Собор Александра Невского в Ижевске: история и адрес храма, расписание богослужений, святыни и настоятели

Ижевск архивный: 7 интересных фактов из истории Александро-Невского собора

29 июля 2017 9:25

17 лет назад, в июле 1990 года, православным верующим Ижевска вернули Александро-Невский собор, закрытый большевиками в далеком 1929 году. Как менялся один из главных храмов Ижевска? Кто из российских императоров бывал в соборе? И как связан шпиль храма Александра Невского с координатами Ижевска? Расскажем и покажем в очередном выпуске рубрики «Ижевск архивный».

У Александро-Невского собора могло быть три колокольни. Заводской архитектор Семен Дудин с размахом подошел к проектированию будущего храма: в нем должно было быть сразу три престола и три колокольни. Но в Петербурге проект отвергли из-за его дороговизны, посоветовав взять за основу Андреевский собор в Кронштадте.

Стены собора помнят императора Александра I. Он посетил храм в октябре 1824 года, когда проезжал через Ижевск. В звоннице рядом с собором сейчас лежит плита, по которой император входил в храм – когда-то она лежала на паперти.

Собор, башня Главного корпуса завода и Михайловская колонна находились на одной оси. По задумке Дудина, получалась своеобразная архитектурная триада «Вера-Царь-Отечество», где собор символизировал православие, колонна, установленная в память о Великом князе Михаиле Павловиче – самодержавие, а заводская башня – отечество и народ. Восстановленная уже в наше время колонна стоит чуть сбоку от того места, где она находилась до разрушения.

После революции собор был закрыт, и в 1922 году из храма изъяли более пяти пудов, или 81,5 кг, золота, серебра и драгоценных камней. Закрыли собор в 1929 году, тогда же оттуда убрали все 24 колокола, разрушили колокольню и кладбище при храме.

В здании собора открыли кинотеатр «Колосс», но для части ижевчан это слово было не очень понятным, и они называли его проще – «Кóлос». В восточной подвальной части кинотеатра даже открылось кафе «Колосок». Исправить лингвистическую ошибку и переименовать в «Колоссик» его так и не успели.

После того, как в 1931 году в Москве снесли храм Христа Спасителя, Александро-Невский собор тоже могли уничтожить, но в итоге ограничились тем, что убрали главный купол, после чего храм почти перестал напоминать религиозное сооружение. А в 1952 году напротив входа установили памятник Сталину.

Реставрировать собор начали в 1980-х, когда там еще показывали кино. Потом кинотеатр убрали, и в здании хотели открыть концертный зал с органом. Но прихожане просили возродить собор, и в 1990 году он перешел к Ижевской епархии. Церковь начала реставрировать его на пожертвования, чуть позже к реставрации подключились городские и республиканские власти.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АДРЕС РЕДАКЦИИ: КП-Ижевск, ул. Авангардная, д.4б, г.Ижевск, 426035; КОНТАКТНЫЙ ТЕЛЕФОН: +7 (3412) 945-090; РЕКЛАМНЫЙ ОТДЕЛ: +7 (3412) 90-20-20.

Святыни Удмуртии: храмы и монастыри, которые можно посетить в качестве паломника

Священник Георгий Харин – о том, что такое паломничество, его правилах и духовных целях

Мы продолжаем цикл материалов, посвященных основам православной веры, и сегодня расскажем о том, что такое паломничество. Каковы правила путешествия к святыням, чем паломничество отличается от обычного церковного туризма и какие святые места можно посетить в Удмуртии? На эти и другие вопросы ответит священник Георгий Харин, настоятель Свято-Никольского храма в Ижевске.

– Слово «паломник» происходит от слова «пальма», ведь раньше паломничеством считалось исключительно путешествие к Гробу Господню в Иерусалим, откуда верующие возвращались с пальмовыми ветвями, – рассказывает отец Георгий. – Для христиан такое путешествие становилось одним из главных событий в жизни, ведь идти к святыне нужно было пешком – из Англии, Франции, России. Это отнимало огромное количество времени и сил и было настоящим подвигом веры.

Сегодня паломничество – это путешествие на автомобиле, автобусе, поезде или самолете, и не только в Иерусалим, но и к другим святыням. Такого рода поездки организуют работники церковных приходов и епархий, но никто не мешает отправиться к святыне самостоятельно, без сопровождения священника. Однако важно различать паломничество и церковный туризм.

– Церковный туризм – явление относительно новое, не всегда имеющее отношение к православию, – объясняет отец Георгий. – Это, скорее, познавательная или развлекательная поездка, во время которой мы любуемся храмами и монастырями, узнаем больше об их истории, но без молитвы, без соответствующей подготовки и настроя. Паломничество же – это акт веры.

Правила паломнических поездок

1. Цель

У любого паломничества должна быть цель. Такая поездка может быть благодарностью Богу за какое-либо чудо – например, когда ваш близкий человек выздоровел после тяжелой болезни. Или наоборот: паломник идет к святыне, чтобы попросить у Бога о чем-то важном. Это может быть очень земная просьба: так, к Матроне Московской ходят для того, чтобы попросить хорошего жениха, квартиру, работу. Главное, чтобы эта цель была. В противном случае не стоит и начинать поездку.

2. Правильный настрой

– Паломничество начинается с молебна и продолжается чтением молитв в дороге, – рассказывает отец Георгий. – Например, мы с прихожанами много лет ездим в Дивеево и в пути слушаем жития святых, акафисты, каноны, назидательные чтения. Таким образом паломник прибывает к святыне в особом настроении, духовно подготовленным. По дороге домой также следует молиться и благодарить Бога. Поэтому хорошо, если паломничество проходит организованно, в сопровождении священника. Также во время паломнической поездки рекомендуют соблюдать пост и неустанно молиться.

3. Соблюдение приличий

– Часто паломники ездят в монастыри, и очень важно понимать: мы едем туда, где нам рады, но где нас не должно быть, – подчеркивает отец Георгий. – Монастырь – место, где человек уединяется от мира, и нужно относиться к этому соответственно: вести себя максимально вежливо и благоговейно, иметь приличный внешний вид. Для женщин это длинная юбка, платок, одежда с длинным рукавом. И имейте в виду: если вы берете в паломническую поездку детей, то вы не паломник, а нянька. Надеяться, что при этом у вас будет время помолиться, не стоит.

Иерусалим или Ижевск?

Ошибочно полагать, что чем дальше расположена святыня, тем более «продуктивной» будет паломническая поездка к ней.

Читайте также:
Харьковский Благовещенский собор: история и адрес храма, расписание богослужений, святыни и настоятели

– На Руси не было традиции ходить в паломничество куда-то далеко, – говорит отец Георгий. – Мы сейчас от путешествия ждем легкости, отдыха, перемены впечатлений, а нашим предкам и так хватало впечатлений, поэтому для них далекое путешествие скорее было чем-то неприятным, вынужденным. Потому для паломничества выбирали наши родные святыни. Моя прабабушка, например, рассказывала, что они пешком ходили из Воткинска в Саров, в Серафимо-Дивеевский монастырь.

Если же вы собираетесь в паломничество за границу, лучше все-таки ехать к святыням организованно, в сопровождении священника. Дело в том, что везде есть свои тонкости, о которых большинство просто не знает. Например, помолиться у Гроба Господня в Иерусалиме можно только во время ночной службы, днем же вы в лучшем случае успеете на секунду прикоснуться к святыне, прежде чем ваше место займет следующий.

– Для того чтобы попросить о чем-то у Бога, выразить Ему благодарность, обрести душевный покой, не обязательно ехать в Иерусалим или на Афон, – заключает священник. – Тем более что в России, да и в Удмуртии, есть множество редких и уникальных святынь.

Куда отправиться в паломничество?

ИЖЕВСК

Собор Архангела Михаила

Наиболее почитаемая святыня собора – чудотворная икона ХVI века с мощами святых апостолов Луки, Матфея, Иакова, Марка, Варфоломея, святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, Николая Чудотворца, а также Александра Невского и других. Кроме того, здесь находятся ковчег с частицей мощей блаженной Матроны Московской, распятие с частицей Животворящего Креста Господня, икона святого великомученика и целителя Пантелеимона с частицей мощей и множество других редких и уникальных икон.

Адрес: г. Ижевск, ул. К. Маркса, 220

Александро-Невский собор

Среди самых известных святынь храма – частица камня с Голгофы, частица Древа Креста Господня, мощи святого благоверного Великого князя Александра Невского, икона святого великомученика и целителя Пантелеимона с частицей его святых мощей, мироточивый образ Божией Матери «Скоропослушница», икона блаженной Матроны Московской. Кроме того, в соборе находится старинная икона «Умовение ног учеником», чудом сохранившаяся в годы советской власти, а также старинная плащаница, вышитая около полутора веков назад.

Адрес: г. Ижевск, ул. Горького, 66

Собор Святой Троицы

В соборе находятся мощи великомученика Пантелеимона, преподобного Павла Афонского, частица Древа Святого Креста Господня, частица камня Святой Голгофы, а также множество почитаемых образов Божией Матери, такие как «Скоропослушница», «Умягчение злых сердец», «Всех скорбящих радость». Кроме того, собор Святой Троицы уникален тем, что в годы советской власти прихожанам и духовенству удалось отстоять храм, и его не разрушили, лишь на время закрыли, однако он начал работать уже после Великой Отечественной войны.

Адрес: г. Ижевск, ул. Удмуртская, 220

Храм Успения Божией матери

Уникальный деревянный храм в Заречной части Ижевска, недавно отметивший свое 100-летие. Среди наиболее почитаемых святынь храма – чудотворная Казанская икона Божией Матери. А в 2003 году во время ремонта на стене левого придела под слоем копоти была обнаружена большая икона Успения, написанная на полотне и наклеенная на стену. Раньше ее никто не видел, и никто не знает, как она там появилась. Также здесь хранятся колокола, спасенные прихожанами со взорванного большевиками Свято-Никольского храма.

Адрес: г. Ижевск, ул. Телегина, 54а

Храм Серафима Саровского

Один из новых храмов Ижевска, освященный 2 августа 2013 года. Здесь находятся частицы мощей святого преподобного Серафима Саровского и дивеевских святых, часть епитрахили святого Серафима Вырицкого, а также икона Серафима Саровского, написанная монахинями в Дивеево. Во дворе храма установлена «икона в бронзе» – памятник Серафиму Саровскому работы скульптора Павла Медведева, запечатлевший момент, когда на преподобного после 1000 дней и ночей молитвенного предстояния на камне сходит Святой Дух.

Адрес: г. Ижевск, проспект Калашникова, 10

Храм Николая Чудотворца

Изящный деревянный храм в микрорайоне «Горка» был выстроен в 2005 году. Здесь хранится ковчег с частицей его мощей, к святыне можно приехать в пятницу, субботу или воскресенье. Кроме того, по пятницам, в 16 часов, в храме служат акафист, во время которого выносят мощи святителя Иоанна Шанхайского – для нашей страны это уникальная и редкая святыня.

Адрес: г. Ижевск, ул. Саночная

Как добраться: по Славянскому шоссе доезжаем до поворота на «Биатлон», сворачиваем налево после ресторана «Шале», затем сразу направо и снова налево, в горку.

УДМУРТИЯ

Свято-Успенский женский монастырь

Среди святынь Вознесенского храма на территории монастыря – икона Тихвинской Божией Матери, а также образы Божией Матери, написанные на святой горе Афон: «Утоли моя печали», «Смоленская», «Троеручица». Главная святыня монастыря – «старые иконы», скульптурные изображения Распятого Спасителя, Божией Матери и апостола Иоанна Богослова, которые почитаются верующими как чудотворные.

Адрес: Воткинский район, с. Перевозное

Как добраться: по Гольянскому тракту, перед Гольянами сворачиваем налево и едем до указателя «Перевозное».

Ризоположенский женский монастырь

В монастыре хранится ковчег с частицами мощей многих святых, часть камня с Голгофы, часть Древа Креста Господня, множество старинных икон, а также большое резное деревянное Распятие. Кроме того, по воспоминаниям прихожан, в 90-е гг. во время грозы шаровая молния вошла в Петропавловский храм монастыря и, никого не задев, завершила свой путь в алтаре. Прихожане посчитали это знаком Божьего благословления.

Адрес: Завьяловский район, с. Люк, ул. Советская, 64

Как добраться: по Шабердинскому тракту едем от объездной до села Люк.

Мало-Дивеевский Серафимовский женский монастырь

Здесь хранится частица Древа Креста Господня, частица облачения Спиридона Тримифунтского, частица мощей Максима Сербского, частица гроба Тихона Задонского, частица одеяния Афанасия Афонского, частица гроба святителя Гермогена Московского, частица мощей святителя Григория Богослова.

Адрес: Малопургинский район, с. Норья, ул. Муш, 3

Как добраться: по Можгинскому тракту сворачиваем по указателю на село Норья и едем через деревни Абдульменево, Столярово, Кечур, Вишур и Кулаево. Общее расстояние от Ижевска – около 120 км.

КУДА ОБРАТИТЬСЯ?

ПАЛОМНИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ ИЖЕВСКОЙ И УДМУРТСКОЙ ЕПАРХИИ

Здесь организовывают поездки как к местным святыням – в село Перевозное, например, – так и паломничества на более дальние расстояния: в Дивеево, Муром, Свияжск, Оптину Пустынь, а также в Крым, Грузию и Иерусалим.

Тел. 8-950-826-10-46, диакон Димитрий Сырчин

ПАЛОМНИЧЕСКАЯ СЛУЖБА ПРИХОДА ХРАМА НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА, ИЖЕВСК

Служба организовывает паломнические поездки по ижевским и воткинским святыням, в Перевозное и другие святые места. Паломничество здесь органично соседствует с образовательными экскурсиями, когда верующим рассказывают об истории храмов. Здесь также возят к святыням верующих из других стран с англоязычным сопровождающим.

Читайте также:
Иоанн Крестьянкин: биография старца, книги и советы, труды и письма

Тел. 8-919-919-13-17, Светлана Перминова

Благодарим за предоставленные фотографии пресс-службу Ижевской и Удмуртской епархии.

Ижевчане собирают деньги на строительство храма

Возле Биатлонного комплекса имени генерала Демидова в Ижевске строится храм Святого Георгия Победоносца. Возведены стены, закончена внешняя отделка, в храме проходят службы, однако нужно завершить внутреннюю отделку, украсить храм иконами и росписью. Всех неравнодушных просим откликнуться и внести свой, пусть даже небольшой, вклад в строительство храма Георгия Победоносца. По поводу пожертвований обращайтесь в редакцию по тел. 8 (3412) 94-50-05. Ознакомиться с ходом стройки можно по адресу: ул. Славянское шоссе, 0/13.

Материал подготовлен в сотрудничестве с Автономной некоммерческой организацией по поддержке, организации и реализации социально-значимых проектов «Источник».

«Десантный» батюшка

Как философ МГУ стал иереем во Власихе

Судьба готовила Михаилу Васильеву военную службу. Он родился в 1971 году в офицерской семье, рос в отдалённых северных гарнизонах, в закрытых городках. Отец хотел, чтобы сын поступил в военное училище, но Михаил проявил характер: выбрал МГУ, философский факультет, затем увлёкся изучением религий, потом была аспирантура, а далее сам встал за университетскую кафедру.

В Церковь Михаил пришёл уже взрослым. Путь к вере для молодого человека, некрещёного и не имеющего ни одного верующего друга, был непростым. Ему помогал духовник — протоиерей Димитрий Смирнов. Однажды спросил Михаила: «Ты из семьи военного?» И, услышав ответ, сделал неожиданный вывод: «Значит, быть тебе батюшкой в военном гарнизоне».

Весной 1998 года философа рукоположили в сан диакона, а затем иерея. Служить направили в подмосковную Власиху — в храм Преподобного Илии Муромца и великомученицы Варвары при штабе Ракетных войск стратегического назначения. А через год отца Михаила отправили в первую военную командировку — в Чечню.

Ночь молитвы о солдате

В боевых условиях священник меняет рясу на камуфляж, только без погон, и в петлицах не род войск, а православный крест. Оружия батюшке не полагается. Главное — быть рядом с солдатами, там, где труднее всего. Особая дружба связывала отца Михаила с десантниками, которых бросали в самое пекло. Он чувствовал, как нужна им его поддержка. Молва о «десантном» батюшке разнеслась по многим частям ВДВ.

Однажды в горах Чечни он с группой разведчиков попал в засаду. Наши бойцы отбили атаку, но одного тяжело ранило. Ждали вертолёт, была непогода. Парень истекал кровью на руках у батюшки. Проходил час за часом. Всю ночь отец Михаил молился, чтобы прилетела помощь и чтобы солдат вопреки всему выжил. Десантники смотрели и не верили своим глазам: казалось, их товарищ уже не дышал, и вдруг оживал. Ранним утром в небе застрекотала вертушка. К вечеру батюшка узнал: раненого удалось спасти. Опытные полевые хирурги говорили, что это исключительный случай, на грани чуда.

«…И я понял, что выживу»

С парашютом отец Михаил прыгал много раз, в основном на учениях. Однажды подал пример: когда самолёт поднялся, молодые ребята явно смутились, и тут батюшка встал и с молитвой первым направился к выходу. За ним уверенно потянулись бойцы.

А в 2007-м под Вязьмой едва не случилась трагедия. Его парашют попал в зону турбулентности, купол закрутило, он стал падать с 600-метровой высоты.

— Страха не было, — рассказывает отец Михаил. — У меня оставалось несколько секунд. Я, как учили, раскручивал почти погасший купол, молился. И когда парашют раскрылся на треть, понял, что выживу.

Его спасло присутствие духа: в последний момент сгруппировался, спружинил на ноги, но всё равно услышал хруст в позвоночнике. Диагноз: компрессионный перелом позвонка. Но это выяснилось позже. А тогда пришлось быстро уходить с поля: вслед за солдатами сюда сбрасывали бронированные машины…

Часто ездил с десантом в горячие точки: Босния, Косово, Абхазия, Киргизия. И под обстрел попадал, и по минному полю приходилось идти. Но рассказывать об этом он не любит. Вот что говорит отец Михаил:

— Часто эта самая точка, куда едешь, оказывается вполне прохладной. Например, в Боснии уже активно не стреляли, хотя ещё считалось, что там локальный конфликт. В Косове поначалу обстреливали, но потом как-то успокоилось, и особой опасности не было. Да и в Чечне раз на раз не приходился.

Из «секретного объекта» — собор ВДВ

Лет 10 назад в разговоре с офицерами спецназа отец Михаил узнал, что в Сокольниках есть заброшенный храм. Тогда его здание занимала фельдъегерская служба: здесь был засекреченный узел военной связи. Священника туда не пустили. Тогда отец Михаил придумал «военную хитрость»:

— Чтобы понять, в каком состоянии находится внутренняя часть храма, мои друзья-десантники снарядили разведчика с видеокамерой под бушлатом. Он прошёл в здание и снял на видео общий интерьер.

Опасения подтвердились: к тому времени в храме не осталось даже следа былого благолепия. На месте Святого Престола в алтаре стояла чугунная топка, в одном из приделов устроили курилку, на каждом шагу перегородки, отставшая штукатурка…

Отец Михаил задумал вернуть бывший храм Церкви. Его благословили и в июне 2004 года назначили настоятелем. К возрождению храма подключились многие высокие церковные и военные чины. Окончательное решение приняли при новом командующем ВДВ генерале Владимире Шаманове: в июне 2009-го аварийное здание отдали верующим.

— Поднимали храм всем миром. Сначала наши ребята-десантники ломами крушили ненужные пристройки и перегородки. Перед реставрацией вывезли отсюда 150 самосвалов с мусором, — вспоминает отец Михаил.

А потом поставили новую колокольню и центральный купол, украсили фасад мозаичными иконами. И в конце прошлого года Святейший Патриарх Кирилл совершил здесь чин великого освящения. Сегодня это собор Воздушно-десантных войск России.

Протоиерей Михаил Васильев: в Воздушно-десантных войсках верующих военнослужащих около 96 процентов

Рукоположение в церковный сан

В церкви Михаил встретил своего будущего наставника протоиерея Дмитрия Смирнова. Тогда батюшка и предрек жизнь молодого человека. Он сказал: «быть тебе священником в военном гарнизоне».


Отец Михаил является настоятелем Благовещенского храма в Сокольниках

7 мая 1998 года Михаил был рукоположен в сан диакона. Чуть меньше чем через месяц молодой человек достиг сана иерея. Сан протоиерея был возложен на Михаила еще через 10 лет самим Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II.

Пастырская «кухня»

Знаете, как я совершил свой первый прыжок с парашютом? Звонит мне командир десантного разведбата и просит приехать на аэродром, у них там ЧП. Оказывается, у молодого солдата в первом прыжке не раскрылся основной парашют, но, слава Богу, раскрылся запасной, и парень приземлился благополучно. Обычно, кстати, запаску не раскрывают – растеряются после того, как обнаружат, что не раскрылся основной парашют, да так и летят вниз и гибнут. Но, несмотря на благополучный финал, свидетели этого случая, другие бойцы, жутко занервничали и просто отказались идти на следующие прыжки. И командир позвал меня: «Что делать?». Я прочитал молитву, окропил ребят и парашюты святой водой, дал бойцам приложиться к иконе Богородицы «Благодатное небо». А чтобы помочь им победить страх, тоже надел парашют и выпрыгнул из самолета вторым, после командира. И все ребята прыгнули вслед за нами.

Читайте также:
Часовня Параскевы Пятницы: адрес и история, описание, архитектура

Чтобы произошло не описанное ни в каких учебниках богословия, но реально существующее таинство – когда человек из неверующего становится верующим – нужно, чтобы священник был образцом для подражания, проповедовал Православие, не становясь навязчивым и нудным. Нужно сделать так, чтобы старшие офицеры и генералы, вчерашние марксисты-ленинцы, поверили в Бога и приняли догмат о Св. Троице и, что не менее важно, захотели исповедаться тебе, мальчишке, который им в сыновья годится, но которого они называют отцом.

Сложнее всего изменить атмосферу в уже сложившемся коллективе, особенно в армейском, представляющем собой жесткую систему. Но есть миссионерские способы, с помощью которых мы даже количество мата умудряемся сокращать в разы. Например – разъясняю офицерам и солдатам, что матерная брань есть следствие одержимости блудной страстью. И объявляю, что такого-то числа буду читать для тех, кто матерится, специальный молебен об избавлении от блуда. На следующий день матерщины намного меньше…

А бывает, мы вынуждены решать вопросы, совершенно не относящиеся к нашей компетенции, – например, вопросы материального обеспечения воинских частей. Скажем, приезжаю я как-то в один полк, который тогда стоял в Чечне, а у рядовых и сержантов сапоги развалились. То есть формально срок годности сапог еще не закончился (поэтому новые и не выдавали), но фактически обувь эта уже превратилась в рванье. И пришлось мне в Ханкале «выбивать» ребятам новые сапоги – тысячу пар – пользуясь тем, что батюшке как-то неудобно отказывать. А в другой раз зарвавшиеся тыловики-снабженцы поставляли солдатам и сержантам рис, гречку, картошку и пшено не по нормам, а только довесок (офицеров снабжали как положено). Пришлось доставать в штабе Объединенной группировки войск для ребят продовольствие и просить командование разобраться в ситуации. А вообще доводилось привозить в воинские части самые разные вещи (организовывали эти закупки или выделяли деньги, естественно, спонсоры) – от ноутбуков до бензопил.

Солдату ведь иногда надо сначала просто с едой помочь или с отдыхом, чтобы он в себя пришел и был в состоянии воспринять твою проповедь. А то он спит на твоей лекции, и не потому, что тебя презирает, а потому что ночь простоял в карауле и его, что называется, «плющит». И еще: надо понимать, что многие ребята не знают самых простых вещей. Например, что такое благодать Божия. Как это объяснить? Поверьте, гораздо проще это сделать, когда батюшка ему либо шоколад дает, либо в горы, в Чечню, привозит спутниковый телефон и солдат может позвонить своей девчонке. Вот она, благодать-то! Понимаете? Не в телефоне и не в шоколадке, а в том, что в этой крови и грязи он, этот парень, не забыт и не заброшен, что к нему приехал христианин и помог ему – по-христиански, с любовью.

Ну и, конечно, чтобы все это предоставить нашим воинам, надо найти людей с деньгами, доказать им, что ты ничего не истратишь на собственные нужды, и действительно не брать для себя ни копейки.

Военные годы

Батюшка Михаил не держал в руках оружия, потому что это запрещено по церковным канонам. Однако, несмотря на это, мужчина более 100 раз прыгал с парашютом и участвовал во многих военных операциях. Десантники, с которым подружился Михаил, называют его «военный батюшка».


Протоиерей Михаил Васильев благословляет бойцов ВДВ

Сам мужчина считает, что в российской армии катастрофически не хватает священнослужителей. Дело не в том, кто может держать оружие. Дело в моральной поддержке. Так батюшка сделал подсчеты, по которым армии необходимы:

  • 400 православных священников;
  • От 30 до 40 мулл;
  • От 2 до 3 буддистских лам;
  • 1 или 2 еврейских раввина.

Священник: «ВДВ полагает душу свою за други своя»

Автор Редакция рубрики «Общество»

Религия » Религии России » Православие

«Претерпивый до конца спасен будет», — так главный священник ВДВ протоиерей Михаил (Васильев), выпускник кафедры научного атеизма философского факультета МГУ и Высших курсов Академии Генерального штаба, в видеостудии «Правды.Ру» определил служение полковых священников и всю армейскую службу. Отец Михаил — бессребреник, воин, участник более 30 командировок в горячие точки, прошел через минные поля и артобстрелы.

Главный священник ВДВ об армии, России и вере в Бога

Он считает, что только личный пример и участие в повседневных тяготах армейской службы наравне с солдатами дают ему право говорить солдатам о Христе. Только личным примером можно возродить былой воинский дух и справиться с дедовщиной. Армия не терпит фальши и лицемерия. Здесь все на виду, тем паче в частях ВДВ. Лучше всего батюшка сказал об этом еще в 2007 году: «Церковь всегда была государствообразующей структурой. Сегодня, сохраняя культурную и духовную идентичность нации во времена глобальных перемен, она тем более не может остаться вне процесса формирования взаимодействия общества с вооруженными силами».

— Отец Михаил, правильно вас называть главным священником ВДВ?

— Нет, совершенно неправильно. Я — всего лишь настоятель подворья Его Святейшества Святейшего Патриарха при органе военного управления, штабе воздушно-десантных войск в Сокольниках.

— У вас несколько приходов?

— Да, несколько храмов на территории части ВДВ, а также патриаршее подворье в составе двух храмов при штабе ракетных войск стратегического назначения.

— Вы рассказываете о вере в местах, весьма экзотических для обычных священнослужителей. Вы уже более 30 раз были в командировках в горячих точках.

— Я не считал. Да не такие они и горячие, если честно, не так страшно, до сих пор, по милости Божией, живой. Не так страшен черт, как его малюют, как известно. Второе — очевидно совершенно, что не так просто в человека попасть железкой. Есть много всяких сносок на ветер и прочее. Я вас уверяю, в ДТП на дорогах мегаполиса у простого человека шансов погибнуть больше, чем у не очень нужного в качестве цели батюшки в каком-то месте применения войск.

Читайте также:
Шахтинская епархия: храмы и указы, структура, история

Это исключительно будни. В этом нет ничего особенного. ВДВ — войска для войны, и, естественно, если ты не будешь с ребятами ездить в командировки, работать, нести там слово Божье, то нет и смысла… Ведь там солдат же может из окопа выйти и сходить в обычный храм.

— В 2007 году в информационном листке Псковской епархии вы писали, что когда вы шли по минному полю, вам было страшно. Вряд ли такой риск сопоставим с угрозой ДТП на улицах мегаполиса, согласитесь?

— Мины ставят наперекосяк и не очень плотно, а в мегаполисе люди в канализационные люки падают. Так что, я вас уверяю, это всё в основном выдумки журналистов. Не так это всё страшно и сложно. А самое главное — люди-то все родные уже, всех знаешь. Вот генерал, а я его помню еще лейтенантом, столько лет прошло… Деток вместе крестили, кто-то венчался… Я не воспринимаю их как каких-то особых людей, выполняющих особые задачи. Это родные и близкие люди, которых я люблю и уважаю, очень многому у них учусь, мне это всегда интересно. Обязательно находишь новое.

Вот разговаривал с генералом Владимиром Ананьевичем Данильченко, председателем Совета ветеранов ВДВ России, и он очень интересные вещи рассказывал про командующего ВДВ генерала Ивана Игоревича Затевахина. Просто каждый день, по милости Божией, открываются какие-то удивительные грани, а я любопытный человек, интересуюсь такими вещами.

Командующий ВДВ в годы войны генерал-лейтенант Александр Григорьевич Капитохин, когда был еще учащимся юнкерского училища, еще перед началом Первой мировой, с огромным благоговением отзывался о батюшке, который в этом училище Закон Божий преподавал. Каждое его слово слушали. Об этом генерал и писал в своих воспоминаниях в 50-е годы — о том, что в него нравственный стержень именно этот батюшка заложил.

Это говорил командующий ВДВ — очень достойный человек с очень трагической судьбой. Он был неправедно снят с должности за то, что не согласился в Днепровской операции на знаменитом Букринском плацдарме бездарно применить свои десантные корпуса, бросить их на развернутое механизированное соединение фашистской армии с задержкой — не за раз, а во много эшелонов с равными промежутками времени.

Тогда (уже без него) через несколько часов после очередного десанта опять прилетали несколько десятков транспортных самолетов и выгружали ребят, а уже перезарядившие орудия немецкие механизированные колонны встречали их с земли, а также расстреливали их с самолетов.

На аэродромах загрузки нашего десанта немцы даже листовки сбрасывали: «Прилетайте, десантники, мы вас ждем». Так вот, генерал Капитохин и пытался добиться отмены такого решения. За это ему полагался расстрел, но его просто сняли с должности и отправили с понижением в тыл, потому что его прогнозы полностью оправдались: люди погибли, задачи не были выполнены.

Вообще, ВДВ качественно отличаются от всех остальных родов и видов войск именно десантным братством. Я убедился лично (вот святой крест), это не красивый образ, а способность одного полагать не только свою жизнь, но и свою репутацию, карьеру — за другого, ради интересов сообщества всех десантников. Во времена всех этих последних российских оргштатных перипетий уже в течение двух десятилетий должностные лица ВДВ сплошь и рядом жертвовали своими перспективами и погонами, но не принимали решений в ущерб войскам.

Эта способность полагать душу свою за други своя является, конечно, христианским отношением к делу. И важен пример. Это не «делай, как я сказал», а «делай, как я». Есть показатель количества офицеров, погибших в горячих точках, — оно непропорционально высоко по отношению к количеству погибших солдат. То есть в основном отцы-командиры идут первыми и погибают тоже часто первыми.

У известного генерала Георгия Ивановича Шпака сын Олег, молодой лейтенант, Царство ему Небесное, погиб в Чечне. Не принято у нас своих сыновей отмазывать. Василий Филиппович Маргелов испытание системы десантирования боевой машины-десанта на своем сыночке проводил. Это в традициях уже не одного поколения войск.

— Как сейчас обстоят дела с дедовщиной в армии?

— Мой взгляд, наверное, будет не очень репрезентативен, я сейчас работаю все-таки больше с офицерами. Но за 19 армейских лет все-таки вижу, что ситуация значительно лучше стала. Это не означает, что человек не может получить травму от какого-нибудь казарменного хулигана. Как в обществе, так, соответственно, в его части под названием армия всякого хватает, в том числе моральных, нравственных уродов. Эти уродства могут проявиться на улице, в парке, вагоне метро, в электричке — где угодно.

Но статистика травматизма, хулиганства и казарменных преступлений неуклонно сокращается. Здесь, прежде всего, большая заслуга руководства страны, которое планомерно действует в этом направлении, в том числе сократив срок службы по призыву и нарастив количество тех, кто служит в армии по контракту.

Сейчас солдатик-срочник уже не может быть сержантом. Он не может быть специалистом по тем должностям, которые требуют в большой степени профессионализма. Остаются лишь должности, которые не несут большой интеллектуальной нагрузки. Армия сейчас, как мы говорим, детский сад «Парашютик» (12 месяцев всего), а всю основную нагрузку несут контрактники, тем более в ВДВ.

Родина — это не архитектурные постройки в центре столицы, в первую очередь не они, а это прежде всего твоя семья, твой дом, твои родные. Поэтому мы и выполняем задачи по предназначению. Главное — сам народ, а народ состоит из семей. Будут нормальные семьи — будем иметь нормальных призывников и талантливых генералов. А если абортами будем детей убивать, отказываться от выполнения задачи по предназначению, будь то воинский долг или супружеский, то тогда, конечно, будущего просто не будет.

Беседовал Александр Артамонов

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Летопись в беседке

Заканчивалась Божественная литургия, во время которой о. Михаил запретил нам фотографировать, мол, на службе нужно молиться. И объяснил причину своей строгости: «Сейчас такая мода пошла, что в святом алтаре, где Ангелы невидимо служат и Сам Господь пребывает, где совершается бескровная жертва и куда даже архиереи заходят со страхом Божиим и благоговением, шныряют люди “в штатскомˮ, как на кухне где-нибудь или в концертном зале… Служба Божья – это не шоу и не представление. Там да молчит всякая плоть…»

Читайте также:
Храм Троицы в Борисове: история, описание и адрес храма, расписание богослужений, святыни и настоятели

Строгим батюшка оказался не на словах, а на деле. После службы, во время проповеди, шумели дети. Отец Михаил: «Так, чьи детки шумят? Мамаша, выведи крикунов на улицу и положи за своего певуна три поклончика…» Пономарь Сережа тоже получил за что-то «полтора поклончика» – один земной и один поясной. Но «поклончики», оказывается, духовные чада батюшки выполняют с радостью.

К батюшке за благословением

Потому как сам батюшка для них – это постоянный источник радости и любви. И вся его «строгость» – это бесконечная ласка, забота и внимание. И многие духовные чада о. Михаила подолгу не покидают дорогой сердцу приход, а живут здесь «на послушании» неделями. А кто и месяцами. Для этого о. Михаил построил приходскую гостиницу, точнее – домик для паломников, а еще проще – переделал купленную сельскую хату, разделив ее на спальные комнатки для приезжих.

Проповедь о. Михаила была простой, доходчивой и интересной. Например, он спросил: «А знаете, почему Христос, возносясь на небо, изображен с благословляющими руками? Причем это архиерейское благословение – незаконченное… Оно завершается, когда руки сложены крестообразно. Это означает, что Господь вернется таким же образом, как рассказывает нам Евангелие. И завершит свое благословение. И тогда наступит конец света и совершится последний суд…»

– А теперь можете снимать, – сказал о. Михаил, удаляясь в алтарь. – Сейчас будем именинницу «величать».

Именинницей оказалась 4-летняя Софийка, приехавшая с родителями на службу. Отец Михаил вынес ей из алтаря подарки и большую красную розу.

На этом чествования не закончились. Еще двух девушек-киевлянок одарили служебной просфорой и коробкой конфет в связи с окончанием средней школы. При этом они получили строгий наказ «быть внимательными и “блаженными, не ходящими на совет нечестивыхˮ»…

Потом была трапеза, похожая на любвеобильный обед большой семьи. С зеленым летним борщом, ароматной кашей, клубникой и медом. А у батюшкиной «сторожки», в которой проживает он уже много лет, собрались люди, желающие получить благословение и долгожданный совет.

О. Михаил отправил нас в беседку, расположенную здесь же, на церковном дворе, вручив кулек с зелеными брошюрами, приказав «пока изучать, а потом и пообщаемся». Брошюры оказались его авторскими книжицами с различными заглавиями, выпущенными, как узнали потом, духовными чадами о. Михаила: «Дела церковные. Лозовой Яр», «Помяну дни древния…», «БИК-95» («Березанская исправительная колония») и др. В них и проповеди, и различные документы, иллюстрирующие долгий священнический путь пастыря, порой напоминающий путь на Голгофу…

Оказывается, о. Михаила дважды собирались арестовать, и последний раз уже во время «демократической» перестройки, в 1986 году… И увидели письменные ответы, присланные ему в свое время персонально самим генеральным прокурором СССР… А у храма тогда дежурила «Волга» КГБ с установленной в ней дистанционной прослушкой…

К отцу Михаилу приезжали из Москвы чада убиенного о. Александра Меня. А еще был обыск, и местный следователь пытался даже «сшить» для батюшки уголовное преступление, обвиняя его «в краже хрусталя»…

Листая страницу за страницей, перед нами открывался жизненный путь белорусского мальчика, который во время войны остался без отца, а вскоре и без матери, мыкался «по хатах» у чужих людей, стал проводником слепого монаха и за семь лет жизни поменял шесть сельских школ. Денег не было, ручка стоила 30 коп., а перо – 3 коп. Михаил смог купить перо, а ручку приделал из веточки вишни, привязав ее к перу нитками…

Пока, наконец, не обрел место пономаря в одном из храмов Черниговщины… А затем уже стал и учащимся Киевской духовной семинарии и Московской духовной академии. Кстати, замечает по ходу батюшка, семинария в то время 1950-х, когда он учился, называлась «Киевская Православная Духовная Семинария». «И правильно! – продолжил он. – Потому как “духовностьˮ бывает разная. Вот у сектантов тоже “духовныеˮ академии…»

Вот такой он, о. Михаил. Недаром в докладных записках блюстители атеизма называли его «мятежным попом».

Протоиерей Михаил Васильев: познавайте с нами

Благовещенский храм в Сокольниках особый. Это главная церковь ВДВ, строительство которой в свое время поддержал Верховный главнокомандующий. Корреспондент РИА Новости побывал в уникальном столичном храме и пообщался с его необычными прихожанами.

Происхождение и рождение, семья

Михаил родился в самой обычной семье советского военного. И мать, и отец были обычными атеистами. То же они прививали и сыну. Жили надежды, что Михаил пойдет по стопам отца и выберет жизнь военного. Появился мальчик на свет 19 мая 19711 года. Это было достаточно иронично. Почему? 19 мая — день советской пионерии, то есть организации атеизма. Однако Бог дал Михаилу совершенно другое будущее.

Протоиерей Михаил Васильев

Детство Михаила прошло на дальних северных рубежах Родины в военных городках. Из-за частых переездов менялись школы, и друзей у мальчика не было. Первые годы жизни были совершенно обычными для советского человека.

Юношеские годы и молодость

Несмотря на мнение родителей, Михаил поступил в самый престижный университет страны. Его направлением стали философия. Здесь молодой человек изучал основные каноны понимания жизни и атеизм. Стоит заметить, что уже тогда Михаила интересовала не идеология советского союза, а происхождение всех мировых религий.

Это направление так его увлекло, что после студент стал уже аспирантом на кафедре религиоведения. Обучение было блестяще окончено в 1996 году. Второе образование стало все же военное. Первое желание зайти в настоящую церковь появилось уже в более взрослом возрасте.

Война с министром обороны

«Здравия желаю, товарищ поп!» — к таким приветствиям протоиерей Михаил Васильев относится с юмором. В армии особые люди, а в ВДВ уж точно «из другого теста». Каждый десантник знает этого высокого «мужика с крестом и бородой» не только как главного капеллана «голубых беретов», но и человека с огромным боевым опытом — вторая Чечня, Косово, Босния, Абхазия, свыше сотни прыжков с парашютом, спасение раненых. Хотя сам священник оружие в руках не держал — это запрещено канонами Церкви.

«Когда я был в штабе ВДВ — он через дорогу, — один из офицеров указал мне: а вот же, батюшка, разрушенный полковой храм. Это было в 2001 году. Потом занялись перепиской с военными ведомствами», — рассказывает отец Михаил, настоятель храма Благовещения в московских Сокольниках.

Читайте также:
Спасо-Андроников монастырь в Москве: история и адрес монастыря, архитектурные памятники, храмы и постройки

Только через восемь лет удалось добиться передачи здания штабу ВДВ. Благовещенскому храму сильно повезло: далеко не все тогда в Минобороны были за возведение храмов в военных частях, несмотря на многочисленные просьбы командиров и ветеранов. В 2010 году, например, чудом отстояли храм Илии Пророка на территории Рязанского высшего командного училища ВДВ: тогдашний министр обороны Анатолий Сердюков лично приехал и потребовал снести деревянную церквушку, построенную на «боевые» выплаты десантников.

К счастью, Благовещенский храм эта участь миновала — нашлись влиятельные спонсоры и покровители. «В основном деньги давали мои университетские друзья и известные компании. И министр обороны Сергей Шойгу около двадцати миллионов рублей выделил. Он здесь был несколько раз, даже подарил храму икону», — говорит батюшка.

Справа от входа в церковь Благовещения в Сокольниках стоит огромный монитор. Отец Михаил увлеченно водит по нему пальцем и, не отрываясь от экрана, рассказывает, где что в храме находится. Пара движений по «мегапланшету» — и главный храм ВДВ предстает перед посетителем во всей своей 3D-красе.

Рукоположение в церковный сан

В церкви Михаил встретил своего будущего наставника протоиерея Дмитрия Смирнова. Тогда батюшка и предрек жизнь молодого человека. Он сказал: «быть тебе священником в военном гарнизоне».

Отец Михаил является настоятелем Благовещенского храма в Сокольниках

7 мая 1998 года Михаил был рукоположен в сан диакона. Чуть меньше чем через месяц молодой человек достиг сана иерея. Сан протоиерея был возложен на Михаила еще через 10 лет самим Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II.

Разведчик в рясе

Иконостас Благовещенского храма выполнен из афганского мрамора. Как его удалось оттуда привезти? Прихожане загадочно отвечают, что «это отдельная история». И тут же принимаются рассказывать о восстановлении церкви — особенно как настоятелю отцу Михаилу Васильеву помогал священник Андрей Шеломенцев.

«Батюшка Андрей после службы переодевался в рабочую одежду и шел строить колокольню. Он хорошо разбирается во всех этих делах — удивительный человек!» — говорит прихожанка Ольга.

Отец Андрей и вправду необычный: звание майора разведки, два ордена Мужества, множество ранений — три осколка так и остались в спине. Но об этом он сам никогда не скажет. А на вопросы по-солдатски отрезает: «Во-первых, обо мне говорить неинтересно, а во-вторых, о войне говорить совсем не интересно».

Но стоит упомянуть о вере, тут же оживляется. Сложные богословские вопросы он объясняет буквально «на пальцах», закатывая рукава рясы и демонстрируя свои большие руки с огрубевшими ладонями. Когда-то они держали оружие, теперь же, как здесь говорят, — «орудие духовное», крест.

Вот, например, как он растолковал, зачем православному причащаться и исповедоваться.

«Как-то после боя мы притащили раненых, 20 человек. И вот приносят (сослуживца) Пашку — он держится за живот и орет так, что аж уши закладывает. Причем крови-то нет! Я к нему подхожу, достаю нож, — отец Андрей показывает на бедро, куда разведчики крепят ножи, — говорю ему: «Пашка, сейчас будет очень больно, ты делай что хочешь — ори, матерись, бей меня», а в рот ему запихиваю перевязочный пакет, чтобы зубы не раскрошились». Срезает с Пашки сначала бронежилет, а затем всю одежду и видит в районе лопатки «большую дырку, из которой свистит воздух», пуля пробила легкое. В таких случаях, объясняет священник, смерть может наступить в любой момент. «Я быстро нашел рану и позвал фельдшера, чтобы он заткнул ее. Парня удалось спасти, — говорит он и, помолчав, добавляет: — То же самое и с душой человека — если вовремя не открыть рану, чтобы Бог ее увидел и залечил, то она погибнет. Для этого и нужны исповедь и причастие».

Когда спрашиваешь, почему он решил стать священником, отец Андрей пожимает плечами: «Так Бог управил». Перед переездом в Москву в 2009 году он десять лет служил в храме на Колыме, «где до епископа 500 километров».

«А кем быть тяжелее: батюшкой или солдатом?» — интересуюсь я.

«Быть священником тяжелее. В армии все четко: есть командиры, которые отдают приказы. А священник — сам себе командир. Да, существуют догматы Церкви, но он по сути один в поле воин», — признается отец Андрей.

Церковная служба

В самом начале своего служения Михаил был направлен в храм Преподобного Илии Муромца и великомученицы Варвары. Интересно то, что эта церковь находилась в подмосковной Власихе при штабе ракетных войск. Предсказание Дмитрия Смирнова сбылось.

Прошел всего год и батюшка направился в Чечню. Это стала его первая и далеко не последняя военная командировка. В 2004 году вышел Указ Патриарха о переводе в храм Благовещения Пресвятой Богородицы в Сокольниках при штабе ВДВ.

«Я был живой мишенью»

Основные прихожане храма — десантники. Почти у всех ордена, многие бывали в горячих точках. Все помогают храму как могут. Алексей, например, по выходным прислуживает в алтаре. А по будням «выполняет задачи по предназначению» — на его счету свыше 400 прыжков. Эта церковь служит десантникам отдушиной в их нелегком деле.

«Второй рукой храма» прихожане называют солдат, проходящих срочную службу в штабе ВДВ. Их по желанию направляют сюда помогать — убрать снег, что-то починить. Некоторые остаются в храме даже после дембеля.

«Пока был в армии, приходил сюда помогать. А после срочной службы через некоторое время вернулся. Не знаю, как так вышло», — признается Александр.

Он зашел в храм, ведя под руку протоиерея Олега Тэора, духовника легендарной Семьдесят шестой Псковской дивизии ВДВ. По сути, это первый в России капеллан ВДВ, он окормлял бойцов еще в СССР, когда священников и близко не подпускали к солдатам.

«Они сами приходили к нам в храм, просили покрестить их. Или дать какую-то литературу», — вспоминает отец Олег. За его плечами две чеченские кампании и Югославия. На его глазах творилась история: в 1999 году батюшка находился в составе батальона ВДВ, захватившего аэропорт Приштины.

«Я там был одним из первых. Командующий сказал, что туда нужно священника отправить, стали думать — кого. Кто-то доложил про меня. Мне сообщили, я сразу сел в самолет и полетел. Не каждая страна давала нам воздушный коридор, хотя это была в основном миротворческая поездка. Там взрывы были, выстрелы — перед нашим прибытием ту местность бомбили англичане», — рассказывает священник. Про обстрелы в Чечне и Косово вспоминать не любит. Отмахивается:»Может, и попадал под них, там постоянно стреляли».

Читайте также:
Церковь Тихвинской Божией Матери в Санкт-Петербурге: история и адрес храма, расписание богослужений, святыни и настоятели

С белой бородой и добрыми голубыми глазами отец Олег скорее напоминает какого-то волшебника из сказки, чем прошедшего горячие точки полкового священника. Как тут не спросить о чудесах!

«Я отовсюду возвращался живым и здоровым — вот где чудо. Помню, в Чечне мы посетили одиннадцать позиций. А я был в рясе, для меня даже бронежилета не хватило — каким-то журналистам отдали. И снайперам боевиков я был виден аж за четыре километра», — рассказывает он.

И тут в храм входит военный в гвардейской форме. Завидев отца Олега, он расцветает в улыбке и бросается обниматься со словами: «Здравия желаю, дорогой батюшка!» Генерал-майор Владимир Данильченко возглавляет Совет ветеранов командования ВДВ. Сам в «крылатой пехоте» с 1959 года, единственный испытатель БМД на минном поле. Он убежден, что в ВДВ в Бога верили и верят все. Даже во времена самых жестоких гонений на религию.

«Тогда следили, чтобы крестики не носили, обручальные кольца… И вот перед тем как нам выйти на «просторы Вселенной», дают команду приготовиться. Первым встает командир — полковник Михаил Вербовников, участник Великой Отечественной, попадавший в крайне тяжелые ситуации. Прозвучала команда «Пошел!», и Вербовников, крестясь, трижды произносит: «Господи, помилуй!» И мы за ним это повторять», — с улыбкой вспоминает он.

Военные годы

Батюшка Михаил не держал в руках оружия, потому что это запрещено по церковным канонам. Однако, несмотря на это, мужчина более 100 раз прыгал с парашютом и участвовал во многих военных операциях. Десантники, с которым подружился Михаил, называют его «военный батюшка».

Протоиерей Михаил Васильев благословляет бойцов ВДВ

Сам мужчина считает, что в российской армии катастрофически не хватает священнослужителей. Дело не в том, кто может держать оружие. Дело в моральной поддержке. Так батюшка сделал подсчеты, по которым армии необходимы:

  • 400 православных священников;
  • От 30 до 40 мулл;
  • От 2 до 3 буддистских лам;
  • 1 или 2 еврейских раввина.

Крестом и мечом

Братство — это про десантников. Данильченко с прихожанами Благовещенского храма в Сокольниках уже много лет помогает ветеранам, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию. А заодно и капелланам, которые тоже находятся сейчас в непростом положении.

«Капеллан получает в среднем 23-25 тысяч рублей в месяц. Это ставка технического персонала — в два раза меньше, чем у контрактника, хотя официально он числится помощником командира части. И при этом священник должен содержать свою, чаще всего многодетную, семью, у меня вон жена и шесть деток. Мы стараемся являть высшую степень самоотдачи. Но все равно «волка ноги кормят», — сетует отец Михаил Васильев.

В храме нет «ценников» на записки и требы. «Ну как я могу благодать не мою, а Бога мерить ценниками?» — говорит священник. Хотя только за коммуналку храм ежемесячно платит свыше 200 тысяч рублей, да еще 60 тысяч — на охрану.

«Было несколько попыток нас ограбить. А однажды ворвался человек с топором и хотел «всех убить». Хорошо, что наш храм близко к СИЗО «Матросская Тишина», мы его аккуратно «упаковали» и сдали куда надо. Сюда ведь ходит много военных, поэтому храм под круглосуточной охраной. Да и мы сами готовы служить своеобразным «фильтром» для таких персонажей. Отец Андрей вон мастер спорта по карате, — говорит батюшка. И добавляет: — Ну а что? Русский философ Иван Ильин сказал, что добро должно быть с кулаками. А известный специалист по стрелковому оружию добавил: «Кольт и доброе слово лучше, чем просто доброе слово».

Батюшка вообще любит пошутить, а как еще, по его словам, донести до обычно суровых военных вечные и не всегда понятные им истины. Задача же священников сделать так, чтобы у десантников, несмотря на обстрелы и крики умирающих товарищей, сохранялась человечность. А бывших десантников, как известно, не бывает. Об этом и напоминает надпись на доме причта: «С нами Бог и ВДВ!»

Современная деятельность

Сейчас батюшка женат. Он воспитывает 5 детей. Наравне с семейной жизнью не уступают позиции и частые военные командировки в самые горячие точки. Батюшка Михаил участвует также и в миротворческих операциях в Боснии, Абхазии, Киргизии и на Северном Кавказе.

Батюшка занимается своей церковью в Сокольниках. Она является главным собором Воздушно-десантных войск. В 2000 годах церковь была разрушена, и поэтому батюшка Михаил настоял на ее восстановлении и возвращении в лоно православной церкви.

Деньги давали все желающие. Сам министр обороны Сергей Шойгу выделил на восстановление храма 20 млн. руб.

История протоиерея Михаила Васильева

Пять фактов из жизни протоиерея Михаила Васильева

— Участвовал в марш-броске на Приштину в июне 1999 года, в боевых действиях на Северном Кавказе, в Абхазии, Киргизии.

— В Чечне крестил около 3 тысяч молодых солдат.

— Награждён орденом Мужества, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, орденом Преподобного Сергия Радонежского III степени.

— За 14 лет пастырства построил храм Преподобного Илии Муромца и великомученицы Варвары во Власихе, храм Пророка Илии в Сокольниках, храм Святой Троицы в Омске, храм иконы Божией Матери «Благодатное Небо» в Кубинке.

— Женат, в семье пятеро детей.

По материалам газеты «Крестовский мост» № 1, январь 2015 г.

ВАСИЛЬЕВ МИХАИЛ ПАВЛОВИЧ

Родился около 1865 года в семье священника.

По окончании Тобольской духовной семинарии по II разряду [1], 25 ноября 1884 года рукоположен во священника епископом Тобольским Василием (Левитовым) на должность настоятеля храма станицы Покровской Омского округа (ныне д. Покрово-Иртышское Омского района) [2].

С 1893 года – настоятель храма Архистратига Божия Михаила села Слободчиковского Тарского округа, законоучитель сельской министерской школы.

Указом Св. Синода от 26 апреля 1896 года определено не считать препятствием к награждению установленными знаками отличия бытность о. Михаила под судом и штрафом [3].

Не позднее января 1897 года запрещен в священнослужении, по семейным обстоятельствам оставлен при Слободчиковской церкви на должности сверхштатного псаломщика, с выдачей ему половины доходов штатного диакона [4]. В марте того же года разрешен в священнослужении и определен в приход Безруковский Ишимского округа [5].

В октябре 1897 года, согласно прошению, переведен на вакансию 2-го священника при храме вмц. Екатерины Александрийской села Истошинского того же округа [6]. В 1899 году утвержден председателем Истошинского церковно-приходского попечительства на трехлетие [7]. Заведующий и законоучитель Истошинской и Кутыревской церковно-приходских школ.

Читайте также:
Преображенский собор в Рыбинске: история и адрес храма, расписание богослужений, святыни и настоятели

Указом Св. Синода от 7 июня 1901 года определено не считать препятствием к награждению установленными знаками отличия бытность о. Михаила под судом и штрафом [8].

С июня 1904 года – настоятель Истошинской церкви [9], следователь во 2-ом благочинническом округе Ишимского уезда [10]. При нем, в 1910 году, был построен второй придел Екатерининского храма – в честь иконы Божией Матери “Утоли моя печали”.

10 апреля 1909 года назначен исполняющим обязанности благочинного 3-го благочиния церквей Ишимского уезда [11]. В октябре 1910 года уволен от должности [12].

6 декабря 1916 года переведен ко храму пророка Божия Илии села Большая Тава Тарского уезда [13].

7 августа 1917 года переведен на вакансию настоятеля Воскресенского собора города Березова [14].

В марте 1918 года утвержден председателем благочиннического совета градо-Березовских и окружных церквей [15].

Скончался в мае 1918 года [16].

Награды

  • признательность архипастыря, без внесения в формулярный список (январь 1896, еп. Агафангел (Преображенский), “за постоянное усердие и успешность в преподавании Закона Божия в Слободчиковской сельской министерской школе”) [17]
  • благодарность архипастыря (сентябрь 1896, еп. Агафангел (Преображенский), “за постоянное усердие и успешность в преподавании закона Божия в Слободчиковской сельской министерской школе”) [18]
  • архипастырское благословение, с выдачей установленной грамоты (17 декабря 1901, еп. Антоний (Каржавин), ” усердно потрудившемуся на пользу церковных школ Истошинского прихода”) [19]
  • благодарность архипастыря (1904, еп. Антоний (Каржавин), “усердно и с пользой потрудившемуся в 1902/3 учебном году для блага Истошинской церковно-приходской школы” ) [20]
  • набедренник (5 февраля 1904, еп. Антоний (Каржавин)) [21]
  • благословение архипастыря (16 декабря 1904, еп. Антоний (Каржавин), “за усердное и внимательное отношение к учебно-воспитательному делу в церковных школах Истошинского прихода и их благоустройству”) [22]
  • Библия (11 мая 1906, Св. Синод, “за особые труды, усердие и ревность по благоустройству церковно-приходских школ Истошинского прихода”) [23]
  • скуфья (5 апреля 1908, еп. Антоний (Каржавин), “за усердную и полезную службу и заботливость о благосостоянии церковно-приходских школ Истошинского прихода”) [24]
  • камилавка (февраль 1917, еп. Варнава (Накропин), “за усердную службу церкви Божией”) [25]

Использованные материалы

  • “Тобольские епархиальные ведомости” за 1885-1919 гг.
  • Тобольский епархиальный адрес-календарь, изданный по распоряжению Тобольского епархиального начальства на 1895 г. – Тобольск: Типография Тобольского епархиального братства, б/г, с. 156.

[1] Списки учеников Тобольской духовной семинарии с 1877/8 уч. года [Приложение к некрологу протоиерея П.Д. Головина] // “Тобольские епархиальные ведомости”, 1910, № 14, отдел неофиц., с. 343.

[2] Тобольские епархиальные ведомости, 1885, № 1, отдел офиц., с. 9.

[3] Тобольские епархиальные ведомости, 1896, № 12, отдел офиц., с. 154.

[4] Тобольские епархиальные ведомости, 1897, № 3, отдел офиц., с. 40. По сведениям епархиального справочника 1897 года, при храме проживала Анисья Николаевна Васильева, свящ. вдова, 58 лет – по всей вероятности, мать о. Михаила. См. Сведения о церквах, причтах и приходах / Тобольский епархиальный адрес-календарь на 1897. – Тобольск, 1897, с. 210.

[5] Тобольские епархиальные ведомости, 1897, № 6, отдел офиц., с. 82.

[6] Тобольские епархиальные ведомости, 1897, № 20, отдел офиц., с. 250.

[7] Тобольские епархиальные ведомости, 1899, № 17, отдел офиц., с. 236.

[8] Тобольские епархиальные ведомости, 1901, № 13, отдел офиц., с. 262-263.

[9] Тобольские епархиальные ведомости, 1904, № 12, отдел офиц., с. 206.

[10] Тобольские епархиальные ведомости, 1904, № 13, отдел офиц., с. 216.

[11] Тобольские епархиальные ведомости, 1909, № 9, отдел офиц., с. 108.

[12] Тобольские епархиальные ведомости, 1910, № 21, отдел офиц., с. 272.

[13] Тобольские епархиальные ведомости, 1916, № 47, отдел офиц., с. 597.

[14] Тобольские епархиальные ведомости, 1917, № 31, отдел офиц., с. 424.

[15] Тобольские епархиальные ведомости, 1918, № 9-10, отдел офиц., с. 150.

[16] Тобольские епархиальные ведомости, 1918, № 13-14-15, отдел офиц., с. 191. Указана дата 3 мая, по старому или по новому стилю – неизвестно.

[17] Тобольские епархиальные ведомости, 1896, № 3, отдел офиц., с. 18.

[18] Тобольские епархиальные ведомости, 1896, № 20, отдел офиц., с. 229.

[19] От Тобольской Епархиального Училищного Совета // Школьный листок при Тобольских епархиальных ведомостях, 1902, № 2, отдел офиц., с. 13-14.

[20] Школьный листок при Тобольских епархиальных ведомостях, 1904, № 1-2, с. 2.

[21] Тобольские епархиальные ведомости, 1904, № 5, отдел офиц., с. 72.

[22] Школьный листок при Тобольских епархиальных ведомостях, 1905, № 2, с. 11.

[23] Школьный листок при Тобольских епархиальных ведомостях, 1906, № 11, с. 84.

[24] Тобольские епархиальные ведомости, 1908, № 9, отдел офиц., с. 163.

[25] Тобольские епархиальнные ведомости, 1917, № 10, отдел офиц., с. 104.

Священник Михаил ВАСИЛЬЕВ: “МЫ НЕ ЗА ДЕНЬГИ, МЫ ЗА РОДИНУ!”

Приблизительное время чтения: 11 мин.

Последний прыжок с парашютом для иерея Михаила Васильева был неудачным — порвались парашютные стропы… Он смог приземлиться на болтавшемся куполе, но сломал позвоночник. Cейчас батюшка дома — ходит на костылях, но чаще лежит в постели. Шутит: «Все не без Промысла Божия — вот я сейчас, наконец, могу и с семьей, и с друзьями пообщаться».Говорит, что были ситуации и пострашнее — в его послужном списке свыше тридцати командировок в «горячие точки». Но рассказывать о себе не хочет категорически, даже точное количество прыжков упорно скрывает: «Мы, армейские батюшки, как молоко, в рекламе не нуждаемся».А вот проблемы и перспективы дела его жизни — возрождения института военного духовенства в Российской армии — отца Михаила, церковного куратора Воздушно-десантных войск, заместителя председателя Отдела Московской Патриархии по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями, и дома волнуют.

Как становятся полковыми батюшками

В военные священники я попал, как и положено в армии – по приказу. Мой духовник, отец Димитрий Смирнов, спросил: «Ты ведь из семьи военнослужащего? Значит, будешь солдат и офицеров окормлять!» В то время я уже был воцерковленным, даже алтарничал в свободное время. И уже понимал, что священническое служение трудно совместить с жизнью обывателя: у священника, если он ревностно служит, не хватает времени на семью. Младший сын меня спрашивал: «Папа, а почему ты дома бываешь, только когда темно?»

Но это нормально – для тех видов человеческой деятельности, которые являются служением (служат ведь не только священники, но и врачи, и учителя, и военные). Это совсем не то же самое, что работа.

Читайте также:
Храм Сергия Радонежского в Солнцеве: описание и адрес храма, история, расписание богослужений, как добраться

Меня рукоположили во священника в военном городке Власиха, где находится штаб Ракетных войск стратегического назначения, в храме Св. Преп. Илии Муромца. А тут российских десантников направили в Косово, и в Отдел по работе с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями из Генштаба поступила просьба прислать в Российский миротворческий контингент священника. Предложили поехать мне, и я, немного зная французский, сказал: «Пуркуа бы не па?» И, по благословению Святейшего, поехал.

Запад, кстати, впервые увидел российских армейских священников именно в Косово. О нас «хорошо» писали в зарубежной печати – что все мы агенты ФСБ, что денег у нас, как у дурака фантиков… Их бы слова да начальству в уши…

Военным священником невозможно стать «теоретически», даже прочитав гору специальной литературы. И тот батюшка, который участвует исключительно в «мероприятиях» – возложениях цветов, венков, и иногда приходит с лекциями в казармы, военным священником не является. Он «задевает» армию только краем рясы. А если он еще к тому же начинает сговариваться с командиром части, чтобы использовать солдат как дармовую рабочую силу для приходских нужд – он и вовсе преступление совершает и помогает тому, чтобы и солдаты, и офицеры данной части окончательно закрылись для Церкви.

Другое дело – когда ты видишь, как над твоей головой летает железо, которое легко может оставить тебя без этой самой головы. И при этом твердо знаешь, что ни государство, ни Патриархия твоей семье пенсию платить не будут. Вот несколько пастырей погибли в Чечне – трое монашествующих, один женатый священник, иерей Анатолий Чистоусов. Матушка его сейчас живет весьма бедно. Это – тоже нормальная христианская ситуация, когда человек нужен, только пока он может служить.

Вот и меня сейчас, как и других военных священников, на самом деле нет, я – фантом. Это легко проверить, если открыть закон о статусе военнослужащего в Российской Федерации. Там четко сказано, что создание религиозных объединений в воинских частях запрещается – как и создание отделений политических партий. Политикой и религией, сказано в законе, военнослужащий может заниматься только в свободное время.

Зачем армии Церковь

Но вот незадача: в Уставе Вооруженных Сил ни о каком «свободном времени» военнослужащего и речи нет! Есть «личное время» – с 8 до 9 вечера, когда сержант или рядовой может помыться, подворотничок пришить или письмо домой написать. Как Вы думаете, он охотнее этим займется или молиться начнет? А какое может быть «свободное время» у офицера, если он семьи не видит месяцами, а квартиры и нормального жалования не видит вообще? Да если у него вдруг выдастся свободный день, он скорее пойдет грядку вскопает, чем отправится в монастырь или храм!

А плоды этой «расхристанности» страшные. От пьянства до самоубийств. Если раньше, до революции, с собой кончали в основном офицеры – из-за несчастной любви или поруганной чести – то теперь это в основном солдаты-срочники. Самоубийства – главная проблема расцерковленного православного большинства: люди даже не знают или не понимают, что самоубийство есть смертный грех.

Но если взять статистику Минобороны по Приволжско-Уральскому военному округу – то там в тех частях, с которыми работают священники, в 10-12 раз уменьшилось число попыток суицида. То есть Церковь положительно влияет на обстановку в армии. Параллельно решается главная проблема офицеров, у них появляется дополнительная мотивация служения. Я просто знаю несколько случаев, когда основанием для подписания офицерами контракта было их чувство христианского долга, понимание того, что их служба нужна Господу.

Нынешние офицеры – они ведь из того самого «поколения пепси», про которое столько сказано и написано. Все они – от лейтенанта до майора – ничего не знают про пионеров-героев: Марата Казея, Валю Котика. У них нет советской школы патриотизма. А со времен Древнего Египта есть всего три способа заставить человека что-то делать. Один – из-под палки, но во всем мире эта система уже доказала свою неэффективность, и в армию у нас из-под палки тоже идти никто не хочет. Второй способ – дать человеку кучу денег. В Косово я как-то в разговоре с полковником из контингента Саудовской Аравии спросил: «Сколько ты получаешь?» Он ответил: «25 тысяч долларов». Ну, американским офицерам там платили чуть меньше, британским – чуть больше, но принцип один. Но в нашей стране эта система не приживется, у нас на все это просто денег не хватит. Этот плохо, но это факт. Значит, в обозримом будущем наши офицеры будут получать мало. Выходит, нужна какая-то идейная мотивация – это третий способ заинтересовать человека в какой-либо деятельности. В России сейчас для большинства народа такой идеей может стать только Православие.

Но пока мы, военные священники, продолжаем быть маргиналами. В Церкви на нас смотрят как на каких-то чудиков, которые помимо своей приходской нагрузки еще и в части воинские ездят, и в «горячие точки». Бывает, что правящие архиереи говорят: мол, ходить в морские походы, летать на самолетах, прыгать с парашютом, ездить на броне, ходить под обстрелом к бойцам, – это все священнику, пастырю Божию не пристало! А по-моему, пастырю Божию грешить не пристало. А разделять тяготы и лишения пасомых – совершенно порядочно и естественно. Это не подвиг никакой, в армии это обычные условия работы. А мы ведь служим армии.

Пастырская «кухня»

Знаете, как я совершил свой первый прыжок с парашютом? Звонит мне командир десантного разведбата и просит приехать на аэродром, у них там ЧП. Оказывается, у молодого солдата в первом прыжке не раскрылся основной парашют, но, слава Богу, раскрылся запасной, и парень приземлился благополучно. Обычно, кстати, запаску не раскрывают – растеряются после того, как обнаружат, что не раскрылся основной парашют, да так и летят вниз и гибнут. Но, несмотря на благополучный финал, свидетели этого случая, другие бойцы, жутко занервничали и просто отказались идти на следующие прыжки. И командир позвал меня: «Что делать?». Я прочитал молитву, окропил ребят и парашюты святой водой, дал бойцам приложиться к иконе Богородицы «Благодатное небо». А чтобы помочь им победить страх, тоже надел парашют и выпрыгнул из самолета вторым, после командира. И все ребята прыгнули вслед за нами.

Чтобы произошло не описанное ни в каких учебниках богословия, но реально существующее таинство – когда человек из неверующего становится верующим – нужно, чтобы священник был образцом для подражания, проповедовал Православие, не становясь навязчивым и нудным. Нужно сделать так, чтобы старшие офицеры и генералы, вчерашние марксисты-ленинцы, поверили в Бога и приняли догмат о Св. Троице и, что не менее важно, захотели исповедаться тебе, мальчишке, который им в сыновья годится, но которого они называют отцом.

Читайте также:
Колокольня Ивана Великого: история и архитектор, высота и архитектура, как выглядит и где находится

Сложнее всего изменить атмосферу в уже сложившемся коллективе, особенно в армейском, представляющем собой жесткую систему. Но есть миссионерские способы, с помощью которых мы даже количество мата умудряемся сокращать в разы. Например – разъясняю офицерам и солдатам, что матерная брань есть следствие одержимости блудной страстью. И объявляю, что такого-то числа буду читать для тех, кто матерится, специальный молебен об избавлении от блуда. На следующий день матерщины намного меньше…

А бывает, мы вынуждены решать вопросы, совершенно не относящиеся к нашей компетенции, – например, вопросы материального обеспечения воинских частей. Скажем, приезжаю я как-то в один полк, который тогда стоял в Чечне, а у рядовых и сержантов сапоги развалились. То есть формально срок годности сапог еще не закончился (поэтому новые и не выдавали), но фактически обувь эта уже превратилась в рванье. И пришлось мне в Ханкале «выбивать» ребятам новые сапоги – тысячу пар – пользуясь тем, что батюшке как-то неудобно отказывать. А в другой раз зарвавшиеся тыловики-снабженцы поставляли солдатам и сержантам рис, гречку, картошку и пшено не по нормам, а только довесок (офицеров снабжали как положено). Пришлось доставать в штабе Объединенной группировки войск для ребят продовольствие и просить командование разобраться в ситуации. А вообще доводилось привозить в воинские части самые разные вещи (организовывали эти закупки или выделяли деньги, естественно, спонсоры) – от ноутбуков до бензопил.

Солдату ведь иногда надо сначала просто с едой помочь или с отдыхом, чтобы он в себя пришел и был в состоянии воспринять твою проповедь. А то он спит на твоей лекции, и не потому, что тебя презирает, а потому что ночь простоял в карауле и его, что называется, «плющит». И еще: надо понимать, что многие ребята не знают самых простых вещей. Например, что такое благодать Божия. Как это объяснить? Поверьте, гораздо проще это сделать, когда батюшка ему либо шоколад дает, либо в горы, в Чечню, привозит спутниковый телефон и солдат может позвонить своей девчонке. Вот она, благодать-то! Понимаете? Не в телефоне и не в шоколадке, а в том, что в этой крови и грязи он, этот парень, не забыт и не заброшен, что к нему приехал христианин и помог ему – по-христиански, с любовью.

Ну и, конечно, чтобы все это предоставить нашим воинам, надо найти людей с деньгами, доказать им, что ты ничего не истратишь на собственные нужды, и действительно не брать для себя ни копейки.

Зачем Церкви армия

И мы занимаемся этим годами, бескорыстно – лично я девять лет служу армии. И каждому новому командиру приходится объяснять, что ты не верблюд, не агент ЦРУ, не гомосексуалист… Приходит другой командир части – и все начинается сначала. А солдаты и сержанты едва… не скажу «воцерковятся», в армии это нереально… едва научатся осмысленно креститься и кланяться, как их демобилизуют, и на их место приходят молодые. И каждому новому призыву ты опять начинаешь все от Адама рассказывать. Толковые офицеры тоже уходят – вверх, растут по службе.

Нам не нужно благодарности, дали бы только внятный статус, признание такой разновидности служения – «военный священник». Со стороны церковного начальства и военного командования. Армия – это государствообразующая структура. И пока государство не осознает, что этой структуре нужны не только деньги, но и идеология, до тех пор армия будет недееспособна. Был случай, когда единственный в России мотострелковый полк, оснащенный боевыми машинами пехоты новейшей модификации, был полностью разворован. Командира сняли с должности, но полк пришлось расформировать – имущества уже не было. Так что, если у людей совести нет, любое железо для защиты Родины бесполезно. А что касается тезиса: «У нас светское государство, нельзя в армии веру вводить», – то я слишком уважаю свою веру, чтобы кому-то ее навязывать. И те солдаты и офицеры – три с лишним тысячи человек – которых я крестил в Чечне во время моих командировок, сами меня об этом просили.

Но не только Церковь нужна армии – и армия нужна Церкви. Военная служба учит христианина, прежде всего тому, что есть такое слово: «надо». У нас очень много людей, которые не могут себя заставить делать самые простые вещи – начать делать зарядку, бросить курить, не изменять жене… Уж о том, чтобы пойти в храм, я вообще не говорю – это заоблачные высоты. Но как можно считать человека мужчиной, если он не знает предела собственных способностей? И какое смирение может быть у такого человека? И наконец, разве можно представить себе, чтобы в армии один человек что-то ел, не поделившись с соседом? То есть там, на службе, человек поневоле научается христианским добродетелям – послушанию, терпению, смирению…

Наши основные проблемы – нехватка сил, времени и денег. Сейчас, по моим данным, у нас в стране около 400 священников, которые работают в воинских частях ежедневно или почти ежедневно. Среди них много офицеров запаса, а большинство тех, кто не были офицерами, служили срочную службу; около ста из этих отцов служили в горячих точках, имеют боевые награды. Побольше бы таких, а то у нас все почти по Высоцкому: «настоящих буйных мало, вот и нету вожаков». Ну а батюшек, которые иногда к солдатам приходят и лекции им читают – около 2000. Это тот костяк, благодаря которому мы могли бы в течение двух лет организоваться в такую же внятную капелланскую структуру, как та, что существовала у нас до революции и существует сейчас в большинстве армий мира. Очевидно, что наш опыт – опыт работы с современной молодежью, с современной армией, в условиях серьезного информационного противоборства – просто необходим Церкви.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: