Церковная десятина: определение термина, история и описание

Церковная десятина

Вопрос пожертвований в Церковь сегодня очень остро стоит в обществе. Многие утверждают, что это правило давно ушедших лет, некоторые спорят о нецелесообразности трат в Церкви, но что об этом говорит сама Церковь, Святая Библия и сам Господь?

История появления десятины в Библии

Значение слова «десятина» очень простое — оно означает десятую часть от чего-либо, в церковном контексте имеется в виду пожертвование, которое отдается на церковь в размере 10 части от всего дохода, т.е. если человек получил прибыль за месяц в 1000 рублей, то он должен пожертвовать из них 100 рублей в храме.

Впервые такая практика была введена в древнееврейском сообществе, после выхода еврейского народа из Египта, когда Моисей записал Божьи повеления для формирования общества. При этом десятина была трех видов:

  • натуральная — она отдавалась в храм в виде продуктов, которые были собраны с поля или в виде приплода скота;
  • личная — пожертвования отдавались с доходов, которые были получены от труда или ремесла;
  • смешанная — сочетание двух первых типов.

Древняя десятина у евреев была совокупная от всех их доходов и составляла в целом 19%, а не 10%, как все привыкли считать. У народа была особая система пожертвований, поскольку они выделялись на содержание левитов — особых храмовых служителей, которые не могли по закону владеть каким-либо имуществом или ремеслом, поэтому не могли зарабатывать себе на пропитание и их содержал весь народ.

Вторая часть жертвовалась на храм и праздники, а третья отдавалась бедным. Таким образом, евреи полностью покрывали нужды левитов и священников, содержали храм и заботились о бедных (сиротах, вдовах и больных).

В 14 главе Второзакония Господь через Моисея дает обещание евреям, что те, кто будет отдавать десятину, получат обильное благословение свыше. Вся книга Второзакония описывает иудеям законы, которые Господь дает им и хочет, чтобы они их исполняли.

О десятине говорится в 12, 14, 18 и 23 главах этой книги, хотя первым, кто отдал десятину был Авраам — он пожертвовал часть своей добычи от побежденных им народов. Также можно прочесть о пожертвованиях Ветхого Завета в книги Чисел и в книге пророка Малахии, когда Бог спрашивает у евреев, почему Дом Божий пребывает в запустении?

Интересно! Десятина в Ветхом Завете была неотъемлемой частью закона, который соблюдался евреями. Они жертвовали не только финансы, но и продукты, при этом деньги могли заменить натуральную продукцию.

Благодаря строгому соблюдению этой заповеди содержался главный храм в Иерусалиме, левиты посвящали себя только служению Богу (это было 1 полноценное колено народа) и содержались нищие и бедные в народе.

Что говорил Иисус о пожертвованиях

Иисус Христос стал жертвой за всех людей и сегодня человеку достаточно признать Его своим Спасителем, чтобы быть спасенным т.е. людям не надо четко следовать древнееврейскому закону и соблюдать все заповеди из Танаха (речь не 10 заповедях, а о более 600, которые записаны в законе Израиля).

Это касается обрезания, кошерной пищи, субботы и прочих важных правил евреев. Но это не значит, что Он полностью упразднил закон: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить» (Мф. 5:17).

В Евангелии от Луки Иисус, обращаясь к фарисеям, говорит: «горе вам…что даете десятину с…всяких овощей, и нерадите о суде и любви Божией: сие надлежало делать, и того не оставлять». Таким образом, Он обращает внимание священников на то, что они строго исполняли закон о жертве, но при этом забыли о любви к Богу и ближнему.

Его слова «сие делать и того не оставлять» показывают нам отношение самого Господа к десятине — ее следует отдавать, но при этом помнить о вере и любви, о милости. Человек же, который жертвует, но при этом ненавидит ближнего, не стремится исправить свой путь — лицемер и пользы от его денег не будет никому.

Десятина в Новом Завете

Смерть и воскресение Христа упразднили обрядовые заповеди и нивелировали их ценность — если раньше необрезанный не мог надеяться на спасение, то теперь покаяние в грехах, признание Смерти Христа и стремление жить праведной жизнью достаточно. Сегодня христианин самостоятельно решает сколько ему жертвовать и кому направлять милостыню. Но это не означает, что жертвовать не следует.

Новый Завет описывает множество случае, когда Церковь принимала пожертвования, во 2 главе Деяний описывается как люди «продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого», т.е. люди не только жертвовали от всего имения 10%, но полностью его продавали и отдавали на нужды Церкви.

Стоит пояснить, что такого радикализма Бог не требует от человека, Он лишь хочет, чтобы люди понимали, что все дается нам от Господа и следует заботится о Церкви и о ближнем так же, как Отец заботится о нас. Люди, которые продавали свои дома делали это по личному желанию, их никто не принуждал к этому.

Важно! Апостол Лука в книги Деяний хотел показать, что пожертвования перешли на новый уровень — они стали добровольными и неограниченными Христиане могут жертвовать как все, что имеют, так и маленькую часть, главное, чтобы это было от чистого сердца.

Обязательно ли отдавать церковную десятину?

Апостол Павел неоднократно пишет о том, что церковь одного города жертвует на нужды другого (2 Коринф. 8-9 гл., 1 Тим. 6 гл.) от своего щедрого сердца. Нигде в Новом Завете не указывается, что пожертвования является «обязаловкой» и что без этого человек не спасен.

Христос, а позже и Его апостолы, стремятся донести до человека, что сегодня важно жертвовать по сердцу, а не по принуждению. Но Церковь не сможет содержать себя и нищих, если люди перестанут подавать на храм и совершать милостыню.

Ключевыми местами в Писании о десятине можно считать слова Иисуса в Матф. 23 главе «Сие делайте и того не оставляйте», где Господь четко показывает, что жертвовать необходимо, но при этом не забывать о любви и милости к ближнему.

Читайте также:
Церковь и армия: роль и отношения, история, мнение священников

Также немало важны и слова апостола Павла, которые дополняют завет Христа:

«Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог» (2 Корф. 9:7).

Только жертва от чистого сердца может быть полезной для дающего и принимающего, хотя первоначально многие жертвуют скорее по долгу, чем по любви, по мере духовного роста человека милостыня становится действием добровольным. Человек Нового Завета, называющего Христа Спасителем, жертвует из любви к Богу и ближнему, добровольно.

Десятина в Русской Православной Церкви

Древние документы подтверждают, что десятина отдавалась и на Руси на нужды Церкви. Примеры для народа подавали прежде всего князья и знать, так князь Владимир на 10 часть от всех своих доходов выстроил Десятинную церковь, при этом регулярно выделяя средства на ее содержание (откуда возникло и название).

Какое-то время пожертвования от доходов приносили в храм только князья и их приближенные, на их средства строились и содержались храмы, основывались монастыри и писались иконы. Простой народ отдавал пожертвования в основном натуральными продуктами, а знать жертвовала финансы.

В иерархии Православной церкви была даже специальная должность — десятильник или десятский священник (после Стоглавого собора), главной задачей которых был сбор пожертвований. В 18 веке эти должности были упразднены, но пожертвования так же остались необходимостью. Сегодня в государствах, бывших частью СССР, нет такого понятия, как налог на церковь, хотя во многих европейских странах он есть.

Важно! Все пожертвования, отдающиеся в храм, являются строго добровольными, хотя священники и призывают жертвовать.

Благодаря этим средствам священники могут содержать приходы — финансы отдаются на строительство храмов, производство свечей и церковной утвари, заботе о неимущих и сиротах, помощи больным и старым. Человек, который жертвует в храме, помогает осуществлять милостыню ко всему народу.

Мнение священников

Протоиерей Всеволод Чаплин утверждает, что нести финансовую ответственность за храм и приход — это долг каждого православного христианина.

Ведь каждый хочет приходить в теплый освещенный храм, слушать священника в окружении икон и фресок, а считать сколько финансов уходит на содержание церкви и прихода никто не хочет. Все обращают внимание на украшения, и никто не задумывается, сколько финансов нужно, чтобы приход мог позаботиться о нищих и сиротах.

Протодиакон Андрей Кураев также говорит о необходимости жертв прихожан, но при этом указывает на важность восстановления приходских общин, чтобы христиане знали к какому приходу они принадлежат, посещали собрания и могли знать дела и нужды общины.

Ведь храмы осуществляют огромную просветительскую, благотворительную и образовательную работы, но знают ли об этом христиане, посещающие только воскресные службы?

Понятие о десятине в Священном Писании

cвя­щен­ник Иоанн Нот­хаас

Ветхий Завет

Для боль­шин­ства хри­стиан деся­тина – это реликт вет­хо­за­вет­ного бла­го­че­стия, от кото­рого они чув­ствуют себя осво­бож­ден­ными Новым Заве­том, если им вообще при­хо­дит в голову этот вопрос. Соот­вет­ствует ли такое неодоб­ри­тель­ное отно­ше­ние словам Свя­щен­ного Писа­ния?

В Ветхом Завете деся­тина впер­вые упо­ми­на­ется при встрече Авра­ама с зага­доч­ной фигу­рой царя Мель­хи­се­дека (в пере­воде его имя озна­чает «царь спра­вед­ли­во­сти»). Он – свя­щен­ник — бла­го­слов­ляет Авра­ама, пре­воз­но­сит Бога и объ­яв­ляет Авра­аму о заступ­ни­че­стве Бога в борьбе против его врагов. Затем он совер­шает с Авра­амом свя­щен­но­слу­же­ние. В заклю­че­нии гово­рится: «Авраам дал ему деся­тую часть из всего» ( Быт.14:18-20 ). Этот ответ Авра­ама на дей­ствия свя­щен­ника и царя Мель­хи­се­дека мы рас­це­ни­ваем как знак бла­го­дар­но­сти и при­я­тия им свя­щен­ни­че­ской службы. В то же самое время мы видим непри­я­тие пред­ло­же­ния царя Содома ( Быт.14:21 ).

Деся­тина вби­рает в себя соци­аль­ную ответ­ствен­ность за мало­иму­щих и свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние в обще­стве: «Когда ты отде­лишь все деся­тины про­из­ве­де­ний земли твоей. и отдашь левиту, при­шельцу, сироте и вдове, чтоб они ели в твоих жили­щах и насы­ща­лись, тогда скажи перед Гос­по­дом, Богом твоим: я ото­брал от дома моего свя­тыню – по всем пове­ле­ниям Твоим, кото­рые Ты запо­ве­дал мне: я не пре­сту­пил запо­ве­дей Твоих и не забыл;.. испол­нил все, что ты запо­ве­дал мне; призри со свя­того жилища твоего, с небес, и бла­го­слови народ твой, Изра­иля и землю» ( Втор.26:12-15 ).

Тут гово­рится не только о заботе о свя­щен­нике, но и о бедных. Деся­тина явля­ется святой обя­зан­но­стью, потому что о ней гово­рится как о «свя­тыне» и «Твоей запо­веди», из нее нельзя ничего брать. Только при испол­не­нии этой запо­веди бла­го­че­сти­вый изра­иль­тя­нин может про­сить Бога бла­го­сло­ве­ния народа и земли Изра­иля.

В сле­ду­ю­щем месте Вет­хого Завета ( Лев.27:30 ) ука­зано, как сле­дует пони­мать слово «свя­тыня»: «И всякая деся­тина на земле из семян земли и из плодов древа при­над­ле­жит Гос­поду: это свя­тыня Гос­подня – И всякую деся­тину из круп­ного и мел­кого скота – должно посвя­щать Гос­поду».

«Свя­тыня» или «свя­тыня Гос­подня» гово­рит нам о том, что деся­тина при­над­ле­жит Богу. О таком отно­ше­нии к иму­ще­ству не как своей соб­ствен­но­сти, а как к дару Божию гово­рится в стихе Втор.8:17-18

«И чтобы ты не сказал в сердце твоем: «моя сила и кре­пость руки моей при­об­рели мне богат­ство сие», но чтобы помнил Гос­пода, Бога твоего, ибо он дает тебе силу при­об­ре­тать богат­ство».

Заклю­чи­тель­ным местом, отно­ся­щимся к этой теме, явля­ется Книга про­рока Мала­хии ( Мал.3:8-12 ), где гово­рится о суде Божием при прямом или кос­вен­ном укло­не­нии от уплаты деся­тины:

«Можно ли чело­веку обкра­ды­вать Бога? А вы обкра­ды­ва­ете меня – Деся­ти­ною и при­но­ше­ни­ями. Про­кля­тием вы про­кляты, потому что вы – весь народ – обкра­ды­ва­ете Меня. При­не­сите все деся­тины в дом хра­ни­лища, чтобы в доме Моем была пища, и хотя в этом испы­тайте меня, гово­рит Гос­подь Саваоф: не открою ли Я для вас отвер­стий небес­ных и не изолью ли на вас бла­го­сло­ве­ния до избытка?»

Уплата деся­той части зара­бо­тан­ного про­сле­жи­ва­ется во всём Ветхом Завете как неотъ­ем­ле­мая часть отно­ше­ний чело­века с Богом.

Деся­тина не явля­ется ни изоб­ре­те­нием чело­века, ни изоб­ре­те­нием какой-либо касты пер­во­свя­щен­ни­ков для извле­че­ния соб­ствен­ной выгоды. Эта уплата есть запо­ведь Божия, при несо­блю­де­нии кото­рой при­хо­дит нака­за­ние, а при соблю­де­нии даётся бла­го­сло­ве­ние. Уплата деся­тины явля­ется и знаком любви к Богу.

Читайте также:
Подставь другую щеку: толкование и смысл фразы

Новый Завет

Что гово­рит Новый Завет об уплате деся­тины? Отме­няет ли Новый Завет то, что явля­лось в Ветхом Завете запо­ве­дью Божией? Не явля­емся ли мы хри­сти­а­нами «ныне, умерши для закона, кото­рым были свя­заны, осво­бо­див­шись от него, чтобы слу­жить Богу в обнов­ле­нии духа, а не по ветхой букве» ( Рим.7:6 ). Не есть ли Хри­стос «Конец закона» ( Рим.10:4 ). Не осуж­дает ли Хри­стос фари­сеев, говоря: «Горе вам, книж­ники и фари­сеи, лице­меры, что даете деся­тину с мяты, аниса и тмина, и оста­вили важ­ней­шее в законе: суд, милость и веру» ( Мф.23:23 ).

В таком случае можно поду­мать, что закон, данный Богом на горе Синай, про­ти­во­ре­чит этому.

Воз­мож­ность заклю­че­ния такого рода опро­вер­га­ется Гос­по­дом, он при­бав­ляет к своему изре­че­нию: «сие над­ле­жало делать, и того не остав­лять». Сле­дует ли из этого, что деся­тина была одоб­рена Хри­стом?

Неужели пожерт­во­ва­ние для церкви, высчи­тан­ное по про­цен­там, при­рав­ни­ва­ется к доб­ро­де­те­лям хри­сти­а­нина? Неужели именно так посту­пает чело­век, когда хочет доста­вить удо­воль­ствие ближ­нему или просто помочь ему? А цер­ковь? Неужели цер­ковь во все вре­мена не испол­няла закон, из любви ко Гос­поду и к людям созда­вая храмы, иконы и убран­ства для церк­вей?

Тако­вое испол­не­ние закона открыто нам Гос­по­дом в Его Нагор­ной про­по­веди: «Ибо, говорю вам, если пра­вед­ность ваша не пре­взой­дет пра­вед­но­сти книж­ни­ков и фари­сеев, то вы не вой­дете в Цар­ство Небес­ное» ( Мф.5:20 ).

Из этого сле­дует, что в Новом Завете закон Ста­рого Завета с Богом должен быть не просто выпол­нен, но сверх­вы­пол­нен. Деся­тина явля­ется здесь абсо­лют­ным мини­му­мом. Эти слова Спа­си­теля пора­жают чело­века в самое сердце. Свят тот чело­век, сердце кото­рого сво­бодно от всего мате­ри­аль­ного. Хри­сти­а­нину, кото­рый готов слу­жить Гос­поду таким обра­зом, Иисус обе­щает: «И всякий, кто оста­вит дoмы, или бра­тьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или зе́мли, ради имени Моего, полу­чит во сто крат и насле­дует жизнь вечную» ( Мф.19:29 ).

И в конце концов, не объ­яс­няет ли нам сам Гос­подь такое пре­ис­пол­не­ние закона, когда на при­мере двух лепт бедной вдовы, он, под­зы­вая своих уче­ни­ков, гово­рит им: «истинно говорю вам, что эта бедная вдова поло­жила больше всех, клав­ших в сокро­вищ­ницу, ибо все клали от избытка своего, а она от ску­до­сти своей поло­жила всё, что имела, всё про­пи­та­ние свое» ( Мк.12:43-44 ).

Церковная десятина

Не снимайте пометку о выставлении на переименование до окончания обсуждения.
Дата постановки — 29 марта 2012.

Десяти́на (ивр. маасер; греч. δεκάτη; лат. decima) — десятипроцентное пожертвование в пользу религиозной общины в иудаизме, христианстве и других религиозных традициях. Десятина уходит корнями во времена Авраама и позднее оформлена религиозным каноном в Торе (Втор 12. 17-18; 14. 22-23).

Содержание

Десятина в иудаизме

Согласно Танаху, десятина была известна евреям ещё задолго до времён Моисея и восходит к Аврааму, который дал первосвященнику Мелхиседеку десятую часть всей добычи, полученной им от четырёх побеждённых царей [1] . Десятина состояла из десятой части произведений земли, стад и т. п. и шла в пользу левитов, не имевших собственной земли, и служила для них средством существования. Десятую часть от десятины левиты, в свою очередь, отчисляли на содержание первосвященника [2] . Десятину натурой дозволялось заменять и деньгами [3] .

Десятина в Западной Европе

История

На западе Европы десятина первоначально была простым добровольным приношением в церковь десятой части доходов; но мало-помалу церковь сделала десятину обязательной: Турский собор 567 года приглашал верных вносить десятину, Маконский собор 585 года уже предписывал платить десятину под угрозой отлучения. Карл Великий в 779 году превратил её в повинность, которая налагалась на всех в силу государственного закона под страхом уголовных кар (у саксов — прямо смертной казни).

Вместе с этим Карл Великий предписал делить десятину на три части:

  1. на построение и украшение церквей;
  2. на бедных, странников и богомольцев и
  3. на содержание духовенства.

Духовенство всё более и более увеличивало тяжесть этого налога, падавшего первоначально лишь на доход с земледелия: десятину стали требовать со всех прибыльных занятий, хотя бы даже и безнравственных (особенно с XII века, при папе Александре III). Вместе с тем церковь всё более и более уклонялась от того, чтобы давать десятине надлежащее назначение. Нуждаясь в защите и ища её в феодальном сословии, епископы и аббаты нередко отдавали десятину в лен (инфеодировали, откуда dîme inféodée) соседним сеньорам, что составляет одну из любопытных сторон феодализма в церкви. С усилением власти королей духовенству пришлось делиться десятиной и с последними. Наконец и папы стали также требовать часть десятины в свою пользу. Благодаря тому что десятина представляла собой весьма крупный доход церкви, ложившийся тяжёлым бременем на светское общество, и что на часть этого дохода клира заявляли притязание папство, королевская власть и феодальные сеньоры, десятина служила нередко предметом очень резких столкновений между отдельными элементами средневекового общества (такова, например, вековая борьба из-за десятины в Польше между шляхтой и духовенством, о чём, между прочим, см. в книге Любовича «История реформации в Польше»).

В эпоху реформации католическая церковь лишилась в большей части протестантских стран всех своих мирских владений и доходов, сделавшихся достоянием светской власти и дворянства (см. Секуляризация), что нанесло удар церковной десятине В Англии десятина, однако, сохранилась, и попытка её отменить, сделанная в эпоху первой революции XVII века, не увенчалась успехом, ибо в английской церкви десятина шла на содержание духовенства, и, отменяя её, приходилось найти вместо неё другой источник дохода. В католических государствах десятина продолжала существовать по-прежнему, и, например, во Франции нередко перед революцией духовенство получало около 125 млн ливров десятины, которая большей частью оставалась в руках высшего духовенства. С 1789 года началась эпоха отмены десятины, пример чему был подан Францией, где революция безвозмездно уничтожила десятину, приняв на счёт государства содержание духовенства, вследствие чего ценность всей поземельной собственности во Франции, освободившейся от этого церковного налога, поднялась на одну десятую. В Швейцарии и некоторых государствах Германии десятина, как и во Франции, была отменена без всякого вознаграждения тех учреждений, в пользу которых она взималась, но большинство германских государств (Нассау, Бавария, оба Гессена, Баден, Вюртемберг, Ганновер, Саксония, Австрия, Пруссия и др.) прибегло к системе выкупа.

Читайте также:
Прощает ли Бог убийство: простить ли Господь убийцу или нет, как добиться прощения

В XIX веке десятина удержалась в Англии, где в 1836 году по Tithe Commutation Act в распределении и способах взимания этого налога были внесены существенные изменения. В сельских десятинах (prediales) уплата натурой была заменена определённой суммой, называвшейся tithe rent-charge . Количество хлеба, ячменя и овса было установлено раз и навсегда (нормой принято среднее 7 лет), и стоимость его, ежегодно официально определяемая по рыночным ценам, выплачивается деньгами. Кроме того, отменена десятина с рыбного промысла, с горного промысла и др.

Десятина в России

Десятина в смысле налога существовала и в России. Первоначально десятина вводилась в отдельных княжествах, где представляла собою налог только с княжеских доходов (а не всего населения, как на Западе, и поэтому была многократно меньшей). Позднее десятинами стали называть округа, на которые делилась епархия (ныне они называются благочиниями). Чиновники, назначавшиеся архиереями для начальствования в таких округах назывались десятильниками. В его обязанности входил в т.ч. сбор дани с приходов и монастырей в пользу архиерейского дома. Кроме десятильника, после Стоглавого собора появляются десятские священники, исполнявшие часть обязанностей десятильника; в Москве их выбирали ещё в XVIII веке. Они назывались также протопопами и заказчиками, а позднее общеупотребительным названием для них стало «благочинный».

ДЕСЯТИНА

[евр. , ; греч. δεκάτη; лат. decima], в древнем мире и в практике христ. Церкви передача 10-й части доходов (обычно натуральных) в качестве единовременного или регулярного пожертвования в пользу властей, клира или религ. общины.

Ветхий Завет

О Д. впервые упоминается в истории о патриархе Аврааме, к-рый передал 10-ю часть военной добычи Мелхиседеку, царю Салима и священнику Бога Всевышнего (Быт 14. 18-20; христологическое толкование см.: Евр 7. 4-9). Патриарх Иаков в Вефиле обещал отдать Богу Д. из всего, что имеет, если Он сохранит его в пути и поможет благополучно вернуться домой (Быт 28. 20-22). Несмотря на то что эти повествования, по-видимому, указывают на древнейшие центры принесения Д. (Иерусалим и Вефиль), они не могут свидетельствовать о том, что эта практика была регулярной или общеобязательной в подразумеваемый исторический период. Наиболее раннее свидетельство о регулярной Д.- слова из Книги пророка Амоса: «Приносите жертвы ваши каждое утро, десятины ваши хотя через каждые три дня» (Ам 4. 4; VIII в. до Р. Х.).

В кн. Исход содержится предписание приносить начатки плодов (Исх 23. 16, 19; 34. 26), но не уточняется, является ли Д. их частью или отдельным приношением (ср.: Втор 26. 1-14; Неем 12. 44). Согласно кн. Числа, левиты, не имеющие земельного надела, получают Д. за служение (Числ 18. 19-21). При этом они сами должны отдавать Д. священникам из всего, что получают, «десятину из десятины» (Числ 18. 26), «из всего лучшего» (Числ 18. 29). Согласно кн. Левит, Д. можно выкупить, приложив «к цене ее пятую долю» (Лев 27. 31). При отделении Д. запрещается подбирать скот по качеству или заменять одно животное другим, в противном случае и то и др. животное объявляются святыней и изымаются (Лев 27. 32-33).

Наиболее подробные указания о Д. содержатся в кн. Второзаконие, согласно к-рой следует ежегодно отделять и вкушать «пред Господом», т. е. в святилище, от хлеба, вина, елея и первенцев крупного и мелкого скота (Втор 12. 17-18; 14. 22-23). В случае удаленности святилища разрешается продать урожай и скот, а на вырученные деньги купить около святилища все необходимое и разделить трапезу со своим семейством (Втор 14. 24-26). Каждый 3-й год Д. передается не в храм, а левитам, пришельцам, сиротам и вдовам (Втор 14. 27-29). При отделении Д. читается особая молитва (Втор 26. 13-15).

Главная цель приношения Д.- научиться бояться Господа (Втор 14. 23). Основной богословской предпосылкой отделения Д. была, по-видимому, убежденность в принадлежности земли и ее плодов Богу (Пс 23. 1), давшему ее Израилю во владение (Втор 26. 10). Поэтому пророки называли неуплату Д. «обкрадыванием Бога» (Мал 3. 8).

В Первой книге Царств говорится о том, что прор. Самуил предупреждал евреев, пожелавших выбрать царя, что тот будет забирать Д. себе (1 Цар 8. 15-17). В то же время при царе Езекии Д. в пользу храма было собрано так много, что пришлось построить специальные хранилища (2 Пар 31. 4-12). В послепленную эпоху сбор Д. для поддержания храма был восстановлен Неемией (Неем 10. 32-39; 12. 44-45; 13. 10-13). При этом сообщается, что левиты вместе со священниками отправлялись по городам Иудеи для сбора Д.

В научной лит-ре существует неск. теорий происхождения и развития института Д. Большинство исследователей XIX-XX вв. стремились согласовать свидетельства ВЗ, выстроив их в том или ином хронологическом порядке. По мнению Ю. Велльгаузена, в истории библейской Д. можно выделить 3 этапа ( Wellhausen . 1905). Изначально она приносилась наряду с др. жертвами добровольно и непосредственно Богу (т. е. без посредничества священников и левитов) в племенных святилищах, где потреблялась самими жертвователями во время священной трапезы. На следующем этапе Д. стала приноситься регулярно (ежегодно) в главном святилище в Иерусалиме, а в священных трапезах принимали участие и левиты. Кроме того, часть Д. (каждый 3-й год) оставлялась на местах для поддержания левитов и неимущих. На 3-м этапе Д. стала собираться и потребляться левитами в Иерусалиме. На этой стадии к Д. от продуктов земледелия добавилась Д. от стад. Выплату Д. священникам и царю Велльгаузен считал позднейшим развитием концепции Д. Й. Кауфман и его последователи предложили др. теорию, согласно к-рой Д. изначально приносилась священникам местных святилищ, на начальном этапе – добровольно, как вотивный дар. И только впосл. она стала собираться централизованно и регулярно ( Kaufmann . 1960). По мнению Дж. Милгрома, свидетельства Пятикнижия о Д. не противоречат, а дополняют друг друга ( Milgrom . 1976). О добровольности приношения Д. на раннем этапе можно лишь предполагать, поскольку все сообщения свидетельствуют о ежегодной и фиксированной Д. Главной целью Д. всегда оставалось содержание левитов и священников, служивших в святилищах. При Неемии система изменилась: левиты собирали Д. в городах по всей Иудее, а затем отделяли 10-ю часть священникам в Иерусалиме. Ряд совр. ученых доказывают, что, несмотря на позднейшие толкования установлений о Д., в Пятикнижии всегда говорится об одном и том же приношении, меняется только способ его распределения ( Averbeck . 1997. P. 1047-1050).

Читайте также:
Мощи Иоанна Шанхайского: где находятся и как добраться, история, о чем просить и чем помогают

Эллинистический и римский периоды

Различие между разными видами Д. проводится более отчетливо. В Книге Товита рассказывается о том, как Товия ходил в Иерусалим на ежегодные праздники и одну Д. приносил левитам, др. продавал и издерживал в Иерусалиме, а 3-ю «давал, кому следовало» (Тов 1. 6-8, по тексту Ватиканского кодекса). В Книге Юбилеев говорится о Д., к-рая отделяется левитам, и о 2-й Д., к-рую следует вкушать каждый год в Иерусалиме, причем особо предписывается отдавать Д. от скота священникам (Юб 32. 8-15); список продукции, облагаемой Д., расширяется (Д. «от всего», «от человеков до скота, от золота до сосудов и одежд» – Юб 32. 2; ср.: Товит по тексту Синайского кодекса).

Иосиф Флавий утверждает, что Моисей предписал отделять 2 Д. каждый год, а 3-ю – в 3-й и 6-й годы 7-летнего цикла ( Ios . Flav . Antiq. IV 8. 22. 240; ср.: Товит 1. 6-8 по тексту Синайского кодекса). Т. о., в течение 7-летнего цикла в общей сложности отделялось 14 десятин. Насколько эта картина отражает реальную практику, определить невозможно, но бремя, ложившееся при такой системе на земледельцев, должно было быть очень тяжелым. В Книге премудрости Иисуса, сына Сирахова, содержится наставление нравственного характера о Д.: «При всяком даре имей лицо веселое и в радости посвящай десятину» (Сир 35. 8). По свидетельству Иосифа Флавия, Д. на местах в период Второго храма собирали непосредственно священники, для многих из них она была единственным источником существования ( Ios . Flav . Antiq. XX 8. 8. 181, 9. 2. 206; Idem . Vita. 63, 80). Филон Александрийский отмечает, что священники брали все необходимое из хранилищ при храме уже не как дары народа, а как то, что дано им Богом ( Philo . De spec. leg. I 152).

Среди кумран. находок Д. упоминается всего 5 раз в т. н. Храмовом свитке, где говорится о Д. от военной добычи, к-рая отдается царю (11 QT 58. 12-13), и о том, что Д., полагающиеся священникам, должны быть отделены от Д., жертвуемых простому народу (Ibid. 37. 8-10).

Эллинистические правители, а впосл. и рим. власти оставили систему взимания Д. в пользу храма и священства без изменений (1 Макк 10. 31; 11. 35; Ios . Flav . Antiq. XIV 10. 6. 203). Существуют свидетельства о том, что какие-то изменения в практику Д. пытались внести Хасмонеи (mSota 9. 10; mMa’aser Sheni 5. 15). Несмотря на то что содержание реформ точно неизвестно, по-видимому, их главной причиной была необходимость содержать армию, поскольку Хасмонеи вели многочисленные войны, а в Законе Моисеевом это не было предусмотрено. Кроме того, Иудея, в послепленную эпоху практически постоянно находившаяся во внешнеполитической зависимости, подобно мн. государствам этого региона, жила при системе двойного налогообложения – наряду с традиц. выплатами на поддержание храма существовали налоги в пользу правителей (вероятно, некоторые из них взимали и Д.- Sanders . 1992).

Новый Завет

Заповедь об отделении Д. прямо не отменяется, но и не предписывается. Господь обличает книжников и фарисеев, к-рые дают Д. «с мяты, аниса и тмина», за то, что, исполняя мельчайшие предписания Закона Моисеева, они оставили самое главное в нем – «суд, милость и веру» (у евангелиста Луки – «суд и любовь Божию»),- говоря, что «сие надлежало делать и того не оставлять» (Мф 23. 23; Лк 11. 42). Характерно, что отделение Д.- это то, чем гордится фарисей из притчи (Лк 18. 12).

В Посланиях ап. Павла нет прямых упоминаний о церковной Д. Однако ап. Павел неоднократно писал о возможности и необходимости материального обеспечения служащих Церкви (1 Кор 9. 13-14) и об обязанности заботиться о нищих и помогать бедным общинам (1 Кор 16. 1; Гал 2. 10). Не устанавливая никаких норм, ап. Павел призывал христиан жертвовать добровольно, «по расположению сердца» (2 Кор 9. 7), сколько «позволит состояние» (1 Кор 16. 2).

Ранняя Церковь

О регулярных приношениях в пользу нуждающихся и служителей сообщают мн. раннехрист. авторы (Didache. 4. 6-8; 13. 1-7, где упом. не только плоды земли, но и деньги; Iust . Martyr . I Apol. 67; Orig . In Ios. 17. 3). Однако долгое время Д. рассматривалась как иудейский обычай ( Iren . Adv. haer. 4. 18. 2), превзойденный христианством и оставшийся в прошлом ( Orig . In Num. 11. 2). Поэтому есть основания предполагать, что по крайней мере до нач. III в. регулярной практики отделения Д. в Церкви не было. Но уже в сер. III в. св. отцы высказывали сожаления в связи с тем, что по причине оскудения веры христиане не хотят даже 10-ю часть своего имущества передать Церкви для раздаяния неимущим ( Cypr . Carth . De unit. Eccl. 1. 26).

Впервые о необходимости отделения Д. в пользу Церкви и клира говорится в Дидаскалии апостолов. Объяснением этой практики служат рассуждения о том, что «декада» означает имя Божие, поскольку имя Иисус начинается с евр. буквы «йод» (или греч. «йота»), имеющей числовое значение «10» (Didasc. Apost. IX; ср.: «десятина спасения, начало имени Иисусова» в Const. Ap. II 26. 2). Дополнительным аргументом служит символическое отождествление христ. священнослужителей с ветхозаветным храмовым священством. Апостольские постановления предписывают отделять Д. епископу и др. клирикам (Const. Ap. II 26. 1, 34. 5, 35. 3), а также сиротам, вдовам, нищим и странникам (Ibid. VII 29; ср. добровольные приношения в: Ibid. II 25. 2, 27. 6; III 4. 2). В этом же памятнике имеется указание о том, что епископам, священникам и диаконам полагаются начатки, тогда как Д. должна идти на пропитание низших клириков, дев, вдов и нищих (Ibid. VIII 30). О необходимости отделения Д. в пользу священников говорит блж. Иероним ( Hieron . In Malach. 3. 7). Прп. Иоанн Кассиан Римлянин упоминает о благочестивом обычае егип. крестьян ежегодно приносить Д. в мон-ри ( Ioan . Cassian . Collat. 21. 1-8). В то же время свт. Иоанн Златоуст отмечает, что для его современников обычай отделения Д. в пользу Церкви был удивителен ( Ioan . Chrysost . In Eph. 4. 4). По мнению блж. Августина, Д.- это тот минимум, к-рый должен отделять каждый христианин, чтобы превзойти книжников и фарисеев ( Aug . Serm. 9. 12. 19; 85. 4. 5).

Читайте также:
Устройство и убранство храма у православных: особенности внутреннего и внешнего строения

Средние века

Институционализация Д. начинается не ранее IV-V вв. К кон. IV в. в зап. части Римской империи внесение 10-й части доходов на церковные и благотворительные нужды воспринималось как моральное обязательство каждого христианина ( Viard . 1909. P. 42-44). Однако, несмотря на это, юридическое оформление Д. происходит не ранее VI в. В V в. еще не разработаны юридические нормы, регулирующие внесение Д., не установлено, на какие именно нужды должны быть переданы собираемые средства, не определено, следует ли употреблять Д. на содержание священнослужителей, или же она должна быть использована исключительно на нужды благотворительности. В Галлии на Турском Соборе 567 г. и Маконском 585 г. Д. получает оформление как налог в пользу Церкви, регулируемый церковным правом и употребляемый на строго определенные нужды. В Британии Д. была введена в VII в.

На Востоке Д. не получила такого распространения, как на Западе. Известна, в частности, конституция императоров Льва и Антемия, в которой священнослужителям запрещалось принуждать верующих к выплатам в пользу Церкви под угрозой различных прещений. Хотя в конституции не употребляется термин decima, речь идет о начатках и, по всей видимости, о выплатах, аналогичных Д., к-рые, по мнению императоров, верующие должны совершать добровольно, без всякого принуждения (CJ. I 3. 38(39). 2-6).

Русская Церковь

На Руси церковная Д. не взималась регулярно. Первое упоминание о ней содержится в древнейшем из известных русских юридических актов – Уставе кн. Владимира. Устав содержит перечень лиц и дел, подлежащих суду митрополита. Перечень предваряется сообщением о пожаловании Д. от всех княжеских доходов на содержание каменного собора, получившего в связи с этим название «Десятинной церкви», и всей митрополии (Российское законодательство X-XX веков: В 9 т. М., 1984. Т. 1: Законодательство Древней Руси. С. 40).

В удельную эпоху Д. вводилась в отдельных княжествах. Принципиальное отличие Д., существовавшей на Руси, от западной заключалось в том, что она взималась не со всего населения, а только с княжеских доходов на основании пожалования и поэтому была многократно меньшей, чем на Западе. Для сбора Д. при епископских кафедрах учреждалась должность десятильников.

Впоследствии десятинами на Руси стали называть округа, на которые делилась епархия. В соответствии с этим десятильниками, или десятинниками, стали называть чиновников (дворян и детей боярских), назначавшихся архиереями для начальствования в таких округах. Облеченные административными и судебными полномочиями, они ведали в т. ч. и сборами даней с монастырей и приходов в пользу архиерейского дома – своего рода Д., размер которых однако не обязательно составлял 10-ю часть доходов.

После Стоглавого Собора 1551 г. помимо десятильников стали поставляться поповские старосты и в качестве их помощников десятские священники. Поповские старосты и десятские священники стали по преимуществу выполнять судейские функции по отношению к клирикам. В XVII – 1-й пол. XVIII в. священники, к-рых назначали для управления округами внутри епархии, назывались также протопопами и заказчиками. Впоследствии общеупотребительным наименованием подобной должности становится «благочинный». Впервые это слово употреблено по отношению к поповским старостам в «Наказе поповским старостам» 1698 г. патриарха Адриана.

После упразднения должности поповских старост в 1764 г. священники, управляющие частями епархии, стали именоваться исключительно благочинными. Соответственно сами эти части епархии называются с этих пор благочинническими округами или благочиниями.

Новое в блогах

Сообщество «Религия и вера»

Русская церковная десятина — в древности и сегодня

У Церкви всегда брали. Брали без конца, без отдачи, без особой заботы о самой Церкви. Самое время кое-что дать ей! В конце концов, Церковь наших дней обеспечивает более эффективное пользование собственностью, чем кто бы то ни было.

История церковной десятины на Руси восходит к временам Владимира Святого, великого князя киевского. При Владимире Святом страна приняла крещение от византийцев. Большинство историков считают, что Крещение произошло в интервале между 987 и 992 годами. Историческая традиция называет 988 год, и это весьма вероятная дата. От нее очень многое зависит в истории Русской церкви. Процесс массовой христианизации страны, начавшийся при Владимире Святом, главные свои вехи отсчитывает от нее. Крещение Руси — не только принятие веры, но и принятие Церкви, поскольку вне ее жизнь христианина немыслима, спасение души невозможно. А принятие Церкви означает еще и множество политических, культурных, экономических преобразований.

Христианство предполагает постоянное участие верующих в богослужениях. А чтобы богослужения могли происходить, требуется многое. Прежде всего, здание храма, церковные книги, иконы и утварь, необходимая для священнодействий иерея. Кроме того, священнические одежды, хлеб и вино. Наконец, жилище для попа, дьякона, их семей, а также все потребное для того, чтобы они могли нормально существовать. Иными словами, принятие Церкви означает не только начало забот о «высоком», но и большие хлопоты о повседневном. О том, что в терминах нашего дня относится к «материальному обеспечению».

Так вот, до Владимира Святого в Киеве уже существовали христианские храмы — например, знаменитая Ильинская церковь. Но они предназначались для относительно небольшого круга людей. Христианство начало понемногу проникать на Русь еще во второй половине IX века. С тех пор в Киеве перебывало огромное количество купцов-христиан, Христову веру принимали члены великокняжеской семьи, отдельные дружинники. Много ли требовалось для слабой и немноголюдной церковной сферы того времени? Но когда князь Владимир задумал весь народ обратить в христианство, настало время позаботиться о нуждах Церкви в совсем иных масштабах.

Читайте также:
Православие и театр: отношение церкви и мнение священников, тонкости и нюансы, ответы на частые вопросы

Прежде всего, должны были появиться новые большие храмы. Первым и самым известным из них стала соборная церковь Успения Божией матери в Киеве. Ее начали возводить вскоре после крещения киевлян в Днепре. На средства князя Владимира строилось роскошное здание, отделанное мрамором и яшмой, украшенное богатыми мозаиками. Размерами оно намного превосходило маленькую Ильинскую церковь. Окончание работ летопись относит к 996 году. Возможно, это произошло несколько позднее.

Но, в любом случае, можно твердо говорить лишь о том, что новый храм появился в Киеве в середине — второй половине 990-х годов. «Иконы, сосуды и кресты» для него доставили из Херсонеса, от византийцев. Далее «Повесть временных лет» сообщает: после завершения работ князь Владимир зашел под своды собора и долго молился Христу; затем он сказал: «Даю церкви сей святой Богородицы от имения моего и от градов моих десятую часть». Потом правитель дал грамоту («написал клятву»), официально утверждавшую этот источник церковных доходов, и велел созвать людей на пышное празднование. Отсюда и неофициальное название собора, утвердившееся в народе: Десятинная церковь. До наших дней она, к сожалению, не дошла, погибла в огне монголо-татарского нашествия 1240 года. Лишь фундамент ее показывают ныне туристам киевские экскурсоводы.

Первым настоятелем Десятинной церкви стал Анастас Корсунянин — доверенное лицо великого князя. Для него и для всего прочего храмового причта были возведены особые палаты рядом с собором. Другим источником средств, необходимых Русской Церкви, стали так называемые «церковные суды». Сначала князь Владимир Святой, а затем его потомки в полном согласии с византийским законодательством утвердили право Церкви рассуживать дела по очень широкому кругу вопросов. Сюда входила не только семейная сфера, но и, например, обязанность следить за тем, чтобы никто не испортил на торгу весы, гири, меры длины и объема. За все это Церкви — на самом законном основании! — полагались отчисления в виде пошлин.

Но, конечно, главным ресурсом существования Церкви на Руси оставалась выдаваемая князем «десятая часть» от его «жита», «стад», «торгов» и иных доходов. Подобное положение вещей оказалось страшно неудобным и для князя, и для самой Церкви. Правитель иногда не мог, а порой и просто не хотел как следует обеспечить Церковь, а церковный организм попадал в жестокую экономическую зависимость от государя. Зато юным приходским общинам Руси такой механизм взимания десятины был исключительно выгоден. В Западной Европе на протяжении VI-VIII столетий церковная десятина превратилась в обременительный налог, обязательный для всех прихожан. Это вызывало ярость и ненависть к священству. В эпоху Реформации такая десятина, наряду с индульгенциями, симонией и иными «сосудами скверны», сыграла роль страшной бреши в позициях католичества. У нас, на Руси, весьма долго десятину платил только князь. Для времен двоеверия, борьбы с мятежами волхвов и прочими прелестями языческой старины такой порядок обеспечения Церкви был весьма полезным. Он лишал почвы настроения недовольства в обществе, настороженно относившемся к новой вере, он избавлял от лишних конфликтов.

Помимо киевского, церковную десятину платили князья и других земель. Недостаток исторических источников лишает возможности точно определить, где, когда и в каких объемах получала Церковь средства. Информация на сей счет обрывочна, фрагментарна. Но кое-какие сведения до наших дней все-таки дошли. Например, точно известно: святой благоверный князь Андрей Боголюбский, государь владимиро-суздальский, выдавал десятину по правилам Владимира Святого, да еще и жаловал Церкви земли.

Эпоху монголо-татарского нашествия и долгой политической раздробленности церковная десятина не пережила. Причина проста. Древняя, домонгольская Русь, богатела торговлей, а еще того более — пошлинами с купеческого транзита. Она купалась в привозном серебре. Русь эпохи владимирской, тверской и раннемосковской по сравнению с нею — нищенка. Она не контролировала крупные торговые артерии, она регулярно подвергалась разорению от татарских набегов, наконец, она платила дань-«выход» ордынским ханам. И главным ее богатством сделалась земля. Притом земля далеко не столь плодородная, как тучные пашни Русского Юга, а северная скудная землица, расположенная в полосе рискованного земледелия… Ни сам князь — все равно какой: ростовский, тверской, рязанский, московский и т. п., ни его подданные не могли уделить из своих доходов сколько-нибудь значительную часть на Церковь. Что оставалось? Дать Церкви земельные угодья и позволить самой позаботиться о себе, поставив в своих владениях крепкое хозяйство.

И вот архиерейские дома, соборные храмы, а особенно иноческие обители стали получать обширные имения с селами, соляными варницами, рыболовецкими промыслами. Иной монастырь владел колоссальной областью. Притом распорядиться земельными владениями монашеская обитель сплошь и рядом могла гораздо лучше, нежели светский вотчинник. По своей грамотности, по обладанию книжными сокровищами духовенство (прежде всего черное) стояло выше всех прочих слоев русского общества. Оно развивало инженерную мысль, ставило смелые экономические эксперименты, осваивало доселе непроходимые дебри. Конечно, некоторым храмам и монастырям выплачивалась «руга» — постоянное денежное обеспечение от монарха, знатной семьи или же богатых горожан. Но все-таки земля обеспечивала достаток священников и епископов гораздо надежнее. От нее приходили деньги на благотворительность, покупку богослужебных предметов, строительство, да просто на жизнь попам и дьяконам.

Впоследствии государство спохватилось: не слишком ли много получила Церковь? Не слишком ли она богато живет? В течение большей части XVI, XVII и XVIII веков светская власть целенаправленно ограничивала церковное землевладение, а потом принялась отбирать церковное имущество в свою пользу. Особенно тяжелые формы этот процесс принял в XVIII веке. Петербургские императоры жадно тянулись к богатствам Церкви, гнали монашеский и священнический чин на службу, в армию, к плугу… Закончилось это секуляризацией церковных земель, прошедшей между 1764 и 1788 годами. Вместо отобранных владений вся Церковь снизу доверху оказалась посаженной на государственное жалование. Время от времени его выплачивали скверно, иногда совсем не выплачивали. Множество монастырей оказалось «за штатом», иначе говоря, им не платили ни копейки, отдав на милость местных жителей. В Российской империи Церковь жила бедно. Ну а советская власть, забрав то, что еще у Церкви сохранилось, приучала ее к нищете, расстрелам и страданиям.

Читайте также:
Как читать Библию: основные правила и особенности, с чего начать и какую выбрать, советы для начинающих

И вот теперь, через два десятилетия после того, как советская власть ушла в историю, остро стоит вопрос: на какие деньги жить огромному церковному телу? Не ввести ли в той или иной форме церковную десятину? На что-то требуется строить новые храмы и ремонтировать старые, выплачивать содержание священникам, обеспечивать православные учебные заведения и покрывать еще тысячи повседневных нужд. Конечно, в стране немало добровольных жертвователей, включая богатых коммерсантов. Пять лет назад известный писатель Михаил Елизаров, получив крупную литературную премию, даже пообещал со сцены как добрый христиан дать Церкви «десятину» от этих денег.

Но на одни пожертвования Церковь могла существовать разве только в раннехристианские времена, когда ее загоняли в подполье. Что ж теперь — разойтись по пещерам? Спрятаться в канализацию, в катакомбы? Молиться в квартирах и сараях? И — ни семинарий, ни академий, ни православных изданий, ни сколько-нибудь массовых богослужений… Выйдет секта, а не Церковь! Голос ее будет едва слышен в обществе.

Если же государство вновь, как при Владимире Святом, официально введет десятину на прокормление Церкви, то ничего доброго из этого не выйдет. Правительство станет собирать нечто вроде «налога на вероисповедание», каковой существует в некоторых странах Европы. Но, во-первых, у Церкви сейчас нет, да и вряд ли когда-нибудь появятся механизмы, с помощью которых она могла бы контролировать отправку всех полученных от налогоплательщиков средств именно на церковные нужды, а не туда, куда их повернет хитроумный чиновник. Во-вторых, крайне пагубно было бы Церкви вновь попадать в полную экономическую зависимость от государства, как это случилось в Синодальный период.

Однако есть как минимум два пути, на которых может произойти частичное возрождение церковной десятины. Во-первых, десятину может платить актив приходских общин — в обмен на право получать полный отчет о расходе этих денег и влиять на то, как они будут израсходованы. Во-вторых, полезно и правильно добиваться от государства передачи нового и нового имущества во владение или хотя оперативное пользование Церкви.

На протяжении трех с лишним веков сменявшие друг друга правительства в основном рассчитывали взять у Церкви что-либо, пожалованное ей прежде или приобретенное на деньги верующих. И брали. Брали без конца, без отдачи, без особой заботы о самой Церкви. Самое время кое-что дать ей! В конце концов, Церковь наших дней обеспечивает более эффективное пользование собственностью, чем кто бы то ни было. Где Церковь — там обрабатывается земля, идет строительство, дымят заводики. Там сады, огороды, цветники, мастерские, пекарни, типографии. А отойти от церковных владений на двадцать шагов — и властно вступит в свои права заметная разруха… Где Церковь — там труд, порядок, чистота. Не о нефтяных же и газовых скважинах, в конце концов, идет речь, а о запущенных землях, о кое-каком производстве, о домах, понемногу разрушающихся без пригляда! Церкви нужна помощь. И от каждого христианина, и от державства нашего.

Дмитрий Володихин, историк, писатель

Десятина, налог на Церковь или пожертвование? ОПРОС

Откуда Церкви брать деньги на социальные, миссионерские и иные проекты? Что лучше — торговать в храме и искать спонсоров или обложить прихожан налогом? Насколько реально в нашей стране и в наше время обязать христиан платить десятину?

Председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин.

Тот, кто этого не делает, должен покрыть себя позором

Протоиерей Всеволод Чаплин призвал православных христиан нести финансовую ответственность за Церковь.

«Люди, которые именуют себя православными христианами, — это довольно большое количество людей в России — вообще должны, на самом деле, нести ответственность, в том числе финансовую, за свой храм, за своего священника, за свою Церковь», — заявил он в ходе интернет-шоу «Минаев Live«.

Он отметил, что не случайно люди всегда самое дорогое несли в храм, и посоветовал тем, кто считает, что Церковь обогащается за счет прихожан: если они христиане, они должны отдавать десятую часть своего дохода на церковь.

«Тот, кто этого не делает и при этом пытается еще считать деньги в том или ином храме, на самом деле, должен себя покрыть позором», — заявил священник.

По словам отца Всеволода, зачастую священник, настоятель не может позволить себе даже самого маленького ремонта, поэтому он должен постоянно ходить попрошайничать.

«Вот этого быть не должно, прихожане должны добиться того, чтобы приход ни в чем себе не отказывал не только в плане украшения храма, но и в плане школы, спортивного зала, библиотеки, молодежного кружка, социальной работы», — убежден священник.

Комментирует протоиерей Николай Емельянов, проректор Богословского института ПСТГУ.

«Ну, и чего они в жизни добились?»

Каждая историческая эпоха формирует свои способы церковной жизни, в том числе ее экономической составляющей. Эти способы зависят от очень многих обстоятельств и факторов и могут быть очень разнообразными.

Так и сейчас, в Русской Зарубежной Церкви многие приходы содержатся на регулярные взносы членов прихода.Напротив, в России, как и на всем постсоветском пространстве, содержание приходов осуществляется, как правило, на пожертвования.

Какая из этих практик правильней или лучше?

Ответить очень трудно, т.к. эта сторона церковной жизни очень зависит от внешних ее условий. Что полезней для Церкви в данный момент, то и лучше.

В этом вопросе есть два принципиальных момента, которые следует учитывать всегда. Первый связан с тем, что христианство по природе своей жертвенно. Если христианин ничего не жертвует, или жертвует тем, что никак его не стесняет, то это влечет за собой неминуемые трудности в духовной жизни. Они неизбежны.

Все семьдесят лет советской власти идеал жертвенного служения ближнему активно дискредитировался. Достаточно вспомнить советскую школьную программу и тягучий роман «Что делать?» Учитель литературы обязан был объяснять школьникам, что по словам героя этого идеологического произведения «жертва – это сапоги всмятку», т.е. бессмыслица.

Читайте также:
Святые источники в Новосибирске: где находятся и что посетить, история святых мест

С другой стороны, жертва на храм – это свидетельство ответственности христианина за Церковь и его доверия к ней. Без такого доверия и ответственности настоящая христианская жизнь тоже невозможна.

Я как-то спросил одного очень состоятельного прихожанина, помогает ли он кому-нибудь, и получил совершенно сногсшибательный ответ: «Да, я очень много помогаю, я маме помогаю!» Наверное, излишне напоминать, что в христианском миропонимании помощь маме – это не жертва, а долг. Этот долг имеет такую значимость, что Господь запрещает отдавать в жертву на храм то, что ты должен потратить на родителей (Мф. 15:5).

Традиционные механизмы взаимопомощи, общей ответственности даже на семейном уровне в советское время были разрушены и, наверное, не скоро могут быть восстановлены.В современном обществе очень трудно говорить о жертвенности. Ведь жертва – это не «помощь маме», это даже не благотворительность, это что-то гораздо большее.

Я хорошо помню разговор с одним человеком, много лет работавшем в госпитале в Тунисе. Госпиталь был католическим. Госпиталь построил и содержал священник, который сумел собрать на это большие средства. В классификации моего знакомого ­ это был «очень успешный человек», вызывавший у него восхищение своей ловкостью, но по его глубокому убеждению, конечно, вор. В этом же госпитале работали монахини, которые прямо там же и жили всю жизнь, бескорыстно служа больным. В классификации моего знакомого они были обозначены очень емкой фразой: «Ну, и чего они в жизни добились?» Правда, он признавал, что никакой личной корысти эти монахини не имели. При таком подходе всякий разговор о жертвенности становится бессмысленным.

К счастью, всегда были и будут люди, которые понимают, что жертвовать очень важно и как много это человеку дает. Господь сказал, что «каждый, кто оставит дом, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или достояние свое ради имени Моего, тот получит в сто раз больше и наследует Жизнь Вечную» (Мф. 19:29).

Часто эти слова сбываются буквально, человек получает ровно в сто раз больше того, что отдал. Что бы это ни было.

Я знаю многих людей, которые жертвуют гораздо больше десятины от того, что зарабатывают.

Знаю человека, который по первой просьбе о помощи отдал весь месячный доход своей компании, чтобы помочь многодетной семье купить квартиру.

Мне известна прихожанка, отдавшая всю свою очень небольшую, но единственную зарплату, женщине, попросившей ее о помощи на улице. Кстати, эта женщина потом деньги вернула и очень благодарила.

Знаю прихожанина, который неоднократно тратил основные средства своей компании, когда не хватало средств на тот или иной церковный проект. Знаю очень состоятельного человека, который несколько лет жил в недостроенном доме, потому что каждый раз, когда собирался достраивать, его просили пожертвовать на стройку очередного храма.

А еще у нас в храме есть одна очень ревностная прихожанка, которая когда — то была адвентисткой и привыкла платить десятину очень строго. Она все время обличает христиан и спрашивает: «Почему вы все время жалуетесь, что на телевидении столько насилия и разврата? В чем здесь проблема? Платите десятину, и мы купим все каналы, тогда там будут показывать только приличные фильмы!» Не думаю, что это самое действенное решение всех проблем, но в некоторой логичности ему не откажешь.

Наконец, следует отметить, что проблема десятины, церковного налога, приходских взносов требует очень серьезного исследовательского подхода. Ее невозможно решить ни путем простого политического или административного воздействия, ни собирая отзывы священников. Существует огромный опыт во всем мире, связанный с этой проблематикой. Известно, что церковная экономика и церковные проекты во многих сферах общественной жизни оказываются гораздо более эффективными, чем государственные и даже чисто общественные.

Так, может быть, и правда можно разработать такой набор мер и комплекс механизмов, которые будут экономически поддерживать благотворные и продуктивные начинания и сделают их экономически устойчивыми и независимыми? Наверное, это будет не десятина. Хотелось бы, чтобы в этой исследовательской области государство и Церковь объединили свои усилия.

Комментирует Председатель Миссионерской комиссии Московской епархии иеромонах Димитрий (Першин).

По-настоящему наше — это то, что мы отдали

Я знаю людей, которые отдают Церкви десятину или гораздо больше. Они помогают конкретным храмам или людям, которые оказались в трудной ситуации. Некоторые из них помогают нашему Братству Православных Следопытов. Наши друзья помогают нам покупать палатки, обвязки, карабины, крупу и тушенку. Сегодняшний Георгиевский парад, в котором участвовали представители далеких епархий, удалось провести благодаря участию многих людей, потративших свои силы, время и деньги.

Иногда люди инвестируют не деньги, а силы и время. Я считаю, что эта идея правильная, но при одном условии – все это надлежит делать без принуждения. Это желание должно идти из сердца человека, из его любви к Церкви и к людям. Если он раздает свое имущество свободно, то он, как Закхей, раздаст гораздо больше, чем десятую часть, чтобы только ощутить свою правду, свою сопричастность Творцу мироздания в путях Его промысла о всех наших нуждах и скорбях.

Такие люди говорят, что на саване карманов нет, что на тот свет мы ничего забрать не сможем. По-настоящему наше – это то, что мы отдали. То, что мы схомячили, связывает нас по рукам и ногам, отгораживает от Бога, от людей, уволакивает в такие бездны, с которыми дело лучше не иметь. Любой думающий человек это понимает.

Есть еще один момент – наша фиксированная ежегодная жертва даст Церкви ту точку финансовой опоры, которая позволит ей совершенно иначе выстраивать отношения и с обществом, и с государством. В этом я с о. Всеволодом Чаплиным совершенно согласен.

Если приходы обретут независимость от региональных властей, если прихожане, став членами общины, а тем самым – инвесторами, начнут участвовать в планировании общинной жизни, содержа и священника, и всю храмовую инфраструктуру, и все миссионерские проекты, то многое изменится к лучшему в нашей Церкви. Подобную картину можно наблюдать в православном русском зарубежье, в протестантских общинах России.

Читайте также:
Храм, собор, церковь и монастырь: разница и отличия, особенности и нюансы каждого

Но главное, десятина — это мера не денег, а мера любви. Десятина – это прием ветхозаветной педагогики, его задача – научить ветхозаветного человека быть благодарным Богу за Его дары. Но мы — христиане, и Евангелие призывает нас отдать не десятину, а самого себя Богу. Всю жизнь положить, все, что у тебя есть.

Напоминать об этом надо, а требовать этого нельзя. В таких вопросах лучший проповедник — совесть.

Комментирует профессор Московской духовной академии протодиакон Андрей Кураев (в эфире программы Вести-ФМ).

Это будет экономической базой политической независимости Церкви

Если говорить о том, какую часть дохода верующие должны отдавать Церкви — не думаю, что это должно быть формализовано. Конечно, есть библейская заветная традиция десятины, однако в истории Русской православной церкви такого не было. Даже десятинная церковь в Киеве, построенная князем Владимиром, содержалась за счет десятой части доходов лично князя, но не его подданных.

Я думаю, что здесь логика должна быть такой. Первое — это восстановление поименного членства в приходской общине, потому что сегодня приходская община — это некая фикция. Реально никто из прихожан не знает, что он член той или иной общины, не участвует в приходских собраниях. А вот если будет поименное членство, то в этом случае у человека появятся свои права и обязанности.

То есть, соответственно, обязанности, скажем, уплаты той же самой десятины или какой-то иной суммы ежегодно, но с другой стороны, у него появится право контроля над расходованием этих средств. А в перспективе может быть и то, что было в древней церкви — право выбора священников. И, естественно, право делегировать членов от прихода для работы в церковных соборах разных уровней — от епархиального до поместного.

Прихожане и будут контролировать расходование средств. Это и благотворительные проекты, и просветительские проекты, образовательные. Собственно обслуживание храмовой инфраструктуры, то есть реставрация, ремонт, строительство приходских помещений. Естественно, зарплаты служащим храма, в том числе и хору, сторожам и так далее.

Вот всё это может стать прозрачным, наконец. И в свою очередь, если это действительно будет так, если церковь сможет, как это, скажем, бывает в жизни так называемых «свободных церквей» (этот термин возник в Западной Европе — это неопротестантские церкви, которые, в отличие от лютеранской церкви или от католиков, например, не связаны с государством, вот они называются «свободными», у них как раз есть принцип десятины), если будет опора на самих прихожан и их пожертвования, если действительно всё это будет, отец Всеволод совершенно прав — в этом случае это и будет экономической базой политической независимости Церкви. И от госбюджета, и от государственных лидеров, и от влиятельных спонсоров.

Комментирует протодиакон храма Христа Спасителя Александр Агейкин:

Мы можем вспомнить ветхозаветные времена

Я не думаю, что со стороны отца Всеволода Чаплина введение десятины было практическим предложением. Полагаю, что это было скорее информационное заявление. Десятина не может быть обязательной, она не была такой на Руси никогда, но человеку не помешает знать об ответственности за общину. Надо приучать человека к тому, что ответственность за храм он несет полную, вплоть до материальной.

Тем более это актуально в связи с теми нападками, что у нас требы за деньги, свечи за деньги. Вот как раз с десятиной, когда человек имеет заботу о своем приходе, эти вопросы отпадают. Если существует определенный круг пожертвований, на который, в том числе, покупаются и свечи, то их можно поставить в свободном доступе. А когда приход покупает свечи на заводе иногда даже в кредит — то говорить о том, чтобы они были в свободном доступе просто невозможно. Я знаю много сельских приходов, которым приходиться покупать свечи в кредит в надежде, что потом когда-нибудь им удастся отдать его за счет пожертвований во время больших праздников. Свободных средств у таких приходов нет, потому что у них нет постоянных жертвователей, которые хотя бы осознавали свою ответственность за содержание прихода — я даже не говорю о содержании священника.

Такая забота существует и в зарубежных русских общинах. Мне приходилось служить на зарубежных приходах в Голландии и Америке — там община несет прямое экономическое попечение о своем приходе, и какие-то непредвиденные траты, выходящие за пределы приходского бюджета, оглашаются перед всем храмом, и это не считается попыткой наложить бремя неудобоносимое.

Мы можем вспомнить не только о десятине, являющейся ветхозаветным установлением, подвигающим человека к определенной ответственности — мы можем вспомнить апостольские времена. Совсем недавно читали главы книги Деяний, в которых говорилось, что христиане продавали все, что имели, и клали к ногам апостолов вырученные деньги — не десятую часть, а все! — и каждый получал по своей нужде распределяемое апостолами. Конечно, это идеальное христианское жительство, но оно далеко от нас. Даже в те времена, как мы помним в случае с Ананией, кто-то пытался утаить часть, хотя ее даже не просили. Таково человеческое естество.

Поэтому если мы сейчас всерьез будем поднимать вопрос о десятине, то ничего, кроме штыковой атаки, мы не получим.

Комментирует Владимир Николаевич Савочкин, староста храма Воскресения Христова в Кадашах.

Не надо зацикливаться на 10% от дохода

С Патриархом Кириллом. Фото Патриархия.ru

Мне не знакомы люди, которые дают ежемесячно десятину на храм. Другое дело, есть организации и частные лица, которые вносят целевые пожертвования, скажем, на реставрацию храма или на противоаварийные ремонтные работы.

И это было бы крайне странно, если бы я знал тех, кто дает десятину. Даже трудно себе представить, как в нашу бухгалтерию заходят один за другим прихожане и говорят: «Вот, я приношу свою очередную десятину. В этом месяце я заработал 200 000. Пожалуйста, получите свои 20 000». Но Господь заповедовал нам другое:

«Когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою. У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая. Чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно».

С другой стороны, нам было бы, конечно, удобно, когда бы мы знали, что такое-то количество людей каждый месяц принесет определенную сумму денег. Так можно что-то планировать. Но Господь дал нам заповедь для спасения нашей души, и пусть люди лучше исполняют эту заповедь о тайной милостыне, а мы и так, со своей стороны, всегда живем с мыслью, что Господь нас не оставит. Ведь даже величайший святой земли русской преп. Сергий Радонежский иногда находился со своими монахами в такой скудости, что даже съесть заплесневелый хлеб им было в радость. Поэтому нам-то на что жаловаться?

Читайте также:
Староверы и православные: главные отличия и особенности, понятия, история и характеристики, обычаи и традиции староверов

Надо ли приносить десятину в церковь? Я думаю, что не надо зацикливаться на 10% от дохода. В этом есть что-то рационалистическое. Надо приносить в храм Божий столько, сколько подсказывает сердце, сколько позволяет любовь. Любовь к Богу и к Его Церкви.

Церковная десятина — определение пожертвования в христианской церкви

История появления церковной десятины уходит своими корнями еще в Ветхий Завет. О ней в Книге Книг рассказывалось еще задолго до появления Моисея.

История появления десятины в Библии

Десятина, то есть десятая часть от всего дохода обязательно должна была отдаваться священникам и левитам.

Подробно это описано в Ветхом Завете (Лев.27:30-32). Согласно подробному повествованию, десятая часть от семян, плодов, скота и т.д. принадлежит Господу. При этом не следует делить урожай на хороший, или плохой, а скот на худой, или здоровый.

Почему же возникла такая необходимость отдавать десятую часть от всего добра священникам и левитам? Все дело в том, что когда народ Израиля после долгих мучений вошел в землю обетованную, Господь разделил ее между коленами Израиля. Таких колен было всего 12, но землю получили только 11. Одно колено Господь предназначил для служения Господу. Это колено именовалось левитами (сынами Левия). Его потомков не должны были обременять никакие заботы о хлебе насущном и никакие труды, кроме служения Богу.

Этот устав исполнялся еврейским народом беспрекословно. Это был Закон, который никто не смел нарушать в Ветхом завете.

Десятина по Новому Завету

В Новом Завете отсутствуют такие конкретные подробности о десятине. Поэтому многие люди, глубоко верующие христиане в том числе, ставят под сомнение это предписание.

Но, хотя в Святом Писании и отсутствуют подробности этого закона, но есть слова о том, что мы должны благоразумно управлять всеми дарами, которые Господь нам даровал и быть верными Господу.

Ведь мы сами являемся творениями Господа, принадлежим ему. И все что мы имеем также дал нам Господь. Соответственно, каждый православный христианин должен жертвовать часть своего дохода, который они получили благодаря Богу отдавать на нужды церкви.

В Новом Завете Господь также призывает нас возлюбить ближнего, как самих себя и особенно заботится о братьях и сестрах наших, которые находятся в нужде.

И если у одного человека есть все сполна, а у другого недостаток, то тот, кто богаче, должен помогать тому, кто нуждается, чтобы не нарушилась божественная гармония.

Поддерживать храм Божий также просто необходимо, как и священников. Ведь по Божественному уставу священнослужители должны посвящать себя полностью служению Господу, вести миссионерскую деятельность, наставлять прихожан на путь истинный. А как любой живой человек, батюшка также должен как-то существовать и содержать свою семью. И если он будет нуждаться и как-то пытаться зарабатывать деньги, то соответственно, он уже не всего себя будет отдавать на служение Богу и людям.

С другой стороны, в Новом Завете не указана конкретно десятина может быть от того, что уровень жизни у всех совершенно разный. И если кто-то может позволить себе абсолютно спокойно и без ущерба для себя пожертвовать больше, чем десятину. А у другого человека доход слишком скудный и больше, чем десятину ему не осилить. Поэтому вопрос с пожертвованиями должен решаться каждым христианином индивидуально, но он не должен идти в разрез с совестью и Господним уставом. Ведь для Господа важна не сумма, которую мы готовы отдать, а сердечное расположение, с которым мы это делаем. Главное не принуждать себя насильно и жалеть об этом, а жертвовать с чистым сердцем и открытой душой.

Церковная десятина обязательна или по желанию

Таким образом, ссылаясь на трактовку десятины в священном писании, для настоящих православных христиан десятина является обязательным пожертвованием.

Помогать нуждающимся, поддерживать священников и жертвовать на храмы Господни святая обязанность каждого христианина, ведь именно на таком божественном равновесии и держится мир.

Что говорил Иисус о пожертвованиях

Господь наш Иисус Христос неоднократно говорил о том, что нужно жертвовать от своего добра ближнему своему, и на нужды храма.

И хотя конкретно он не упоминает именно десятину, но в Евангелии от Матфея (5:17) он говорит: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить».

Этой фразой Иисус подчеркнул необходимость исполнять Закон, в том числе и в моменте десятины.

Поэтому и сегодня, как и в далекие времена Ветхого Завета христиане должны заботиться о храмах Господних, священниках, которые исполняют службу и своих братьях и сестрах, которые нуждаются в чем — либо.

Как свидетельствует опыт православных, когда человек искренне и от всего сердца жертвует Богу от своего дохода, то милостивый Господь воздает сторицей, ведь рука дающего действительно не оскудеет. А на взаимопомощи и взаимовыручке действительно держится мир вокруг нас.

Видео: протоиерей о церковной десятине

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: