Нил Сорский: краткая биография, житие и творения, труды

НИЛ СОРСКИЙ

Преподобный Нил Сорский

Нил Сорский (+ 1508), преподобный, основоположник течения нестяжателей

Происходил из боярского рода Майковых. Иночество принял в обители преподобного Кирилла Белозерского, где пользовался советами благочестивого старца Паисия (Ярославова), впоследствии игумена Троице-Сергиевой Лавры. Затем преподобный странствовал несколько лет со своим учеником, монахом Иннокентием, по Восточным святым местам и, прожив долгое время в Афонских, Константинопольских и Палестинских монастырях, возвратился в Кириллов монастырь на Белоозеро.

Удалясь оттуда на реку Сору в Вологодской земле, он поставил там келлию и часовню, а вскоре вокруг них выросла пустынножительная обитель где иноки жили по скитским правилам, почему святой Нил и почитается начальником скитского монашеского жития в России. По завету преподобного Нила, в его знаменитом уставе составленном по образу восточных, иноки должны были питаться трудом рук своих, милостыню принимать только в крайней нужде, избегать вещелюбия и роскоши даже в церкви; женщины в скит не допускались, монахам не разрешалось выходить из скита ни под каким предлогом, владение вотчинами отрицалось. Расселившись вокруг небольшой церкви в честь Сретения Господня в лесу, в отдельных келлиях по одному, по два и не более трех человек, скитники накануне воскресных и других праздничных дней собирались на сутки к Богослужению, причем всенощная, на которой за каждой кафизмой предлагались два-три чтения из святоотеческих творений, продолжалась всю ночь. В прочие дни каждый молился и трудился в своей келлии. Главным подвигом иноков была борьба со своими помыслами и страстями, в результате чего в душе рождается мир, в уме – ясность, в сердце – сокрушение и любовь.

В своей жизни святой подвижник отличался крайней нестяжательностью и трудолюбием. Он сам выкопал пруд и колодезь, вода которого имела целительную силу. За святость жизни старца Нила глубоко почитали современные ему русские иерархи. Преподобный Нил являлся основоположником движения нестяжателей. Он участвовал на Соборе 1490 года, а также на Соборе 1503 года, где первый подал голос за то чтобы у монастырей не было сел, а жили бы монахи трудами рук своих.

Избегая почестей и славы мира сего, он перед своей кончиной завещал ученикам бросить тело его на съедение зверям и птицам или похоронить без всяких почестей на месте его подвига. Скончался святой на 76-м году жизни 7 мая 1508 года [1].

Почитание

Мощи святого Нила, погребенные в основанной им обители, прославились множеством чудотворений. Русская Церковь причислила его к лику святых.

В преданиях Нилосорского скита хранится сказание, что во время посещения Белоезерских монастырей, царь Иоанн Грозный был в 1569 году в Нилосорской обители и повелел вместо деревянной, преподобным Нилом устроенной церкви, основать каменную. Но, явившись Иоанну в сонном видении, святой Нил воспретил это делать. Взамен неисполненного предприятия государь пожаловал скиту, за собственноручным подписанием, грамоту об отпуске монашествующим денежного жалованья и хлебного оклада. Грамота сия утеряна.

Труды

Составленный святым Нилом устав и “Предание учеником своим, хотящим жити в пустыне” являются основополагающими текстами русского скитского монашества, устав – одним из первых монашеских уставов составленных на Руси. В нем преподобный Нил подробно излагает ступени спасительного мысленного делания.

На русском языке издано:

  • Устав – в Истории Российской Иерархии.
  • Преподобного отца нашего Нила Сорского предание учеником своим о жительстве скитском, изд. Козельской Введенской Оптиной пустыни, Москва, 1820, 1849 (Житие и писания святых отцев, т. I).
  • Преподобиый Нил Сорский, первооснователь скитского жития в России и устав его о жительстве скитском в переводе на русский язык. С приложением всех других писаний его, извлеченных из рукописей, Санкт-Петербург, 1864.

Молитвы

Тропарь, глас 4

Удалився бегая Давидски мира, / и вся яже в нем яко уметы вменив, / и в месте безмолвне вселився, / духовныя радости исполнился еси, отче наш Ниле: / и Единому Богу изволив служити, / процвел еси яко финикс, / и яко лоза благоплодна умножил еси чада пустыни. / Темже благодарственно вопием: / слава Укрепившему тя в подвизе пустынножительства, / слава Избравшему тя в России отшельником уставоположника изрядна, / слава молитвами твоими и нас Спасающему.

Ин тропарь, глас 1

Мiрскаго жития отвергся и мятежа житейскаго бегая, преподобне и богоносне отче наш Ниле, не обленился еси собрати цветы райския от писаний отеческих, и в пустыню вселився, процвел еси, яко крин сельный, отнюдуже прешел еси и в небесныя обители. Научи и нас, честно почитающих тя, твоим царским путем шествовати и молися о душах наших.

Кондак, глас 8 (подобен: Взбранной воеводе)

Любве ради Христовы удалився мiрских смущений, радостною душею вселился еси в пустыни, в нейже подвизався добре, яко ангел на земли, отче Ниле, пожил еси: бдением бо и постом тело свое изнурил еси вечныя ради жизни. Еяже ныне сподобився, во свете неизреченыя радости Пресвятей Троице со святыми предстоя, моли, молимтися, припадающе, чада твоя, сохранитися нам от всякаго навета и злых обстояний видимых и невидимых враг и спастися душам нашым.

Ин кондак, глас 3

Терпя, потерпел еси суетныя обычаи и мiрския нравы братий твоих, обрел еси пустынное безмолвие, преподобне отче, идеже постом, бдением и непрестанною молитвою в трудех подвизався, ученьми твоими правыя стези указал еси нам шествовати ко Господу. Темже и почитаем тя, всеблаженне Ниле.

О, преподобне и богоблаженне отче Ниле, богомудрый наставниче и учителю наш! Ты, любве ради Божия удаляяся мiрских смущений, в непроходней пустыни и в дебрех изволил еси вселитися, и яко лоза благоплодна, умножив чада пустыни, явил еси себе им словом, писанием и житием образ всякия иноческия добродетели, и яко ангел во плоти, пожив на земли, ныне в селениих небесных, идеже празднующих глас непрестанный, водворяешися, и с лики святых Богу предстоя, Тому хвалы и славословия непрестанно приносиши. Молим тя, богоблаженне, настави и нас, жительствующих под кровом твоим, непреткновенно ходити по стопам твоим: любити Господа Бога всем сердцем своим, Того Единаго вожделети и о Том едином помышляти, мужественно же и благоискусно пратися с долу влекущими нас помыслы и прилоги вражиими и тех всегда побеждати. Возлюбити всякую тесноту монашескаго жития, и возненавидети красная мiра сего любве ради Христовы и насадити в сердцах своих всякую добродетель, в нейже сам потрудился еси. Моли Христа Бога, да и всем православным христианом, в мiре живущим, просветит ум и очи сердечная, еже ко спасению утвердит их в вере, и благочестии, и в делании заповедей своих, сохранит от лести мiра сего и дарует им и нам оставление грехов и к сим приложит, по неложному обетованию Своему, и вся потребная нам ко временному животу, да в пустыни и в мiре жительствующе, тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и честности, и Того усты и сердцем прославим купно со безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом всегда, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Нил Сорский — об авторе

Информация

Биография

Нил Со́рский (в миру Николай Майков) — православный святой, знаменитый деятель русской церкви. Сведения о нём скудны и отрывочны. Память его празднуется 7 (20) мая в день преставления и в 3-ю Неделю по Пятидесятнице вместе с Собором Вологодских святых.

Родился в крестьянской семье; прозванье его было Майков. По другим данным – происходил из рода бояр Майковых. До поступления в монашество Нил Сорский занимался списыванием книг, был «скорописцем».

Более точные сведения о Ниле Сорском известны, когда он стал иноком. Постригся Нил Сорский в Кирилло-Белозерском монастыре, где со времён самого основателя хранился глухой протест против землевладельческих прав монашества.

Преподобный Кирилл сам не…

Нил Со́рский (в миру Николай Майков) — православный святой, знаменитый деятель русской церкви. Сведения о нём скудны и отрывочны. Память его празднуется 7 (20) мая в день преставления и в 3-ю Неделю по Пятидесятнице вместе с Собором Вологодских святых.

Родился в крестьянской семье; прозванье его было Майков. По другим данным – происходил из рода бояр Майковых. До поступления в монашество Нил Сорский занимался списыванием книг, был «скорописцем».

Более точные сведения о Ниле Сорском известны, когда он стал иноком. Постригся Нил Сорский в Кирилло-Белозерском монастыре, где со времён самого основателя хранился глухой протест против землевладельческих прав монашества.

Преподобный Кирилл сам не раз отказывался от сел, которые предлагались его монастырю благочестивыми мирянами; те же взгляды были усвоены и его ближайшими учениками (см. «заволжские старцы»).

Совершив путешествие на Восток, в Палестину, Константинополь и Афон, Нил Сорский особенно долго пробыл на Афоне, и едва ли не Афону был больше всего обязан созерцательным направлением своих идей.

По возвращении в Россию (между 1473 и 1489 гг.) Нил Сорский основывает скит (впоследствии Нило-Сорская пустынь), собирает около себя немногочисленных последователей, «которые были его нрава», и отдаётся замкнутой, уединённой жизни, интересуясь в особенности книжными занятиями.

Все действия свои он старается обосновать на непосредственных указаниях «божественного писания», как единственного источника познания нравственных и религиозных обязанностей человека.

Продолжая заниматься перепиской книг, он подвергает списываемый материал более или менее тщательной критике. Он списывает «с разных списков, тщася обрести правый», делает свод наиболее верного: сличая списки и находя в них «много неисправленна», старается исправить, «елико возможно его худому разуму».

Если иное место ему кажется «неправым», а исправить, не по чему, он оставляет в рукописи пробел, с заметкой на полях: «От зде в списках не право», или: «Аще где в ином переводе обрящется известнейше (правильнее) сего, тамо да чтется», — и оставляет так пустыми иногда целые страницы. Вообще он списывает только то, что «по возможному согласно разуму и истине».

Несмотря на свои книжные занятия и любовь к замкнутой, уединённой жизни, Нил Сорский принял участие в двух важнейших вопросах своего времени: об отношении к так наз. «новгородским еретикам» — ересь жидовствующих и о монастырских имениях. В первом случае его влияние (вместе с учителем его Паисием Ярославовым) мы можем только предполагать; во втором случае, напротив, он выступил инициатором. В деле о ереси жидовствующих и Паисий Ярославов, и Нил Сорский держались, по-видимому, более веротерпимых взглядов, чем большинство тогдашних русских иерархов, с Геннадием Новгородским и Иосифом Волоцким во главе.

В 1489 г. новгородский архиерей Геннадий, вступая в борьбу с ересью жидовствующих и сообщая о ней ростовскому архиепископу, просит последнего посоветоваться с жившими в его епархии учёными старцами Паисием Ярославовым и Нилом Сорским и привлечь их к борьбе. Геннадий и сам хочет поговорить с учёными старцами и приглашает их даже к себе. Неизвестны результаты стараний Геннадия: кажется, они были не совсем таковы, как он желал.

По крайней мере, больше мы не видим никаких сношений Геннадия ни с Паисием, ни с Нилом Сорским; к ним не обращается и главный борец с ересью, Иосиф Волоцкий. Между тем оба старца не относились к ереси безучастно: оба они присутствуют на соборе 1490 г., разбиравшем дело ереси жидовствующих, и едва ли не влияют на самое решение собора.

Когда собор уже близился к концу, Нил Сорский, поддерживаемый другими кирилло-белозерскими старцами, поднял вопрос о монастырских имениях, равнявшихся в то время трети всей государственной территории и бывших причиной деморализации монашества. Ревностным борцом за идею Нила Сорского выступил его ближайший «ученик», кн.-инок Вассиан Патрикеев (Вассиан Патрикеев Косой (до монашества — князь Василий Иванович Патрикеев).

Нил Сорский мог видеть только начало возбужденной им борьбы; он умер в 1508 г. Перед кончиной Нил Сорский написал «Завещание», прося своих учеников «повергнуть тело его в пустыне, да изъедят é зверие и птица, понеже согрешило к Богу много и недостойно погребения». Ученики не исполнили этой просьбы: они с честью похоронили его.

Неизвестно, был ли Нил Сорский канонизован формально; в рукописях изредка встречаются следы службы ему (тропарь, кондак, икос), но, кажется, это было лишь местной попыткой, да и то не утвердившейся. Зато на всем протяжении нашей древней литературы лишь за одним Нилом Сорским в заглавиях его немногочисленных сочинений осталось имя «великого старца».
Wikipedia.org

Библиография

Литературные произведения Нила Сорского состоят из ряда посланий к ученикам и вообще близким людям, небольшого Предания ученикам, кратких отрывочных Заметок, более обширного Устава, в 11 главах, и предсмертного Завещания. Дошли они в списках XVI—XVIII вв. и все изданы (большинство и важнейшие — крайне неисправно).

Главным сочинением Нила Сорского является монастырский устав в 11 главах; все остальные служат как бы дополнением к нему. Общее направление мыслей Нила Сорского — строго аскетическое, но в более внутреннем, духовном смысле, чем понимался аскетизм большинством тогдашнего русского монашества.

Иночество, по мнению Нила Сорского, должно быть…

Литературные произведения Нила Сорского состоят из ряда посланий к ученикам и вообще близким людям, небольшого Предания ученикам, кратких отрывочных Заметок, более обширного Устава, в 11 главах, и предсмертного Завещания. Дошли они в списках XVI—XVIII вв. и все изданы (большинство и важнейшие — крайне неисправно).

Главным сочинением Нила Сорского является монастырский устав в 11 главах; все остальные служат как бы дополнением к нему. Общее направление мыслей Нила Сорского — строго аскетическое, но в более внутреннем, духовном смысле, чем понимался аскетизм большинством тогдашнего русского монашества.

Иночество, по мнению Нила Сорского, должно быть не телесным, а духовным, и требует не внешнего умерщвления плоти, а внутреннего, духовного самосовершенствования.

Почва монашеских подвигов — не плоть, а мысль и сердце. Намеренно обессиливать, умерщвлять своё тело излишне: слабость тела может препятствовать в подвиге нравственного самоулучшения.

Инок может и должен питать и поддерживать тело «по потребе без мала», даже «успокоивать его в мале», снисходя к физическим слабостям, болезни, старости. Непомерному пощению Нил Сорский не сочувствует.

Он враг вообще всякой внешности, считает излишним иметь в храмах дорогие сосуды, золотые или серебряные, украшать церкви: ещё ни один человек не осужден Богом за то, что он не украшал храмов. Церкви должны быть чужды всякого великолепия; в них нужно иметь только необходимое, «повсюду обретаемое и удобь покупаемое».

Чем жертвовать в церкви, лучше раздать нищим. Подвиг нравственного самосовершенствования инока должен быть разумно-сознательным. Инок должен проходить его не в силу принуждений и предписаний, а «с рассмотрением» и «вся с рассуждением творити». Нил Сорский требует от инока не механического послушания, а сознательности в подвиге.

Резко восставая против «самочинников» и «самопретыкателей», он не уничтожает личной свободы. Личная воля инока (а равно и каждого человека) должна подчиняться, по взгляду Нила Сорского, только одному авторитету — «божественных писаний». «Испытание» божественных писаний, изучение их — главная обязанность инока.

Недостойная жизнь инока, да и вообще человека, исключительно зависит, по мнению Нила Сорского, «от еже не ведети нам святая писания…». С изучением божественных писаний должно быть, однако, соединено критическое отношение к общей массе письменного материала: «писания многа, но не вся божественна».

Эта мысль о критике была одной из самых характерных в воззрениях и самого Нила Сорского, и всех «заволжских старцев» — и для тогдашнего большинства грамотников совершенно необычной. В глазах последних всякая вообще «книга» являлась чем-то непререкаемым и боговдохновенным. И книги Св. Писания в строгом смысле, и творения отцов церкви, и жития святых, и правила св. апостолов и соборов, и толкования на эти правила, и добавления к толкованиям, явившиеся впоследствии, наконец, даже и разного рода греческие «градстии законы», то есть указы и распоряжения византийских императоров, и другие дополнительные статьи, вошедшие в Кормчую — все это в глазах древнерусского читателя являлось одинаково неизменным, одинаково авторитетным.

Иосиф Волоцкий, один из ученейших людей своего времени, прямо, напр., доказывал, что упомянутые «градстии законы» «подобни суть пророческим и апостольским и св. отец писаниям», а сборник Никона Черногорца смело называл «боговдохновенными писаниями». Понятны, поэтому, укоры со стороны Иосифа Нилу Сорскому и его ученикам, что они «похулиша в русской земле чудотворцев», а также тех, «иже в древняя лета и в тамошних (иностранных) землях бывших чудотворцев, чудесем их вероваша, и от писания изметаша чудеса их». Одна попытка сколько-нибудь критического отношения к списываемому материалу казалась, таким образом, ересью.

Стремясь к евангельскому идеалу, Нил Сорский — как и все направление, во главе которого он стоял, — не скрывает своего осуждения тем нестроениям, которые он видел в большинстве современного русского монашества. Из общего взгляда на сущность и цели иноческого обета непосредственно вытекал энергический протест Нила Сорского против монастырских имуществ. Всякую собственность, не только богатство, Нил Сорский считает противоречащей иноческим обетам.

Инок отрицается от мира и всего, «яже в нем» — как же он может после этого тратить время на заботы о мирских имуществах, землях, богатствах? Иноки должны питаться исключительно своими трудами, и даже подаяния могут принимать только в крайних случаях. Они не должны «не точию не имети имения, но ни желати то стяжавати»…

Обязательное для инока столь же обязательно и для монастыря: монастырь есть лишь собрание людей с одинаковыми целями и стремлениями, и предосудительное иноку предосудительно и для монастыря. К отмеченным чертам присоединялась, по-видимому, уже у самого Нила Сорского религиозная терпимость, столь резко выступившая в писаниях его ближайших учеников.

Литературным источником сочинений Нила Сорского был целый ряд патристических писателей, с творениями которых он познакомился особенно во время пребывания своего на Афоне; ближайшее влияние на него имели сочинения Иоанна Кассиана Римлянина, Нила Синайского, Иоанна Лествичника, Василия Великого, Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова и Григория Синаита. На некоторых из этих писателей Нил Сорский особенно часто ссылается; некоторые сочинения их и по внешней форме, и по изложению особенно близко подходят, напр., к главному сочинению Нила Сорского — «Монастырскому уставу».

Ни одному из своих источников Нил Сорский, однако, не подчиняется безусловно; нигде, напр., он не доходит до тех крайностей созерцания, которыми отличаются сочинения Симеона Нового Богослова или Григория Синаита.

Известные вологжане

Нил Сорский

русский святой, один из основателей скитских монастырей на Руси, идеолог “нестяжательства”, память 7/20 мая, 7/20 апреля

Дата рождения: 1433
Место рождения: Москва
Дата смерти: 07.05.1508
Место смерти: Нило-Сорская пустынь, ныне – Кирилловский район Вологодской области

(1433, г.Москва – 7.05.1508, Нило-Сорская пустынь, ныне – Вологодская обл., Кирилловский р-н)

Русский святой, один из основателей скитских монастырей на Руси, идеолог «нестяжательства».

Во многих книгах, посвященных жизни и деятельности Нила Сорского, его называют «великим старцем» и «начальником скитского жития» на Руси.

Родился преподобный Нил в 1433 г. в Москве. Несмотря на большое количество созданных им произведений, очень мало известно о его происхождении и родственных связях. По некоторым данным, он происходил из рода бояр Майковых. Мирское его имя – Николай. Летописец КириллоБелозерского монастыря сообщает о «Нилове брате» Андрее, в иночестве Арсении, который до пострижения был дьяком великих князей Московских Василия II и Ивана III. Андрей был «большим» (т. е. старшим) братом Нила. Возможно, у него был и младший брат – Даниил. Сам Нил Сорский, как считает Е.В.Романенко, до пострига тоже начинал дьяческую карьеру. «Привычка к постоянному «книжному учению», точность и аккуратность в любом деле – эти яркие черты характера преподобного Нила были выработаны им, видимо, еще в годы дьяческой службы», – пишет Е.В.Романенко.

В начале 1450-х гг. Нил Сорский принял постриг в Кирилло-Белозерском монастыре. Принимал Нила Сорского в число братии ученик Кирилла Белозерского – игумен Кассиан. Наставником Нила был строгий и мудрый старец Паисий (Ярославов), который позднее был игуменом Троице-Сергиева монастыря. Духовная близость и дружба Нила с Паисием продолжались всю жизнь.

«Сначала, как и все новоначальные иноки, преподобный Нил проходил чередное (по очереди) послушание в монастырских хлебнях. “А кто не знает кирилловские хлебни!” – говорили тогда на Руси, имея в виду их огромный размер и тяжелый труд печь хлеб на многочисленную братию монастыря».

Будучи грамотным и ценя книгу, Нил Сорский занимался в монастыре и переписыванием книг. В частности, им было переписано несколько житий для годового цикла четий-миней, который был создан в монастыре в тот период. «Богатая и во многом уникальная… библиотека обители явилась, несомненно, одним из факторов становления старца Нила как подвижника и духовного писателя», – констатирует Е.В.Романенко.

«Почти двадцать лет прожил он в Кириллове монастыре, – читаем мы в Житии Нила Сорского. – За это время отошли ко Господу монастырские старцы, воспитанные основателем обители. Порядки монастыря постепенно изменялись. Преподобный Кирилл заповедовал инокам строгое нестяжание. Если в обители чего-либо недоставало, святой не позволял просить милостыню у мирских людей. Но не все могли согласиться с такой строгой жизнью в нищете и скудости. Покинув мир и придя в монастырь, люди продолжали заниматься своими обычными мирскими делами. Больше всего они заботились о приобретении различных имений, гордясь богатством своего монастыря ».

В 1476–1478 гг. в монастыре произошел конфликт между старцами и игуменом Нифонтом, который, по их мнению, стал нарушать устав основателя монастыря Кирилла. Старцы покинули монастырь, и, видимо, в это же время ушел из монастыря и Нил Сорский. Но не только конфликт стал причиной оставления Нилом Кирилло-Белозерского монастыря. У него, видимо, давно зрело желание посетить монастыри Константинополя и Афона, где, как он считал, сохранились традиции истинного монашества. Сопровождал Нила в паломничестве на Восток его ученик Иннокентий (Охлябин, Охлябинин).

В Константинополе путешественники посетили храм Святой Софии, Влахернский храм, древнюю Студийскую обитель, основанную святым Феодором Студийским. «Монашеская жизнь Константинополя не была уничтожена завоеванием. В городе и его окрестностях продолжали существовать малые монастыри – скиты. Они и привлекли к себе особенное внимание старцев Нила и Иннокентия.

Все скиты были устроены по одному правилу. Вокруг опытного старца собиралось несколько его учеников – два или три. Каждый монах жил и безмолствовал наедине, но всегда мог прийти к старцу на исповедь и за духовным советом… “Жилищем безмолвия” назвал преподобный Нил скиты».

Затем путешественники познакомились с жизнью скитов на Афонской горе. «Афонские скиты находились в пустынных и скорбных местах.

Ничто, даже красота видимой природы, не должно было отвлекать подвижников от Богомыслия и молитвы. Здесь увидел старец Нил жестокое и трудное, но в то же время исполненное необычайной духовной радости житие афонских подвижников. Здесь жили люди, имевшие различные духовные дарования. Здесь был корень монашеской жизни Афона».

Знакомясь с неизвестным ему ранее видом монашеского подвижничества, Нил пытался постигнуть не только его внешние формы, но, главное, вникнуть в смысл и дух «умного иноческого делания». Личное самосовершенствование через молитву и непрестанную духовную работу возможно только при полном отрешении от всего мирского, т. е. в уединении. Вернувшись на родину, Нил попытался претворить усвоенные им принципы в жизнь. Первоначально он построил себе келью невдалеке от ограды Кирилло-Белозерского монастыря и жил в ней некоторое время уединенно. А затем нашел место за 15 верст от монастыря, на реке Сорке (Соре), поставил здесь крест, выкопал келью, построил часовню, а когда к нему присоединилось несколько человек братии, то они построили церковь. Обитель действовала на особых отшельнических правилах по образу афонских скитов. Кстати, такой порядок был изложен и в уставе, список которого находится в рукописях Кирилло-Белозерского монастыря. Профессор Московского университета С.П.Шевырев, посетивший Нило-Сорскую пустынь в 1847 г., так описывал местность, где она располагалась: «Дико, пусто и мрачно то место, где Нилом был сооружен скит. Почва ровная, но болотистая, кругом лес, более хвойный, чем лиственный. Река Сора, или Сорка, давшая прозвище угоднику Божию, не вьется, а тянется и похожа более на стоячую, нежели текучую воду. Среди различных угодий, которыми изобильна счастливая природа стран Белоезерских, трудно отыскать место более грустное и уединенное, чем эта пустыня. ». В скиту обычно жило 6–14 человек. В обитель принимали только тех, кто уже постригся в монахи, причем только грамотных, так как без самостоятельного изучения божественных писаний невозможно никакое самосовершенствование. Жизнь в скиту была тяжелой. Современник писал: «А какая им скорбь случается от уныния и от того, что людей не видят, этого словами сказать невозможно». В кельях жили по одному. Лес на территории скита рубить запрещалось, поэтому из одной кельи можно было видеть не более одной другой. В кельях имелись книги (неграмотных в скит не принимали), иконы и самое нужное, скромное. Слуг не держали, скота не было, питались «от праведных трудов своего рукоделия», пользоваться стяжаниями, «от чужих трудов собираемыми», возбранялось. Встречались все вместе монахи только два раза в неделю: на всенощной в среду вечером и в воскресенье.

Для самого же Нила Сорского это было время напряженной духовной работы. «Живя наедине, – писал он в одном из «Посланий», – занимаюсь испытанием духовных писаний: прежде всего испытываю заповеди Господни и их толкование – предания апостолов, потом – жития и наставления святых отцов. О всем том размышляю и что, по рассуждению моему, нахожу богоугодного и полезного для души моей, переписываю для себя…». За время жизни в Сорском монастыре Нилом были составлены несколько сборников житий древних святых. В работе над сборниками Нил выступал не как простой писец, а как опытный редактор и составитель. Жития были для Нила важным источником духовного совершенствования. Нилом написаны также «Предание учеником о жительстве скитском», которое являлось уставом для созданной им обители, и несколько «Посланий» («Послание к брату, вопросившему его о помыслах»; «Послание к брату на пользу души»; «Послание от божественных писаний во отце скорбящему брату» и др.). Монашеский подвиг сосредоточивается у Нила на «умном делании», которое есть не что иное, как борьба с дурными помыслами, которых он насчитывал восемь (чревообъедение, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость). «Произведения Нила Сорского в философском отношении являются наиболее значительными из того, что оставил нам в наследство XV в. Они наглядно свидетельствуют о появлении интереса к индивидуальному душевному миру человека», – констатирует один из исследователей.

Новый путь жизни, избранный Нилом, изумлял современников. Вокруг Нила Сорского возникает целая школа ученых монахов, его последователей. Спутник его по путешествию на Восток Иннокентий по благословению старца основал монастырь на речке Нурме и после смерти был канонизирован. В числе учеников Нила были князь Вассиан Косой, племянник Темного, который против своей воли был пострижен в Кириллове, и два именитых инока из Иосифо-Волоколамскаго монастыря: Дионисий, князь Звенигородский, и Нил Полев из рода смоленских князей.

Духовный авторитет Нила Сорского был в тот период в церкви настолько велик, что, не занимая никакого поста в церковной иерархии, он тем не менее участвовал в церковном соборе 1490 г. в Москве, где рассматривался вопрос о еретиках «жидовскаа мудрствующих», и в соборе 1503 г., где по инициативе Ивана III обсуждалось монастырское землевладение. Нил решительно выступил за отобрание у монастырей всех недвижимых имуществ. По его воззрению, только то достояние можно считать законным и богоугодным, которое приобретено собственным трудом. Противники «нестяжания » выступили резко против, и предложение Нила не было принято. Спор «нестяжателей» и «иосифлян» продолжился и после собора, но Нил Сорский участия в нем не принимал.

7 мая 1508 г. Нил умер. В своем завещании он просил после смерти бросить его тело, как грешное и недостойное погребения, на съедение зверям и птицам, а если и совершить погребение, то «со всяким бесчестием». Монахи не исполнили его завещания, на месте его захоронения был положен камень, на котором были написаны год, место и день его кончины. Позднее на этом месте была поставлена часовня, в которой находилась рака преподобного.

«Первая попытка составить его житие относится ко второй половине XVII в., – констатирует исследовательница жизни и творчества Нила Сорского Е. В. Романенко. – В 1674 г. тотемский дьяк Иван Иванович Плешков написал повесть «О преподобном отце нашем старце Ниле и о того честней обители, иже есть во области Бела езера в Сорской пустыни». В своей повести Плешков сообщил только краткие сведения, отметив, что не нашел нигде письменных свидетельств о преподобном.

После канонизации Нила Сорского в 50–70-х гг. XVII в. сведения о его жизни и чудесах стали записываться. Так возникли отдельные повести: «Повесть о пришествии преподобного Нила», «Повесть о представлении и погребении преподобного Нила», «Чудо об образе како начат писатися», «Чудо о явлении во сне царю Иоанну Васильевичу», «Чудо об избавлении отрока от нечистого духа» и иные чудеса. Они сохранились в рукописных книгах Сорского скита. Все повести относятся к сравнительно позднему времени – XVIII–XIX вв.

В начале XIX в. некий монах Нило-Сорского скита (предположительно, иеромонах Никон (Прихудайлов)) составил цельное житие преподобного. В нем было сделано главное – создан духовный портрет основателя скита. Поскольку житие составлялось уже через три столетия после представления преподобного Нила, оно небогато историческими сведениями о святом.

В 2001 г. было издано «Житие преподобного Нила Сорского, Белозерского чудотворца». Автором-составителем его является Е.В.Романенко. В предисловии она пишет: «Данная книга – попытка собрать воедино, насколько это возможно, все известные исторические свидетельства о преподобном Ниле Сорском». Иными словами, это современный вариант жития. Кроме того, существует огромная историческая литература о Ниле Сорском. Интерес к его жизни и творчеству – свидетельство огромного влияния, которое оказал Нил Сорский не только на своих современников и церковную жизнь, но и на становление духовной составляющей всего современного общества.

Литература

Житие преподобного Нила Сорского, Белозерского чудотворца. – М.; Вологда, 2001.

Романенко Е.В. Нил Сорский и традиции русского монашества. – М., 2003.

Прохоров Г.М. Житие и чудеса Нила Сорского в списке первой четверти XIX в. // Труды Отдела древнерусской литературы. – Вып. 50. – СПб., 1997. – С. 558–567.

Прохоров Г.М. Нил Сорский // Словарь книжников и книжности Древней Руси. – Вып. 2. – Часть 2. – Л., 1989. – С. 133–141.

Источник: Выдающиеся вологжане: Биографические очерки/ Ред. совет “Вологодская энциклопеция”. –
Вологда: ВГПУ, издательство “Русь”, 2005. – 568 с. – ISBN 5-87822-271-X

НИЛ СОРСКИЙ

НИЛ СОРСКИЙ (в ми­ру Ни­ко­лай Май­ков) – русский пра­во­слав­ный по­движ­ник, ду­хов­ный пи­са­тель, бо­го­слов, свя­той.

Све­де­ния о жиз­ни Нила Сорского край­не скуд­ны, основным ис­точ­ни­ком яв­ля­ет­ся «По­весть о Ни­ло-Сор­ском ски­те», со­хра­нив­шая­ся в ру­ко­пи­си XVII века. Про­ис­хо­дил из се­мьи московских дья­ков [его брат Ан­д­рей Фё­до­ро­вич Май­ко (умер 1502/1503 годы) был дья­ком великих кня­зей мо­с­ков­ских Ва­си­лия II Ва­силь­е­ви­ча Тём­но­го и Ива­на III Ва­силь­е­ви­ча]. По­лу­чил хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние.

Мо­на­ше­ский по­стриг при­нял в мо­ло­до­сти в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ском мо­на­сты­ре. Пос­ле 1475 года Нил Сорский от­пра­вил­ся па­лом­ни­ком в Кон­стан­ти­но­поль и на Афон; воз­мож­но, по­се­щал так­же Па­ле­сти­ну; в афон­ских мо­на­сты­рях изу­чал прак­ти­ку «ум­но­го де­ла­ния» (см. Иси­хазм). К 1489 году вер­нул­ся на Русь, в 15 вер­стах от Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мон., на р. Со­ра, ос­но­вал скит в со­от­вет­ст­вии с прин­ци­па­ми древ­не­го скит­ско­го жи­тель­ст­ва. Сор­ский скит был ос­вя­щён в честь празд­ни­ка Сре­те­ния Гос­под­ня. Ке­льи, в ко­то­рых мо­на­хи жи­ли стро­го по од­но­му, стоя­ли на не­боль­шом уда­ле­нии друг от дру­га. На служ­бу ино­ки со­би­ра­лись два­ж­ды в не­де­лю: с суб­бо­ты на вос­кре­се­нье и со сре­ды на чет­верг (ес­ли на не­де­ле слу­чал­ся дву­на­де­ся­тый празд­ник, то все­нощ­ная со сре­ды на чет­верг от­ме­ня­лась). Основное вре­мя по­свя­ща­лось мо­лит­ве, ру­ко­де­лию, чте­нию Свя­щен­но­го Пи­са­ния и тво­ре­ний от­цов Церк­ви; об­щих по­слу­ша­ний в ски­ту не бы­ло, т. к. ус­тав за­пре­щал мо­на­хам дол­гое пре­бы­ва­ние вне ке­льи.

В 1490 году Нил Сорский уча­ст­во­вал в цер­ков­ном со­бо­ре, осу­див­шем ересь «жи­дов­ст­вую­щих». В це­лях борь­бы с ере­сью Нил Сорский в со­труд­ни­че­ст­ве с Ни­лом По­ле­вым соз­дал па­рад­ный спи­сок Крат­кой ре­дак­ции «Кни­ги на ере­ти­ков» («Про­све­ти­те­ля») прп. Ио­си­фа Во­лоц­ко­го. Нил Сорский пе­ре­пи­сал и от­ре­дак­ти­ро­вал 3-том­ный «Со­бор­ник» жи­тий; све­ряя раз­ные спи­ски, он ис­прав­лял ошиб­ки, вос­ста­нав­ли­вал ла­ку­ны в тек­стах. В 1503 уча­ст­во­вал в цер­ков­ном со­бо­ре, на ко­то­ром Иван III Ва­силье­вич по­ста­вил во­прос о се­ку­ля­ри­за­ции цер­ков­ных и мо­на­стыр­ских зе­мель. Со­глас­но не­ко­то­рым ис­точ­ни­кам, Нил Сорский всту­пил в по­ле­ми­ку с Ио­си­фом Во­лоц­ким, ко­то­рый от­стаи­вал пра­во мо­на­сты­рей вла­деть вот­чи­на­ми. Уче­ние и ас­ке­тическая прак­ти­ка Нила Сорского ста­ли вер­ши­ной идео­ло­гии не­стя­жа­те­лей.

Основные со­чи­не­ния Нила Сорского – «Пре­да­ние уче­ни­ком» и гла­вы «От пи­са­ний свя­тых отец о мыс­лен­ном де­ла­нии. » (из­вест­но как «Ус­тав»). «Пре­да­ние. » пред­став­ля­ет со­бой мо­на­стыр­ский ти­пи­кон и со­дер­жит осн. пра­ви­ла жиз­ни в ски­ту. В гла­вах «О мыс­лен­ном де­ла­нии…» ана­ли­зи­ру­ет­ся при­ро­да вось­ми гре­хов­ных стра­стей че­ло­ве­ка и пред­ла­га­ют­ся спо­со­бы их пре­одо­ле­ния, ос­нов­ным из ко­то­рых яв­ля­ет­ся очи­ще­ние по­мы­слов, т. е. «ум­ное де­ла­ние». Вер­ши­ной та­кой прак­ти­ки, по уче­нию Нила Сорского, счи­та­ет­ся «ум­ная мо­лит­ва», бо­го­об­ще­ние. Ас­ке­тические взгля­ды Нила Сорского не яв­ля­ют­ся ори­ги­наль­ны­ми, од­на­ко но­виз­на его со­чи­не­ния со­сто­ит в том, что в нём осу­ще­ст­в­лён син­тез свя­то­оте­че­ско­го уче­ния о вось­ми стра­стях с тво­ре­ния­ми св. Гри­го­рия Си­наи­та об «ум­ной мо­лит­ве». Нилу Сорскому при­над­ле­жат так­же 4 по­сла­ния о ду­хов­ной жиз­ни мо­на­ха (од­но из них ад­ре­со­ва­но Вас­сиа­ну Пат­ри­кее­ву). Вы­ше всех доб­ро­де­те­лей Нил Сорский ста­вил сми­ре­ние. В сво­ём «За­ве­ща­нии» он про­сил бра­тию ски­та бро­сить его те­ло в ров или по­хо­ро­нить без вся­кой чес­ти. Нил Сорский был по­гре­бён в ос­но­ван­ном им ски­ту ря­дом с церковью Сре­те­ния Гос­под­ня.

Ка­но­ни­зи­ро­ван в 1650-х годах; день па­мя­ти по ка­лен­да­рю Русской пра­во­слав­ной церк­ви – 7(20) мая.

Сочинения:

Пре­да­ние и Ус­тав. СПб., 1912;

Со­бор­ник Ни­ла Сор­ско­го / Сост. Т. П. Лен­нг­рен. М., 2000–2004. Ч. 1–3;

Пре­по­доб­ные Нил Сор­ский, Ин­но­кен­тий Ко­мель­ский. Соч. / Под­гот. Г. М. Про­хо­ров. СПб., 2005.

Великомученик Евстафий Плакида, жена его Феопистия и их чада Агапий и Феопист

Аудио

Скачать
(MP3 файл. Продолжительность Размер ) Читает иеромонах Зосима (Мельник)

Евстафий и его супруга жили в Риме в царствование Траяна, около 100 года. Святой Евстафий служил военачальником. Вначале он и его жена были язычниками и носили имена Плакида и Татиана. Плакида отличался добродетелями, особенно милосердием к бедным. Видя доброе расположение его души, Господь открылся ему, как некогда апостолу Павлу.

Однажды, когда Плакида охотился в лесу за оленем и уже почти догнал его, он внезапно увидел между рогами животного крест, сиявший ярче солнца, в середине которого был образ Христа, и услышал голос: «Зачем ты гонишь меня, Плакида? Я – Христос, Которого ты, не ведая, почитаешь добрыми делами. Я пришел на землю и воплотился в человеческом образе, чтобы спасти людей. Поэтому Я явился тебе ныне, чтобы уловить Моей любовью». Изумленный и пораженный трепетом, Плакида упал с лошади и много часов пролежал без сознания. Христос явился ему во второй раз, подтвердил истинность видения и возвестил, что Он по природе есть Бог, Создатель неба и земли, принявший человеческую природу из любви к людям. Тогда Плакида уверовал от всего сердца и крестился вместе со всем своим домом. В крещении он получил имя Евстафий, его супруга – имя Феопистия, а сыновья – Агапий и Феопист.

Укрепляя веру и добродетель святого Евстафия, Господь явился ему снова и возвестил, что его ждут, подобно праведному Иову, многочисленные испытания, но Божественная благодать его не оставит. Это предсказание вскоре сбылось. Святой Евстафий лишился всего имущества. Тогда он решил вместе с женой и детьми уехать в Египет.

Когда они сходили с корабля, капитан, грубый и нечестивый варвар, не отпустил Феопистию, говоря, будто они не уплатили за переезд. Безутешный Евстафий должен был продолжить путь без нее. Через некоторое время они подошли к реке, которую надо было переходить вброд. Пока Евстафий переносил одного из сыновей, другого утащил лев, а когда Евстафий бросился на помощь второму, выскочил волк и унес первого. Так он остался, подобно Иову, один, сокрушенный, не имея никакой помощи, кроме веры и надежды на милосердие Божие. Тот, кто еще недавно блистал среди римской знати, теперь скитался по городам и весям, перебиваясь случайными заработками, но храня твердую как алмаз веру в Бога. Наконец Евстафий поселился в городе Бадиссе и нанялся сторожить сады.

А Агапий и Феопист были спасены от зверей пастухами и жили неподалеку от Евстафия, не зная об этом. Феопистия же пребывала пленницей в варварском племени.

Через пятнадцать лет эти варвары стали собирать многочисленные войска для набега на римские земли. Император не мог найти военачальника, способного противостоять их натиску. Тогда он вспомнил о Евстафии, его мужестве и многочисленных победах и приказал его разыскать.

Святой явился ко двору, но нищета и горе так изменили его черты, что знакомые едва узнавали военачальника.

Император вернул ему звания и имущество и поставил во главе армии, которая с помощью Божией оттеснила врага. Во время этого похода Господь позволил Евстафию найти супругу и сыновей, не оставив его терпение без награды уже здесь, на земле.

Евстафий вернулся в Рим с победой. Новый император Адриан (117–138) осыпал его почестями и повелел, чтобы военачальник принес жертву идолам в благодарность за победу. Евстафий ответил, что этим он обязан только Христу Спасителю, а не мнимой власти ложных богов. Его ответ вызвал гнев императора, который лишил Евстафия всех благ и отдал вместе с женой и детьми на растерзание львам. Звери не осмелились тронуть их. Тогда святых бросили в раскаленную медную печь, имевшую форму быка, где они и предали души Господу.

Через три дня их тела были найдены невредимыми, к изумлению язычников и радости христиан, которые поняли, что Божественная благодать пребывает в святых мощах, оставленных им для утешения.

Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский,
адаптированный русский перевод — издательство Сретенского монастыря

Евстафий Плакида

Современному христианину трудно представить, что в начале новой эры за веру в Иисуса Христа, Воскресшего Спасителя положено много жизней. Люди готовы были пройти через жестокие испытания, претерпеть пытки огнем и железом, расстаться с земным существованием, но остаться вечно живыми в Царстве небесном.

Для всех поколений святые мученики остаются примером мужества и веры, укрепляя православие в будущих веках. Святой Евстафий Плакида — великомученик второго века, которому была дарована встреча с Христом, подобно Иове перенесший все испытания, принял мученическую смерть вместе с семьей, но остался верным Спасителю.

20 сентября — дата почитания св. Евстафия как в православии, так и в католицизме.

Краткие исторические сведения

Из источников известно, Евстатеос был одним из первых епископов Сюника, древнейшей области Армении, его рукоположение было совершено апостолами Фаддеем и Варфоломеем.

В конце первого и начале второго века новой эры военачальник Плакида верно служил императору Титу, а затем Траяну. Живя среди идолопоклонников, отличался добротой и милосердием, помогая бедным и нуждающимся.

Явление Христа

Добрыми делами и милосердием обратил военачальник на себя внимание Спасителя, Христос лично явился перед Плакидой. Будучи азартным охотником, будущий святой погнался за прекрасным оленем, почти догнал его на высокой горе, как вдруг в рогах величественного животного появился свет.

В сияющих лучах перед охотником явился крест с распятым Сыном Божьим. Подобно апостолу Павлу (Деян. 9:4), Плакида услышал тот же голос: «Что ты гонишь Меня?»

На вопрос, кто говорит, военачальник услышал, что перед ним Сам Иисус Христос, умерший ради вечной жизни людей, претерпевший добровольные страдания. Христос подчеркнул, что, не зная Спасителя, Плакида вершит добрые дела, и поэтому Господь избрал стратилата для спасения в вечности.

Военачальник мгновенно принял Христа своим Спасителем и просил Его научить, что надо дальше делать. Божий голос сказал идти к священнику, принять Крещение. В великой радости вернулся Плакида в родной дом, где был встречен женой Татианой, ожидавшей мужа, чтобы рассказать свой сон.

Важно! В сновидении некий голос сообщил женщине, что в следующий день вся ее семья, включая мужа и детей, примет христианство, познав любящего Бога. После рассказа Плакиды о встрече с Иисусом, семейство посетило христианского пресвитера, приняло крещение и причастие.

После крещения Плакида стал называться Евстафием, его жена Феопистией, а дети Агапием и Феопистом. Вернувшись на святую гору, новообращенный Евстафий горячими молитвами воздал хвалу Творцу и поблагодарил Спасителя за свое спасение. Стратилату вновь была дарована благодать услышать Божественный глас, который предупредил военачальника о грядущих испытаниях, скорбях.

Все это будет допущено Творцом, чтобы в конце принять великомученика и его семью в Царстве Небесном и надеть на него Венец Спасения. Евстафий покорно принял послание Небес, попросив об одном, чтобы Божья помощь была с мучениками.

Испытания и вера

Христианское житие св. Евстафия началось с мора скота, слуг и полного обнищания. В смирении и нищете семейство, некогда не знавшее лишений, покинуло дом, село на корабль, идущий в Египет. Красота жены военачальника поразила капитана корабля, он насильно высадил святого с двумя сыновьями на ближайшем берегу, оставив женщину у себя.

Не успев прийти в себя от потрясения, путешественник пережил новое горе. Бурная река стала преградой на пути отца и маленьких сыновей. Пока святой переносил одного сына на другой берег, младшего утащил волк.

По возвращении Евстафий обнаружил, что пропал и старший, его унес лев. Только помня слова Христа, Плакида нашел в себе силы и пошел дальше. Он четко знал, что Бог с ним, эти испытания посланы, чтобы испытать веру, смирение и терпение.

Стратилат верил, что Господь рядом с ним, и все забранное будет возвращено. Только вера давала ему силы жить дальше. 15 долгих лет, не зная, что беда обошла его близких, святой работал рабочим в селении Вадисс.

Милостью Господней его сыновья были спасены пастухами и землепашцами. Корабельщика поразила смертельная болезнь еще до того, как он хотел прикоснуться к прекрасной женщине.

Возвращение в Рим и объединение семьи

Император Траян терпел поражение за поражением во время одной из войн, он вспомнил об опытном военачальнике и приказал его отыскать.

Друзья стратилата, Антиох и Акакий объехали много местностей, пока не попали в Вадисс. Стороживший в поле хлеб великомученик сразу узнал друзей, а они его при встрече не признали.Воины объяснили сторожу цель своего визита, пошли с ним в хозяйский дом, где были накормлены. Заметив на шее рабочего шрам, они сразу вспомнили, что эту метку их военачальник получил в бою, и признали его.

Вернувшись в Рим, Плакида встал во главе войска, обучая новобранцев, даже не подозревая, что среди них находятся его сыновья. Молодые воины-друзья отличались ловкостью и смелостью, не зная, что начальником над ними поставлен родной отец, а они являются родными братьями.

Феопистия не на мгновение не сомневалась в будущей встрече с родными людьми, она не знала о том, что детей похитили звери, что муж стал простым рабочим, она просто верила Господу. Живя в чужой стороне, она случайно стала свидетельницей встречи воинов-друзей.

По воле случая друзья беседовали в палатке, рассказывая друг другу о своей жизни, сопоставив рассказанное, они поняли, что Господь даровал встречу родным братьям.

Их разговор услышала мать, она постеснялась явиться перед богатыми воинами в своих лохмотьях, пошла к военачальнику, чтобы попросить того взять и ее в поход. Супруги с первого взгляда узнали друг друга, долго плакали и возвестили братьям радостную весть.

Почестями и славой встречал Рим войско после очередной победы. На то время умершего императора Траяна заменил ярый идолопоклонник Адриан, он приказал приготовить жертвоприношения идолам и присутствовать при этом всем воинам и жителям города. На церемонии оказалось, что виновник торжества отсутствует. Император возмутился, что военачальник не желает поблагодарить богов за поддержку, на что услышал ошеломляющую новость.

Верность Христу и мученическая смерть

Святой принародно признал себя и свою семью христианами, заявив, что всю благодарность за спасение семьи и победу в войне он отдает Живому Богу, Спасителю, Иисусу Христу.

Разъяренный император мгновенно разжаловал военачальника, приказав взять под стражу святое семейство, пытать и склонить к идолоприношению. Потерпев неудачу, суд вынес приказ отдать мучеников на растерзание голодным зверям.

Интересно! Поведение страшных львов шокировало публику, звери буквально лизали руки смертникам, ложась подобно кошкам у их ног. Многие граждане уверовали в Христа, не боясь принять смерть за истинную веру.

В ярости император приказал приготовить медного быка, раскалив металл докрасна, куда и были сброшены пленники. Толпа не услышала криков мучеников, ибо Господь даровал им вечный сон, сохранив тела нетронутыми. Жена святого Феопистия, сыновья Агапий и Феопист лежали около великомученика Евстафия с просветленными лицами, на их губах играла радостная улыбка, а от огня не пострадал ни один волос.

Тела святых были достойно погребены, даже император не посмел воспротивиться этому.

Почитание

В православии и католицизме в честь святого Евстафия Плакида в христианском мире возведено множество церквей, одна из первых была возведена в 7 столетии, но получила известность в девятом веке, это храм в Риме.

В восточной Грузии находится храм Эртацминда. Это название произошло от слова «эстатецминд», то есть святой Евстафий, который и поныне является ангелом-хранителем грузинского царя, святого мученика Луарсаба Второго.

Великий полководец Георгий Саакадзе также считал военачальника Плакида покровителем грузинского войска. Благодаря заступничеству великомученика грузины выиграли битву 1609 года против турок, после победы благодарные воины склонили знамена перед иконой стратилата.

Евстафий-Плакида почитается на Руси в образе воина-мученика, его часто сравнивают с великим Константином Великим.

Креститель Руси Великий Владимир Нестором назван новым Естафием-Плакидой, в честь которого назван внук князя Владимира, сын Мстислава Черниговского.

Сохранившийся до нынешнего века монастырский комплекс Татев построен над могилой святого, на месте церкви.

Синт-Эстатиус — остров Карибского моря, назван в честь великомученика Евстатеоса.

В чем помогает великомученик Евстафий Плакида

По непроверенным сведениям, часть святых мощей Евстафия хранится в Вознесенской обители, которая находится в Давидовой пустыни. Многие паломники давно поняли, что пребывание около святыни с молитвами дарует чудеса исцеления и принятия правильного решения.

Герой послушания и веры является огромной поддержкой христиан, которые молят святого о таких проблемах:

  • укрепление веры;
  • дарование надежды;
  • защита от неверия;
  • разрешение семейных неурядиц.

О, преславный святый и многострадальный великомучениче Христов Евстафие! Услыши ны грешныя и недостойныя, святую многострадальную память твою празднующия. Испроси нам у Господа многомощными молитвами твоими благодать, яже ко спасению, и всех грехов содеянных нами прощение, земли благоплодие, миру мирное устроение и от лютых диавольских козней свобождение, христианскую кончину жития нашего и немятежное чрез воздушныя мытарства к небеси прехождение, ты бо приял еси благодать сию от Господа, еже молитися за ны, и аще восхощи помиловати нас, почитающих священную память твою. Вся можеши сотворити. Не презри убо нас недостойных, святый великомучениче Евстафие. Испроси от Господа вся благая и полезная душам нашим, яко да и мы удостоимся славити и воспевати Всесвятое и великолепое Имя Его во премирном Царствии Небеснем, идеже есть всех святых жилище, во веки веков. Аминь.

Великомученик Евста ́ фий Плакида, Римский, полководец

Дни памяти

Житие

Жития великомученика Евстафия, жены его мученицы Феопистии и чад их мучеников Агапия и Феописта

Свя­той ве­ли­ко­му­че­ник Ев­ста­фий до Кре­ще­ния но­сил имя Пла­ки­да. Он был во­е­на­чаль­ни­ком при им­пе­ра­то­рах Ти­те (79–81) и Тра­яне (98–117). Еще не по­знав Хри­ста, Пла­ки­да тво­рил де­ла ми­ло­сер­дия, по­мо­гая всем бед­ству­ю­щим и страж­ду­щим. Гос­подь не оста­вил доб­ро­де­тель­но­го языч­ни­ка во мра­ке идо­ло­по­клон­ства.

Од­на­жды на охо­те он пре­сле­до­вал на быст­ром коне оле­ня, ко­то­рый оста­но­вил­ся, взбе­жав на вы­со­кую го­ру, и Пла­ки­да вдруг уви­дел меж­ду его ро­га­ми си­я­ю­щий Крест, а на нем – рас­пя­то­го Сы­на Бо­жия. По­ра­жен­ный Пла­ки­да услы­шал глас: “За­чем ты го­нишь Ме­ня, Пла­ки­да?” – “Кто Ты, Гос­по­ди, го­во­ря­щий со мною?” – в стра­хе спро­сил Пла­ки­да. И услы­шал в от­вет: “Я – Иисус Хри­стос, Бог, во­пло­тив­ший­ся ра­ди спа­се­ния лю­дей и пре­тер­пев­ший воль­ные стра­да­ния и Крест­ную смерть. Ты Ме­ня, не зная, по­чи­та­ешь, ибо твои доб­рые де­ла и обиль­ные ми­ло­сты­ни до­шли до Ме­ня. Явил­ся Я здесь, чтобы об­ра­тить и при­со­еди­нить те­бя к вер­ным ра­бам Мо­им. Ибо не хо­чу Я, чтобы че­ло­век, тво­ря­щий пра­вед­ные де­ла, по­гиб в се­тях вра­жи­их”.

Пла­ки­да вос­клик­нул: “Гос­по­ди, я ве­рую, что Ты – Бог Неба и зем­ли, Тво­рец всех тва­рей. Мо­лю Те­бя, Гос­по­ди, на­учи ме­ня, что мне де­лать”. И вновь про­зву­чал Бо­же­ствен­ный глас: “Иди к свя­ще­ни­ку хри­сти­ан­ско­му, при­и­ми от него Кре­ще­ние, и он на­ста­вит те­бя ко спа­се­нию”.

С ра­до­стью Пла­ки­да вер­нул­ся до­мой, все рас­ска­зал жене; та, в свою оче­редь, по­ве­да­ла ему о том, как на­ка­нуне ей в та­ин­ствен­ном сно­ви­де­нии Кто-то ска­зал: “Ты, твой муж и твои сы­но­вья зав­тра при­де­те ко Мне и по­зна­е­те Ме­ня – Иису­са Хри­ста, Ис­тин­но­го Бо­га, по­сы­ла­ю­ще­го спа­се­ние лю­бя­щим Ме­ня”. Су­пру­ги по­сту­пи­ли, как им бы­ло ве­ле­но.

Они об­ра­ти­лись к хри­сти­ан­ско­му пре­сви­те­ру, ко­то­рый кре­стил все их се­мей­ство и всех при­ча­стил Свя­тых Та­ин.

На сле­ду­ю­щий день свя­той Ев­ста­фий от­пра­вил­ся на ме­сто сво­е­го чу­дес­но­го об­ра­ще­ния и в го­ря­чих мо­лит­вах воз­бла­го­да­рил Гос­по­да, при­звав­ше­го его на путь спа­се­ния.

И опять свя­той Ев­ста­фий был удо­сто­ен чу­дес­но­го от­кро­ве­ния – Сам Бог пре­ду­пре­ждал его о пред­сто­я­щих ис­пы­та­ни­ях: “Ев­ста­фий, по­до­ба­ет те­бе на де­ле про­явить твою ве­ру. Те­бе, как Иову, пред­сто­ит пре­тер­петь мно­гие скор­би, чтобы, бу­дучи ис­ку­шен­ным, по­доб­но зо­ло­ту в гор­ни­ле, явить­ся до­стой­ным Ме­ня и при­нять ве­нец из рук Мо­их”. Свя­той Ев­ста­фий сми­рен­но от­ве­чал: “Да бу­дет во­ля Твоя, Гос­по­ди, всё го­тов я при­нять из рук Тво­их с бла­го­да­ре­ни­ем, толь­ко бы Твоя все­силь­ная по­мощь бы­ла со мной”.

Вско­ре на Ев­ста­фия об­ру­ши­лись бед­ствия: умер­ли все его слу­ги и пал весь скот. Ра­зо­рен­ный, но не упав­ший ду­хом, свя­той Ев­ста­фий с се­мьей по­ки­нул тай­но дом, чтобы жить в без­вест­но­сти, сми­ре­нии и ни­ще­те. На ко­раб­ле он на­пра­вил­ся в Еги­пет. Во вре­мя пла­ва­ния но­вое несча­стье по­стиг­ло свя­то­го. Хо­зя­ин ко­раб­ля, пре­льстив­шись кра­со­той же­ны Ев­ста­фия, без­жа­лост­но вы­са­дил его с детьми на бе­рег, а же­ну оста­вил у се­бя. В ве­ли­кой скор­би свя­той про­дол­жал свой путь, и но­вое го­ре раз­ра­зи­лось над ним. Пе­ре­хо­дя бур­ную ре­ку вброд, он пе­ре­но­сил по оче­ре­ди двух сво­их сы­но­вей, но по­ка он пе­ре­но­сил од­но­го – дру­го­го схва­тил на бе­ре­гу лев и унес в пу­сты­ню, а по­ка воз­вра­тил­ся к дру­го­му – то­го ута­щил в лес волк.

По­те­ряв всё, горь­ко пла­кал свя­той Ев­ста­фий. Но он со­зна­вал, что это Бо­же­ствен­ный Про­мысл по­слал ему эти несча­стья, чтобы ис­пы­тать его тер­пе­ние и пре­дан­ность во­ле Бо­жи­ей. В мо­лит­вах из­лив Бо­гу свое неутеш­ное го­ре, свя­той Ев­ста­фий по­шел даль­ше, сми­рен­но го­то­вый к но­вым ис­пы­та­ни­ям. В се­ле­нии Ва­дисс он на­нял­ся ра­бо­чим и пят­на­дцать лет про­вел в непре­рыв­ных тру­дах. И не знал то­гда свя­той Ев­ста­фий, что по ми­ло­сти Бо­жи­ей пас­ту­хи и зем­ле­паш­цы спас­ли его сы­но­вей, и они жи­ли ря­дом с ним; не знал он и то­го, что нече­сти­вый ко­ра­бель­щик был ско­ро на­ка­зан – он умер от же­сто­кой бо­лез­ни, а же­на свя­то­го Ев­ста­фия, остав­шись непри­кос­но­вен­ной, жи­ла в мир­ных тру­дах.

В то вре­мя им­пе­ра­то­ру Тра­я­ну при­шлось ве­сти труд­ную для Ри­ма вой­ну. Он вспом­нил доб­лест­но­го пол­ко­вод­ца Пла­ки­ду и от­пра­вил во­и­нов Ан­тио­ха и Ака­кия, дру­зей Пла­ки­ды, его разыс­кать.

Объ­е­хав мно­же­ство об­ла­стей, они при­шли в се­ле­ние, где жил свя­той Ев­ста­фий. Во­и­ны встре­ти­ли Ев­ста­фия в по­ле, где он сто­ро­жил хлеб, но не узна­ли его и ста­ли го­во­рить ему о том, ко­го ищут, про­ся его по­мо­щи и обе­щая боль­шую пла­ту. Но свя­той Ев­ста­фий, сра­зу узнав сво­их дру­зей, не от­кры­вал им сво­е­го име­ни. Он при­вел их в дом сво­е­го хо­зя­и­на и на­кор­мил. При­смат­ри­ва­ясь к нему, пут­ни­ки за­ме­ти­ли, что он очень по­хож на их пол­ко­вод­ца, а ко­гда уви­де­ли на его шее осо­бую при­ме­ту – след от глу­бо­кой бо­е­вой ра­ны, по­ня­ли, что пе­ред ни­ми – их друг. Они об­ня­ли его со сле­за­ми и рас­ска­за­ли, за­чем ис­ка­ли его. Свя­той Ев­ста­фий вер­нул­ся в Рим и вновь стал им­пе­ра­тор­ским во­е­на­чаль­ни­ком. Мно­го но­во­бран­цев при­шло к нему в вой­ско, и не ве­дал он, что два мо­ло­дых во­и­на-дру­га, ко­то­рым он ча­сто да­вал при­ка­за­ния и ко­то­рых по­лю­бил за лов­кость и сме­лость, бы­ли его сы­но­вья, и они не зна­ли, что слу­жат под на­ча­лом сво­е­го от­ца и что друг дру­гу они – род­ные бра­тья.

Од­на­жды в по­хо­де вой­ско, ко­то­рое вел Ев­ста­фий, оста­но­ви­лось в од­ном се­ле­нии. Во­и­ны-бра­тья бе­се­до­ва­ли в па­лат­ке. Стар­ший рас­ска­зы­вал о сво­ей судь­бе: как он по­те­рял мать и несчаст­но­го бра­та, как ужас­ным об­ра­зом был раз­лу­чен с от­цом. И млад­ший с ра­до­стью по­нял, что пе­ред ним его брат, и по­ве­дал о се­бе.

Раз­го­вор во­и­нов слы­ша­ла жен­щи­на, у до­ма ко­то­рой бы­ла рас­ки­ну­та па­лат­ка, – это бы­ла их мать. Она по­ня­ла, что это ее сы­но­вья. Еще не от­кры­ва­ясь им, но очень же­лая с ни­ми не рас­ста­вать­ся, она при­шла к их на­чаль­ни­ку – свя­то­му Ев­ста­фию про­сить раз­ре­ше­ния сле­до­вать с его вой­ском. В нем она узна­ла сво­е­го му­жа и в сле­зах рас­ска­за­ла ему о се­бе и о двух во­и­нах, ко­то­рые ока­за­лись их сы­но­вья­ми. Так, по ве­ли­ко­му ми­ло­сер­дию Гос­по­да, встре­ти­лась вся се­мья.

К это­му вре­ме­ни по­бе­дой за­кон­чи­лась вой­на. С по­че­стя­ми и сла­вой вер­нул­ся свя­той Ев­ста­фий в Рим. Пре­ем­ни­ком умер­ше­го им­пе­ра­то­ра Тра­я­на стал те­перь Адри­ан (117–138), ко­то­рый по­же­лал от­празд­но­вать со­бы­тия тор­же­ствен­ным жерт­во­при­но­ше­ни­ем бо­гам. К удив­ле­нию всех, в ка­пи­ще не ока­за­лось свя­то­го Ев­ста­фия. По ве­ле­нию им­пе­ра­то­ра его сроч­но разыс­ка­ли.

“По­че­му ты не хо­чешь по­кло­нить­ся бо­гам? – спро­сил им­пе­ра­тор. – Те­бе преж­де дру­гих сле­до­ва­ло бы воз­дать им бла­го­да­ре­ние. Они не толь­ко со­хра­ни­ли те­бя на войне и да­ро­ва­ли по­бе­ду, но и по­мог­ли най­ти же­ну и де­тей”. Свя­той Ев­ста­фий от­ве­тил: “Я – хри­сти­а­нин и знаю Еди­но­го Бо­га мо­е­го Иису­са Хри­ста, Его чту и бла­го­да­рю, и по­кло­ня­юсь Ему. Он всё да­ро­вал мне: здо­ро­вье, по­бе­ду, вер­нул се­мью и нис­по­слал Свою по­мощь на одо­ле­ние ис­пы­та­ний”. В гне­ве им­пе­ра­тор раз­жа­ло­вал про­слав­лен­но­го пол­ко­вод­ца и вы­звал его с се­мьей на суд. Но и там не уда­лось твер­дых ис­по­вед­ни­ков Хри­сто­вых скло­нить к идоль­ско­му жерт­во­при­но­ше­нию. Всё се­мей­ство свя­то­го Ев­ста­фия бы­ло осуж­де­но на рас­тер­за­ние зве­ря­ми. Но зве­ри не тро­ну­ли свя­тых му­че­ни­ков. То­гда же­сто­кий им­пе­ра­тор в яро­сти при­ка­зал бро­сить всех жи­вы­ми в рас­ка­лен­но­го мед­но­го бы­ка, в ко­то­ром и при­ня­ли му­че­ни­че­скую кон­чи­ну свя­тые Ев­ста­фий, его же­на Фе­о­пи­стия и их сы­но­вья Ага­пий и Фе­о­пист. Ко­гда через три дня от­кры­ли ог­нен­ную мо­ги­лу, те­ла свя­тых му­че­ни­ков бы­ли об­ре­те­ны невре­ди­мы­ми – ни один во­лос не сго­рел на их гла­вах, а ли­ца си­я­ли незем­ной кра­со­той. Мно­гие ви­дев­шие чу­до уве­ро­ва­ли во Хри­ста. Хри­сти­ане пре­да­ли по­гре­бе­нию чест­ные те­ла свя­тых [1] .

Примечание

[1] Десница великомученика Евстафия хранится в церкви Воскресения Словущего (апостола Филиппа) на Арбате (Иерусалимское подворье в Москве).

Читайте также:
Житие святителя Григория Паламы - полное жизнеописание и история, чудеса, мощи и дни памяти святого
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: