Валентин Асмус – жизнь и биография, чудеса и труды, научные интересы

Валентин Асмус — Лекции по истории Церкви

Отец является митрофорным протоиереем, служит настоятелем Покровского храма в Красном селе, носит звание доктора богословских наук. Валентин родился в столице в 1950 г., его отец — известный философ. Образование будущий святитель получил в МГУ, окончил филологический факультет в 1975 г. Святитель пишет труды на тему догматического богословия, церковной истории, патрологии (учение об отцах Вселенской Церкви) и т.п. Сегодня Валентин Асмус живет в Москве, имеет девятерых детей и пять внуков.

Биография священнослужителя

Будущий святитель родился в семье именитого философа В. Асмуса. После окончания школы молодой человек поступил в МГУ, на факультет филологии. В годы студенчества Валентин часто посещал церковь Пророка Илии, находящуюся в Обыденском переулке.


Протоиерей Валентин Асмус

  • Святитель вспоминает, что связал свою жизнь с монашеством, так как отец часто читал ему Библию. Родители понимали, что их чадо пойдет по церковному пути и не препятствовали в этом начинании. Отец-философ имел убеждение, что только Православие способно возродить Отечество. В 1975 г. Валентин окончил университет, последующие три года он работал преподавателем иностранного языка в одном из московских техникумов.
  • В 1978 г. Валентин стал обучать детей из духовных школ. Он преподавал языки, историю церкви, а также каноническое право. В конце зимы 1979 г. Валентин Асмус получил сан диакона, ритуал рукоположения совершал архиепископ Владимир. С этого времени батюшка стал служителем церкви Николая Чудотворца в Кузнецах. Его духовным учителем был отец Всеволод (Шпиллер), в котором чувствовалась великая любовь к окружению, уважение к свободе и личности каждого.
  • В 1986 г. диакон экстерном окончил духовную семинарию, а через четыре года таким же образом прошел весь курс академии. В феврале 1990 г. архиепископ Алексий рукоположил его в сан священнослужителя. В 19993 г. Валентин стал протоиереем.
  • С 2000 г. по настоящее время преподобный является настоятелем Покровской церкви, что в Красном селе. В начале 2002 г. святителю присудили степень магистра богословских наук. В том же году он стал работать преподавателем в Угрешской православной семинарии.


Валентин Асмус на богослужении

Преподобный Валентин является отцом девятерых детей. К сожалению, его супруга уже покинула этот мир. По словам святителя, у них с женой было непередаваемое единомыслие, они чрезвычайно радовались каждому ребенку, подаренному им Господом. Его супруга Инна была самоотверженной и любящей матерью, с большим сердцем и чувством ответственности. В христианские праздники в семье случалось великое столпотворение людей, матушка Инна готовила вместе со своими подругами, а дети ожидали стола.

Супруги всегда надеялись на помощь Бога при воспитании своих чад. Все их дети тем или иным образом связаны с Церковью.

Протоиерей Валентин Асмус: Судьба России была именно такой

В этом году нижегородское отделение Союза православных граждан выступило с инициативой проведения торжеств в честь 100-летия со дня рождения Цесаревича Алексея. Публикуем записанную пресс-секретарем этой организации беседу с известным богословом, преподавателем Московской Духовной Академии и Православного Свято-Тихоновского Богословского института протоиереем Валентином Асмусом, настоятелем Храма Покрова Пресвятой Богородицы что в Красном Селе (г.Москва). (Прот. Валентин Асмус — сын известного в советское время ученого, автора учебников по истории философии Валентина Фердинандовича Асмуса). — Как Вы думаете, нужны ли вообще такие даты как 100-летие со дня рождения Цесаревича Алексея?

— Думаю, что сама наша Церковь в принципе благословляет празднование таких торжеств. Скажем, когда при прославлении преподобного Серафима Саровского дата обретения мощей была соединена с днем его рождения, то это, конечно, было не случайно, а намеренно. Церковь празднует рождество не только Иоанна Предтечи, Божией Матери, но и некоторых других святых. Мы знаем, что в Царской России существовали так называемые Царские Дни — несколько дней в году, имеющие отношение к Самому Правящему Императору или к Его Семье, особенно к Наследнику Цесаревичу. Конечно, мы должны эти дни отмечать, тем более такой юбилей. Это прекрасный повод, чтобы задуматься об этом столетнем отрезке тысячелетней истории нашего государства. Теперь это уже величины сопоставимые.

— На Ваш взгляд, следует ли называть этот 100-летний период отечественной истории советским, ведь это не только время без наследника, но и одновременно время Цесаревича Алексия? Каково Ваше отношение к этому периоду?

— Почему бы не назвать этот период советским? Почему бы не назвать его коммунистическим? Такое наименование вполне естественно. Революция не была случайностью

. Она была подготовлена тем фактом, что
народ, причем не только в лице его интеллигенции, но и в целом своем составе существенно отошел от основ православной веры и в соответствии с этим утратил верность православному государству
. Это взаимосвязано. И наивно было надеяться, что падение Династии Романовых существенно изменит положение к лучшему… Хотя в 1917 г. многим казалось, что именно сейчас начнется настоящее счастье — вот сейчас все расцветет. Это, конечно, была крайне наивная мечтательность людей, которые хотели соединить все хорошее, что было в истории. Они хотели, чтобы верующие имели такую ревность и такую чистоту, как в первохристианские времена. Они хотели, чтобы церковь была также сильна как в Средние Века. И они хотели, чтобы Церковь была также независима от государства, как при самой либеральной демократии. Все это может быть хорошо по отдельности, но, к сожалению, история говорит нам о том, что не бывает так, чтобы все эти три характеристики соединялись в одно время и в одном месте. Поэтому очень опрометчиво поступили те, кто поспешили отречься от православного государства.

— Каково же в этой связи значение подвига Царственных Мучеников и значение почитания их сейчас?

— Подвиг Царственных Мучеников это прежде всего был их личный подвиг. Царственные Мученики еще задолго до своей мученической кончины явили в своей жизни образ христианства. Они были очень одиноки в том обществе, которое их окружало, одиноки в первую очередь по той причине, что они находились на разных духовных уровнях с этим обществом, в разных духовных состояниях. Теперь это уже совершенно очевидно. Сохранилось множество документов, об этом свидетельствующих: дневники Государя и Государыни, Царских Детей, которые вели благочестивую религиозную жизнь. Они регулярно посещали богослужения, по крайней мере, до Своего заключения, во время которого священнослужители приходили к Ним только изредка…

Царственные Мученики не выставляли напоказ свои религиозные чувства. Внешне они жили как все: читали те же книги, которые все общество волновали. То есть Они сами не отделяли Себя от общества. Но в то же время Они вели все время особую, сокровенную духовную жизнь, жили очень высоко задолго до предсмертных страданий и мученической кончины. Они являют идеальный пример христианской семьи. Образ Государя это образ Царя до конца возлюбившего Свой народ и сознательно пожертвовавшего Собой для спасения народа. В заключении Царственные Мученики проявили свое высокое достоинство и, в частности, совершенно ничего не сделали для того, чтобы смягчить свою участь.

— А в чем значение подвига Цесаревича Алексея и значение его почитания? Возможно ли оно в отдельности от почитания Царской Семьи?

— Когда-то предлагалось выборочно канонизировать отдельных членов Царской Семьи: Государя, Елизавету Федоровну и Цесаревича Алексия. Скажем, еще до зарубежной канонизации 1981 г. об этом говорил тогдашний архиепископ Женевский Антоний (Барташевич). Но, конечно, канонизировать можно было только всю Семью целиком.

Читайте также:
Ефросинья Полоцкая: житие и биография, факты из жизни, мощи и памятник, почитание и дни памяти, в чем помогает

И тем не менее, Цесаревич Алексей занимает особое место среди Царственных Мучеников, потому что Он был Мучеником всю жизнь — Господь послал Ему страдания. Они постоянно Его приближали к смерти, к которой готовиться Он начал очень рано. Он был самым младшим, и Он был вымоленным ребенком, родился вскоре после прославления преподобного Серафима. Его Родители долго не могли родить Наследника и молились об этом преподобному Серафиму Саровскому и на Цесаревиче явно почивало благословение преподобного.

Есть такой достаточно апокрифический, недостоверный, но все-таки многих волнующий рассказ о том, что Государь достаточно рано предполагал отречься от Престола и стать Патриархом. В таком случае повторилась бы ситуация, которая уже была однажды в русской истории, когда совсем юный шестнадцатилетний Царь Михаил Федорович правил Россией при соправителе Патриархе Филарете Никитиче — его отце. И в обеих ситуациях ярко проявляется то, что свойственно Русским Государям — их великое смирение перед святительским саном. Их часто обвиняют в том, что они руководили Церковью. И вот как раз Михаил Федорович был самым покорным сыном своего отца — Филарета Никитича. То же самое было бы, если бы действительно Государь Николай Александрович пожелал стать Патриархом.

Надо сказать, что это не есть какая-то обязательная для Православия схема церковно-государственных отношений. В Византии дважды возникали ситуации диаметрально противоположные, когда на Патриарший Престол возводились шестнадцатилетние царевичи, которые покорно склонялись перед волей правящего Императора: в одном случае он был старшим братом, в другом — отцом юного Патриарха. Таким образом, тот знаменитый цезарепапизм, в которым обвиняют наших русских государей, есть обвинение несправедливое.

Конечно, когда мы думаем о Цесаревиче Алексие мы думаем не только о бывшем, но и о несбывшемся

(есть книга с таким названием). Потому что Цесаревич Алексий был той надеждой России, которая по нашим грехам не сбылась. Его царствование должно было стать одним из самых славных царствований. Россия вот-вот должна была взять в свои руки Константинополь, поскольку русская дипломатия уже успела договориться с союзниками. Англия, которая на протяжении веков препятствовала тому, чтобы Россия владела проливами, наконец, согласилась, и это был колоссальный успех русской дипломатии. А что касается успехов русского оружия, то в начале 1917-го года уже не было никакого сомнения в русской победе. Именно революция вырвала победу у России, лишила Россию великой и славной победы. Мы знаем, что I Мировая война очень существенно изменила судьбы народов. Можно сказать, что на Россию она больше всего повлияла. Но она же с одной стороны, уничтожила, развалила Австро-Венгерскую Империю, с другой стороны, некоторые государства, скажем Румыния, выросли на I Мировой войне. Россия в годы этой тяжелейшей войны сделала колоссальные успехи, невиданными темпами развила свою военную промышленность. Построены были тысячи верст железной дороги — на Мурманск была ветка проведена. Россию после новых территориальных приобретений ожидал новый большой подъем. Это все не состоялось, это все стало духовно невозможным.
Царь мог водрузить крест на Святой Софии. Но конечно, ни Керенский, ни Милюков не были духовно в состоянии совершить такое историческое деяние. И поэтому Господь отнял у Россию Победу, которая почти уже была ею достигнута…
И в то же время видится особый Промысл Божий в том, что судьба России была именно такой. Те, которые были непосредственными устроителями революции, не смогли пожать ее плоды и оказались выброшенными из России. Либеральные партии: октябристы, кадеты, в первую очередь, а также многие другие революционные партии: меньшевики, эсеры, все они не смогли сделать из России то, что они хотели сделать — новую Америку, или еще что-нибудь в этом роде. Господь, наказывая Россию, не попустил, чтобы она превратилась в новый буржуазно-либеральный Вавилон

. Если это сейчас происходит на наших глазах, то это проблема нашего времени, мы должны думать о том, как этому противостоять.
Вот в этом противостоянии, конечно, духовный образ и пример Царственных Мучеников для нас имеет огромное значение, также как и образы других Новомучеников
. Они все суть единый образ той России, которой больше не существует, и которая не соизмерима с нашей современностью.

— А каково Ваше отношение к такой неоднозначно воспринимаемой современным обществом фигуре как Г.Е.Распутин? Сегодня нередко можно услышать мнения о его святости?

— Я не одобряю энтузиазма тех, кто требует немедленной канонизации Григория Ефимовича Распутина, но в то же время приходится признать, что этот человек был оклеветан, причем на него клеветали по самым разным причинам. Самые высокие полицейские чины имели на то свои мотивы. Поэтому даже полицейские донесения о якобы непристойном поведении Григория Ефимовича нельзя считать абсолютно достоверными. Я вспоминаю тот случай, который произошел с одним хорошо мне знакомым священником, который всегда был, так сказать, страстным обличителем Распутина и, по этой причине, как и многие другие не хотел даже признавать святость Царской Семьи. Побывав однажды в городе Верхотурье, а это город севернее Екатеринбурга, где до революции на три тысячи жителей приходилось три монастыря, и узнав из местных преданий, какое тесное отношение к этим монастырям имел Григорий Ефимович, этот священник задумчиво произнес: «Оказывается, история с Распутиным гораздо сложнее, чем мы думали…». Иными словами, еще не настало время сказать окончательное слово о Распутине

. Да и кто может сказать окончательное слово, кроме Того, Кто будет нас судить на Страшном Суде.

Но, можно в то же время отметить, что когда вопрос о Распутине рассматривался на заседаниях Синодальной Комиссии по канонизации, когда Комиссия рассматривала вопрос о канонизации Царской Семьи, то вопрос о Распутине был одним из главных, и Комиссия сделала особый доклад на эту тему. Это все издано, так что можно посмотреть. Так вот, покойный член этой Комиссии архимандрит Георгий (Тертышников) рассказывал, что когда речь зашла о Распутине и тех обвинениях, которые против него выдвигались, то обвинения падали одно за другим…

По крайней мере, так это было на Синодальной Комиссии по канонизации. И вот, в конце концов, кто-то из членов Комиссии с улыбкой сказал: «А, что? Похоже, мы уже занимаемся не канонизацией Царской Семьи, а канонизации Григория Ефимовича?»

Конечно, никто там не думал о его канонизации, но выяснилось, что обвинения, выдвигавшиеся против него и некогда казавшиеся вполне убедительными, на поверку оказались ложными. Так что оставим пока вопрос в такой стадии. Как в старину говорили ученые: non liquet — не ясно… Удовольствуемся хотя бы этим.

— А какое, на Ваш взгляд, значение имеет празднование 100-летия Цесаревича Алексия для сближения между Православной Церковью Московского Патриархата и Церковью Зарубежной?

— Вообще надо сказать, что канонизация Новомучеников, совершившаяся в нашей Церкви в августе 2000 г. была переломным моментом в наших отношениях с Зарубежной Церковью. Потому что Зарубежная Церковь убедилась, что главное обвинение, которое она выдвигала нашей Церкви — непочитание Новомучеников, совершенно отпадает. Одно дело, когда медленно по одному на протяжении полутора десятка лет канонизировались святитель Тихон Патриарх Российский и немногие другие отдельные святые — Елисавета Федоровна, митрополит Вениамин Петроградский… Другое дело, когда канонизирован великий сонм новомучеников во главе с Царской Семьей. Конечно, это произвело огромное впечатление и очень сильно подействовало на настроения членов Русской Зарубежной Церкви. Лед начал таять, и сейчас, в общем-то, почти ничего не осталось.

Читайте также:
Житие преподобного Амвросия Оптинского – полное жизнеописание, чудеса, мощи святого

— Вы говорили о канонизации и о почитании как о двух разных понятиях. Все-таки можно ли говорить о почитании?

Безусловно, канонизация может быть формальной, прямо скажем, она может упреждать всенародное почитание. Что касается Царственных Мучеников, то для меня совершенно очевидно, что это самые почитаемые из всех новомучеников

. Не буду утверждать, что это самые великие святые из всех новомучеников, не мне судить, кто более великий, и кто менее великий, и вообще это не тема для обсуждения. Но очевидно, что из всего сонма новомучеников самые почитаемые в народе — Царская Семья.
Беседу вел Сергей Чесноков
(Полная версия интервью опубликована в газете «Пасхальный огонь»)

Протоиерей Валентин Асмус: Судьба России была именно такой

Валентин Валентинович Асмус – это митрофорный протоирей Русской православной церкви.

Что значит митрофорный? Митрофорный – это человек, который имеет право носить особый головной убор, митру. А Валентин Валентинович как раз был удостоен такой чести.


Валентин Валентинович А́смус — священнослужитель Русской православной церкви, митрофорный протоиерей. Настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в Красном селе. Доцент Московской духовной академии, патролог, византолог.

день рождения Валентина Асмус

Родился Валентин Асмус 5 августа 1950 года в семье довольно известного философа Валентина Фердинандовича Асмуса. После учебы в школе Валентин Валентинович поступил в филологический факультет в Московский государственный университет.

В свои студенческие годы часто ходил в храм Ильи Пророка в Обыденском переулке, даже можно сказать, был его постоянным прихожанином.

Очень часто у отца Валентина спрашивают, почему он решил связать свою жизнь с церковью и служением Богу, ведь его отец философ. Почему же он не пошел по его стопам?

На что он отвечает:

«…Трудно сказать в двух словах о мировоззрении философа, тем более что детские впечатления далеки от философии. На меня не могло не повлиять то, что отец читал нам Библию. Он водил нас в Кремль, только что открытый для публики…».

«…Он предполагал, что я буду, так или иначе, на службе Церкви, и ничего не имел против этого. Он был убежден, что только Церковь может возродить Россию…».

Отец Валентина никогда не был против служения в Церкви

После Валентин оканчивает филологический университет в 1975 году.

И уже с 1975 по 1978 годы становится преподавателем латинского языка в Московском издательско-полиграфическом техникуме.

1 сентября 1978 года начинает преподавать в Московских духовных школах такие языки, как: латинский, церковнославянский, древнегреческий. А также преподает историю церкви, византологию, патрологию, каноническое право.

11 февраля 1979 года был рукоположён в сан диакона. Рукоположен был архиепископом Дмитровским Владимиром. С 1979 года он служил в храме святителя Николая в Кузнецах.

Как было принято решение о принятии сана, отец Валентин комментирует так:

«…Слава Богу, я никогда не принимал решения о рукоположении. Как говорил один епископ, кто считает себя достойным, тот — безумец…».

Валентин никогда не жаловался на свою жизнь – стойко выдерживал все испытания


В 1986 году он экстерном окончил Московскую духовную семинарию, а затем в 1990 году также экстерном заканчивает духовную академию в Москве.

4 февраля 1990 года был рукоположён в сан священника архиепископом Зарайским Алексием. После чего 25 февраля 1993 года возведён уже в сан протоиерея.

В 2000 году отец Валентин назначен настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы в Красном селе, где и находится по настоящий день.


Храма Покрова Пресвятой Богородицы расположен в районе Басманный, Центрального административного округа города Москвы. Здесь служит отец Валентин

В 2002 году ему присуждена академическая степень магистра богословия. С 2002 года он стал преподавателем Николо-Угрешской семинарии.

Смотрите также Биография священника Павла Островского

в этот день Протоирей Василий удостоен права ношения мирты


Митра – специальный головной убор, который одевается во время богослужения

В настоящее время он доцент Московской Духовной Академии и проживает в Москве.

Семья батюшки Валентина большая, он вдовец, но имеет 9 детей и 5 внуков

В свои 68 лет батюшка — вдовец, но у него есть 9 детей и 5 внуков.

Жену Валентина звали Инна Викторовна. Многие сочувствуют батюшке, как же он справляется с 9 детьми, без жены, ведь действительно одному тяжело поднять на ноги столько чад.


Личное фото из архива от дочери Валентина Асмуса – Ольги

Батюшка Валентин тепло говорит о своей семье:

«…У нас с покойной женой было полное единомыслие. Мы были рады нашим детям, как гражданам Царства Небесного и царства земного, как нашему утешению и опоре. Инна была прекраснейшей, самой самоотверженной матерью, с огромным чувством долга. Мы никогда не претендовали на то, что у нас «хватит сил», но всегда надеялись на Бога. Все наши дети — в Церкви. Старший сын — священник, младший — певчий. Старшая дочь пишет иконы. Все наши дети, кроме двух дочерей-монахинь, создали семьи и воспитывают детей…».

Впоследствии вот что рассказывает дочь батюшки Ольга о своей маме и своей семье:

«Нас девятеро: семь сестер и два брата. Наша мама закончила филфак, начала преподавать в университете, но потом познакомилась с папой, вышла замуж и стала нас рожать. Рожала она нас пятнадцать лет и в конце концов так и осталась домохозяйкой.

У нас всегда были гигантские сковородки, супы мама варила десятилитровыми кастрюлями — даже я не умею готовить на двоих. Мама, можно сказать, жила на кухне, это было ее царство. Детей сюда она не пускала, потому что если пустишь одного, набьются все — и негде будет развернуться.

Поэтому получилось, что она не учила нас готовить, не рассказывала своих рецептов.


Дочь Валентина Асмуса Ольга выросла в многодетной семье, и мама не учила их готовить. Но вкусы маминой стряпни она так хорошо запомнила, что готовит все то же самое на глаз

«Мама, можно сказать, жила на кухне — это было ее царство»

— говорит дочь Валентина Асмуса.

Ольга также рассказала о том, какое блюдо сделала ее мама, и как сильно оно всем понравилось:

«Так повелось, что самое большое столпотворение в нашей квартире случалось в праздники, а для нас, семьи священника, главными были Рождество и Пасха. В эти дни готовка начиналась с вечера, до ночной службы. Приходили помогать мамины подруги, а мы, дети, ждали праздника.

Мама пробовала разные блюда, но делать их надо было заранее, и гуси, утки, запеченная свинина — все остывало и было не очень вкусно. А у нас всегда была скороварка — такая гигантская кастрюлища. И вот в конце концов мама придумала делать в ней курицу с сухофруктами.

Гости хвалили сочетание соленого со сладким, наедались долгожданного после поста мяса, а нам было удобно, что еда не остывает, пока мы на службе».

Но все-таки она очень рада тому, что родилась в большой семье:

«Помню, как мы все отправлялись в церковь, и когда приходило время ехать домой, нас обычно кто-нибудь подвозил, только часто на всех приходилась одна машина. А нас минимум девять. Так что мы наталкивались в нее, как селедки в бочку, — и было тесно, конечно, но всегда страшно весело. Как всегда в большой семье».

Использованные материалы

  • Биография на сайте Правмира
  • Биография на сайте «Русское Православие»
Читайте также:
Святой Олег Брянский: в чем помогает, житие и мощи, память и почитание

[1] Состав Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви от 27 июля 2009 года —

[2] Архиепископ Верейский Евгений вручил дипломы доктора богословия

, официальный сайт Московского Патриархата, 17 июня 2014 года:

[3] В понедельник Светлой седмицы Предстоятель Русской Церкви совершил Литургию в Успенском соборе Московского Кремля

, официальный сайт Русской Православной Церкви, 21 апреля 2014 года:

Валентин Асмус — Лекции по истории Церкви

Лекции по истории Церкви

Человеческий элемент, человеческая сторона в Церкви имеет свое положительное значение и свою предназначенность. Однако человек — существо свободное. Человек не только служит Богу всей душой, иногда он восстает против Бога, подобно нашим прародителям. Человек иногда заблуждается. Думая служить Богу, он уклоняется от путей Божиих и становится, фактически, противником Божиим. Поэтому человеческий элемент в Церкви иногда играет и негативную роль. Церковь свята, потому что свят Бог. И Церковь имеет все для того, чтобы освящать каждого из людей, кто хочет истинно служить Богу. Но этой святости Церкви, которую мы утверждаем как верующие христиане, по видимости противоречит то, что в жизни христиан открывается много несовершенств, много грехов, много слабостей, много лжи и т. д. И мы не можем выбрасывать из круга нашего рассмотрения также и различные уклонения верующих людей от путей Божиих, иначе история Церкви была бы не полна. Самые распространенные пособия к изучению церковной истории:

1. Тальберг. История Христианской Церкви. Это довольно элементарная переработка дореволюционных учебников семинарского, соответственно, гимназического уровня.

2. Поснов. История Христианской Церкви. Поснов был профессором богословского факультета в Софийском Университете, Книга его была издана посмертно и весьма несовершенно. Она издавалась по рукописи людьми, которые не владели в полной мере историческим материалом, и там много всяких недочетов. Кроме того, этой книге свойственна определенная католическая тенденция, особенно в ее заключительной части, почему она и была издана брюссельским католическим издательством «Жизнь с Богом». Однако, в целом, это вполне добросовестное и довольно пространное описание первого тысячелетия церковной истории, к тому же снабженное богатой библиографией, в том числе и библиографией на иностранных языках.

3. Протопресвитер Александр Шмеман. Исторический путь православия. Автор — профессор Православного богословского института в Нью-Йорке, преимущественно литургист. Его книга, которую я назвал, составлена им в ранние годы его деятельности, когда он был еще преподавателем в Парижском институте Преподобного Сергия. Это как бы запись его лекций по церковной истории. Книга отличается живым изложением. Он не вдается в подробное описание фактов, пытается схватить смысл самых главных событий церковной истории.

4. И, наконец, книга корифея русской науки. Это посмертно изданные «Лекции по истории древней Церкви» Василия Васильевича Болотова. Болотов, умерший в 1900 г., был профессором Санкт-Петербургской Духовной Академии. Дореволюционные студенты отличались большим прилежанием. Они обычно сговаривались и записывали лекции так, что потом можно было, обработав эти записи, издать их. Обычно все профессора на правах рукописи издавали свои лекции в записи студентов. Болотов этого не делал по своей скромности, но зато когда он умер, его ученики собрали все, что могли, и получилось четыре больших тома, которые издавались вплоть до революции. Последний, четвертый том был издан даже в 1918 г.

5. У Карташова есть замечательная книга по истории Вселенских Соборов. Если она вам доступна, можете ею пользоваться. Это фундаментальная книга, которая вышла в Париже в 50-х годах. Кроме того, у Карташова есть и другие труды по истории древней Церкви.

Изучая церковную историю, мы должны обращаться не только к тому, что называется вторичной литературой, т. е. не только к трудам современных ученых или ученых недавнего прошлого, но также, по возможности, обращаться и к первоисточникам. Какие у нас есть первоисточники по церковной истории? Прежде всего, это, конечно, Священное Писание Нового Завета. Я должен сказать несколько слов также и о той истории Церкви, истории ее первых десятилетий, которая излагается в Новом Завете, тем более что каждая книга Нового Завета имеет, среди прочего, и историческое значение. Новый Завет часто совершенно уникальный источник по церковной истории, потому что внехристианские источники почти ничего не говорят о христианстве первых десятилетий, а другие христианские источники, скажем, апокрифические тексты Евангелия, Деяния и другие, — относятся к первым десятилетиям только по претензии и со слов их составителей. На самом деле это книги более позднего происхождения и гораздо менее достоверные исторически, хотя это не значит, что в них нет никакого исторического ядра.

Христианство развивалось преимущественно в пределах греко-римского мира, где существовала давняя и очень значительная историческая традиция. Христианские писатели примкнули к этой традиции. Так что христианская церковная история начала обрабатываться уже очень-очень давно. Уже и в первые века были исторические, в полном смысле этого слова, сочинения, а затем в первой половине IV века появился церковный историк Евсевий Кесарийский, которого почитают как отца церковной истории. Деятельность Евсевия Кесарийского вдохновила очень многих продолжателей. Практически все века церковной истории нашли в древности своих писателей и довольно солидно документированы. История православия изобилует различными катастрофами, и вот одно из самых славных событий в истории западноевропейской культуры, я имею в виду изобретение книгопечатания, по времени почти совпадает с величайшей катастрофой православия — падением Константинополя. После падения Константинополя начинается культурный упадок во всем православном мире, в то время как Запад продолжает наращивать свою культурную мощь. Поэтому нас не должно удивлять, что первые издания первоисточников церковной истории вышли на Западе. На Западе же появились и первые сводные труды по всемирной церковной истории. Эти труды создавались иногда в обстановке очень острой вероисповедной полемики, потому что церковная жизнь Запада была тоже не свободна от всяких потрясений. Скажем, в XVII веке в Европе шли самые кровопролитные войны исключительно на религиозной почве. Но спорящие стороны, а именно католики и протестанты, спорили не только с помощью оружия, но также и с помощью научных аргументов, и порой добивались здесь немалых достижений. Например, в Риме в начале XVII века для опровержения протестантской концепции церковной истории, написал свой знаменитый труд католический ученый Цезарь Бароний. Созданный с заведомо полемическими целями, да к тому же еще и католиком, он, тем не менее, нашел очень широкий круг читателей. По приказанию императора Петра Великого, он был издан в России в славяно-русском переводе, и у нас в XVIII веке на него ссылались не только православные авторы, но и полюбившие этот труд старообрядцы, которые даже переиздали его в начале нашего века в Москве. А в Московской Духовной Семинарии этим трудом пользуются до сих пор. Но я это говорю вовсе не для того, чтобы подшутить над семинаристами: заглянув в современные церковно-исторические сочинения, выходящие на Западе, вы увидите, что и там тоже встречаются до сих пор ссылки на Барония. Таким образом, труд этого ученого, составленный очень давно, до сих пор сохраняет свое значение. Еще большее значение имеет издание первоисточников, которое началось на Западе с самого начала книгопечатания. Самые замечательные успехи это книгоиздательское дело имело, пожалуй, в прошлом веке. Вам наверняка встречались в научной литературе такие аббревиатуры: PG. Эти две латинские литеры обозначают сводное издание всех греческих отцов и церковных писателей Patrologia Graeca. Издание это сделал французский аббат Минь в середине прошлого века. В нем 162 тома. Это тома большого формата. Как правило, творения греческих отцов снабжаются в этом издании латинскими переводами, а, кроме того, там даются всякие ценные примечания, научные диссертации в приложениях, индексы и т. д. Это издание до сих пор не превзойдено по объему. Дело в том, что аббат Минь ставил себе целью издать все, что можно. Современные издатели древних текстов себе такой цели не поставят, потому что относятся к своей задаче с гораздо большей основательностью. Для того чтобы издать текст какого-нибудь святоотеческого творения, они пересмотрят все его рукописи, какие имеются в библиотеках мира. Если это творение было популярно, и, следовательно, если сохранились десятки его рукописей, то задача издателя становится очень трудной. Вот почему и в наше время Минь остается непревзойденным по полноте собранием греческих отцов. Однако научная недостаточность этого издания стала ощущаться очень рано, и уже в XIX века появились серии, которые ставили себе целью хотя бы в какой-то части заменить патрологию Миня. Так в Берлине издавалась и до сих пор издается серия, которая называется «Греческие христианские писатели трех первых веков». Впоследствии цели издателей этой серии расширились, и она стала включать в себя писателей последующих веков. С 40-х гг. нашего века в Париже выходит замечательная серия «Христианские источники». В этой серии вышло уже около 550 томов. Там выходят в основном греческие христианские писатели древности, но наряду с ними также латинские, сирийские, армянские и иные. Восточные церковные писатели издаются в этой серии в одном только французском переводе. Греческие и латинские отцы издаются в оригинале, с параллельным переводом. Некоторые тексты, причем важнейшие, были впервые изданы в этой серии. Например, в ней вышло полное собрание творений преп. Симеона Нового Богослова, одного из самых известных изучаемых в наше время византийских отцов. Так что историко-церковная наука не стоит на месте, и последние десятилетия ознаменованы новыми и значительными ее успехами.

Читайте также:
Пафнутий Боровский: житие чудотворца, почитание и дни памяти, в чем помогает

Протоиерей Валентин Асмус: Судьба России была именно такой

Валентин Валентинович Асмус – это митрофорный протоирей Русской православной церкви.

Что значит митрофорный? Митрофорный – это человек, который имеет право носить особый головной убор, митру. А Валентин Валентинович как раз был удостоен такой чести.


Валентин Валентинович А́смус — священнослужитель Русской православной церкви, митрофорный протоиерей. Настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в Красном селе. Доцент Московской духовной академии, патролог, византолог.

день рождения Валентина Асмус

Родился Валентин Асмус 5 августа 1950 года в семье довольно известного философа Валентина Фердинандовича Асмуса. После учебы в школе Валентин Валентинович поступил в филологический факультет в Московский государственный университет.

В свои студенческие годы часто ходил в храм Ильи Пророка в Обыденском переулке, даже можно сказать, был его постоянным прихожанином.

Очень часто у отца Валентина спрашивают, почему он решил связать свою жизнь с церковью и служением Богу, ведь его отец философ. Почему же он не пошел по его стопам?

На что он отвечает:

«…Трудно сказать в двух словах о мировоззрении философа, тем более что детские впечатления далеки от философии. На меня не могло не повлиять то, что отец читал нам Библию. Он водил нас в Кремль, только что открытый для публики…».

«…Он предполагал, что я буду, так или иначе, на службе Церкви, и ничего не имел против этого. Он был убежден, что только Церковь может возродить Россию…».

Отец Валентина никогда не был против служения в Церкви

После Валентин оканчивает филологический университет в 1975 году.

И уже с 1975 по 1978 годы становится преподавателем латинского языка в Московском издательско-полиграфическом техникуме.

1 сентября 1978 года начинает преподавать в Московских духовных школах такие языки, как: латинский, церковнославянский, древнегреческий. А также преподает историю церкви, византологию, патрологию, каноническое право.

11 февраля 1979 года был рукоположён в сан диакона. Рукоположен был архиепископом Дмитровским Владимиром. С 1979 года он служил в храме святителя Николая в Кузнецах.

Как было принято решение о принятии сана, отец Валентин комментирует так:

«…Слава Богу, я никогда не принимал решения о рукоположении. Как говорил один епископ, кто считает себя достойным, тот — безумец…».

Валентин никогда не жаловался на свою жизнь – стойко выдерживал все испытания


В 1986 году он экстерном окончил Московскую духовную семинарию, а затем в 1990 году также экстерном заканчивает духовную академию в Москве.

4 февраля 1990 года был рукоположён в сан священника архиепископом Зарайским Алексием. После чего 25 февраля 1993 года возведён уже в сан протоиерея.

В 2000 году отец Валентин назначен настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы в Красном селе, где и находится по настоящий день.


Храма Покрова Пресвятой Богородицы расположен в районе Басманный, Центрального административного округа города Москвы. Здесь служит отец Валентин

В 2002 году ему присуждена академическая степень магистра богословия. С 2002 года он стал преподавателем Николо-Угрешской семинарии.

Смотрите также Биография священника Павла Островского

в этот день Протоирей Василий удостоен права ношения мирты


Митра – специальный головной убор, который одевается во время богослужения

В настоящее время он доцент Московской Духовной Академии и проживает в Москве.

Семья батюшки Валентина большая, он вдовец, но имеет 9 детей и 5 внуков

В свои 68 лет батюшка — вдовец, но у него есть 9 детей и 5 внуков.

Жену Валентина звали Инна Викторовна. Многие сочувствуют батюшке, как же он справляется с 9 детьми, без жены, ведь действительно одному тяжело поднять на ноги столько чад.


Личное фото из архива от дочери Валентина Асмуса – Ольги

Батюшка Валентин тепло говорит о своей семье:

«…У нас с покойной женой было полное единомыслие. Мы были рады нашим детям, как гражданам Царства Небесного и царства земного, как нашему утешению и опоре. Инна была прекраснейшей, самой самоотверженной матерью, с огромным чувством долга. Мы никогда не претендовали на то, что у нас «хватит сил», но всегда надеялись на Бога. Все наши дети — в Церкви. Старший сын — священник, младший — певчий. Старшая дочь пишет иконы. Все наши дети, кроме двух дочерей-монахинь, создали семьи и воспитывают детей…».

Впоследствии вот что рассказывает дочь батюшки Ольга о своей маме и своей семье:

«Нас девятеро: семь сестер и два брата. Наша мама закончила филфак, начала преподавать в университете, но потом познакомилась с папой, вышла замуж и стала нас рожать. Рожала она нас пятнадцать лет и в конце концов так и осталась домохозяйкой.

У нас всегда были гигантские сковородки, супы мама варила десятилитровыми кастрюлями — даже я не умею готовить на двоих. Мама, можно сказать, жила на кухне, это было ее царство. Детей сюда она не пускала, потому что если пустишь одного, набьются все — и негде будет развернуться.

Читайте также:
Святой Андрей Критский - житие и труды, мощи и дни памяти, творчество

Поэтому получилось, что она не учила нас готовить, не рассказывала своих рецептов.


Дочь Валентина Асмуса Ольга выросла в многодетной семье, и мама не учила их готовить. Но вкусы маминой стряпни она так хорошо запомнила, что готовит все то же самое на глаз

«Мама, можно сказать, жила на кухне — это было ее царство»

— говорит дочь Валентина Асмуса.

Ольга также рассказала о том, какое блюдо сделала ее мама, и как сильно оно всем понравилось:

«Так повелось, что самое большое столпотворение в нашей квартире случалось в праздники, а для нас, семьи священника, главными были Рождество и Пасха. В эти дни готовка начиналась с вечера, до ночной службы. Приходили помогать мамины подруги, а мы, дети, ждали праздника.

Мама пробовала разные блюда, но делать их надо было заранее, и гуси, утки, запеченная свинина — все остывало и было не очень вкусно. А у нас всегда была скороварка — такая гигантская кастрюлища. И вот в конце концов мама придумала делать в ней курицу с сухофруктами.

Гости хвалили сочетание соленого со сладким, наедались долгожданного после поста мяса, а нам было удобно, что еда не остывает, пока мы на службе».

Но все-таки она очень рада тому, что родилась в большой семье:

«Помню, как мы все отправлялись в церковь, и когда приходило время ехать домой, нас обычно кто-нибудь подвозил, только часто на всех приходилась одна машина. А нас минимум девять. Так что мы наталкивались в нее, как селедки в бочку, — и было тесно, конечно, но всегда страшно весело. Как всегда в большой семье».

протоиерей Валентин Асмус

Родился в г. Москве в семье известного философа Валентина Фердинандовича Асмуса (1894 — 1975).

Валентин Валентинович Асмус учился на филологическом факультете (классическое отделение) Московского Государственного Университета им. М. В. Ломоносова, который окончил в 1975 году. В студенческие годы о. Валентин Асмус был прихожанином храма Ильи Пророка в Обыденском переулке г. Москвы. С 1975 по 1978 годы Валентин Валентинович Асмус преподавал латинский язык в Московском издательско-полиграфическом техникуме им. И. Федорова. В это время его духовным отцом становится протоиерей Всеволод Шпиллер (1902 – 1984), настоятель Николо-Кузнецкого храма с 1951 по 1984 гг. «Я обязан своим церковным воспитанием Николо-Кузнецкому храму» — говорит о. Валентин. Приходские традиции Николо-Кузнецкого храма (активное участие прихожан в таинствах Святой Церкви, частое чтение лекций по русской истории, литературе, христианскому искусству, работа воскресной школы, работа кружка церковного пения для всех желающих, работа библиотеки, воскресными вечерами приходят на занятия взрослые люди, сознательно стремящиеся воцерковиться…) сохраняются и в его приходе.

11 февраля 1979 года о. Валентин Асмус был рукоположен в сан диакона архиепископом Дмитровским Владимиром (Сабоданом, в последствии митрополит Киевский и всея Украины).

4 февраля 1990 года о. Валентин был рукоположен в сан священника архиепископом Астанайским и Алматинским Алексием (Кутеповым, ныне глава Тульской и Белевской епархии).

25 февраля 1993 года о. Валентин возведен в сан протоиерея.

С 1 сентября 1978 года – преподавал в Московских Духовных школах предметы: латинский язык, церковнославянский язык, византология, древнегреческий язык, история церкви, патрология (учение об отцах церкви, от греч. patér), история поместных православных церквей, каноническое право.

В настоящее время о. Валентин является доцентом Московской Духовной Академии (МДА), членом Ученого совета Православного Свято-Тихоновского Богословского Института (ПСТБИ), преподавателем Николо-Угрешской семинарии, с 2002 г. имеет звание Магистра богословия.

В настоящее время о. Валентин Асмус активно участвует в работе по созданию Богословской энциклопедии.

До назначения настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы в Красном селе г. Москве (в 2000 году) по благословению Патриарха Московского и Всея Руси Алексия, о. Валентин постоянно служил в Храме свт. Николая Угодника в Кузнецах.

Отец Валентин проживает в Москве, женат и имеет девять детей и пять внуков. Жена – Инна Викторовна.

Асмус В.Ф.. Книги онлайн

Валентин Фердинандович Асмус (18 декабря 1894 года, Киев — 4 июня 1975 года, Москва) — советский философ, логик, историк философии, историк и теоретик эстетики, литературовед. Доктор философских наук (1940), профессор (1935). Профессор МГУ. Действительный член Международного института философии (Париж).

В.Ф. Асмус в семье служащего, обрусевшего немца. Окончил Киевское реальное училище и Отделение философии и русской словесности Киевского университета (1919); философии учился у А. Н. Гилярова, В. В. Зеньковского, Е. В. Спекторского. В студенческие годы отличался, опубликовав работу «О задачах музыкальной критики» (1916), получив премию за конкурсное сочинение об отношении мировоззрения Л. Н. Толстого к философии Б. Спинозы и выступив после занятия города белыми войсками с резко антибольшевистской статьёй «О великом пленении русской культуры».

С 1928 г. Асмус живёт в Москве, преподаёт в Институте красной профессуры, в Академии коммунистического воспитания, в Московском институте истории, философии и литературы (МИФЛИ), на этнологическом факультете МГУ, пишет историко-философские работы, подвергается идеологическим «проработкам» в связи с кампанией против «меньшевиствующего идеализма».

В середине 1930-х гг. Асмус активно занимается историей и теорией эстетики, в 1935 г. вступает в Союз писателей. В 1940 г. защищает докторскую диссертацию («Эстетика классической Греции», Институт философии АН СССР). С 1939 г. работает в Московском университете (МГУ), со дня воссоздания философского факультета (1941) — профессор этого факультета.

За участие в подготовке «Истории философии»(1940-1943)становится лауреатом Сталинской премии (1943), и за него же подвергается, в числе прочих авторов, очередной «проработке» в 1944 г.

В 1946 г. Асмус активно включается в работу по возрождению в СССР логики как области исследований и учебного предмета, преподаёт на курсах по подготовке вузовских преподавателей логики, затем поступает на работу на вновь созданную кафедру логики философского факультета МГУ.

В 1952 г. Асмус выступает одним из преподавателей логики (наряду с П. С. Новиковым и С. А. Яновской) на курсах, организованных Лекторием МГУ. Вслед за этим им была опубликована небольшая работа «Учение логики о доказательстве и опровержении» (1954).

В 1960 г. коллеги по факультету пытались осудить Асмуса за сочувственную речь на похоронах Б. Л. Пастернака, с которым он был при жизни дружен, но их инициатива не была поддержана партийным начальством, и Асмус смог продолжать работу в МГУ.

Асмус — автор многих статей в «Философской энциклопедии»(1960-1970), включая статьи о древнегреческой философии, Аристотеле, Канте, Фихте, Шеллинге, Шопенгауэре, участвует в «Большой советской энциклопедии», «Литературной энциклопедии» и многих словарях. В 1969-1971 издательство Московского университета опубликовало двухтомные «Избранные произведения» В.Ф. Асмуса.

В. Ф. Асмус — один из немногих российских философов советского периода, продолжающих издаваться и активно изучаться, а также один из немногих, достаточно хорошо известных в странах Запада. За рубежом он известен, в основном, как кантовед.

Книги (16)

В книге подробно рассматривается развитие античной философии от периода становления (милетская и пифагорейская школы) к взлету высокой классики (Сократ, Платон, Аристотель) и далее к учениям эпохи эллинизма (стоицизм, скептицизм, эпикуреизм).

Завершает исследование обзор эволюции неоплатонизма, оказавшего особое влияние на становление христианской патристики.

Читайте также:
Иов Многострадальный: житие и история святого, дни памяти

В книге «Античные мыслители об искусстве» собраны отрывки из произведений древнегреческих и древнеримских философов и писателей, посвященные вопросам искусства.

Даны высказывания Гераклита, Демокрита, Аристофана, Платона, Аристотеля, Плотина и др. Вводная статья В. Асмуса освещает историческое место и значение этих высказываний.

Настоящий сборник избранных трудов В.Ф. Асмуса по эстетике является первым томом в серии публикаций «Из истории советской эстетики и теории искусства».

Предлагаемая книга «Декарт» задумана как история научной и философской деятельности Декарта — величайшего мыслителя Франции, одного из основоположников науки и философии нового времени.

Его биография — яркая страница из истории борьбы, возникающей в XVII веке новой науки, в первую очередь нового естествознания и новой математики, против науки и мировоззрения схоластики.

В предлагаемой книге с позиций марксизма рассматривается система Канта как исходная точна новейшей диалектики.

В короткое время Руссо стал прославленным писателем, могучим пробудителем мысли в Германии и в других странах Европы.

Его влияние объяснялось не только действием его философских идей, но и его искусством писателя. Что же представляло собой это учение, завоевавшее такой быстрый и блистательный, победоносный успех? Кто был его автор, какую жизнь вел он в своем обществе?

В этой книге Платон, один из крупнейших философов-идеалистов, представлен прежде всего как художник, мастер греческой прозы. Каждый из его диалогов — это не только философский спор, столкновение умов и мнений, но и драматическая сцена, конфликт живых людей, наделенных своим характером и мировоззрением.

Благодаря яркости изображения человеческих характеров, драматической напряженности, богатству, фантазии, диалоги Платона занимают почетное место не только в истории философии, но и в художественном наследии античного мира.

Кант – великое имя в истории мировой культуры, в истории не только немецкого народа, но и всего человечества. Он был новатором в области науки и в области философии. Он не только творец великой космогонической гипотезы, провозгласившей, что наша Вселенная есть развивающаяся Вселенная, что наша Земля имеет историю во времени. В философии он был возобновителем и даже зачинателем диалектики. Именно с Канта ведет начало течение диалектического материализма.

Книга известного советского философа, лауреата Государственной премии Валентина Фердинандовича Асмуса посвящена актуальным, но мало освещенным в нашей историко-философской литературе проблемам.

Настоящий учебник, написанный в 1947 году известным российским специалистом в области истории философии, логики и литературоведения В.Ф. Асмусом, стал в свое время первой работой по формальной логике, вышедшей в СССР после долгого периода нигилистического отношения к этому научному направлению.

Эта книга во многом положила начало не только изданию научно-педагогической литературы по логике, но и, без преувеличения, возвращению формальной логики в российскую систему образования.

В своем учебнике В.Ф. Асмус сохраняет и развивает лучшие традиции русской логической школы, опираясь на идеи М.И. Каринского и С.И. Поварнина.

Книга не утратила своего значения по настоящее время и будет полезной как для студентов вузов, изучающих логику, так и для всех желающих познакомиться с основами традиционной логики самостоятельно.

Предлагаемая работа «Маркс и буржуазный историзм» имеет целью, во-первых, выяснить принципиально-новое в исторической теории Маркса сравнительно с учениями предшествовавших Марксу историков и философов истории, во-вторых, сопоставить теоретическое достояние учения Маркса с некоторыми тенденциями философско-исторической мысли, характерными для буржуазной мысли эпохи империализма.

Автор рассматривает историю немецкой классической эстетики XVIII века, начиная с работ родоначальника этой науки А. Баумгартена.

В книге изложены теория искусства И. Винкельмана, эстетические воззрения Г. Лессинга и Ф. Шиллера, развитие эстетической проблемы в философии И. Канта.

Книга профессора В.Ф. Асмуса посвящена жизни и творчеству одного из величайших мыслителей древности — Платона.

Автор анализирует теорию познания Платона, его космологические идеи, учение об обществе и государстве, наглядно и выпукло прослеживая «анатомию» идеалистической мысли, которая воплощена в диалогах Платона. Вскрывая идейные истоки платоновского идеализма, автор показывает эволюцию мировоззрения Платона, его влияние на философию античности и на последующее развитие философии.

Данная публикация посвящена анализу философских теорий интуиции, сменявших друг друга в истории философии нового времени.

Особое внимание уделяется интуитивизму, одному из направлений философии XX века, и его критике. А так как учение об интуиции – на рациональной основе – возродилось в новейшей математике, где на него опираются весьма ценные достижения «интуиционистской» (конструктивистской) математики, то как одной из задач книги явилась задача противопоставления интуитивизму (типа Бергсона) не только учений об интуиции, выработанных математиками и рационалистами XVII в., но также и учений об интуиции, возникших в математике первой трети XX в.

Доказательство — не второстепенный и не случайный элемент квалифицированного мышления. Доказательство есть жизненный нерв научного мышления, первейшее и необходимейшее условие научности всякого утверждения.

В стремлении науки к доказательности обнаруживается одна из коренных и существеннейших черт научной мысли. Наука и научная мысль не терпят голословности. Научным любое утверждение становится только тогда, когда оно обосновано.

О естественнонаучных, философских и общественно-политических взглядах Иммануила Канта — родоначальника немецкой классической философии.

Страдание святых 40 мучеников Севастийских

Верующий в Меня, если и умрет, оживет.
Ин. 11, 25

В 313 году Святой Константин Великий издал указ, согласно которому христианам разрешалась свобода вероисповедания и они уравнивались в правах с язычниками. Но его соправитель Ликиний был убежденным язычником и в своей части империи решил искоренить христианство, которое значительно распространилось там. Ликиний готовился к войне против Константина и, боясь измены, решил очистить от христиан свое войско.

Страдание святых 40 мучеников Севастийских

В то время в одном армянском городе Севастии одним из военачальников был Агриколай, ревностный сторонник язычества. Под его началом была дружина из сорока каппадокийцев, храбрых воинов, которые вышли победителями из многих сражений. Все они были христианами. Когда воины отказались принести жертву языческим богам, Агриколай заключил их в темницу. Войны предались усердной молитве и однажды ночью услышали глас: «Претерпевший до конца, тот спасен будет».

На следующее утро воинов вновь привели к Агриколаю. На этот раз язычник пустил в ход лесть. Он стал восхвалять их мужество, молодость и силу и снова предложил им отречься от Христа и тем снискать себе честь и расположение самого императора. Снова услышав отказ, Агриколай велел заковать воинов. Однако старший из них, Кирион, сказал: «Император не давал тебе права налагать на нас оковы». Агриколай смутился и приказал отвести воинов в темницу без оков.

Через семь дней в Севастию прибыл знатный сановник Лисий и устроил суд над воинами. Святые твердо отвечали: «Возьми не только наше воинское звание, но и жизни наши, для нас нет ничего дороже Христа Бога». Тогда Лисий велел побить мучеников камнями. Но камни летели мимо цели; камень, брошенный Лисием попал в лицо Агриколаю. Мучители поняли, что Святых ограждает какая-то невидимая сила. В темнице воины провели ночь в молитве и снова услышали утешающий их голос Господа: «Верующий в Меня , если и умрет, оживет. Дерзайте и не страшитесь, ибо восприимете венцы нетленные».

На следующий день суд и допрос перед мучителем повторился, воины же остались непреклонны.

Стояла зима, был сильный мороз. Святых воинов раздели, повели к озеру, находившемуся недалеко от города, и поставили под стражей на льду на всю ночь. Чтобы сломить волю мучеников, неподалеку на берегу растопили баню. В первом часу ночи, когда холод стал нестерпимым, один из воинов не выдержал и бросился бегом к бане, но едва он переступил порог, как упал замертво. В третьем часу ночи Господь послал отраду мученикам: неожиданно стало светло, лед растаял, и вода в озере стала теплой. Все стражники спали, бодрствовал только один по имени Аглаий. Взглянув на озеро он увидел, что над головой каждого мученика появился светлый венец. Аглаий насчитал тридцать девять венцов и понял, что бежавший воин лишился своего венца. Тогда Аглаий разбудил остальных стражников, сбросил с себя одежду и сказал им: «И я – христианин!» – и присоединился к мученикам. Стоя в воде он молился: «Господи Боже, я верую в Тебя, в Которого эти воины веруют. Присоедини меня к ним, да сподоблюсь пострадать с Твоими рабами».

Читайте также:
Ангелина Сербская: биография блаженной, мощи и почитание, дни памяти

Наутро истязатели с удивлением увидели, что мученики живы, а их стражник Аглаий вместе с ними прославляет Христа. Тогда воинов вывели из воды и перебили им голени. Во время этой мучительной казни мать самого юного из воинов, Мелитона, убеждала сына не страшиться и претерпеть все до конца. Тела мучеников положили на колесницы и повезли на сожжение. Юный Мелитон еще дышал, и его оставили лежать на земле. Тогда мать подняла сына и на своих плечах понесла его вслед за колесницей. Когда Мелитон испустил последний вздох, мать положила его на колесницу рядом с телами его святых сподвижников. Тела святых были сожжены на костре, а обуглившиеся кости брошены в воду, чтобы христиане не собрали их.

Спустя три дня мученики явились во сне блаженному Петру, епископу Севастийскому, и повелели ему предать погребению их останки. Епископ с несколькими клириками ночью собрал останки славных мучеников и с честью похоронил их.

«Настольная книга священнослужителя», т. 3

Тропарь Севастийским мученикам

Страстоносцы всечестнии, воины Христовы четыредесяте, твердии оружницы: сквозе бо огнь и воду проидосте, и Ангелом сограждане бысте. С ними же молитеся Христу о иже верою хвалящих вас: слава Давшему вам крепость, слава Венчавшему вас, слава Подавающему вами всем исцеления.

«Всеславные страстотерпцы, мужественные бойцы, сорок воинов Христовых, вы прошли сквозь огонь и воду и стали согражданами Ангелов. С ними молитесь Христу о тех, кто воспевает вас: слава Давшему вам твердость, слава Увенчавшему вас, слава Тому, кто подает всем исцеления по вашим молитвам».

О святых Севастийских мучениках

Любителю мучеников наскучит ли когда творить память мучеников? Честь, воздаваемая добрым из наших сослужебников, есть доказательство нашего благорасположения к общему Владыке. Ибо несомненно, что восхваляющий мужей доблестных не преминет и сам подражать им в подобных обстоятельствах. Искренно ублажай претерпевшего мучение, чтоб и тебе соделаться мучеником в произволении, и без гонения, без огня, без бичей оказаться удостоенным одинаковых с ним наград. А нам открывается случай подвизаться не одному мученику, и не двум только мученикам, даже не десятью ограничивается число ублажаемых: но сорок мужей, у которых в раздельных телах была как бы одна душа, в согласии и единомыслии веры показали одинаковое терпение в мучениях, одинаковую стойкость за истину. Все подобны один другому, все равны духом, равны подвигом; посему и удостоены равночеснтых венцов славы.

Что же делал преобладавший тогда? Он был искусен и обилен в средствах, то обольщать ласками, то совращать угрозами. И их сперва хотел очаровать ласками, пытаясь ослабить в них силу благочестия. Он говорил: «Не выдавайте своей юности; не променивайте этой сладостной жизни на безвременную смерть. Привыкшим отличаться доблестью в бранях не прилично умиреть смертию злодеев». Сверх сего обещал им деньги. И это давал им, и почести у царя, и одарял чинми, и хотел одолеть тысячами выдумок. Поелику же они неподдались такому искушению, обратился к другому роду ухищрений: стращал их побоями, смертями, изведанием несноснейших мучений.

Так действовал он! Что же мученики? Говорят: «Для чего, богопротивник, уловляешь нас, предлагая нам эти блага, чтоб отпали мы от живого Бога и поработились погибельным демонам? Для чего столько даешь, сколько стараешься отнять? Ненавижу дар, который влечет за собою вред; не принимаю чести, которая бывает матерью бесчестия. Даешь деньги, но они здесь остаются. Делаешь известным царю, но отчуждаешь от Царя истинного. Что так скупо и так не много предлагаешь нам из мирского? Нами презрен и целый мир. С вожделенным для нас упованием нейдет и в сравнение видимое. Видишь это небо: как прекрасно смотреть на него, как оно величественно! Видишь землю: как она пространна и какие на ней чудеса! Ничто из этого не равняется блаженству праведных. Ибо это преходит, а наши блага пребывают. Желаю одного дара – венца правды; стремлюсь к одной славе – к славе в Царстве Небесном. Ревную о почести горней: боюсь мучения, но мучения в геене. Тот огонь мне страшен, а этот, которым вы угрожаете, мне сослужебен. Он умеет уважать тех, которые уважают идолов. Стрелы младенец, как рассуждаю, язвы ваши (Пс. 63, 8), потому что поражаешь ты тело, а оно, если долго выдерживает удары, светлее венчается, а если скоро изнемогает, избавится от таких судей-притеснителей, которые, взяв в услужение себе тело, усиливаетесь возобладать над душою, которые, если не будете предпочтены Богу нашему, как будто претерпев от нас крайнюю обиду, раздражаетесь и грозитесь этими страшными мучениями, ставя нам в вину благочестие. Но не найдете нас ни робкими, ни привязанными к жизни, ни легко приводимыми в ужас, и это потому, что любим Бога. Мы умеем терпеть, когда колесуют, вывертывают члены, жгут на огне; мы готовы принять всякий род истязаний».

Когда выслушал сие это человек гордый и бесчеловечный: не терпя дерзновения сих мужей и вскипев яростию, стал рассуждать сам с собою, какой бы найди ему способ, чтоб приготовить им смерть и продолжительную и вместе горькую. Нашел наконец, и смотрите, как жестока его выдумка! Обратив внимание на свойство страны, что она холодна, на время года, что оно зимнее, заметив ночь, в которую стужа простиралась до наибольшей степени, а притом дул еще и северный ветер, дал он приказание, всех их обнажив, уморить на открытом воздухе, заморозив среди города.

Выслушав тогда это повеление (рассуждай по этому о непобедимом мужестве мучеников), каждый с радостию сбросил с себя последний хитон, и все потекли на встречу смерти, какою грозила стужа, поощряя друг друга, как бы шли к расхищению добычи. «Не одежду скидаем с себя, – говорили они, – но отлагаем ветхого человека, тлеющего в похотех прелестных (Еф. 4, 22). Благодарим Тебя, Господи, что с этою одеждою свергаем с себя грех; чрез змия мы облеклись, чрез Христа совлечемся. Не будем держаться одежд ради рая, который потеряли. Тяжко ли для раба потерпеть, что терпел и Владыка? Лучше же сказать, и с самого Господа мы совлекли одежды. Это была дерзость воинов; они совлекли и разделили по себе Его одежды. Поэтому загладим собою на нас написанное обвинение. Жестока зима, но сладок рай; мучительно замерзнуть, но приятно упокоение. Не долго потерпим, и нас согреет Патриархово лоно. За одну ночь вменяем себе целый век. Пусть опаляется нога, только бы непрестанно, ликовать с Ангелами! Пусть отпадает рука, только бы иметь дерзновение воздевать ее ко Владыке! Сколько наших воинов пало в строю, сохраняя верность царю тленному? Ужели мы не пожертвуем своею жизнию из верности Царю истинному? Сколько человек, уличенных в преступлении, подверглись смерти злодеев? Ужели мы не вынесем смерти за правду? Не уклонимся товарищи, не обратим хребта диаволу. Есть у нас плоть, не пощадим ее. Поелику непременно должно умереть, то умрем, чтоб жить. Да будет жертва наша пред Тобою, Господи (Дан. 3, 40). Как жертва живая, благоугодная Тебе, да будем приняты мы, всесожигаемые сим хладом, – мы, приношение прекрасное, всесожжение новое, всеплодствуемое не огнем, но хладом».

Читайте также:
Вячеслав Чешский: житие и биография святого, дни памяти и почитание

Когда же мученики подвизались, а страж наблюдал, что произойдет: видит он необычайное зрелище, видит, что какие-то силы сходят с небес, и как бы раздают воинам великие дары от Царя. И всем прочим разделили они дары; одного только оставили они не награжденным, признав его недостойным Небесных почестей; и это был тот, который, вскоре отказавшись от страданий, перешел к противникам. Жалкое зрелище для праведных! Воин-беглец, первый из храбрых – пленник, овца Христова – добыча зверей. Но еще более было жалко, что он вечной жизни не достиг, и не насладился настоящею; потому что плоть тот час у него рассыпалась от действия на нее теплоты. Но как этот животолюбец пал, без всякой для себя пользы для себя преступив закон: так исполнитель казни, едва увидел, что он уклонился и пошел к бане, сам стал на место беглеца, и сбросив с себя одежды, присоединился к обнаженным, взывая в один голос со святыми: Я христианин! И внезапностию перемены изумив предстоящих, как число собою восполнил, так и своим присоединением облегчил скорбь об ослабевшем, поступив по примеру стоящих в строю, которые, как скоро падет кто в первом ряду, тотчас замещают его собою, чтоб убитым не разрывался у них ряд. Подобно этому поступил и сей. Видел он Небесные чудеса, познал истину, притек ко Владыке, стал сопричислен к мученикам! Иуда пошел прочь, а на место его введен Матфей! Подражателем стал Павловым вчерашний гонитель, а ныне благовествующий. И он имел звание свыше ни от человек, ни человеком (Гал. 1, 1). Уверовал во имя Господа нашего Иисуса Христа, крещен в Него не другим кем, но собственною верою, не в воде, но в крови своей.

Прошения ваши будут приличны мученикам. Юноши да подражают им, как сверстникам; отцы да молятся о том, чтоб быть родителями подобных детей; матери да изучают повествуемое о доброй матери. Ибо матерь одного из сих блаженных, увидев, что другие уже скончались от хлада, а сын ее по крепости сил и терпеливости в мучениях, еще дышит, когда исполнители казни оставили его в надежде, что переменится, сама, взяв собственными своими руками, положила его на колесницу, на которой везли прочих к костру. Вот в подлинном смысле матерь мученика! Она не пролила слезы малодушия, не произнесла ничего низкого и недостойного по времени; но говорит: «Иди, сын, в добрый путь со сверстниками и с товарищами; не отставай от сего лика; не позже других явись ко Владыке». Вот подлинно доброго корня добрая отрасль! Доблестная матерь показала, что питала его более догматами благочестия, нежели млеком. Так был он воспитан, так предпослан благочестивою матерью! А диавол остается посрамленным: потому что, восставив на мучеников всю тварь, увидел, что все побеждено доблестию их, – и ветреная ночь, и холод страны, и время года, и обнажение тел.

Святый лик! Священная дружина! Непоколебимый полк! Общие хранители человеческого рода! Добрые сообщники в заботах, споспешники в молитве, самые сильные ходатаи, светила вселенной, цвет церквей! Вас не земля сокрыла, но прияло Небо; вам отверзлись врата рая. Зрелище достойное Ангельского воинства, достойное патриархов, пророков, праведников; мужи в самом цвете юности презревшие жизнь, паче родителей, паче детей возлюбившие Господа! Находясь в возрасте наиболее полном жизни, вменили они ни во что временную жизнь, чтобы прославить Бога в членах своих: став позором миру, Ангелом и человеком (1 Кор. 11, 9), восставили падших, утвердили колеблющихся, усугубили ревность в благочестивых. Все, воздвигнув один победный памятник за благочестие, украсились одним венцом правды, о Христе Иисусе, Господе нашем, Которому слава и держава во веки веков! Аминь.

Сорок мучеников Севастийских: история праздника, иконы, обычаи, рецепты (+Видео, аудио)

22 марта Православная Церковь вспоминает страдания сорока мучеников Севастийских (320 год по Р.Х.). Святые были римскими легионерами и погибли, как и многие их современники-христиане, за отказ поклониться языческим богам.

История

Примечательно, что эти сорок мучеников погибли уже после принятия Миланского эдикта — указа «о веротерпимости», принятого святым равноапостольным императором Константином. Однако они жили и служили на той части Римской империи, которой в тот момент правил соправитель Константина — Ликиний, убежденный язычник.

В своей части империи Лициний решил искоренить христианство, которое значительно там распространилось. Дело было в том, что он готовился к войне против Константина и, боясь измены, решил очистить от христиан свое войско.

В то время в одном армянском городе Севастии одним из военачальников был Агриколай, ревностный сторонник язычества. Под его началом была дружина из сорока каппадокийцев, храбрых воинов, которые вышли победителями из многих сражений. Все они были христианами. Когда воины отказались принести жертву языческим богам, Агриколай заключил их в темницу. Войны предались усердной молитве и однажды ночью услышали глас: «Претерпевший до конца, тот спасен будет».

На следующее утро воинов вновь привели к Агриколаю. На этот раз язычник пустил в ход лесть. Он стал восхвалять их мужество, молодость и силу и снова предложил им отречься от Христа и тем снискать себе честь и расположение самого императора. Снова услышав отказ, Агриколай велел заковать воинов. Однако старший из них, Кирион, сказал: «Император не давал тебе права налагать на нас оковы». Агриколай смутился и приказал отвести воинов в темницу без оков.

Через семь дней в Севастию прибыл знатный сановник Лисий и устроил суд над воинами. Святые твердо отвечали: «Возьми не только наше воинское звание, но и жизни наши, для нас нет ничего дороже Христа Бога». Тогда Лисий велел побить мучеников камнями. Но камни летели мимо цели; камень, брошенный Лисием попал в лицо Агриколаю. Мучители поняли, что Святых ограждает какая-то невидимая сила. В темнице воины провели ночь в молитве и снова услышали утешающий их голос Господа: «Верующий в Меня , если и умрет, оживет. Дерзайте и не страшитесь, ибо примете венцы нетленные».

На следующий день суд и допрос перед мучителем повторился, воины же остались непреклонны.

Сорок мучеников Севастийских и святые воины. Византийский триптих

Стояла зима, был сильный мороз. Святых воинов раздели, повели к озеру, находившемуся недалеко от города, и поставили под стражей на льду на всю ночь. Чтобы сломить волю мучеников, неподалеку на берегу растопили баню. В первом часу ночи, когда холод стал нестерпимым, один из воинов не выдержал и бросился бегом к бане, но едва он переступил порог, как упал замертво. В третьем часу ночи Господь послал отраду мученикам: неожиданно стало светло, лед растаял, и вода в озере стала теплой. Все стражники спали, бодрствовал только один по имени Аглаий.

Читайте также:
Житие равноапостольного князя Владимира – полное жизнеописание, чудеса и дни памяти святого

Взглянув на озеро он увидел, что над головой каждого мученика появился светлый венец. Аглаий насчитал тридцать девять венцов и понял, что бежавший воин лишился своего венца. Тогда Аглаий разбудил остальных стражников, сбросил с себя одежду и сказал им: «И я – христианин!» – и присоединился к мученикам. Стоя в воде он молился: «Господи Боже, я верую в Тебя, в Которого эти воины веруют. Присоедини меня к ним, да сподоблюсь пострадать с Твоими рабами».

Наутро истязатели с удивлением увидели, что мученики живы, а их стражник Аглаий вместе с ними прославляет Христа. Тогда воинов вывели из воды и перебили им голени. Во время этой мучительной казни мать самого юного из воинов, Мелитона, убеждала сына не страшиться и претерпеть все до конца. Тела мучеников положили на колесницы и повезли на сожжение. Юный Мелитон еще дышал, и его оставили лежать на земле. Тогда мать подняла сына и на своих плечах понесла его вслед за колесницей. Когда Мелитон испустил последний вздох, мать положила его на колесницу рядом с телами его святых сподвижников. Тела святых были сожжены на костре, а обуглившиеся кости брошены в воду, чтобы христиане не собрали их.

По прошествии трех дней святые мученики явились епископу г. Севастии Петру и сказали ему: «Приди ночью и вынеси нас». Блаженный епископ с благоговейными мужами из своего клира в темную ночь пришел на берег реки. Там они увидели дивное зрелище: кости святых сияли в воде, как звезды, светились и те места в реке, где лежали малейшие частицы их. Епископ собрал все до одной кости и частицы их и положил в достойном месте.

Имена мучеников сохранились: Кирион, Кандид, Домн, Исихий, Ираклий, Смарагд, Евноик, Валент, Вивиан, Клавдий, Приск, Феодул, Евтихий, Иоанн, Ксанфий, Илиан, Сисиний, Аггей, Аетий, Флавий, Акакий, Екдекий, Лисимах, Александр, Илий, Горгоний, Феофил, Домитиан, Гаий, Леонтий, Афанасий, Кирилл, Сакердон, Николай, Валерий, Филиктимон, Севериан, Худион, Мелитон и Аглай.

Празднование

Память святых 40 мучеников во всех древнейших месяцесловах относилась к кругу наиболее чтимых праздников и памятей святых. По Уставу в состав службы им входит 2 канона. В день их памяти облегчается строгость поста — разрешается вкушать вино и даже елей и предписывается непременно совершать Литургию Преждеосвященных Даров.

Тропарь Севастийским мученикам

Страстоносцы всечестнии, воины Христовы четыредесяте, твердии оружницы: сквозе бо огнь и воду проидосте, и Ангелом сограждане бысте. С ними же молитеся Христу о иже верою хвалящих вас: слава Давшему вам крепость, слава Венчавшему вас, слава Подавающему вами всем исцеления.

«Всеславные страстотерпцы, мужественные бойцы, сорок воинов Христовых, вы прошли сквозь огонь и воду и стали согражданами Ангелов. С ними молитесь Христу о тех, кто воспевает вас: слава Давшему вам твердость, слава Увенчавшему вас, слава Тому, кто подает всем исцеления по вашим молитвам».

Кондак

Все воинство мира оставльше, на Небесех Владыце прилепистеся, страстотерпцы Господни четыредесять, сквозе огнь бо и воду прошедше, блаженнии, достойно восприясте славу с Небес и венцев множества.

Стихира

Пророчески убо вопияше Давид во псалмех: проидохом сквозе огнь и воду, и извел ны еси в покой. Вы же, мученицы Христовы, самеми делы слово исполняюще, проидосте сквозе огнь и воду и внидосте в Царство Небесное. Темже молитеся, четыредесяте суще страдальцы, даровати нам велию милость.

Проповеди

Из проповеди, произнесенной 22 марта 2003 года Схиигуменом Авраамом (Рейдманом), духовником Ново-Тихвинского монастыря г. Екатеринбурга:

Что же помогло им это сделать? Что было в них такого, чего нет в нас? Сама история дает нам объяснение, в особенности история страданий сорока мучеников Севастийских. Мы видим, что, после того как они показали свое долготерпение, вдруг появился сверхъестественный Божественный свет, осиявший их и даже согревший воздух. Но главное – не то, что согрелись воздух и вода, в которой находились мученики, но то, что благодать Божия, этот Божественный свет проник в их души, в их сердца и как бы воссиял внутри них самих, тем самым сделав их способными к сверхчеловеческому мужеству.

Благодать Божия дала им силы вытерпеть то, что превышает возможности не только обыкновенного человека, но даже и какого-нибудь особенно твердого духом и, как бы мы сейчас сказали, сильного волей человека. Именно благодать Божия делает нас способными совершить нечто сверхъестественное. Она помогает нам вытерпеть все скорби, которые враг наш, дьявол, уготавливает нам, чтобы заставить свернуть с истинного пути. Иногда это действительно страшные скорби, какие постигли, например, мучеников Севастийских или новомучеников и исповедников российских, пострадавших в недавнее время. Но иногда дьявол незаметно мелкими скорбями и неприятностями, не требуя от нас явного отречения от Христа, тем не менее, заставляет нас вести себя не по-христиански. Мы же, недооценивая значения этих как будто бы незначительных происшествий, много и часто погрешаем – и на деле, как это ни прискорбно, как это ни страшно звучит, являемся отступниками.

Мы постоянно предаем евангельские заповеди, вменяя их ни во что, однако почему-то думаем, что если бы на нашу долю выпало какое-нибудь особенное испытание, вроде того, какое пришлось вытерпеть сорока мученикам Севастийским, то мы проявили бы твердость, потому что сознавали бы, что здесь речь явно идет о спасении или погибели, об исповедании Христа или отречении от Него. Но многих дьявол искушает именно мелочами – мелкими, ничтожными, незначительными происшествиями, легкими скорбями, маленькими соблазнами. Мы же не заботимся о том, чтобы в нас всегда была благодать Божия, не приобретаем ее усиленной молитвой, покаянием и тщательным исполнением своего христианского долга, то есть участием в богослужениях, постами и так далее.

Мы пренебрегаем понуждением себя к исполнению заповедей, пребываем в нерадении, небрежении и беспечности. Таким образом, мы теряем ту благодать, которую получили в Таинстве Крещения, которую получаем в Таинствах Исповеди и Причащения, и потому оказываемся бессильными перед бесчисленными кознями дьявольскими. Сейчас они мелкие, но кто знает, что будет завтра?

Обычаи

В России издавна был обычай в день памяти Севастийских мучеников лепить из теста и печь «жаворонков» — булочки в виде птиц. Почему именно жаворонки? Крестьяне, обращая внимание на то, что поющий жаворонок то взмывает ввысь, то камнем «падает» к земле, объясняли это особым дерзновением и смирением этих птиц пред Богом. Жаворонок быстро устремляется кверху, но, пораженный величием Господа, в глубоком благоговении склоняется вниз. Так жаворонки, по мысли наших благочестивых предков, изображали собой песнь славы Господу, вознесенную мучениками, их смирение и устремленность ввысь, в Царство Небесное, к Солнцу Правды — Христу.

Рецепт жаворонков:

Для теста: 2 кг муки, 50 г дрожжей, 250 г растительного масла, 1 стакан сахара, 0,5 л воды, щепотка соли.

Для смазки: сладкий крепкий чай.

Жаворонки делаются из крепкого, упругого теста.

Читайте также:
Житие святым благоверным князю Петру и княгине Февронии Муромским – жизнеописание, чудеса, мощи святых

Из куска хорошо выбродившего теста раскатывается валик, нарезается на куски массой примерно 100 г. Затем раскатываются жгуты, так, чтобы один конец был тонким и гибким — головка, а все тело потолще, удлиненное, его надо слегка примять пальцами. завязываются узлом, головке придается соответствующая форма.

Слегка примять пальцами хвостик, веерообразно надрезать ножиком сделать надрезы-перышки, Для крылышек тесто тонко раскатать, вырезать крылышко, надрезать перышки, смазать чаем, последняя деталь — изюминки-глазки.

Смазать поверхность настоем крепкого чая с сахаром, испечь.

Сорок мучеников в литературе и искусстве

Светлана Копылова. Сорок мучеников Севастийских

Сорок Севастийских мучеников

Приблизительное время чтения: 5 мин.

Житие 40 Севастийских мучеников

Сорок мучеников Севастийских — это святые первых веков христианства. Их житие оставило глубокий след в истории веры Христовой. В 313 году римский император святой Константин Великий дал христианам свободу. Но был в Риме и второй правитель — Ликиний. Ярый язычник, он не только замыслил возобновить гонения на верующих во Христа, но и готовился предать Константина и стать единоличным императором Рима. Начать массовые убийства предатель решил с военных, среди которых было немало последователей Спасителя.

В городе Севастии как раз было одно из таких — христианских — войск. Под началом язычника Агриколая находилась целая дружина христиан — сорок воинов, прославленных многими победами. По наущению Ликиния, Агриколай попытался заставить их принести жертву языческим богам, но те отказались, за что были брошены в тюрьму. Там воины молились Христу, и было им откровение, что «претерпевший до конца, тот спасен будет».

Наутро коварный Агриколай вновь попробовал склонить войско отречься от Спасителя. Но и во второй раз потерпел неудачу. Христиан вновь бросили в темницу. Через неделю их судили. Языческому суду отважные воины отвечали твердо: «Возьми не только наше воинское звание, но и жизни наши, для нас нет ничего дороже Христа Бога».

Мучеников хотели побить камнями, но булыжники не долетали до них — будто сам Дух Святой защищал их от смерти. И вновь заключили христиан в тюрьму. Во время молитвы они услышали: «Верующий в Меня, если и умрет, оживет. Дерзайте и не страшитесь, ибо восприимете венцы нетленные».

И вот, когда наступил морозный зимний день, мучеников привели к местному озеру и оставили там под стражей обнаженными, прямо на льду, где плескалась холодная вода. Рядом растопили баню, чтобы в смертной агонии воины отреклись от Христа и променяли Его на тепло. Но лишь один из страдальцев не выдержал и побежал к бане — и тут же упал перед ней замертво.

Под утро, когда один из охранников проснулся, то увидел сиющие нимбы над головами каждого из тридцати девяти христиан. Осознав, почему венцов только 39, он воскликнул: «И я — христианин!» – сбросил одежду и встал рядом с воинами. Утром воинов и стражника вывели из озера и перебили им ноги. Затем их тела на колесницах отвезли к костру и предали огню.

Когда после казни минуло три дня, святых воинов увидел во сне епископ Севастийский Петр — ему было сказано похоронить их останки. Вместе с помощниками он по косточке собрал святые мощи и предал их земле с молитвой.

Когда празднуется память сорока Севастийских мучеников

Память 40 мучеников, в Севастийском озере мучившихся, празднуется в Русской Православной Церкви 22 марта по новому стилю. Это непереходящий праздник, то есть дата его фиксирована.

Храм 40 Севастийских мучеников

Храм 40 Севастийских мучеников расположен в Москве недалеко от Новоспасского монастыря. Точный адрес храма: улица Динамовская, дом 28.

В 1640 году здесь, на Таганке, государь Михаил Федорович Романов, первый царь этой прославленной династии, определил, что здесь будут жить каменщики — строители стен монастыря и монастырского Спасо-Преображенского собора.

Когда работы по строительству закончились, каменщики никуда не уехали и осели здесь, на Таганке. Именно их ремесло дало название двум соседним улицам — Большие и Малые Каменщики. А вскоре, в 1645 году, недалеко от входа в обитель вырос новый храм — 40 Севастийских мучеников.

Молитвы святым сорока мученикам Севастийским

Молитва первая

О святии славнии страстоносцы Христовы четыредесяте, во граде Севастии Христа ради мужественно пострадавшии, чрез огнь бо и воду проидосте, и яко друзи Христовы в покой Небеснаго Царствия вшедше, имате велие дерзновение ко Пресвятей Троице ходатайствовати о роде христианском: наипаче же о почитающих святую память вашу, и с верою и любовию вас призывающих. Испросите у всещедраго Бога прощение согрешений наших и жития нашего исправление, да в покаянии и нелицемерной любви друг ко другу поживше, со дерзновением предстанем страшному судищу Христову, и вашим предстательством одесную праведнаго Судии предстанем. Ей, угодницы Божии, будите нам защитницы от всех враг видимых и невидимых, да под кровом святых ваших молитв избавимся от всех бед, зол и напастей до последняго дне жизни нашея, и тако прославим великое и достопокланяемое имя вседетельныя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва вторая

О страстотерпцы Христовы, во граде севастийстем мужественно пострадавшии, к вам, яко молитвенникам нашим усердно прибегаем и просим: испросите у Всещедраго Бога прощение согрешений наших и жития нашего исправление, да в покаянии и нелицемерной любви друг ко другу поживше, со дерзновением предстанем страшному судищу Христову и вашим предстательством одесную Праведнаго Судии предстанем. Ей, угодницы Божии, будите нам, рабам Божиим (имена), защитницы от всех враг видимых и невидимых, да под кровом святых ваших молитв избавимся от всех бед, зол и напастей до последнего дне жизни нашея, и тако прославим великое и достопоклоняемое имя Вседетельныя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Икона 40 Севастийских мучеников

В центре иконы 40 Cевастийских мучеников мы видим самих воинов. Они стоят на ледяном озере — нагие. Одни поддерживают других, некоторые пробуют хоть как-то спастись от мороза — их фигуры изображены в динамике. Также на иконе мы видим фигуру сорокового воина, который отступил от веры в Спасителя и бросился к бане, которую охранники, приставленные к мученикам, специально растопили для соблазна. Лицо отступника на иконе не пишется — это символ его предательства.

В нижнем углу иконы иконописцы изображают стражника Аглаийя. Именно он стал сороковым мучеником взамен отступника, когда увидел сияющие нимбы над головами воинов. Также на иконе пишется образ Спасителя, которые благословляющим жестом осеняет святых.

Народные традиции празднования дня памяти 40 Севастийских мучеников

На Руси церковный праздник — день памяти сорока мучеников Севастийских — называли Жаворонки или Сороки (с ударением на первый слог). Самый яркий обычай этого дня — печь постные булочки в виде птиц — «жаворонков».

На заставке: фрагмент – Фреска храма храма Пресвятой Богородицы Асину, Кипр, XII век. Фото Марии Черкашиной

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: