погрешности против нас, чтобы и Отец наш небесный простил нам согрешения наши [Мф. 6, 14].

Ближний — равноправное мне существо, тот же человек, что я, тот же образ Божий; и как он то же, что я, то и любить его надо мне, как я сам себя люблю. Возлюбити искренняго твоего яко сам себе [Мф. 22, 39], — надо наблюдать его, как свою плоть и кровь: обращаться с любовью, кротко, ласково, прощая погрешности его, как себе охотно прощаю, как сам жажду от других прощения или снисхождения моим немощам, т.е. чтобы и не замечали их, как бы их не было, или заметили ласково, кротко, любезно, доброжелательно.

Себе все легко прощаешь, если согрешишь против Бога или против людей, легко извиняй и других. Люби ближнего как себя, прощай ему много. Коль краты аще согрешит в мя брат мой, отпущу ли ему до седмъ крат? не глаголю тебе, до седмь крат, но до седмьдесят крат седмерицею [Мф. 18, 21, 22], говорит Господь. В этом и познается любовь. Даже мало еще этого для любви: любовь любит врагов своих, добро творит ненавидящим, благословляет проклинающих ее и молится за творящих ей обиду [Лк 6, 27, 28].

Чтобы не помнить тебе злобы против тебя ближнего, а от души прощать его, вспомни, что ты сам не чужд злобы, равно как и всех других страстей. Признавай немощи и страсти ближнего за свои собственные: прощающе друг другу, якоже и Бог во Христе простил есть вам [Ефес. 4, 32]. О, как я грешен, противен по грехам моим очам Божиим, людям и даже себе самому! Кто же для меня может быть более противен, кроме меня самого? Воистину никто; в сравнении со мною все праведники. Буду же я немилосердно гневаться на себя и прощение обид и погрешностей ближнего против меня непотребного считать за особенное счастье, да и мне долготерпеливый, щедрый и милостивый Господь простит хотя некоторые согрешения. Я должен помнить, что этим только я и заслуживаю себе милость Владыки, иначе мне давно не надлежало бы жить.

Ближнего надо еще более любить тогда, когда он согрешает против Бога или против нас, ибо он тогда болен, тогда он в беде душевной, в опасности, тогда-то и надо помилосердствовать и помолиться о нем и приложить к его сердцу целительный пластырь — слово ласки, вразумления, обличения, утешения, прощения, любви.

Часто мы озлобляемся на людей прямодушных и открытых за то, что они прямо обличают наши неправды. Такими людьми надо дорожить и прощать им, если они смелою речью обрывают наше самолюбие. Это врачи, в нравственном смысле, которые острым словом обрезывают гнилости сердечные и, чрез пробуждение нашего самолюбия, производят в душе, омертвевшей грехом, сознание греха и жизненную реакцию.

Читайте также:
Православие и йога: отношение церкви и мнение священников, тонкости и нюансы, ответы на частые и популярные вопросы

Я сам ежеминутный должник Господу духовно и телесно: духовно — грехами и телесно — туне получая от Него вещественные дары: пищу, питье, деньги, одежду, воздух, теплоту, свет, вообще многоразличное довольство жизненное. Как же мне не иметь удовольствия прощать долги ближнему моему, духовные и вещественные, когда Господь мне прощает бесчисленное множество их? Как мне не давать даром Божьих же даров, когда мне Господь без числа туне подает все блага духовные и вещественные: свет уму и сердцу, покой и радости сердцу, познания многоразличные — до струи воздуха? Да это было бы уродливо мы одно тело и друг для друга члены и непременно взаимно одолжены чем-либо; так и в общественном теле невозможно обойтись без того, чтобы нам не были должны другие или мы не были бы должны другим. И нельзя нам не прощать друг другу долгов: как в теле естественно одни члены часто живут на счет других, например желудок на счет головы или на счет рук и ног, так и в обществе. А главное, надо помнить, что мы все имеем туне от Бога и сами Ему бесконечно много должны, и Он прощает нам с любовью долги наши, лишь бы мы оставляли должникам нашим. Будем же охотно и усердно прощать ближним долги их нам; станем приносить Богу ежедневно эту жертву и будем жить в любви.

Оставляем должником нашим. Это значит не иметь на ближнего, провинившегося против нас (намеренно, с упорством, или ненамеренно), огорчения, вражды и озлобления, но прощать ему вину в простоте сердца, представляя живо свои немощи и грехопадения и сохраняя к ближнему-виноватому ту же любовь и те же чувства приязни, какие имели к нему до вины.

Часть 2

…хочешь и любишь, чтобы Бог прощал тебе грехи, за обычное считай прощать грехи и людям, согрешающим против тебя, зная, что любовь долготерпит и милосердствует.

Ты сам ежедневно крепко нуждаешься в прощении тебе грехов Отцом Небесным и молишься: остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим [Мф. 6, 12]. А если хочешь, чтобы грехи были прощены тебе, прощай брату его согрешения против тебя. Аще бо отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный; аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших [Мф. 6, 14, 15].

…богатые должны помогать бедным, по возможности подавать милостыню, принимать странных, посещать больных, утешать печальных, наставлять невежд, вразумлять заблуждающихся, прощать обиды, памятуя, что мы все Христовы.

…любовь скора к снисхождению и прощению.

Прощай должникам твоим и знай, что как тебя враг смущает и вооружает враждебно против других, так и их смущает и вооружает против тебя.

Душеполезные поучения

Можешь также, когда согрешит перед тобою брат твой, помиловать его и простить ему грех его, чтобы и ты получил прощение от Бога; ибо сказано: отпущайте и отпустится вам (Лук. 6, 37); и так ты окажешь милость душе брата своего, прощая его, в чем он согрешил против тебя, ибо Бог дал нам власть, если хотим, прощать друг другу согрешения, между нами случающиеся.

Вспомни, что и ты побеждаешься страстию гнева, и судя по своей собственной немощи, имей сострадание к брату твоему, благодари, что нашел случай простить другого, чтобы и тебе получить от Бога прощение в больших и более многочисленных (согрешениях); ибо сказано:отпущайте, и отпустят вам (Лук. 6, 37).

Главы о подвижничестве и безмолвии

Если ты ненавидишь того, кто причиняет тебе неприятность, не слушается тебя и ссорится с тобою, то и ты, как язычник. Но молиться надлежит о таком, да прощено ему будет (то, в чем он согрешил тебе).

Милостыня есть — прощать.

…свидетельства Писаний побуждают нас испытать самих себя, не имеем ли, трудясь (в делании должного), злобы на ближнего или не держим ли гнева на него, не прощая ему (чего-либо); чтоб это не сгубило труда нашего. В таком случае и Господь наш Иисус Христос не поможет нам в тот час, когда будут обижать нас враги наши. Ибо Он Сам строго укорил некиих таковых, говоря: Рабе лукавый, весь долг он отпустих тебе, понеже умолил мя еси. Не подобаше ли и тебе помиловати клеврета твоего?

Приучи язык свой просить прощения, и снидет на тебя смирение.

Если кто солжет пред тобою, не гневайся, но скажи: прости мне.

Если кто начнет судить брата своего в твоем присутствии, то, хотя судимый будет из числа тех, которые тебя самого судят, скажи ему со смирением: прости мне, брат мой, грешен я и немощен и повинен сам тому, о чем ты говоришь; почему не могу этого слышать.

СВЯТИТЕЛЬ ФИЛАРЕТ МОСКОВСКИЙ

Сочинения, том 4

…к стыду нашему, Христиане, мы забываемся, и помилованные не милуем, и прощаемые не прощаем.

Прощай согрешающему от сердца, с любовию: а между тем, если можешь и должен, исправляй его с благоразумием и также с любовию. Аминь.

…кто может достаточно изъяснить действие милующей благодати Божией, которая, как все Божие, непостижима? И нужно ли сего требовать? Когда милосердый Заимодавец обещает тебе простить тьму талантов долга, с условием, чтобы ты простил своему должнику сто пенязей, или дал несколько пенязей не одолжившему тебя: надобно ли останавливаться и разыскивать, для чего нужно сие условие? Не благоразумнее ли поспешить оказать малую милость, чтобы воспользоваться милостию великою?

Вы говорите: остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; то есть: прости нам грехи наши, как и мы прощаем всякому оскорбившему нас. Если вы говорите cиe без особеннаго внимания, без предварительнаго испытания своего сердца: то легко может случиться, что во время молитвы вашей, в нем таиться будет вражда, или огорчение на ближняго, и следственно слова уст: как мы прощаем, так прости нам, от состояния сердца, по необходимости, получат превратный смысл: как мы не прощаем, так и нам не прости. Чтобы предохранить себя от сей погрешности, которая, очевидно, испровергает действие молитвы, нужно тщательно испытывать миролюбивое расположение нашего сердца…

Если бы твой заимодавец прощение такого долга, за который ты мог бы умереть в темнице, предлагал тебе под условием, чтобы ты простил маловажный долг твоему должнику: безумно было бы не принять сего легкаго и выгоднаго условия потому только, что ты не догадываешься, почему оно предложено. Подобно сему, когда Бог прощение грехов, за которые подлежал бы ты вечной смерти, обещает тебе, под условием, чтобы ты простил ближнему какое-нибудь оскорбление, примирился с ним после какого-нибудь недоразумения: безумно было бы лишать себя великаго прощения Божия, потому только, что ты не догадываешься, для чего так настоятельно требуется твое малое прощение ближнему, или примирение с ним.

Том 5

Вспомним закон, исполним волю Божественнаго Начальника мира – непомнить зла, прощать оскорбления, быть мирными даже с ненавидящими мира (Псал. CXIX. 6), кольми паче с предлагающими прекращение вражды, и простирающими руку мирную. Да угаснет гнев. Да прекратится негодование. Мир не только оружию, не только градам и весям; мир помышлениям сердечным, мир душам в глубине их.

СВЯТИТЕЛЬ ИГНАТИЙ БРЯНЧАНИНОВ

Аскетические опыты, том 1

Прощение всех, всех без исключения обид, и самых тягчайших — непременное условие успеха в молитве.

Желающий заняться подвигом молитвы! Прежде, нежели приступишь к этому подвигу, постарайся простить всякому огорчившему, оклеветавшему, уничижившему тебя, всякому, причинившему тебе какое бы то ни было зло.

Когда от души простишь всем ближним согрешения их: тогда откроются тебе твои собственные согрешения. Ты увидишь, сколько нуждаешься в милосердии Божием, сколько нуждается в нем все человечество: ты восплачешь пред Богом о себе и о человечестве.

Преподобный авва Дорофей в начале своего поучения о смирении полагает, как бы краеугольный камень в основание здания, следующее изречение одного из святых старцев: «Прежде всего нужно нам смиренномудрие, и мы должны быть готовы против каждого слова, которое услышим, сказать прости: потому что смиренномудрием сокрушаются все стрелы врага и сопротивника». В отвержении оправдания, в обвинении себя и в прошении прощения при всех тех случаях, при которых в обыкновенной мирской жизни прибегают к оправданиям и умножают их, заключается великая таинственная купля святого смирения. Ее держались и ее завещавают все святые Отцы.

Пред людьми должно вести себя осторожно и благоговейно, но просто, молчанием отвечая на похвалы, им же на порицания, кроме тех случаев, когда прошение прощения и, при нужде, умеренное объяснение могут успокоить и примирить к нам порицающего.

Читайте также:
Проклятия и православие: существуют ли проклятия и отношение церкви к ним, борьба с ними и молитвы

Убойся, молкни: присутствует Создатель! Ему принадлежит суд над тварями Его; Ему — одинаково простить пятьсот и пятьдесят динариев греховного долгу: Он всемогущ и богат бесконечно. Фарисей обыкновенно выпускает это из своего расчета! Видя у ближнего пятьсот динариев долгу, он не обращает внимания на свои пятьдесят, даже не считает их долгом, между тем как определение Божественного Суда возвещает, что обоим им отдать нечем, что оба они равно нуждаются в прощении долга.

Господь заповедал нам прощать ближним нашим согрешения их против нас: аще бо отпущаете, сказал Он, человеком согрешения их, отпустить и вам Отец ват небесный. Аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш небесный отпустит вам согрешений ваших [38]. Из этих слов Господа вытекает само собою заключение, что верный признак отпущены нам грехов состоит в том, когда мы ощутим в сердце нашем, что мы точно простили ближним все согрешения их против нас. Такое состояние производится, и может быть произведено, единственно Божественною благодатью. Оно — дар Божий. Доколе мы не сподобимся этого дара, будем, по завещанию Господа, пред каждою молитвою нашею рассматривать нашу совесть, и, находя в ней памятозлобие, искоренять его вышеуказанными средствами, т.е. молитвою за врагов, и благословением их. Когда ни вспомним о враге нашем, — не допустим себе никакой иной мысли о нем, кроме молитвы и благословения.

Кто занят глубоким рассматриванием самого себя, кто видит себя оскверненным бесчисленными грехами, кто признает себя достойным вечной муки, и уже оплакивает, как присужденного к ней: тот мало видит или вовсе не видит недостатков в ближнем, удобно извиняет те недостатки, которые видит, — охотно, от сердца прощает все обиды и оскорбления.

Тяжким сначала представляется вступление в искушения; но без них невозможно научиться прощению всех обид, любви к врагам, зрению во всем промысла Божия, этим высочайшим, окончательным, по отношению к ближнему, заповедям Евангелия. Если же внутренний человек не будет образован всеми заповедями: то он не может соделаться жилищем Святого Духа.

Том 2

Простим отцам и братиям нашим, близ и далече пребывающим, живым и отшедшим, все оскорбления и обиды, нанесенные ими нам, как бы эти обиды тяжки ни были. Завещал нам Господь: Егда стоите молящеся, отпущайте, аще что имате на кого, да и Отец ваш, Иже есть на небесех, отпустит вам согрешения ваша. Аще ли же вы не отпущаете, ни Отец ваш, Иже есть на небесех, отпустит вам согрешений ваших.

О стяжании этого [благодатного, духовного] милосердия говорит Апостол, когда завещает уверовавшим во Христа: Облецытеся якоже избраниии Божии, святи и возлюбленни, во утробы щедрот, благость, смиренномудрие, кротость и долготерпение: приемлюще друг друга и прощающе себе, аще кто на кого имать поречение: якоже и Христос простил есть вам, тако и вы.

Христианское прощение

Христос учил прощать обиды. Православие и прощение неотрывно связаны друг с другом

Прощение — одна из основ христианской религии. Начало положено еще в Ветхом завете:

Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более.

Прощение – центральный постулат православия и одна из его основ.

Он [Господь] прощает все беззакония твои, исцеляет все недуги твои

В Евангелии много говорится о прощении:

А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный

Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи, но до седмижды семидесяти раз


Христос учил прощать своих обидчиков и не держать на них зла
(Лк. 6:35-38)

Но вы люби́те врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд. Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете; давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам.

Наблюдайте за собою. Если же согрешит против тебя брат твой, выговори ему; и если покается, прости ему; и если семь раз в день согрешит против тебя и семь раз в день обратится, и скажет: «каюсь», — прости ему (Лк. 17:3-4)

Тогда государь его призывает его и говорит: «злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?»

И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его


Апостол Павел в своих посланиях уделил место и прощению
Тему прощения развивает апостол Павел:

как Христос простил вас, так и вы (Колос. 3:13)

Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас; но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас (Еф.4:31-32).

А где прощение грехов, там не нужно приношение за них (Евр. 10:18).

Обида – свидетельство духовной слабости

Обида возникает, когда человеку кажется, что с ним поступили неправильно и несправедливо, не так, как следовало бы, и не так, как он заслуживает. Такое часто бывает из-за собственной гордыни. Не всегда мы вовремя и правильно распознаем то, что хотел сказать другой человек, и часто обижаемся по пустякам.

Обида – это болезненный удар по душевному состоянию человека. Зачастую вместо того, чтобы напрячь духовные силы и с достоинством отразить этот удар, человек грешит, поддаваясь гневу и унынию. В этот момент его душа открыта для бесов. Но Господь не просто так попускает подобные вещи. Он делает это, чтобы сам человек вырос в духовном плане, укрепился в вере и боролся с гордыней. И не надо бояться просить Господа о помощи в борьбе, ведь если кто и может помочь человеку, то только Он.

Не стоит забывать и о том, что гораздо лучше осознавать, что на тебя возвели напраслину, нежели осудили за дело. Как говорил Катон: «По мне, так пусть лучше люди спрашивают: «почему Катону нет памятника?», чем «почему Катону поставили памятник?». Обижаться на то, чего не было, бессмысленно. Осознание этого поможет простить человека, который нанес «обиду».


Язычник Катон Старший на некоторые вещи смотрел взглядом, близким к христианскому

Стоит помнить и о каре Господней, которая обязательно настигнет обидчика, если он поступает неправедно.

Для христианина важно уметь простить обидчика и отпускать обиды. Путь к прощению — смирение

Непрощенная обида — страшная вещь. Она будет отравлять жизнь человеку до самого ее конца.

Первое, что нужно сделать, когда ты чувствуешь, что в уме появилась мысль об обиде на человека — постараться отбросить ее сразу. Если этого не сделать, то вскоре начинаешь рассуждать в себе самом с этой мыслью и принимать ее в сердце как свою. Надо понимать, что такие мысли навеяны нам дьяволом, который жаждет поглотить наши души. Обида точит человека изнутри и не приносит ничего хорошего самому обиженному, но разрастается корнями глубоко в сердце.

Навязчивая мысль от дьявола называется прилогом.

Если не удается отстранить мысль об обиде, то надо не пускать в душу ее соратника — гнев. Не надо жалеть себя: самосожаление так же грешно и разрушительно для души.

Чтобы научиться прощать, надо понять, что прощение — это не признание того, что зло зло должно остаться безнаказанным. Суд Божий неотвратим, и каждому воздастся по его поступкам.


Пример истинного смирения и всепрощения нам показывают монахи, добровольно ушедшие из мирской жизни

Если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой перед жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой.

Случаи бывают разные. Бывает, что боль, причиненная кем-то, так сильна, что мысль о прощении просто не идет в голову. Если простить никак не удается, можно поставить себя на место обидчика и подумать о том, что и ты мог поступить так же по духовной слепоте.

Читайте также:
Духовный кризис: что такое, как выйти и вновь обрести веру

Надо пожалеть своего обидчика: он не ведает, что творит. Нужно помолиться за него, по заповеди Божьей, искренне попросить вразумить его и его, и тебя. Следует помнить, что на месте обижаемого был сам Христос.

Иоанн Златоуст писал: «Ничто так не удерживает обижающих, как кроткое терпение обижаемых. Оно не только удерживает их от дальнейших порывов, но еще заставляет раскаяться и в прежних, и делает то, что они отходят от обиженных, удивляясь их кротости, и, наконец, из неприятелей и врагов делаются не только их друзьями, но даже самыми близкими людьми и рабами».

В самой главной молитве христианина говорится: «и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим».

Молитву «Отче наш» следует читать утром и вечером.

Господь прощает нам наши грехи, поэтому мы должны стараться быть похожим на Господа и прощать наших обидчиков.

Чего не требует прощение

Нам строго заповедано прощать. «Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6:14–15). Это не просто благопожелание: «хорошо бы, вы прощали». Это безусловное требование: вы должны прощать, иначе вы погибнете.

Людям бывает трудно простить из-за того, что у них сложились ошибочные представления о прощении. Давайте вспомним, чем прощение не является.

Во-первых, простить — не значит проигнорировать обиду или преступление. Иногда людям кажется, что простить — значит признать, что ничего страшного не случилось, «ерунда все, не стоит так переживать». Но люди никак не могут признать «ерундой» то зло, которое потерпели они или их близкие. Прощение этого и не требует — оно требует обратного. Да, против вас согрешили. Да, вам причинили глубокую боль. Да, с вами обошлись дурно и несправедливо. Именно это и создает ситуацию, в которой вы призваны прощать.

Во-вторых, простить — не значит признать, что зло не заслуживает наказания. Когда мы видим злодеяние, наше сердце вопиет, что зло требует кары, и это глубокая нравственная интуиция, которая напоминает нам о том, что Бог возлюбил правду и возненавидел беззаконие. Что же, ни один нераскаянный грех в этом мироздании не уйдет от наказания. Это исключено. Как говорят величественные и пугающие строки Откровения,

«И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими. Тогда отдало море мертвых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мертвых, которые были в них; и судим был каждый по делам своим» (Откр.20:12,13).

Во вселенной нет места, откуда нет выдачи на суд Божий

Можно уйти от человеческого правосудия, можно уехать в Южную Америку (как, например, это сделали некоторые нацистские преступники), можно мирно умереть в глубокой старости — но это не поможет избежать Суда. От него нельзя спрятаться даже на дне морском — даже Марианская впадина в день суда отдаст своих мертвецов. Во вселенной нет места, откуда нет выдачи на суд Божий. Злодеи обязательно столкнутся со своими злодеяниями. Все пожнут, что посеяли. Своими делами преступники уготовали себе участь бесконечно более горестную, чем можно помыслить. Апостол не говорит: «Не мстите за себя, потому что злодеи не заслуживают наказания». Он говорит: «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу [Божию]. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь» (Рим.12:19).

Является ли это возмездие чисто загробным, относящимся к концу времен, эсхатологическим, как говорят богословы? Не совсем. Бог установил здесь, на земле, институт, которому поручено обуздывать злодеев и ограждать мирных людей. Это государство.

«Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо [начальник] есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим.13:1–4).

Государство, в рамках возложенной на него Богом миссии, может прибегать к мечу для обуздания злых, а люди — к защите государства. Это не является местью, потому что государство утверждает неизменный для всех закон, а не мстит за личные обиды.

В-третьих, простить — не значит испытывать теплые чувства к обидчику. Если нас ранили, мы можем испытывать боль, и это естественно. Простить — значит, безусловно отказаться от мести. Например, святой апостол Павел говорит: «Александр медник много сделал мне зла. Да воздаст ему Господь по делам его!» (2 Тим. 4:14). Видимо, святой апостол не испытывает особенно теплых чувств к меднику — но он наотрез отказывается мстить ему, ожидая суда от Бога.

В-четвертых, простить — значит не обязательно «восстановить отношения». В идеале это так, но не всегда. Если вы стали жертвой мошенников, вы должны простить их, но не обязаны дальше иметь с ними дело.

Прощение лишает обидчиков власти над нами

Прощение лишает обидчиков власти над нами; оно дает нам возможность двигаться дальше, не растрачивая свою жизнь на бессильный гнев. Бог Сам разберется с дурными людьми. А мы должны заняться тем, что нам поручено.

Психология предлагает свои ответы на вопрос, почему нужно прощать людей

С развитием медицины появилась возможность все глубже нырять в глубины сознания и постигать тайны работы мозга. Выяснилось, что наше душевное состояние влияет на наше физическое здоровье. Появилось направление в медицине — психосоматика, которая изучает влияние нашего психического здоровья на физическое.


Вопросами психосоматики занимались многие известные ученые, например, Зигмунд Фрейд

Обида — сильный стресс, который отражается на работе человеческого организма. Поэтому психологи рекомендуют «отпускать» обиды и не держать раздражение и гнев в себе — это обязательно повлияет на физическое состояние человека. В просторечии умный психологический термин объясняется просто: «Все болезни от нервов».

Справиться с обидой разные психологические школы предлагают по-разному. Но надо помнить о том, что в основе практически любой из методик будет лежать любовь к ближнему и прощение — то, чему учил Христос еще две тысячи лет назад.

Оставляя комментарий, Вы принимаете пользовательское соглашение

Христианское прощение

Евангельская этика во многом пересекается с общечеловеческой; это неудивительно, потому что тот же Бог, который говорит в Евангелии, говорит и в голосе совести, данном всем людям. Но в одном отношении Евангелие отличается от других этических систем: Евангелие требует прощать.

Оно требует от нас подавить и отвергнуть один из самых глубоких импульсов нашей падшей природы — месть. Этот импульс вбит в нас долгими веками истории. В родоплеменном обществе готовность отомстить за смерть членов рода — священный долг. Даже на личном уровне человек привык ограждать себя от обид, внушая страх потенциальным обидчикам: «Помните, как я отреагировал на предыдущую попытку меня обидеть? Со мной лучше не связываться!»

Механизм мести заводится сразу — когда меня лично обидели, тем более когда я слышу о том, что обидели мой род и племя, многие поколения воинов в моей голове начинают потрясать копьями и требовать от меня исполнить священный долг мести.

И вот Евангелие это запрещает. Не просто говорит о том, что прощать лучше (это приходило людям в голову и раньше), но о том, что прощать — обязательно.

Невозможно быть христианином — и не прощать. Это трудно — и совершенно невозможно без благодати Божией, но это строго обязательно.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: